Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям

1. Деффчонки и мальчишки! Поболтаем обо всём! (Юмор, болталка, флудилка, игровая) от Крохаминипут 2. kamirenofficialgroupПринцесса 👑 (Дом 2 новости) от Ivajena 3. Немного позитива в пятницу))) (картинки) (В мире животных) от elenaershova 4. В семнадцать лет Саша Черно была привлекательной девушкой (Дом 2 новости) от Дуэнья 5. Рекорды Медведевой и Загитовой аннулированы  (Новости спорта и спортивные события) от КалюНатка 6. Зачем Майе Донцовой нужна помощь мамы? (Дом 2 слухи) от Дуэнья

Фотография  (Прочитано 790 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Котюня

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 10974
  • Имя: Ольга
  • Карма: 63378
Фотография
« : 13 Март 2018, 18:42 »
7
Фотография
Автор: Любовь Аширова


***
- Мне страшно. Очень страшно. Помогите мне, пожалуйста.

Девушка плотнее закуталась в длинный кардиган и скрестила руки на груди, пытаясь унять дрожь в хрупком теле. В тёплом кабинете городской поликлиники её бил озноб, сковывал движения и окрашивал её измученное лицо в мертвенно-белый цвет.
 
Врач, пожилая женщина в маленьких очках в металлической оправе, подняла глаза на пациентку и отложила в сторону синюю шариковую ручку. 

- Вы о чём?

- О ней, -  шёпотом ответила девушка и, быстро оглянувшись назад, прикрыла глаза узкой ладонью. – Старуха. Она здесь.

Врач выглянула из-за плеча пациентки и, не увидев ничего, кроме входной двери, белой ширмы и стенного шкафа, недовольно кашлянула в кулак.

- Вы абсолютно здоровы, Анна, - сухо проговорила она и, записав что-то в медицинской карточке, с чувством захлопнула её. – А если Вас беспокоят всякие…гм…видения, то это не ко мне, а к психиатру. Всего хорошего!

Девушка кивнула головой и, стараясь не встречаться глазами с доктором, медленно побрела из кабинета, вцепившись обеими руками в сумку.

Не поверили.

Опять.

Анна неслышно закрыла за собой дверь, ничуть не сомневаясь в том, что после её ухода врач и медсестра начнут бурно обсуждать её видения и страхи, которые вскоре станут достоянием всей поликлиники.

Видения? Нет.

Страхи? Да…

Девушка краем глаза заметила позади себя движение полупрозрачной фигуры и, спешно отвернувшись, заторопилась выйти из поликлиники на свежий воздух.
 
Сутулая старушка в цветастом платке.

Анна знала, что незнакомка непременно последует за нею, как и день, неделю, месяц назад. Дома, на работе, на отдыхе с семьёй или друзьями – вновь и вновь старуха возникала рядом с несчастной девушкой и просто смотрела на неё, поджав губы и сложив руки на груди.

Анна выбралась на бетонное, раскрошившееся по краям крыльцо городской поликлиники и подняла голову вверх. В безоблачно голубом небе едва заметно раскачивались светло-зелёные кроны тополей, которые окружали старое трёхэтажное здание из белого кирпича с давних лет, осыпая внутренний двор поликлиники то облаками белого пуха, то жёлтой листвой, то сломанными неугомонным ветром ветвями. В густой листве деревьев золотыми и серебряными бликами играло тёплое июньское солнце, обещая жителям маленького провинциального городка мягкий светлый вечер, окрашенный музыкой паркового духового оркестра, скрипом качелей, детским смехом и путаными следами на мокром песке местного пляжа.

«Поехать бы к морю…».

- Мама, смотри! У тёти крылья! Крылья!
 
Анна вздрогнула и, опустив голову, столкнулась взглядом с мальчиком четырёх лет, который восторженно на неё смотрел и никак не реагировал на свою мать, что изо всех сил тянула его в сторону.

- Извините, пожалуйста, - виновато проговорила женщина и, схватив сына за воротник джинсовой курточки, сердито прикрикнула. – Ну же! Что встал?!

- Крылья! – плачущим голосом повторил ребёнок и нехотя потащился за матерью под её нескончаемые крики.

Анна осторожно коснулась своей спины и, пожав плечами, направилась в центр города, чтобы по дороге домой купить себе и кошке еды. Городские тротуары зияли квадратными чёрными дырами, которые в свои лучшие годы были закрыты резной серой плиткой. Облупившиеся стены стандартных пятиэтажных домов, сломанные урны и старые автобусы так и кричали об упадке городского хозяйства. Анна обходила разбитые тротуары стороной и, придерживая правой рукой висящую на плече сумку, старалась не оглядываться назад. Она знала, что ничего не изменилось с выхода из поликлиники – за ней по-прежнему неотступно бредёт старушка в цветастом платке и впавшими тусклыми глазами следит за каждым её движением.

«Когда же она появилась? Ах, да, точно…».

Анна страдальчески поморщилась и потёрла внезапно занывшую грудь, боль от которой метнулась в левое плечо и обдала холодной волной всё тело.

Он ушёл внезапно. Ничего не объяснив, собрал все свои вещи и покинул дом, демонстративно выбросив ключи от её квартиры в мусорное ведро. Этой же бессонной ночью Анна курила на балконе и, с трудом оторвав потерянный взгляд от горящего в темноте кончика сигареты, увидела в отражении оконного стекла это мрачное лицо в платке с беззубым ртом.

