Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям

1. Бабуся в маршрутке. (Юмор, болталка, флудилка, игровая) от Юлия000 2. А что вы носите в своей сумке каждый день? (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от Сойка 3. Карякина-Какой волшебный день (Дом 2 новости) от Пидя 4. Тест: Какой бы диагноз вам поставил Фрейд? (Мистика, предсказания, психология и астрология) от simona963 5. Элина Камирен показала нового бойфренда (Дом 2 новости) от собака-кусака 6. По факту, стареющая дама с вываливающимися сиськами... (Дом 2 слухи) от Людмила0
7. Горбачев указал на ошибки Путина ... (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от irinka5 8. вот так издевается мой сын, где тут здоровьё возмёшь? (Колючие разговоры обо всём) от собака-кусака 9. Ирина Пинчук опозорилась на девичнике Александры Черно (Дом 2 слухи) от fortyna 10. Деффчонки и мальчишки! Поболтаем обо всём! (Юмор, болталка, флудилка, игровая) от Галина586 11. Что вы будете готовить на Новый год? (Кулинария и вокруг нее) от Натуська 12. Щепотка новогоднего настроения (Лучшие воспоминания эпохи СССР) от fortyna

Дневники, мемуары, воспоминания (балет)  (Прочитано 260 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Миссис уксус

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 55043
  • Имя: Лариса
  • Карма: 206756
3
Мариус Петипа. Дневники.

1903 г.

19 января. Вечером бенефис г-на Кшесинского — шестьдесят пять лет артистической деятельности. Дают в 203-й раз «Дочь фараона». Танцуют г-жи Кшесинская, Преображенская и г-н Гердт. Театр не полный. Государь и государыня не приехали. Были вдовствующая императрица и наследник. Сбор 6649 р. 13 коп.

8 апреля. В Училище репетируют «Спящую красавицу» с г-жой Кшесинской. Объявляю себя больным. Не хочу репетировать

13 апреля. Вечером 100-й спектакль «Спящей красавицы». Я не поехал в балет из-за этой злюки и свиньи — г-жи Кшесинской. Преображенская Кошечку танцевать не будет — будет Трефилова. Прогулка по Летнему саду.


Мариус Петипа. Мемуары.

... Теперь перейду к апофеозу моей артистической карьеры; я должен рассказать — для того чтобы оправдать себя как балетмейстера, — при каких обстоятельствах был поставлен мной балет «Волшебное зеркало».

Во время репетиций этого балета, который заказан мне был не г-ном Теляковским, а еще князем Волконским, я почувствовал, что против меня и этого балета что-то затевается. Г-жа Кшесинская, артистка, обязанная мне всей своей карьерой, тоже участвовала в этом заговоре, мстя мне за то, что я в бенефис ее батюшки не приветствовал его речью, — но у меня болело горло, я не в состоянии был говорить пред публикой, да и вообще не обязан я говорить речи на каждом бенефисе.

[Приведу одно из писем ее: «Очень дорогой и крайне любезный господин Петипа!
Вы были так любезны, что на просьбу мою ответили обещанием бросить гениальный взгляд Ваш (в подлиннике: donner votre coup d’oeil genial) на мое исполнение, когда я буду репетировать свое па с Кякштом. Вернувшись домой, я поняла, что для Парижа нужно Ваше вдохновение, а не фантазия Вашей покорнейшей слуги. Я обращаюсь поэтому к Вам, дражайший г. Петипа, с просьбой сочинить для меня очень, очень хорошенькое pas de deux и обещаю, что Вам за меня не стыдно будет. Я выбрала для этого па музыку из последнего действия Коппелии. Я остаюсь еще здесь понедельник и вторник и надеюсь, что Вы будете столь любезны и приготовите мне в эти два дня мое па. Примите заранее выражение благодарности очень Вам преданной Матильды Кшесинской».]

