* Опрос форумчан Колючки

  • Нужен ли нам раздел фотошоп и уроки по фотошопу?
  • Точка Нужен, буду участвовать, интересно учиться фотошопу и графике
  • 229 (80%)
  • Точка Не нужен, не интересно..
  • 54 (19%)
  • Проголосовало пользователей: 283
  • Смотреть тему
Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям

1. Российских олимпийцев одарят машинами BMW (Важные новости и события) от Кысь. 2. Чуев. Помогите !!! Пропал Матрос (Дом 2 новости) от Дышите Глубже 3. Ольга Рапунцель раскрыла некоторые подробности из биографии Дмитрия Дмитренко (Дом 2 новости) от Крохаминипут 4. Католический храм сожгли на Масленицу в Калужской области (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от Dani 5. Я жадина (Наши детки) от Елена45 6. Малоизвестные исторические и очень интересные фотографии. (Интересное и необычное) от Иванова Светлана
7. Навье семя (Мистика, предсказания, психология и астрология) от Техас115 8. Слышь..гнида помойная ! (Дом 2 новости) от Дышите Глубже 9. И это ваш спорт? Ради своей минуты славы американка унизила Олимпиаду (Новости спорта и спортивные события) от Планета Шелезяка 10. Как тоскуют кошки, потеряв хозяина (В мире животных) от Флавия де Люс 11. Сравните количество медалей: Запад ищет косвенные доказательства госпрограммы до (Новости спорта и спортивные события) от Кысь. 12. Бюджет министерства предлагаю тоже будет виртуальным.? (Важные новости и события) от Lera

Милые Васильки  (Прочитано 537 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн МарфаВасильнаЯ

  • Редактор
  • Герой
  • Сообщений: 22497
  • Карма: 88540
Милые Васильки
« : 11 Февраль 2018, 14:29 »
11