Паника, крик, звонок подруге.

Заспанным голосом Людка сообщила, что привидений не существует и ничего страшного не произошло, чтобы ради этого её будить среди ночи.

- Тебе приснилось. На время-то хоть смотрела? Давай ложись, - проворчала она, и, шикнув на кого-то, со скрипом перевернулась на другой бок.

- Люд, она не уходит, - чуть не плача, дрожащим голосом произнесла Анна, забившись в угол комнаты с кошкой в руках. Молчаливая гостья стояла от неё в двух шагах и недовольно сжимала тонкие губы. – Что ей от меня нужно?!

- А я откуда знаю, - огрызнулась подруга и, бросив «Не выдумывай ерунду», отключилась.

Анна так задумалась о событиях прошлого месяца, что едва не прошла мимо супермаркета, возле которого  приплясывала ростовая кукла в виде медведя в красных штанах, а бодрый голос зазывалы обещал «чудные скидки в чудном магазине».

Молоко, кусок сыра, йогурт… Девушка посмотрела на себя в зеркало в молочном отделе и с трудом подавила в себе желание разрыдаться у всех на виду. Её некогда цветущий вид рассеялся как дым, оставив после себя тусклый цвет лица, тёмные круги под глазами и опасную для здоровья худобу. Вспомнив плоскую отцовскую шутку про «ключицы, которыми вместо ножа можно резать хлеб», Анна горько усмехнулась и побрела на кассу, заранее предвкушая вопросы кассирши, а по совместительству – свой бывшей одноклассницы. С рождения проживая в маленьком городе, начинаешь привыкать, что тут жители приходятся друг другу если не родственниками, то обязательно знакомыми или друзьями.

Бормоча под нос заученные ответы на стандартно глупые вопросы любопытной сотрудницы магазина, Анна не сразу заметила, как добралась до длинной очереди, которая начиналась у единственной кассы и заканчивалась в дальнем углу у овощных лотков.

- Что там случилось? – Анна поставила на пол корзину и выглянула из-за толпы, пытаясь разглядеть причину затора.

- Да вот, спорит кто-то…

- А я говорю, что просрочено! Вот что это?! Плесень!

Хорошо поставленный мужской голос гулким эхом раздавался по всему магазину, заглушая искусственно радостные вопли из динамиков, отчаянно рекламирующие очередной никому не нужный товар.

«И как я его раньше не услышала?».

Беспрестанно извиняясь, Анна пробралась к началу очереди и дебоширу, который сотрясал в воздухе перед носом красной кассирши куском хлеба и кричал на весь магазин.

- Нет, что за город! Никакого порядка! – молодой человек осёкся, заметив возле себя Анну и, прищурив медово-зелёные с поволокой глаза, добавил. – Только просроченная еда и зомби…

Девушка вспыхнула от возмущения и, оставив корзину с продуктами в сторону, выбежала из магазина, не слыша крики кассирши и ропот взволнованной толпы. Какой-то малолетка назвал её просроченным зомби! Да он… Анна смогла остановиться только в городском парке. Задыхаясь от быстрого бега, она прислонилась к стволу старого почтенного тополя и сжала в руке отчаянно коловший бок. Сумка болталась где-то сзади, перетянув ремнём её худое тело. Девушка судорожно перевела дыхание, чувствуя, как шумит в ушах, а сердце пытается вырваться из груди и выпасть на зелёную парковую траву.

- Ну, и куда Вы убежали?

Голос прямо над ухом заставил Анну вскрикнуть и упасть на землю, прижав к голове трясущиеся руки. Молодой человек в серой, не по размеру большой серой толстовке с надписью «Bad morning» держал в обеих руках по белому пакету с логотипом супермаркета и с презрением смотрел на лежащую у старого тополя девушку.

- Уж извините, помочь не смогу, - съязвил незнакомец и выразительно поднял пакеты вверх. – Вставайте сами.

- Что тебе нужно? – грубо ответила Анна. Дыхание постепенно приходило в норму, а праведный гнев заполнял душу клокочущей чёрной лавой. Она с трудом поднялась на ноги и очистила джинсы от налипших комьев тополиного пуха и листьев.

- Ничего, - ответил юноша, внимательно разглядывая что-то поверх Анниной головы. – Вид у тебя – отстой.

- Знаю, - огрызнулась девушка и повернулась спиной к незнакомцу, намереваясь идти домой.

- Да не у тебя, - добавил молодой человек. – У бабки.

- Что?! – Анна вытаращилась на незнакомца и мёртвой хваткой вцепилась ему в руку. – Ты видишь её? Видишь?!

- Ну, вижу. Отпусти, больно же!

Анна схватилась за голову и вновь просмотрела в странные, медово-зелёные глаза молодого человека. Он явно был не местный, иначе бы она его где-нибудь видела…. Заметив оживлённое волнение на осунувшемся лице девушки, незнакомец заухмылялся и самодовольно выпятил грудь.

«Он что, издевается?».

- Допустим, ты можешь её видеть, - успокоившись, сухо проговорила Анна. – И как она выглядит?

- Ну как, как… Обычная такая, старая, в платке с цветами. Платье примерно такое же…. О! По ходу, у неё нет зубов, вон как шамкает. Фу, отстой!

Анна медленно оглянулась назад. Старушка кивала головой, всё так же прижимая сухие ручки к груди. Девушка прищурилась и увидела, что костлявые кисти рук бабули были перевязаны коричневой бечёвкой наподобие той, которой мать каждое лето привязывает помидоры на даче.