Участвовал в этой интриге и г-н Головин, художник-декадент, разумеется, чтобы подладиться к директору. А когда поднялся занавес, публика при виде его декорации с гномами разразилась хохотом. Художник Головин тяготеет к декадентскому искусству, а кроме того, человек он крайне неучтивый. Три раза писал я ему по вопросам, связанным с декорациями этого балета, а он мне даже не ответил. Пусть публика сама скажет, как таких людей называют.
По окончании генеральной репетиции я решил отправиться к директору и умолять его позволить мне поставить в свой бенефис вместо этого какой-нибудь из старых балетов. Вдруг кто-то подкрадывается сзади, закрывает мне руками глаза и кричит: «Браво, браво, г-н Петипа. Это настоящий шедевр. Балет будет иметь огромный успех».
— Ваше превосходительство, он провалится, уверяю вас.
— Да нет, что вы, г-н Петипа! Рядом со мной в креслах сидел известный редактор московской газеты; тот тоже говорил: «Очаровательно, балет будет иметь огромный успех».
Назавтра вечером — театр переполнен, в царской ложе государь и вся императорская семья. Тот, кто присутствовал на этом спектакле, помнит, должно быть, какие саркастические возгласы раздавались в публике — впрочем, что же в этом удивительного. Высокие колпаки на мужчинах, как я уже писал однажды, сползали им на плечи, а танцовщицы, которые должны были изображать цветы бессмертника, были в костюмах нимф. Словом, все было отвратительно, не были даже готовы костюмы и декорации.
Накануне спектакля пришли меня просить, чтобы я отложил мой бенефис, но на это я не согласился, ведь все билеты были уже проданы. Слава богу, что хоть двор, публика и газеты признали удачными поставленные мною танцы.
Поистине грустные наступили времена, сердце кровью обливается, когда подумаешь, что у тебя крадут твои сочинения, а ты даже и протестовать не можешь.
При постановке «Корсара» в бенефис г-жи Гранцовой я сочинил новый номер «Оживленный сад». Это па балетмейстер г-н Хлюстин дает в Москве в Большом театре и при этом имеет наглость ставить на афише свое имя, между тем как я в Петербурге и, слава богу, еще жив. То же и г-н Горский, который ставит заново моего «Дон Кихота», «Эсмеральду» г-на Перро, «Конька», «Золотую рыбку» Сен-Леона, мою «Дочь фараона», уродуя все эти балеты и вдобавок имеет еще глупость заставлять танцевать египтян в профиль!
[Ведь не интриговал же я против действительно талантливого, дельного и сведущего покойного Льва Иванова, предоставляя ему самому ставить или ставя вместе с ним много балетов, причем на афишах всегда об этом упоминалось. Так, еще в 1893 году мы вместе с ним сочинили и поставили балет «Золушка»; в 1887 году мы с ним поставили «Гарлемский тюльпан»; в 1896 году известный балет Чайковского «Лебединое озеро»; в 1892 году г. Лев Иванов по моему сценарию один поставил и сочинил все танцы балета «Щелкунчик».
Как видите, действительно талантливых, способных и знающих балетмейстеров я не устранял, не интриговал против них, а был, напротив, в самых дружеских с ними отношениях, и с наслаждением видел в них людей, способных поддерживать балет наш на надлежащей высоте.
Кого из молодых балетмейстеров выдвинул г. Теляковский, устранив меня, старика? Он командировал своего невежу и невежду адъютанта г. Крупенского за границу, чтоб найти там балетмейстера. Привез он ему сначала г-на Коппини, который прослужил без году неделю, а затем некоего г. Бергера, которого сам же г. Теляковский счел нужным уволить на первой же репетиции, не дав ему пойти дальше первого действия.
А ведь г. Крупенский катался за границу на казенный счет? А ведь г.г. Коппини и Бергер тоже не даром ездили в Петербург? За отказ пришлось им уплачивать неустойки; надо было знать, что делаешь, раньше чем подписывать контракты с такими балетмейстерами. Плачут казенные денежки, но зато г. Крупенский вводит порядок в балете, а г. Теляковский перестраивает все по-новому, оставаясь при одном только старом обычае: казенных денег не жалеть и проделывать на казенный счет всякие эксперименты собственного и присных своих измышления.]
Я создал балетную труппу, о которой публика говорила: это лучший балет в Европе. И это потому, что я выдвигал на сцену истинно талантливых артистов, а не каких-то бездарных учеников, ибо всегда трудился ради великого искусства хореографии.
Во всякой труппе, безразлично какой, совершенно необходим образованный, справедливый и воспитанный режиссер, который добился бы к себе уважения.
Нет такого балетного представления, где бы не использовались мои па, но при этом их не удосуживаются даже как следует отрепетировать да еще забывают упомянуть на афише мое имя. Пример: в балете «Тщетная предосторожность» г-жа Преображенская и г-н Легат исполнили pas de deux, который на афише значился как сочинение г-на Н. Легата. В это па они целиком вставили мою вариацию, и г-жа Преображенская имела громадный успех, вполне, конечно, ею заслуженный.