До сих пор Василий Ларионыч был уверен, что все телевизионные шоу, на которых была помешана его жена Анна, – это подстава. Оказалось – правда. И узнал он об этом на пятидесятом году жизни следующим образом.
Просто однажды Анна заставила его надеть синий выходной костюм и повела "на телевидение". "На телевидении" их несколько раз останавливали, жена показывала какую-то бумажку, и их пропускали дальше. Наконец, его усадили на стульчик в замусоренном заплеванном гипсокартонном тупике. Анну увели.
В жарком зале, куда его нескоро вызвали, расплывались багровые пятна вместо лиц. Зрители захлопали в ладоши при его появлении. В центре сцены на диванчике сидела румяная, похорошевшая от возбуждения жена, и рядом помещался незнакомый лысоватый мужик в обвислой кофте. Мужик привстал и поклонился жмурящемуся от ярких ламп и множества народа Василию Ларионычу:
– Будем знакомы. Я любовник вашей жены.
Кто-то в зале хрюкнул. Ведущий аж завибрировал, запотирал ладошки. Жена заалелась, как невеста.
Любовник жены, ответив на пару вопросов ведущего, смылся. Василий Ларионыч тоже отвечал на какие-то вопросы. Шею сильно колол и тер шерстяной воротник. Потом они с женой молча вышли из студии телевидения, молча сели в автобус и поехали домой.
Он не спрашивал Анну, правда это или телевизионный трюк. Боялся ее ответа. А так можно было крепко потереть под левой ключицей, бережно прислушиваясь к сердцу… Вдохнуть и снова не понять: то ли не хватает воздуха, то ли его слишком много, даже сердце распухает, давит и скребется о ребро.
Он давно знал, что Анна живет с ним сквозь ненависть, сквозь зубы. Могла ни с того, ни с сего взять и замолчать: на полдня или на полгода.
В эти периоды воздух в квартире пропитывался ее ненавистью так плотно, так что его можно было резать ножом на куски. Не говоря ни слова, она швыряла перед ним тарелку с едва теплым супом, а чаще его встречала холодная плита. Василий Ларионыч, стараясь не шуметь, искал чего перекусить в холодильнике, ничего не находил и шел спать голодным.
Однажды в зените их очередного затяжного молчания Анна – тихая, непохожая на себя – сидела за столом и что-то кротко, старательно писала, как прилежная девочка. Забыла она или с умыслом оставила густо исписанный – на полях живого места не осталось – лист?
Исписан он был одним-единственным словом: выведенным и крупным округлым, и мелким убористым почерком, и прописными, и печатными буквами, с наклоном вперед и назад, и обведенным в кружочки и рамочки, и жирно, с надавливанием подчеркнутым несколько раз, и с тремя восклицательными знаками, как страстный вскрик. Слово это было "НЕНАВИЖУ".
Через год после рождения Алешеньки теща забрала внука себе: "Изорудуете ребенка". Она хотела сказать "изуродуете", но запыхалась, собирая Алешеньку трясущимися руками в один из дочкиных скандалов.
Анна изобретательно и неутомимо искала и находила новые, утонченные способы сделать больно.
– Какой-какой, говоришь, у него нос? – оживленно и громко, чтобы слышал в прихожей переодевающийся после работы в чистое Василий Ларионыч, переспрашивала она по телефону. И торжествующе: – Запомни: у мужика с маленькой ножкой и носиком-пипкой и в штанах – пипка соответственно.
У Василия был нос с бельевую пуговку, и размер ноги 36, 5.
Слыша тяжелые рыдания: "Господи, за что? Когда кончится этот ад?" – Василий Ларионыч жалел жену. Он-то мог каждый день отвлекаться, отходить, расслабляться, перебрасываясь словом-другим с мужиками в гараже, а то уезжая на два-три дня в рейс.
Анне же и выйти особо некуда: портниха-надомница. Разве что вниз, в магазин за нитками, тридцатым номером для швейной машинки.
Вот и сегодня Василий Ларионыч проснулся оттого, что Анна громко говорила по телефону:
– Сверяю. Талия 105 сантиметров. Бедра 160… Правильно записала?
Положив трубку, объявила аппарату: "Корова".
Сама Анна была длинная, тощая, не нагулявшая тела к своим пятидесяти годам. Руки всегда жеманно согнуты в острых локтях. Даже мягкий байковый халатик, выглядевший мило и уютно на любой другой женщине, на ней провисал плоскими складками, как на доске. Клиенток она с гордостью учила, как ей удалось не растолстеть. А мужу кричала:
– Любуйся, до чего меня довел! Самого-то на телеге за три дня не объедешь.
Приятель Василия Ларионыча увидел впервые Анну и поразился: "О, вылитая самка богомола". Василий Ларионыч запомнил. И в телевизионной передаче "Из жизни насекомых" обратил внимание: самец богомола подкатывал к самке с намерением переспать, ну как мужики с бабами спят. Самка его заключала в костлявые объятия и начинала неторопливо жрать с головы. И уже до половины сжирала, но тот, упорный, работу по продолжению рода не бросал.
Чаще всего Василию Ларионычу выписывали путевку в соседнюю область, в пограничный небольшой городок.
Очень ему нравился этот маршрут. И потому что природа на протяжении всего пути легкая, светлая: березняки да озерца – в них, как в круглых девчоночьих зеркальцах, отражались перевернутые рощицы и небо. И потому, что дорога недалекая и неблизкая: сутки туда, сутки обратно. Как раз Анне от него отдохнуть, и немолодому Василию Ларионычу не утомительно.
А самое главное: дорога та пробегала мимо деревни на взгорке. На указателе было крупно выведено название "ВАСИЛЬКИ". Буквы выпуклые, казенные, белым по холодной голубой жести. А слово теплое, будто мама заигравшегося маленького Василия Ларионыча из детства с крылечка позвала.
Некрашенное то крылечко из детства было все в вытаращенных деревянных глазках, округлившихся то ли в страхе, то ли в изумлении… Маленький Василий Ларионыч всегда высоко поднимал маленькие босые, велюровые от пыли ножонки, чтобы не наступить на те таращившиеся глаза.