- Бедолага, - картинно вздохнул юноша. – Так спешили её закопать, что забыли распутать руки…

- Закопать? – переспросила Анна и, немного подумав, взвизгнула. – Она мертва?! Мертва?!

- Ну, ты и тормоз! – воскликнул незнакомец, неожиданно переходя на «ты». – Нет, блин, она живая! И вообще, забирай свой пакет, мне тяжело.

- Это не мой пакет, - огрызнулась Анна.

- Как не твой-то? Молоко, кошачья еда. Мне такого и даром не надо.
 
Анна заглянула в протянутый пакет и молча забрала его себе. Отсчитав несколько сотен, она вручила деньги незнакомцу и кивком головы указала на угол красной пятиэтажки, которая выглядывала из-за тополиной рощи, подмигивая окнами в белых пластиковых рамах.

- Идём ко мне. Там и поговорим.

***
- Надевай тапки и проходи.

- Оке-е-ей, - протянул юноша, ранее представившийся Никитой, и послушно натянул предложенную обувь. Погладив по гладкой спине трёхшёрстную Мурку, которая тёрлась о его ноги, молодой человек спросил Анну, разбирающую на кухне покупки.

- Что-то убого тут у тебя…. Депрессия?

- Типа того, - буркнула девушка и с грохотом захлопнула дверцу холодильника.

- Тебе сколько лет?

- Двадцать девять.

- А выглядишь на сорок.

- Слушай, - Анна угрожающе помахала в воздухе зубчатым ножом для хлеба. – Если не прекратишь хамить, я спущу тебя с лестницы…

- Не спустишь, - Ник прошёл в кухню и включил горячую воду. – Давай сюда яблоки, помою.

«Да что не так с этой молодёжью?!».

После обеда Анна разлила по двум одинаковым белым кружкам травяной чай и подвинула гостю сахарницу с рафинадом.

- У меня из сладкого ничего нет, - сообщила она. – Только сахар.

- Пойдёт, - Ник отхлебнул чая и покосился в сторону. – Она говорит, что при жизни любила конфеты. Шоколадные.

- Кто? – не поняла Анна, но, вспомнив, хлопнула себя по лбу. – О господи! Я и забыла. Слушай, вот что ей от меня нужно, а? Я ведь даже её не знаю.

- Ну, это естественно, - юноша посерьёзнел и постучал чайной ложкой по столу. – Сначала сходим туда, где она лежит, а потом видно будет.

- Как мы её найдём?

- Так она сама покажет дорогу, - Никита поднялся из-за стола и схватил с пола свой рюкзак. – Я домой. Завтра в шесть утра жди меня у подъезда.

- Хорошо, - машинально ответила занятая своими мыслями Анна, но, спохватившись, повернулась к новому знакомому, который зашнуровывал кеды. – А где ты живёшь?

- В доме, - ехидно ответил юноша и выскользнул на лестничную площадку, захлопнув за собой дверь.

Девушка задумчиво посмотрела ему вслед и, вздохнув, сложила в раковину грязную посуду. Интересно: после появления призрачной старухи она превратилась в подобие человека, а сегодняшняя стычка с хамоватым парнишкой позволила на несколько минут ощутить тепло и запахи лета, которое с каждым днём ускользало от неё словно песок. Анна погладила утробно урчащую кошку и, стараясь не смотреть в угол кухни, где привидение шамкало беззубым ртом и, не отрываясь, смотрело в её сторону, прошла в свою единственную комнату.
 
« Последнее редактирование: 13 Март 2018, 19:07 от Котюня »


Оффлайн Котюня

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 10974
  • Имя: Ольга
  • Карма: 63378
Фотография
« Ответ #1 : 13 Март 2018, 18:42 »
  • 3
Маленькая квартира на пятом этаже кирпичного дома вмещала в себя старый высокий шифоньер, всегда разложенный диван с гобеленовой обивкой, письменный стол и пару деревянных стульев. Анна выбросила всё, что напоминало о недавнем счастливом прошлом на следующий день после того, как её сожитель ушёл восвояси, и не торопилась в Н-ск за новыми вещами, наслаждаясь чистотой и пустотой своего жилища. Девушка вышла на балкон и, приоткрыв застеклённую раму, достала из кармана домашних брюк зажигалку и пачку сигарет.

Наблюдая за тем, как беловатый дым растворяется в безоблачной синеве жаркого июньского дня, Анна не сразу услышала шум этажом ниже. Затушив сигарету о металлическую круглую пепельницу, она наклонилась вперёд и заглянула на соседский балкон снизу. 

- Совсем обнаглела! Дымит, как у себя дома! Эй, я тебе это говорю, зараза!
Анна столкнулась взглядами с соседкой и вопросительно подняла брови. Любительница писать жалобы и по любому поводу взывать участкового открыла рот, чтобы продолжить гневную тираду в адрес девушки, но неожиданно побледнела и попятилась назад. До Анны донёсся громкий стук балконной двери. Наступила благословенная тишина.

«И что это было?».