* * *

Вера Петипа. "Наша семья".

В 1903 году, когда я окончила театральную школу, у отца были большие неприятности с дирекцией. В это время отец работал над постановкой балета «Волшебное зеркало», а новый директор императорских театров Теляковский на каждом шагу тормозил его работу, делал нелепые замечания, которые утомляли отца, задерживали и отрывали его внимание от главного.

Я оказалась свидетельницей отцовских неприятностей с дирекцией, так как была занята в танце звезд. При мне отец раскрывал свой замысел этой сказки: ночь с ее светилами сменяется пробуждающимся днем, от величаво восходящего солнца расходятся солнечные лучи (их олицетворяла артистка О. О. Преображенская с ансамблем), которые, прогоняя ночь, разбрасывают блики и оживляют уснувшую природу. Все это было исковеркано в оформлении и освещении. От большого нервного потрясения отец в результате слег, пораженный односторонним параличом. Он проболел семь лет и был уже не в состоянии вернуться к работе, только изредка приезжал, но артисты часто приходили к нему за советом.

* * *

Завершал свою работу Петипа с Владимиром Теляковским, который в начале ХХ века считал, что Петипа устарел и чем скорее удастся сдвинуть его в отставку, тем лучше. Своего добился, старик ушел в отставку, уехал в Гурзуф и там доживал последние годы. Большого прогресса в подведомственном двору балете после этого не случилось. Петипа яростно ревновал к поднимающейся славе Александра Горского (дирекция командировала того в Москву переносить балеты Петипа в Большой, а молодой хореограф не перенес, но основательно переделал «Дон Кихота» — и переделал так эффектно, что после и в Мариинском театре взяли его редакцию; подлинного спектакля Петипа не сохранилось, сейчас его пробуют восстанавливать балетмейстеры-реставраторы).

Фото: Сцена из балета «Спящая красавица», Мариинский театр, первая постановка. 1890 год.
«Спящая красавица» — одно из выдающихся явлений в истории мировой хореографии XIX века. Это произведение, наиболее совершенное в творчестве Петипа, подводит итог трудным, не всегда успешным, но упорным поискам хореографа в области балетного симфонизма. В известной мере оно подытоживает и весь путь хореографического искусства XIX века».
Иван Петров


Онлайн Галина586

  • Колючая команда
  • Друг
  • Сообщений: 5460
  • Карма: 20787
Дневники, мемуары, воспоминания (балет)
« Ответ #1 : 08 Декабрь 2018, 23:55 »
  • 1
Ларочка, спасибо, интересно!!!  :flower3: :flower3: :flower3:

Оффлайн Миссис уксус

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 55043
  • Имя: Лариса
  • Карма: 206756
Дневники, мемуары, воспоминания (балет)
« Ответ #2 : 09 Декабрь 2018, 01:54 »
  • 1
Ларочка, спасибо, интересно!!!  :flower3: :flower3: :flower3:
Галочка!  :dart: :love005:


Теги:
 



Размер занимаемой памяти: 6 мегабайт.
Страница сгенерирована за 0.172 секунд. Запросов: 45.