Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям

7. умные мысли. из инета)))) (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от Максима 8. ЕСЛИ СЪЕДАТЬ ОДИН СОЛЕНЫЙ ОГУРЕЦ В ДЕНЬ, ВОТ КАКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПРОИЗОЙДУТ С МОЗГОМ (Здоровье, физкультприветы и диеты) от Женя z 9. Тест с оптическими иллюзиями: что вы увидите на изображениях? (Мистика, предсказания, психология и астрология) от Фросильда 10. Айка,поздравляем с пятилетием!!! (Праздники и поздравления) от Дышите Глубже 11. Ольга Бузова победила Дом 2? (Дом 2 новости) от Дуэнья 12. Больная звезда в нищете: актриса советского кино молит о помощи (Музыка и новости шоу-бизнеса) от Malinna

Вся жизнь Карла Мая, создателя Виннету и жанра вестерн, является причудливым спл  (Прочитано 225 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Миссис уксус

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 54845
  • Имя: Лариса
  • Карма: 206005
0
Вся жизнь Карла Мая, создателя Виннету и жанра вестерн, является причудливым сплавом реальности и мифов. Писатель и поэт Карл Фридрих Май (1842-1912 годы), или, как его называли, немецкий Фенимор Купер, — фигура сложная. Определить, где в биографии писателя правда, а где вымысел, непросто даже исследователям его творчества.

Полное имя: Май Карл Фридрих (нем. Karl Friedrich May)
Родился: 25 февраля 1842 года, Хоэнштайн-Эрнстталь, Германия
Умер: 30 марта 1912 года, Радебойль, Германия

Карл во младенчестве ослеп, а в пять лет прозрел. Став учителем, получил место в школе и тут же его потерял. То его обвиняли в похищении шести свечей в семинарии, то искала полиция в связи с кражей карманных часов у соседа по общежитию. В «послужном списке» Карла Мая — конокрадство, попытка похитить бильярдные шары в ресторане, дерзкие побеги.

Свобода начинается в застенках
Карл был осуждён за бродяжничество и за то, что выдавал себя за сына богатого плантатора. В тюрьмах Германии и Чехии он пробыл в общей сложности 12 лет.

Именно на нарах Май понял, что будет литератором. В тюрьмах были неплохие библиотеки, и он получил туда доступ. Однажды Карл был назначен заведующим тюремной библиотекой и получил возможность не просто много читать, но и составить список интересных тем, которые можно использовать в писательской работе. Созданный им в серии романов образ Виннету — свободолюбивого и гордого вождя индейцев в стране, где Май до 66 лет никогда не бывал, — брал своё начало в застенках.

Красиво врать не запретишь
Своё литературное восхождение Карл Май начал в 32 года с мистификаций. Когда в католической газете он выступил с репортажами из Курдистана и Стамбула, обнаружилась масса неточностей. Выяснилось, что он знал об этих местах исключительно из книг. Немцы, ценящие достоверность, были возмущены. А потом Карл заявил, что имеет докторскую степь, хотя никогда не учился в университете.

Он решительно смешивал реальность и вымысел, творя главный миф — собственную биографию. Придумав Олда Шаттерхенда, справедливого белого человека, ставшего другом и кровным братом молодого вождя индейцев Виннету, Карл Май говорил о своём герое так увлекательно и убедительно, что читатель соотносил Олда с автором.

Май придумывал себе имена и события собственной жизни — и притом неустанно, десятилетиями. Врачи называют это псевдологией — патологической склонностью ко лжи.

Впрочем, именно это и привлекало в Мае людей. Герман Кант, глава Союза писателей ГДР, сказал о Карле Мае: «Великолепный саксонский лжец! Да прославится твоё многажды попранное имя! Благодарю тебя, гениальный фантазёр из Хоэнштайна, за тысячу и одну ночь, полную порохового дыма и грома копыт, благодарю тебя за Солнце экватора и дали прерий».

Прямиком из прерий?
Время от времени появлялись фотоснимки Карла Мая в охотничьем снаряжении в стиле Олда (то с винтовкой, то с сигарой), которые выставлялись в книжных магазинах рядом с новыми романами о жизни на Диком Западе. Поэтому в сознание читателя он вошёл и как участник событий.

Олда, одинокого скитальца-охотника, Май изобразил знатоком нескольких европейских языков, а кроме того, языков апачей и навахо, сиу и команчей, ютов и кайова, а также шести диалектов. При этом Карл распространял легенду о том, что он владеет 1200 языками и диалектами, тогда как знал только немецкий.

Время от времени Май преображался. Он перемежал изображения «под Олда» с фотосессиями на индейские темы, обряжаясь в наряд вождя апачей с томагавком, луком и трубкой мира. Литературные критики впоследствии замечали: видимо, никто из немцев не удивился бы, если бы над могилой Карла Мая вместо скорбящих ангелов с крыльями были изображены индейцы в уборе из перьев. В выдумки Мая верили охотнее, чем в реальные факты его биографии.

Книги — это праздник
Люди устают от прозы жизни. Им хочется яркого и незабываемого. И Карл Май даёт им это. И среди его книг, большей частью о местах, где он никогда не бывал и которые попросту выдумал, как, к примеру, Ардистан и Джиннистан, его романы о Виннету оказались самыми востребованными.

Его романы, в которые вплелись впечатления нищего детства, криминальной юности и авантюрной зрелости, читают взахлёб и взрослые, и дети. Ими увлекались в своё время Альберт Эйнштейн, Томас Манн, Алексей Толстой. По романам поставлены десятки фильмов и спектаклей. Книги Карла Мая переведены на 40 языков.
Когда Май писал про дальние страны, он был в долгах. Денег для поездок не было. Свои путешествия он совершил в конце жизни, после того как большинство его приключенческих романов были опубликованы, а Виннету стал признанным героем. «В местностях, описанных им в книгах, Май никогда не бывал, — отметил в 1912 году писатель Макс Брод. — Тем лучше! Поэтому он достоин восхищения».