Анна проветрила балкон от сигаретного дыма и закрыла на щеколду все створки. На улице сгущались приятные сизые сумерки, путаясь в кронах старых тополей. Эти старые величественные деревья как бессменный символ Н-ской провинции олицетворяли собой невозмутимо вялую жизнь её жителей. Как только сумерки станут цвета черничного джема, в городском парке замаячат влюблённые парочки и люди со скачущими от радости собаками, которые терпеливо ждали своих хозяев после рабочего дня. Смех и собачий лай, крики и неожиданные песни под расстроенную гитару окружат дома и дворы саваном размеренного шума и стихнут только поздно ночью, когда Анна выпьет пару таблеток снотворного и погрузится в бездну чёрных снов.

Звонок у входной двери рвался к сознанию будто через толстое ватное одеяло, раздражая и без того измученный мозг.

Звяк, звяк, звяк.

Настойчивый звон перемежался громким стуком и глухими отрывками фраз. Не открывая глаз, Анна попыталась встать и громко закашлялась. Горло словно сдавили свинцовыми клешнями и привязали к дивану. Где-то над ухом истошно кричала кошка, пропустившая свой ранний шестичасовой завтрак, и теперь царапала лицо нерадивой хозяйке, призывая встать с постели.

Анна скатилась с дивана  и, ударившись головой о ножку стула, открыла глаза. Кашляя и потирая ушибленный лоб, она с трудом поднялась на ноги и побрела в коридор, где разрывался дверной звонок.

- Какого чёрта?! – обозлённый Ник ввалился в тесную прихожую новой знакомой и в сердцах захлопнул за собой дверь, едва не выломав её из косяка. – Сказал же – в шесть у подъезда. Так, какого ты…

Он осёкся и, схватив заспанную девушку за сутулые плечи, повернул её лицом к зеркалу. Анна вскрикнула и, окончательно проснувшись, попыталась закрыть руками опухшее лицо. Привязанная к ней старуха привязалась сильнее, перекинув связанные кисти рук ей на шею и положив голову на правое плечо несчастной. Видеть рядом со своим лицом обезумевшие впавшие глаза и беззубый рот мёртвой женщины было невыносимо, и Анна разрыдалась, царапая своё будто перетянутое ремнём горло.
 
- Кому же ты так могла насолить? – пробормотал Никита и, неуклюже похлопав всхлипывающую девушку по плечу, прошёлся по квартире и открыл настежь все окна, оставив на них москитные сетки. Прохладный утренний воздух с нотками начинающейся жары ворвался в дом и, раздувая плотные шторы и тюль, наполнил свежестью каждый его уголок, включая тяжёлую голову Анны.

Стало легче. 

Немного успокоившись, девушка побрела в ванную и, избегая взглядов в заляпанное зубной пастой зеркало, наспех умылась и встала под горячие водные струи. Уставившись в серый шов между кафельными плитками, Анна постепенно приходила в себя. Она слышала, как за стеной на кухне хозяйничает её новый знакомый: гремит посудой, разговаривает с Муркой, и напряжённо раздумывала, кому она могла помешать – простая работница единственного в городе цветочного салона. За что ей это? Почему?

Анна вытерлась махровым полотенцем и быстро облачилась в джинсы и свободную чёрную футболку. Повертев в руке косметичку, она забросила её на шкафчик и буквально выбежала из ванной.

В квартире пахло кофе.

- Ешь, - Ник подвинул бедной как смерть девушке тарелку с криво нарезанным хлебом и сыром. – Нам нужно выйти из квартиры до того, как проснутся соседи. Хорошо, что сегодня суббота…

- Не хочу никуда идти, - Анна отхлебнула кофе и, поморщившись, подлила в него молока.

- А надо, - назидательным тоном произнёс юноша и почесал за ушком мурчащую кошку, которая улеглась у него на коленях и, прищурившись, с опаской поглядывала на хозяйку. – Если не хочешь сплетен и пересудов…

- Мне уже всё равно.

- Я не про себя, - ухмыльнулся Ник и указал на правое плечо Анны. – Про неё. Ещё немного, и твою бабку сможет увидеть каждый...

- Этого ещё не хватало, - без эмоций проговорила девушка и с трудом проглотила кусочек сыра, который по вкусу напоминал пластилин.

- Пока она тебя не убила, ещё есть шанс, - сказал Никита и помешал ножом чёрный смоляной кофе в белоснежной чашке.

    Утро выдалось безоблачным и ясным. Самозабвенно чирикали воробьи, копошась в кронах деревьев и купаясь в лужах после короткого ночного дождя. Как только солнце вступит в свои законные права, лужи высохнут в считанные минуты и не оставят от себя ни единого следа, напоминающего об их недолгой жизни. Анна провожала безучастным взглядом каждое дерево и дом, напоминающие о её жизни в сонном городке под Н-ском. И думала о том, что от неё, как и от этих грязных луж, на следующее утро ничего не останется…

- …на…Анна! Приехали, выходи уже.

Девушка вздрогнула и вывалилась из такси, пропустив дорогу до городского кладбища, и перепалку Ника с водителем. Она закуталась в свой неизменный кардиган крупной вязки и, не поднимая головы, побрела за уверенно шагающим юношей. Унылая атмосфера бескрайнего кладбища сдавило Аннино горло с удвоенной силой, и она тяжело, с надрывом закашлялась, прикрыв рот длинным рукавом. Выцветшие венки и ленты, разбросанные конфеты и улыбающиеся лица мертвецов с могильных памятников и крестов закружили вокруг оглушённой девушки в сумасшедшем хороводе и, как бумажный фантик, смяли ей разболевшуюся голову. Двигаясь на ватных ногах, Анна чувствовала, как земля уходит из-под них, затягивая её в чёрную воронку неминуемой смерти…

Плохо дело!