И, значит, пробегала та дорога мимо деревни Васино, мимо избенки крайней в той деревне. На крошечном куске земли часто виднелась женская фигурка. То она в светлом, треплющемся на теплом ветерке платьице возилась на грядках. То неуклюжая, как медвежонок, с шарообразно замотанной головой чистила от снега крылечко. Даже с дороги было видно, что крылечко вросло в землю. И крыши сарая, и самой избы, судя по всему, давно не касалась мужская рука.
Не раз его посещала безумная мысль: плюнуть на все, крутым виражом изменить незадачливую жизнь. Завернуть, съехать к домику, стукнуть в почернелую, как от дождя, старую калитку. Даже слова приготовил:
– Здравствуйте. Я тут давно за вами наблюдаю…
И каждый раз обещал себе: "В следующий раз точно". Потому, наверно, и жалел Анну и Алешеньку: будто дело только за временем стало, а так все давно решено.
В эту поездку (вез с завода поддоны с кирпичом) не зря сердце ёкало. На повороте под указателем "ВАСИЛЬКИ" стояла фигурка в светлом платьице. До этого он ее привык видеть в огороде все время в наклон, согнутой, а тут она стояла прямо, покачивая в воздухе ладошкой: голосовала.
Только никто ее брать не спешил. До Василия Ларионыча несколько машин не только не замедлили хода, а наоборот, поддали газу. Молоденькую, небось с руками-ногами подобрали бы, жеребцы.
– А я вас давно знаю. Только не знаю, как звать.
– Лида. А откуда вы меня знаете?
И потекла необязательная, приятная для обоих беседа.
Давно так легко не было Василию Андреичу, как с этой Лидой. Давно так легко не дышалось, как сейчас в этой тесной, прогретой майским солнцем кабинке. Бывают женщины, которых называют безупречными. Лида была очень даже упречная, но… Господи, как славно было сидеть рядом с ней, улыбаться, наталкиваясь и молодо разбегаясь взглядами. Так бы всю жизнь сидеть и невзначай, будто регулируя стекло, перегибаться через нее, касаясь плечом мягкой податливой груди.
… Крылечко у Лиды было некрашеное, тоже в глазках: кротких, скорбных, мудрых, как рисуют на староверских иконах.
Василий Ларионыч замазывал садовым варом дупло низенькой корявой, в старческих наплывах и наростах яблони. В дупле обитали мушки с длинными золотистыми крылышками. Многие из них уже увязли в варе, беспомощно и безуспешно пытаясь очистить, освободить ножки, многие были замурованы в дупле.
Кажется, это были полезные мушки, поедающие яблоневых вредителей, но не об этом жалел Василий Ларионыч. Вдруг ему пришло в голову, что прилепленные к мушиной лапке, гибли в эту минуту цивилизации и Вселенные, в мириады раз меньше той, в которой жил Василий Ларионыч. Она, в свою очередь, тоже лепилась к лапке космической гигантской мухи, которую в любой момент мог прихлопнуть метагалактический Василий Ларионыч…
Когда-то он, еще только женившись, наивно делился с Анной подобными фантазиями. Анну это бесило. Она краснела, вскакивала и шла прочь, повторяя:
– Бред, дикость какая. Шизик, ну шизик!
Лида подошла. Присела рядом на корточках.
– Будто жидкое золото течет, – указала она на стекающий по стволу, трепещущий, переливающийся на солнце ручеек из златокрылок. – Васенька, накинь пиджак, прохладно становится.
В полшестого утра Лида вскакивала: бежать на ферму, и убегала потом туда еще дважды в день. В протопленной печи томился чугун со щами, подернутый сверху мерцающим, золотистым рытым бархатом жира. Уютно, сонно посвистывал жестяной чайник. На столе оставались полбуханки в чистом полотенце, в тарелке – порубленные и политые сметаной молодой лук и нежная огуречная травка.
Василий Ларионыч повозился с крылечком и с дровяником. На пустыре, до которого у хозяйки не доходили руки, поднял жирные, черные, пушистые грядки. Его бы воля, он бы весь Земной шар, ползая на коленках, любовно вскопал и засадил.
Пропалывал только-только проклюнувшиеся хвостики укропа и морковки. Для огрубелых пальцев это была почти микрохирургическая работа: чтобы вместе с комочками земли не вырвать слабенькие, до слез беспомощные ростки. Сажал и поливал колодезной водой прутики малины, воображая, как через год в знойный июльский день обжоры дрозды будут зависать у тяжелых спелых ягод, трепеща крылышками, как колибри.
Подходил сосед, пожимали друг другу через плетень мозолистые руки. Курили, значительно перебрасывались емким мужицким словом.
Все было не так, как на пригородной даче у них с Анной. Там электричка и автобусы высаживали не то цыганский табор, не то десант. Будто взрослые дяди и тети дурачились, игрались в "домики" и "огородики". Несерьезно все там было.
Василий Ларионыч засобирался домой. Не семнадцать лет, чтоб в бега ударяться. По-человечески надо: самое первое – трудовую книжку забрать. Скромную отвальную для ребят на работе сделать, без малого тридцать лет бок о бок работали.
Алешеньке объяснить, что папа не насовсем ушел, что на лето обязательно будет его к себе с тетей Лидой забирать. Отвезти короб вырезанных из дерева пистолетиков-солдатиков, игрушечную крепостцу с затейливыми зубчатыми башенками. Пообещать, что в следующий раз целый деревянный "Детский мир" привезет, и дух сладкий, лесовой, полезный для Алешенькиных вечно опухших гландышек у него в детской поселится. Это тебе не китайские игрушки, от которых аллергии всякие. Из дома нужно рубашки-костюм, электробритву забрать. Напоследок в глаза Анне посмотреть. Может, хоть раз в жизни увидеть в них любовь за то, что, наконец, освобождает ее от себя.
Он сообщил Лиде об отъезде после ужина. В избе было жарко, несмотря на раскрытые, затянутые марлей от мух окошки. Лида в сарафане стояла спиной к нему, перемывала посуду в белой эмалированной миске. Он видел, как вдруг замерли ее круглые локотки: розовые, крепкие, шершавые, будто молодые картошки. Опустила голову и горько так, тяжело вздохнула и сказала:
– Не вернешься ты сюда, Вася.

