Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям


«А кто останется на Украине? Это будет клятое бандеровское государство»  (Прочитано 629 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн NATALIG

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 18270
  • Карма: 92799
3


«А кто останется на Украине? Это будет клятое бандеровское государство»
  03.09.2017, Киев, Валентин Филиппов     




Россия не смогла повторить крымский сценарий на Юго-Востоке Украины, поскольку тамошние элиты предали избирателей и побоялись принять решения о проведении референдумов. Позиции Порошенко слабы, в Киеве возможен дворцовый переворот, но к власти придут еще более ярые нацисты. Массовый переезд населения из Украины в России не выгоден стратегически, поскольку тогда не останется противовеса бандеровцам. Об этом в интервью обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову заявил экс-депутат Верховной Рады Вадим Колесниченко, один из авторов «языкового закона».

(кликните для показа/скрытия)


Валентин Филиппов: Здравствуйте, Вадим. Хотел спросить — как писатель писателя. Вы написали закон «о защите русского языка» — его по-разному называют, — «об убийстве украинского языка». На сегодняшний день этот закон действует или нет?

Вадим Колесниченко: Да, юридически он действует. Его невозможно отменить, не попав в конфликт с собственной украинской Конституцией, и не попав в конфликт с Европейским Союзом, куда Украина стремительно старается попасть, но её туда не берут.

Валентин Филиппов: Но с мест поступает всё время информация, что закон никак не выполняется. Всеми правдами и неправдами не открываются русские классы, закрываются существующие русские классы, русские школы. Не только русские, но аналогичные процессы происходят в местах компактного проживания болгар, венгров, которые, в общем-то, предпочитали бы какой-то другой язык, зачастую русский, между прочим.

Вадим Колесниченко: Первое. Почему это закон неубиваемый с точки зрения права и международного права? Ведь мы в него упаковали не просто защиту прав русскоязычного населения, мы упаковали туда интересы прав языковых общин и других, часть из которых вы отметили. И, откровенно говоря, именно благодаря поддержке венгерских депутатов, румынских, польских, мы смогли продавить в Еврокомиссии отрицательное заключение по языковой ситуации в Украине, которой вынудили, по сути, Януковича подписать данный проект закона, который стал законом. Это первое.

Второе. На самом деле, действительно, на сегодняшний момент огромное число законов и решений, которые прямо противоречат данному закону в Украине уже принято. Но, несмотря на это, даже сегодня я пытаюсь поддерживать отношения с большой частью представителей Украины. Где всё же солидаризуются люди, они добиваются и открываются и первые классы с русским языком обучения либо не закрываются, либо сохраняется язык воспитания в детском садике. Но это, понимаете, отдельные случаи, которые, к сожалению, картины не меняют.

Например, известный случай. Буквально неделю назад одна дама, по-моему, в Николаеве добилась того, что класс с русским языком обучения просто закрыли.

Знаете, вы затронули одну интересную тему. Кто и за что готов бороться? Даже ещё в бытность моей работы в украинском парламенте меня раздражало и возмущало то, что за столом, на кухне поговорить о том, какой плохой закон, какие плохие власти, никто не даёт – это всегда пожалуйста. Когда обращаешься: ну, так поддержите, хоть какие-то позиции потребуйте от власти, то ли от Ющенко, то ли от Януковича, чтобы ваши были права защищены, чтобы вам дали то или иное, возможность реализоваться.

«А зачем оно мне надо, оно и само будет, и так пусть идет». Либо самый простой вариант: «ну, вы мне заплатите, я выйду на митинг». То же самое и сейчас происходит.

Опять разговоры о том, что плохо, какая плохая Россия, не помогает, не поддерживает, придите, придите. А когда я задаю вопрос: Скажите, пожалуйста, вот вы требуете – придите-помогите. Что, зайти российским войскам? В качестве кого? Оккупационных войск?

Валентин Филиппов: На сегодняшний день — только войсками. Мне очень нравится российская позиция: «А вот вы выйдите на митинг». Мы уже выходили в Одессе. Вам это не помогло почему-то к нам прийти. А в нынешних реалиях на Украине требовать от людей, чтобы они вышли на митинг – ну, это уже как бы нечестно немножко.

Вадим Колесниченко: В 1991 году, когда как раз Крым определялся, Союз распадался, тогда тоже деятели из России, когда был вопрос о независимости Крыма – давайте вы отделяйтесь, будем вам помогать.

Я тогда задал вопрос: А как вы нам поможете в Крыму, россияне? Были дипломаты там, определенные политики тогда новоявленные. Они сказали: «Ну, вот, если прольётся кровь русских людей, мы сделаем заявление». А дальше? Ну, а дальше будем как-то вот смотреть. То есть, такие вещи я уже слышал.

А что касается событий на юго-востоке Украины и с Крымом – это немного две разные песни. Я уже об этом много раз говорил. Если нужно, могу ещё раз повторить.

Почему с Крымом получилось и с Севастополем? Решение о референдуме, решение о переходе власти в свои руки приняли легитимные, по украинским законам выбранные органы власти. Именно это позволяет сегодня и с европейскими депутатами, и с дипломатами разговаривать.