- Это здесь, - Ник аккуратно обошёл старую заброшенную могилу и бумажной салфеткой стёр с выпуклого овального портрета толстый слой пыли. Покосившийся деревянный крест давно уже сгнил и навис над холмиком, который с течением безжалостного времени практически сравнялся с землёй.

- Ты её точно не знаешь?   

- Я же сказала, что нет.

- Посмотри на её даты рождения и смерти.

Анна наклонилась к кресту и, почувствовав тошноту, схватилась за горло. Сглотнув несколько раз тягучую слюну, она прищурилась и только тогда смогла разобрать цифры.

- Родилась первого марта тысяча девятьсот седьмого года…у меня день рождения тоже первого марта!

- Того же года?

- Заткнись, - обозлилась Анна и, вновь ощутив неожиданный прилив жизненных сил, перевела дыхание. – Смотри, её зовут так же, как и меня…. И вот что странно – её похоронили месяц назад, а могиле на вид сто лет в субботу.

- А ты как хотела, - отозвался Никита, разгребая берёзовой веткой землю. Под рыхлым чернозёмом желтела свежая глина, смешанная с фантиками дешёвых конфет. – Бабуля была явно никому не нужна, и её швырнули в старую могилу, чтобы не покупать ещё один участок, – юноша воткнул прутик в изголовье последнего пристанища незнакомки и отряхнул руки. – Здесь твоя фотография.

- Что? – не поняла Анна. – Где?

- В гробу у бабки, - недовольно проговорил Ник, ногой разравнивая разрытую им землю. – Вспоминай, кого ты могла выбесить в последнее время. Кроме меня, конечно, я тебя знаю всего лишь второй день…

- Вот язва, чёрт тебя дери! – Анна толкнула парня в бок и задумалась.
Её жизнь мало чем отличалась от жизни двух тысяч жителей этого городка. Детский сад, школа, филиал Н-ского института, подработка в ресторане официанткой, стажировка и работа в банке, курсы флориста, работа в цветочном магазине, квартира в наследство… Родители, друзья, учителя и преподаватели, начальники, соседи, парень. Что не так?! Где подвох?

- Не знаю, - наконец, сказала Анна. – И если ты такой умный, хоть бы мне подсказал.     

- У меня есть пара идей, но они тебе не понравятся, - сообщил Ник и, вытащив из кармана необъятной толстовки горсть шоколадных конфет «Мишка косолапый», щедро посыпал ими могилу старушки. – Будет лучше, если ты додумаешься сама.

- Вот спасибо, - съязвила Анна. – И когда же это произойдёт? Когда она меня задушит?

- Видишь дату её смерти?

- Двадцатого мая, и что?

- У тебя срок до двадцатого июня, - сказал молодой человек и вышел за оградку.

- Стоп, это же завтра! – заорала Анна и схватилась за всклокоченную голову. – Так скоро?!

- Месяц, - назидательным тоном проговорил Ник. – Завтра истекает месяц, как тебя подставили. Месяц, как от тебя сбежал парень. Месяц, как за тобой таскается старуха. И завтра, ровно через месяц, ты умрёшь, - добавил он.

У Анны закружилась голова. Вместо страха и боли она чувствовала только ненависть и безграничную злобу к тому, кто подложил её фотографию в гроб почившей бабки. У неё не так много фотографий не только в социальных сетях, но и в альбомах в шкафу, если не считать фотокарточек школьных лет.

Немного успокоившись, девушка похлопала себя по животу и взглянула на Ника, который с любопытством рассматривал нестройные ряды разнообразных могил. Каких только памятников здесь не было! И кресты, и мраморные плиты, и металлические фигуры. Анна, как и все жители городка, знала, что белый памятник у входа на кладбище, больше похожий на мраморный з;мок, принадлежал семнадцатилетней девочке, погибшей на операционном столе после удаления аппендицита. А к гигантскому кресту в самом центре кладбища каждые выходные приезжали бритоголовые люди в чёрных кожаных куртках и устраивали вечеринку, угощая каждого мимо проходящего человека фруктами и коньяком. А в западном углу кладбища лежит её прабабушка, с которой Анна провела всё своё детство, пока родители мотались по всей стране с товарами в больших клетчатых сумках.
Анна внезапно почувствовала голод. Махнув рукой, она перебросила сумку на другое плечо и побрела к выходу.

- Завтра так завтра, - постным голосом сказала она. – А сейчас идём есть. Я угощаю.

В ресторане «Сакура» не было ни единой души, если не считать официантов, которые проводили утреннюю уборку, переворачивая стулья и до блеска натирая посуду. Их рабочий день начался буквально несколько минут назад, и Анна бросила сумку на столик, скрытый от любопытных глаз густыми зарослями искусственных карликовых деревьев, неумело изображающих японский бонсай. Ник сел напротив неё, с нескрываемым любопытством осматривая внутреннее убранство провинциального ресторана.

- Кого я вижу! Анечка!

К столику подбежала высокая управляющая с бейджем на коротком чёрном платье и, неуклюже обняв бывшую одноклассницу, с любопытством взглянула на её спутника.

- Давно не видела тебя! Как дела? Что нового? Замуж не вышла? А кто это с тобой?

- Двоюродный племянник, - нехотя ответила Анна и стянула с себя кардиган, оставшись в свободной чёрной футболке. – Приехал на каникулы в гости.   
Никита с искусственной приветливостью помахал рукой и улыбнулся.