– Ведь сдыхал уже – не подох. Даже Бог это отребье к себе брать не хочет! Господи, за что, когда кончится этот ад?!
Василий Андреич тихонько притворил за собой дверь. И пока спускался, слышал несущееся из квартиры басовитое рыдание. Телевизионный лысый мужик в обвислой кофте зайцем метнулся за мусоропровод. А может, показалось.
…У знакомого поворота уже без напоминаний молодой водитель Сашка останавливается. В этом самом месте майским днем нынче прямо за рулем у Василия Ларионыча отказало сердце.
Он чудом остался жив в подброшенной, дважды перевернувшейся и под конец задравшей в воздухе бешено вращающиеся колеса, пронзительно сигналящей машине. Неделю выводили из комы, лето провалялся на больничной койке. Был выведен на группу и теперь ездил экспедитором, натаскивал молодых шоферов.
На расспросы вроде: "Ларионыч, в трубе пролетал? Свет в конце тоннеля видел? Есть жизнь после смерти, или все вранье?" – отмалчивался.
… Пока Сашка ходит в рощице, собирая грибы, Василий Ларионыч сидит с опущенной лохматой головой на теплом, сухом оплетенном корневищами взгорке, тщательно крошит и трет между пальцев осыпающиеся сухие глинистые комочки.
Там, где прежде стоял указатель "ВАСИЛЬКИ", протараненный его грузовиком, осталась глубокая выемка от столбика, в ней суетятся мелкие муравьи. Нет указателя – нет деревни. Да и сроду не бывало тут никаких Васильков, удивляются здешние старожилы.
– А дырка-то от указателя в земле, вон она?!
– Кротовая нора это, их тут полно.
Сашка возвращается с кепкой, полной нарядных, как новогодние игрушки, красноголовиков. И каждый раз говорит одно и то же:
– В рубашке родился, дядь Вась. Сейчас я бы тут с ветерком несся, бибикал твоему памятнику в веночке!
И хохочет, радуясь собственному остроумию.