Как выглядит роман
На севере Германии, близ городка Бад-Зегеберг в земле Шлезвиг-Гольштейн, Карл Май не был. Но именно здесь ежегодно воскресает история Виннету. Жизнь заштатного городка текла бы, как и раньше, если бы не инициатива почитателей Карла Мая. В начале 1950 годов они предложили преобразить Бад-Зегеберг в индейскую деревню. Местная власть подхватила идею и выделила 25000 марок на представление. Сегодня на этот праздник тратится свыше миллиона евро. Зато и гостей больше: в немецкий городок съезжается несколько сот тысяч человек.
Бад-Зегеберг превратился в площадку, где оживают персонажи романов Мая. Индейская деревня и типичный американский городок воссозданы по описанию Мая — с горами, лошадьми, кострами, салунами…

Разноликий Виннету и Май
Перед зрителями прошло 15 актёров, исполняющих роль Виннету. Самому старшему из них, Пьеру Брису, сегодня 84 года, самому молодому, Эролу Сандеру, — 44. Для кого-то образ благородного индейца был проходным эпизодом. А вот для Пьера Бриса и Гойко Митича Виннету оказался во многом определяющим.

Большинство исполнителей роли Виннету — немцы. Но Ян Соснюк, Виннету образца 2013 года, — актёр польского происхождения. Его ровесник Эрол Сандер — турецкого происхождения, Пьер Брис — француз, а Гойко Митич — серб.
То, что к воплощению индейца оказались причастны представители многих европейских народов, говорит о притягательности образа. В основе феномена — понятие о настоящей мужской дружбе, честности и порядочности, взаимовыручке и воинской доблести. Возможно, это то, чего не хватало самому писателю.

Кто же он, Карл Май? Саксонский аферист, создатель романтического образа или вдохновенный лжец? Наверное, всего понемногу. Многие из читателей до сих пор верят в то, что автор провёл лучшие годы в седле, раскуривая на Диком Западе трубку мира с коренными обитателями прерий. Никому и в голову не приходит, что истории про Виннету придумал человек, который никогда за свою 70-летнюю жизнь прерий так и не увидел.

Имя Карла Мая — как поплавок на неверной воде. Оно то утопало, то всплывало в немецкой истории. Западная Германия его чтила, Восточная предала забвению. Ну а как же — сам Гитлер назвал однажды Карла Мая своим любимым писателем. Понятно, почему Карл Май не издавался в Советском Союзе.

Индейцы — предмет идеологического разногласия
Возвращение писателю доброго имени начиналось благодаря культу Дикого Запада, который зародился в Европе в 1960 годах. На экраны хлынул поток фильмов про индейцев, снятых в Испании, Италии, на Канарских островах. За дело взялись и кинематографисты ФРГ. Это были экранизации произведений Карла Мая. Съёмки проходили на территории Югославии — там пейзажи были похожи на североамериканские. На роль Виннету взяли француза Пьера Бриса. А во второстепенных ролях снимался молодой, прекрасно сложенный красавец серб Гойко Митич.
Его-то и решило использовать киношное начальство ГДР. Оно решило снять свои вестерны с упором на социальную проблематику сюжетов, показав борьбу угнетённых за свои права.

Вестерны киностудии ДЕФА с Гойко Митичем Виннету были экранизациями романов не Карла Мая, а писательницы из ГДР Лизелотты Вельскопф-Хенрих. Её трилогия «Сыновья Большой Медведицы», посвящённая племени дакота, — не чета фантазиям Мая. Вельскопф-Хенрих была учёным-этнографом, долгое время жила с индейцами, знала их обычаи и языки.

Мая, виновного лишь в том, что им увлекался фюрер, реабилитировали только спустя много лет после его смерти. Но ни фантазёру Карлу, ни реалистке Лизелотте благородных аборигенов Америки спасти не удалось. Об их традициях сегодня можно узнать только из экспозиций музеев и этнографических инсценировок на фестивалях Карла Мая.

Вечные мальчишки
Гойко Митич. Орлиный профиль, рельефный торс, зоркий взгляд, тренированное тело. Он нырял, поднимался по отвесным скалам, скакал, управлял пирогой. После выхода фильма «Сыновья Большой Медведицы» безвестный студент из Югославии в одночасье стал кумиром.

Постаревший (все же 73 года), но все ещё харизматичный Гойко Митич и нынче обаятелен. Он превосходно знает немецкий и классика индейских романов читал в подлиннике. За плечами — дюжина фильмов, где ему довелось исполнить роли Чингачгука, Текумсе и других индейцев.
Герой взрослеет. Мир меняется. А чувства? Гойко Митич, исполнитель роли Виннету на фестивале в Бад-Зегеберге, вспоминает: «Во время очередного монолога часто замечал, как все семь тысяч зрителей в амфитеатре разом замолкают. Тема справедливости близка людям».
Гойко не может забыть экспонат, увиденный им несколько лет назад в Берлине, на первой выставке, посвящённой Карлу Маю. На одной из фотографий Май лежит на земле в засаде, как герой вестерна, в любую минуту готовый выстрелить из своей «серебряной винтовки», которая упоминалась в одном из его романов.

Кажется, что Карл Май так и не стал взрослым. Как, наверное, и Гойко Митич, да и каждый из тех, кто любит читать про Виннету.
Тамара Киселёва






Теги:
 



Размер занимаемой памяти: 6 мегабайт.
Страница сгенерирована за 0.282 секунд. Запросов: 43.