- А, вот как, - разочарованно протянула женщина и, встрепенувшись, с горящими глазами вновь повернулась в Анне. – А ты знаешь, что Людка замуж выходит?! Вот это да! Она тебе говорила?

- Неа, - Анна задумчиво перелистнула гладкую страницу в меню и не заметила, как напрягся её «племянник». – Не говорила…. Давай нам вот это и это. И быстрее, хорошо? Ник, будешь что-нибудь ещё?

- Нет, тётя, спасибо, - с натянутой улыбкой ответил парень.

Когда раздосадованная прерванным разговором управляющая удалилась, Ник поинтересовался:

- У вас что, всегда так?

- Всегда, - вздохнула Анна и, вытащив из лакированной подставки красную салфетку, сжала её в кулаке. – Одни и те же разговоры, те же люди и такая же жизнь – ничего нового.

- А ты хотела бы уехать отсюда?

- Хотела, - помедлив, ответила девушка. – Когда-то в прошлой жизни.

Постепенно ресторан наполнялся посетителями: сказывался выходной субботний день, когда каждый с самого утра предоставлен сам себе. Кто не уехал в Н-ск, не отправился на пляж и не умер, тот обязательно занимал столик в «Сакуре» и заказывал бокал холодного пива. Анна рассеянно водила пальцем по столешнице из крашеного ДСП и наблюдала, как Ник с аппетитом уплетает пиццу – помимо японской кухни, здесь готовили итальянскую и традиционную русскую еду, как принято в ресторанах провинциальных городков. В тусклом освещении заведения на его лице проявлялись ещё детские черты, не портившие его напускную взрослость. Как давно она была такой же семнадцатилетней и беззаботной девицей? Почему это так быстро прошло? А сейчас в её постоянный за последние годы график «работа-дом-работа-дача-дом» ворвалась и повисла на шее мёртвая бабка, которая по капле забирает драгоценную жизнь, подаренную ей родителями…

- Ты чего? – Ник заметил скатившуюся по «тётушкиной» щеке прозрачную слезинку и отставил в сторону тарелку.

- Есть же способ остановить это?

- Есть, конечно, - парень отхлебнул чёрный несладкий чай и указательным пальцем выразительно провёл по своей шее. – Только если ты готова поступить так же, как поступили с тобой.

- Положить фотографию в гроб? – Анна вытерла ладонями лицо и с подозрением посмотрела на Ника, невозмутимо поедающего очередной кусок пиццы. – Откуда ты знаешь, что это поможет? Звучит стрёмно…

- Оттуда, - ехидно ответил юноша, облизав пальцы. – Я знаю это с рождения, тётя. И вообще, в твоих интересах лучше мне верить.

- Тьфу на тебя, - рассердилась Анна и, на секунду ощутив приятные запахи еды, говор и смех за соседними столами, воспряла духом. – Не называй меня так!

- Тебе не угодишь. Ну, хочешь, буду звать тебя мамой?

- Нет!

- А если серьёзно, если сегодня до заката солнца положишь в гроб фотку, будешь спасена. Кого тебе не жалко?

Оффлайн Котюня

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 10974
  • Имя: Ольга
  • Карма: 63378
Фотография
« Ответ #2 : 13 Март 2018, 18:42 »
  • 5
- Хороший вопрос, - помрачнела Анна и потёрла внезапно занывшее горло. – Надо подумать.

- Думай, - милостиво разрешил Никита и принялся за новый круг горячей пиццы.
Девушка задумчиво перебирала в голове имена и фамилии знакомых и малознакомых людей. Как бы она ни ругалась с соседями и коллегами, никто из них не заслуживал роли жертвенного ягнёнка, кроме.… Да, кроме того, кто сотворил с ней такое.

- …да я тебе серьёзно говорю!

- Да что ты?!

- …ну, ты и натворила дел!

- Ахаха, так ей и надо!

- …а то одним всё, другим – ничего!

- Вот умора!   

Анна вздрогнула и слегка приподнялась на стуле, прислушавшись к разговору за соседним столиком, спрятанным от них кривым кустарником недобонсая. До боли знакомые голоса переплетались змеиными хвостами и, опутывая её похолодевшее сердце, будто выедали в нём множество кровоточащих ядовитых ран.

Что происходит?

О чём это они говорят?

- Что такое?  - заметив окаменевшее лицо Анны, с набитым ртом спросил Ник. – Уже кого-то выбрала?

- Тсс! – шикнула на него девушка и припала ухом к колючей листве искусственного дерева, приоткрыв от напряжения рот.

-…бабка Анна как померла…я туда бегом…мать мне говорит, зря ты это затеяла…а ничего подобного!

- …да работает всё! Я вчера её в магазине видела, ну чисто покойница!

-…лицо белое, под глазами круги…ужас!

-…я тебе больше скажу…Глеб, как миленький, прибежал…говорит, рад, что ушёл от неё…

-…ну, ты даёшь! Ахахаха!

Анна обезумевшим взглядом вперилась в посерьёзневшее лицо своего спутника, который сразу же прекратил жевать. Бросив недоеденный кусок пиццы на тарелку, он крепко перехватил её руку, когда она собралась было идти разбираться со своими приятельницами.

- Фотография, - прошептал Никита. – Ты ведь уже знаешь, чью фотографию положишь в домовину? 