Надежда Нелидова


Оффлайн Irino4ka

  • Глобальный модератор
  • Сообщений: 19334
  • Имя: Ирина
  • Карма: 270757
Милые Васильки
« Ответ #1 : 11 Февраль 2018, 14:37 »
  • 3
Что-то аж мороз по коже  O:-)

МарфаВасильнаЯ:flower3:

Оффлайн МарфаВасильнаЯ

  • Редактор
  • Герой
  • Сообщений: 22497
  • Карма: 88540
Милые Васильки
« Ответ #2 : 11 Февраль 2018, 14:37 »
  • 2
Что-то аж мороз по коже  O:-)

МарфаВасильнаЯ:flower3:
Ириша  :lasso:

Оффлайн Tatyana25

  • Герой
  • Сообщений: 12948
  • Карма: 46881
Милые Васильки
« Ответ #3 : 11 Февраль 2018, 14:40 »
  • 3
Грустная история. Зачем люди живут так, как - будто 9 жизней отмеряно  :(

Оффлайн МарфаВасильнаЯ

  • Редактор
  • Герой
  • Сообщений: 22497
  • Карма: 88540
Милые Васильки
« Ответ #4 : 11 Февраль 2018, 14:42 »
  • 3
Грустная история. Зачем люди живут так, как - будто 9 жизней отмеряно  :(
Кто ж их знает, этих - то людей  :neponimay:

Онлайн Правда Викторовна

  • Колючая команда
  • Друг
  • Сообщений: 3600
  • Карма: 42089
Милые Васильки
« Ответ #5 : 11 Февраль 2018, 14:46 »
  • 1
Грустная история. Зачем люди живут так, как - будто 9 жизней отмеряно  :(
Да, Танечка, грустно! Спасибо Ириша! :kiss04: :kiss04: :kiss04:

Оффлайн ЛенкаБелка

  • Колючая команда
  • Знаток
  • Сообщений: 2641
  • Имя: Алена
  • Карма: 30201
Милые Васильки
« Ответ #6 : 11 Февраль 2018, 14:51 »
  • 2
Очень неожиданный конец  :(
МарфаВасильнаЯ,  спасибо  :lasso:

Оффлайн МарфаВасильнаЯ

  • Редактор
  • Герой
  • Сообщений: 22497
  • Карма: 88540
Милые Васильки
« Ответ #7 : 11 Февраль 2018, 14:52 »
  • 0
Да, Танечка, грустно! Спасибо Ириша! :kiss04: :kiss04: :kiss04:
Правдочка  :love005: :love005: :kiss04:

Оффлайн МарфаВасильнаЯ

  • Редактор
  • Герой
  • Сообщений: 22497
  • Карма: 88540
Милые Васильки
« Ответ #8 : 11 Февраль 2018, 14:52 »
  • 1
ЛенкаБелка:lasso: :flower3:

Онлайн Ninelle

  • Знаток
  • Сообщений: 508
  • Карма: 1650
Милые Васильки
« Ответ #9 : 11 Февраль 2018, 16:00 »
  • 2
Мне понравился рассказ. На шукшинский похож стиль.
Спасибо МарфаВасильнаЯ  :flower3: :kiss04:

Оффлайн МарфаВасильнаЯ

  • Редактор
  • Герой
  • Сообщений: 22497
  • Карма: 88540
Милые Васильки
« Ответ #10 : 11 Февраль 2018, 16:09 »
  • 1
Ninelle:lasso:

Оффлайн Роза4

  • Колючая команда
  • Друг
  • Сообщений: 5280
  • Карма: 28603
Милые Васильки
« Ответ #11 : 11 Февраль 2018, 17:02 »
  • 0
МарфаВасильнаЯ:flower3: :flower3: :flower3: Даже горло перехватило.

Оффлайн МарфаВасильнаЯ

  • Редактор
  • Герой
  • Сообщений: 22497
  • Карма: 88540
Милые Васильки
« Ответ #12 : 11 Февраль 2018, 19:25 »
  • 0
МарфаВасильнаЯ:flower3: :flower3: :flower3: Даже горло перехватило.
:flower3: :flower3: :flower3:


 

Милые сердцу фото

Автор Миссис уксус

Последний ответ 09 Июль 2017, 02:10
от 21+
Ответов: 26
Просмотров: 986
Желаю всем мира! Васильки!

Автор risvir54

Последний ответ 27 Август 2015, 15:43
от Яд-вига
Ответов: 19
Просмотров: 763
Милые друзья, давайте вспомним.......

Автор Chudli

Последний ответ 21 Март 2015, 17:56
от sveta1961
Ответов: 5
Просмотров: 761
Девочки , милые , поздравьте моей подруги мужа Водололея , Игорюху

Автор Masya

Последний ответ 15 Февраль 2015, 10:10
от Благоразумная
Ответов: 27
Просмотров: 780

Размер занимаемой памяти: 1.75 мегабайт.
Страница сгенерирована за 0.212 секунд. Запросов: 71.