Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям

1. Ослепительное одиночество Путина (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от собака-кусака 2. Саша Задойнова. В садике всегда весело и занятно!!! (Дом 2 новости) от nadya_guseva 3. Почистить противень просто. (Дом, квартира, дача, огород, уют и быт) от Sny 4. «Остановить вирус не удаётся»: почему на Украине растёт число заболевших гепатит (Важные новости и события) от NATALIG 5. Алиана До сих пор гадаю,похож на меня или на папу 😀 (Дом 2 новости) от Дуня13 6. Асратян приехала за машиной в сервис))) (Дом 2 новости) от mellorn
7. Бузова. Я хочу знать какой ты на вкус (Дом 2 новости) от Тигрёнок 8. Воспоминания о Байкале. Часть третья. (Колючие путешествия) от milapav 9. Трамп выступил с резкими обвинениями в адрес России (Важные новости и события) от собака-кусака 10. Господа, а вы уверены, что это мама, а не папа (Дом 2 новости) от собака-кусака 11. Порошенко приказал начать производство ракетного комплекса «Ольха» (Важные новости и события) от NATALIG 12. Лишь уход Асада приведет к миру в Сирии, — Госдеп (Важные новости и события) от NATALIG

Forbes публикует отрывок из книги,которая выходит в ноябре в издательстве Corpus  (Прочитано 324 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Старая маразматичка

  • Герой
  • Сообщений: 11263
  • Имя: Валентина
  • Карма: 16572
0



Время Березовского. Отрывок из книги Петра Авена
Основа книги — десятки интервью с героями эпохи. Петр Авен совместно с Анатолием Голубовским и Андреем Лошаком обещают выпустить одноименный документальный фильм.

В юности меня несложно было очаровать. Это периодически удавалось и женщинам, и мужчинам. В женщин, точнее в девушек — филфак, истфак, экономфак МГУ, мы вместе учились, — я банально влюблялся, и чары так же банально рассеивались через некоторое время близкого знакомства. Единственным исключением осталась моя жена.

Что до мужчин, то две разные причины подталкивали меня к новым дружбам. Первая состояла в ощущении, полностью исчезнувшем годам к тридцати, что где-то есть «другая жизнь», «другие миры», заполненные умными, необычными, яркими людьми. В этих мирах не решают по 100 задач в неделю («Вторая школа», старшие классы), не тратят бессмысленно время на политэкономию социализма (экономический факультет Московского университета), не обсуждают, сильно привирая, сокурсниц, лежа на койках в грязной казарме (военные сборы в городе Владимире). Там устраивают капустники, поют на джем-сейшнах, читают малоизвестные в то время стихи от Гумилева до Бродского, обсуждают Кьеркегора.

    Постепенно я понял, что «другие миры» как цельные конструкции не существуют.

Можно смотреть кино, читать книжки и собирать картины, не общаясь с режиссерами, писателями или художниками, — такое общение мало что добавляет, а напротив, зачастую разочаровывает и отвращает от чтения или «смотрения». Надо, одним словом, не стремиться в чужие миры, а строить свой, по возможности затягивая в него тех редких персонажей, которые действительно интересны и близки. А очаровываться человеком из-за его принадлежности «другому миру» — идиотизм.

Вторая причина возможного очарования была более разумна — личные качества человека. Качества, которые отсутствовали (в устраивающей меня степени) у меня и которыми я восхищался. В ранней юности это был интеллект и общий уровень культуры: попав из среды московской технической интеллигенции на кухню ведущих советских гуманитариев, я чувствовал себя собакой и, безусловно, был потрясен и очарован.

Могли меня очаровать и иные, значительно более простые человеческие качества и умения. Так, на первом курсе я всерьез попал под обаяние своего сверстника — плейбоя и болтуна московского разлива, поразившего меня наглой самоуверенностью, следствием которой была легкость знакомства с девушками на улице Горького. Сам я в первые послешкольные пару лет к девушкам на улице подходить не решался.

Однажды — правда, всего на месяц-другой — я был очарован парой богемных друзей-бездельников. Обладая комплексом отличника и гипертрофированным уровнем ответственности, практически не прогуливая лекции ради пивной, я был просто обезоружен легкостью отношения к жизни и умением ничего не делать. В этом мне поначалу виделись особая смелость и мудрость, тем более что ничегонеделанье сопровождалось многочасовыми рассуждениями о величии утонченного пофигизма и курением травки.

Уже позже, курсе на третьем, я на определенное время попал под обаяние известного городского фарцовщика. Меня привлекло отсутствующее у меня (воспитанного вполне ботанически) чувство «хозяина жизни» и умение «решать вопросы», очень востребованное в Москве 1970-х, где слово «купить» было практически выдавлено из словаря словом «достать».

Впрочем, в абсолютном большинстве случаев позже или раньше наступало разочарование. Я не то чтобы начинал плохо относиться к тем, кем раньше восхищался. Нет. Они просто переставали меня восхищать, переставали казаться особенными.

Во-первых, я быстро учился.

    ссылка Уже в аспирантуре я самонадеянно считал себя не глупее своих знаменитых учителей и дискутировал с ними «на равных».



 


Размер занимаемой памяти: 1.75 мегабайт.
Страница сгенерирована за 0.107 секунд. Запросов: 43.