- Да, - глухим голосом ответила Анна и достала из сумки кошелёк. – У нас сегодня куча дел, дорогой племянник.

Ник ободряюще улыбнулся и выставил вперёд большой палец.

- Что, уже уходите? – притворно огорчилась управляющая, положив на стол кожаную папку с чеком. – Кстати, ты слышала о Иваныче? Ну, тот, который каждый год участвовал в параде? Он ещё у нас в школе работал…

- А что с ним? – спросила Анна и, вложив в папку рыжую купюру, стала собираться.

- Умер! – всплеснула руками женщина и, не дождавшись должной реакции от своих собеседников, с досадой добавила, - Сегодня в двенадцать похороны.

- Отлично, - пробормотала Анна и обменялась с «племянником» многозначительными взглядами, от которых у говорливой управляющей по разгорячённой спине пошёл холод.

- Что отлично-то?

Анна не ответила и, подхватив Ника под руку, повела к выходу из ресторана. Шаг, второй, третий. То ли от принятого решения, то ли от ощущения тёплого и крепкого предплечья рядом со своим холодным телом, Анне стало легче и проще идти.  От осознания того, что ей предстояло сделать, голова шла кругом, а желудок сводило от волнения и страха. Анна через силу улыбнулась и вышла из кустов местного бонсая с высоко поднятой головой. Видели бы вы сейчас свои лица! Улыбайтесь, пока можете! Ты, и ты, и ты тоже!

- Ой, Анька, привет!

- А мы тут собрались, кое-что отметить…присоединишься?

- А кто это с тобой? Познакомишь?

- Какой хорошенький!

Анна больше не могла выносить эти лицемерно натянутые фальшивые улыбки и, раздираемая ранее не ведомым ею злорадным счастьем, выскользнула в открытые Ником двери «Сакуры».

Школьные фотоальбомы, старые чёрно-белые снимки, голубая джинса девяностых. Аромат дикой свободы в дуновении тёплого ветра ушедшей юности, сбитые в кровь коленки безвозвратно почившего детства. Как зачарованная, Анна перебирала ворох разномастных фотографий и, не в силах остановиться на одной из них, перекладывала их из одной стопки в другую. Ник терпеливо ждал ей на кухне и, поглаживая мурлыкающую кошку, то и дело поглядывал на часы.

Двенадцать часов пополудни. Запущенная и насквозь пропахшая ладаном квартира в двухэтажном белом доме, равнодушные лица пришедших проводить одинокого старика людей, дешёвый гроб с красной обивкой, стоящий на двух табуретах с облупившейся голубой краской. Три скромных венка, две красные гвоздики, стакан с ломтем белого хлеба и портрет на столе, покрытом драной клеёнкой в грязно-белую клетку.
Анна добралась до изголовья последнего пристанища в жизни старика и. глубоко вздохнув, взглянула в его лицо, чувствуя, как призрак бабки в панике ещё крепче сжимает ей горло. Она знала, что в глазах собравшихся людей школьный сторож Иваныч лежал с закрытыми глазами на сморщенном лице и со смиренно сложенными на груди руками. Но на неё он смотрел с немым вопросом и беззвучно шевелил беззубым ртом, покачивая седой головой с зачёсанными в сторону редкими волосами. Анна прижала к своим губам дрожащий указательный палец. Старик понимающе кивнул и взглядом показал на свои ноги, куда пришедшие с ним проститься клали живые цветы.

Девушка возложила букет белых лилий в гроб старейшего жителя маленького провинциального города и незаметно для всех подложила ему в ноги пачку фотографий разного размера, перехваченную тонкой резинкой. Благодарно улыбнувшись старику, Анна заторопилась на улицу, где её ждал Ник, предусмотрительно оставшийся во дворе соседнего дома.

Последующие за похоронами сутки Анна помнила плохо. Сожаление и страх, раскаяние и стыд взяли в плен её воспалённое сознание и будто заперли в металлическую клетку непрекращающейся боли. Монотонное бормотание телевизора, горький привкус коньяка, удушье сигаретного дыма и лёгкие касания худых, но сильных рук, которые время от времени прикладывали к её раскалённому лбу спасительно холодный компресс со льдом. Анна бессвязно выкрикивала имена и фамилии незнакомых ей людей и, дрожа от леденящего измученную душу могильного холода, крепче прижималась к мокрой от пота подушке. Запахи грязи, ладана и пота переплелись в колючий цветок с острыми чёрными листьями, который распускался с каждым стуком комьев мокрой земли о крышку простого деревянного гроба.

Утро следующего дня наотмашь ударило опухшее от слёз лицо Анны Колпаковой яркими солнечными лучами. Они заскользили по мятым простыням и осветили разбросанную по всей комнате одежду. Голодная Мурка недовольно мяукнула над ухом заспавшейся хозяйки и нетерпеливо заскребла острыми коготками подлокотник старого дивана.
Анна поморщилась и открыла глаза. Белый потолок её квартиры переливался от ярких солнечных бликов, а в приоткрытое окно врывался тёплый летний ветер, мягко поглаживающий щёки. Девушка сползла с дивана и, запнувшись о сумку, прихрамывая, бросилась в кухню. Потом в ванную. Кроме неё и кошки в квартире никого не было. Анна осторожно подошла к зеркалу в прихожей и, обхватив его обеими руками, посмотрела на своё худое нагое тело. Кожа приобрела здоровый розоватый оттенок, всклокоченные волосы каштановой волной падали на лоб, а в глазах вместо пустоты горел огонь жажды жизни. Но самое главное – за её спиной не было страшной старухи со спутанными руками, а шею больше не сдавливал коричневый жгут, которыми подвязывают помидорную рассаду.

Это означало лишь одно – то, что сделано, уже не вернуть.

Никогда.

Анна сползла по стене и, закрыв ладонями лицо, зарыдала навзрыд, чувствуя одновременно облегчение и невыносимую боль потери.

«У меня не было другого выбора. Прости, если сможешь».

- Совсем с ума сошла – сидеть на сквозняке? Давно не болела?

Анна не услышала скрежет ключа в замочной скважине и вздрогнула от неожиданности, когда на её нагие сутулые плечи опустился клетчатый плед, насквозь пропитанный запахами прошлой ночи. Она пристально вгляделась в медово-зелёные глаза своего спасителя и плотнее укуталась в плед.

- Всё закончилось?

- Как видишь.

- Поехали к морю, - предложила Анна и, будто испугавшись своего неожиданного желания, извиняющимся тоном добавила, – В этом году я ещё там не была….
Прохладная, ещё не успевшая нагреться вода мягко ударила по ногам и после волны обжигающего холода согрела их. Ступни увязли в тяжёлом мокром песке, а солнце припекло голову, обещая очередной жаркий день с едва заметным тёплым ветром, шелестом зелёной листвы и ленивым плеском волн. Анна брела вдоль берега и, приподняв подол белого сарафана, наблюдала за резким полётом крикливых чаек над рябой гладью водоёма.

- Противно.

- Что? – переспросил Никита и, нагнувшись, набрал полную ладонь мокрого песка, из которого торчал острый конус морской раковины.

- Противно, - повторила Анна и устало прикрыла глаза, слыша в шёпоте моря проклятия и упрёки давно знакомого и когда-то любимого голоса. – Но в то же время хорошо. И от этого очень плохо…

Жёлтая машина такси неслась по центральной улице маленького провинциального городка, обгоняя медленные, как он сам, автомобили. Нестройные ряды толстоствольных тополей осыпали разбитый асфальт дороги  белыми комьями пуха, которые безжалостно гибли под колёсами и задыхались в дорожной пыли, превращаясь в неровные плоские облака.

Анна по привычке посмотрела в зеркало заднего вида и в очередной раз вздохнула от облегчения, увидев в нём только своё отражение. Потерев свободную от пут шею, девушка прислонилась затылком к автомобильному сидению, ощущая в душе невосполнимую пустоту, похожую на её фотоальбомы, в которых не осталось ни одной фотографий добрых пяти лет её жизни.

- Смотрите, опять кто-то помер, - крякнул таксист и смахнул с блестевшего круглого лба капельки пота. – Да что ж это такое…

Автомобиль резво объехал чёрный микроавтобус и повернул в сторону стандартных пятиэтажек из красного кирпича. В одной из квартир высились собранные чемоданы и дорожные сумки, а у подъезда соседнего дома толпились люди с венками и букетами в руках. Они сокрушённо качали головами, всхлипывали и сморкались в носовые платки, похлопывали по плечу несостоявшуюся невесту, утешали родственников усопшего и не замечали, как в груде наваленных у двери живых цветов прячется затейливый узел из потёртой коричневой бечёвки, словно знамя переданный в пользование другой семье.


Оффлайн Котюня

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 10974
  • Имя: Ольга
  • Карма: 63378
Фотография
« Ответ #3 : 13 Март 2018, 18:44 »
  • 3
Девочки  :flower: ещё тема ссылка :cool:

Онлайн мишаня

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 31433
  • Имя: Татьяна
  • Карма: 76222
Фотография
« Ответ #4 : 13 Март 2018, 18:52 »
  • 3
Оленька! :lasso: :kiss04:

Оффлайн Катеринa 1970

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 21498
  • Имя: Екатерина
  • Карма: 84100
Фотография
« Ответ #5 : 13 Март 2018, 18:54 »
  • 2
Котенька спасибо :lasso3: жутковато  :flower3: :flower3:

Онлайн Лиса

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 10998
  • Имя: Валентина
  • Карма: 7711
Фотография
« Ответ #6 : 13 Март 2018, 18:55 »
  • 1
Котюнечка :flower3:,как интересно! :kiss04: :kiss04: :kiss04:

Оффлайн Котюня

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 10974
  • Имя: Ольга
  • Карма: 63378
Фотография
« Ответ #7 : 13 Март 2018, 19:01 »
  • 2
мишаня, Катеринa 1970, Лиса, девочки  :2kiss: :165:

Оффлайн ЛенкаБелка

  • Колючая команда
  • Друг
  • Сообщений: 4854
  • Имя: Алена
  • Карма: 40627
Фотография
« Ответ #8 : 13 Март 2018, 19:40 »
  • 1
Котенька, все на завтра читать на работе  :xixixi: Спасибо, чмоки-чмоки  :lasso:

Оффлайн Иванова Светлана

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 11655
  • Карма: 47945
Фотография
« Ответ #9 : 13 Март 2018, 19:44 »
  • 0
Котюнечка  :lasso:

Онлайн Техас115

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 31805
  • Имя: Инна
  • Карма: 251149
Фотография
« Ответ #10 : 13 Март 2018, 19:53 »
  • 0


 



Размер занимаемой памяти: 2 мегабайта.
Страница сгенерирована за 0.308 секунд. Запросов: 52.