Что касается Донбасса, Луганска. К сожалению, местные элиты продали людей. И областные, и городские советы не поддержали интересы людей и их желания. И решение о референдуме принимали неуполномоченные органы законом, потому что всё равно это была территория Украины.

Принимать решения нужно было в рамках законов, которые действовали. Получилось, что группа инициативная объявила референдум, референдум провела. Без законных оснований… и бороться за них практически невозможно.

И сегодня действительно ведется гражданская война на территории Украины. И Россия может в одночасье оказывать только гуманитарную и политическую помощь. И во многом обвинять её я бы не стал бы. Есть вина России большая в том, что происходит на Украине. Слава Богу, уже большая часть тех, кто имеет к этому отношение, с этим сегодня согласны, однако, к сожалению, жизни людей не вернешь.

Валентин Филиппов: Ну, Россия действует только по закону, только по существующим договорам международным. А её партнеры этих договоров не выполняют.

Мы разговариваем 2 сентября — в День города, который отмечают в Одессе. Большой праздник. Жалко, печальный. В оккупации. Столько лет в оккупации Одесса ещё не была никогда.

Возвращаясь к языковому закону. В Одессе есть такой политический деятель, как Алексей Гончаренко. Он же, наверное, тоже какие-то митинги собирал, выводил людей, информационную поддержку оказывал в поддержку принятия закона? Раньше ведь очень активно поддерживал и вас лично, и ваших коллег, и Виктора Федоровича Януковича в борьбе с оранжевой чумой.

Вадим Колесниченко: Вы знаете, давайте не будем путать Божий дар с яичницей. Это первое. И не хотел бы в праздничный для Одессы день говорить об этом слизне по фамилии Гончаренко. Этот парень переобувался в воздухе трижды, пока успевал до земли долететь, и до сих пор ещё, к сожалению, коптит воздух Одессы.

Вот кто реально помогал и поддерживал, особенно информационным ресурсом, это  Игорь Марков. Действительно, была очень большая поддержка, и при создании Центра по изучению проблем федерализации по темам федерализации, и по теме русского языка, по Таможенному союзу. Вообще, его политическая позиция стоила ему тюрьмы. Даже, несмотря на свой депутатский мандат, он посидел и достаточно серьёзно в следственном изоляторе СБУ, на минуточку.

Я могу сказать, что я очень любил и люблю Одессу. Там я жил, знаете, как рыба в воде. Приходил, ну, меня одесситы много знают, потому что там очень много работы было. Там научная работа была, там научная база по принятию законов, по конференциям, по антифашистской тематике. Действительно, было очень много людей-патриотов, и толковых, и грамотных, и активных. Людей, которые всё время были на острие многих вопросов. И я этих людей хочу поздравить с Днём рождения Одессы. Это одно.

А другое, конечно, могу выразить им сочувствие, что они сегодня, по сути, не могут высказать свою точку зрения, они не могут проявлять свои эмоции. Потому что более абсурдного полицейского решения, которое сегодня принято в Одессе, что сегодня, по сути, любого гражданина, жителя Одессы имеют право задерживать, обыскивать, останавливать машины, обыскивать в нарушение существующих норм и правил, действующих на территории всей Украины!

Это говорит о том, что действительно, всё же Одесса борется. И такие методы полицейского террора принимаются исключительно для того, чтобы не допустить развитие ситуации не в том направлении, которое выгодно сегодня Порошенко и банде его фашистов, которые захватили власть в Украине.

Валентин Филиппов: Ну, справедливости ради, надо сказать, что Одесса не одна, Одесса вместе с остальными, со всей остальной Новороссией, по которой сейчас всюду идут аресты — вот сегодня непосредственно, вчера, позавчера, вот эти последние дни идут аресты, обыски.

Вадим Колесниченко: Запугивание. Проблемы у Порошенко. Террор и запугивание – всё, что может сегодня сохранить власть. С точки зрения теории политической, это, в конечном итоге, может привести к взрыву. С точки зрения практики существующей на Украине, я думаю, что это к взрыву не приведет. Может быть, локальный дворцовый переворот, но ситуация на Украине в ближайшее время не поменяется.

Валентин Филиппов: То есть, ни внешние силы не будут менять Порошенко и его товарищей, или же это вообще не имеет значения, кого на кого поменяют?

Вадим Колесниченко: Чтобы внутри Украины менялось, понимаете, в чём дело, опять, — «правило жанра». Более реакционная власть придет. Потому что, если произойдет дворцовый переворот, захватят его вооруженные бандиты, которые придут на более радикальных лозунгах, и на оружии, и на крови, безусловно.

Но, интересная ситуация. Сегодня Порошенко, как никогда, слаб. И эта слабость сегодня держит его на троне, потому что те, кто грызутся за него, между собой ещё не определились, кто из них сильнее.

А что касается внешней помощи. Ну, после заявления председателя Еврокомиссии Юнкера о том, что Украина – это не ЕС и не НАТО, после чего, конечно, «обделались» все эти украинские политики, я даже не знаю, куда они дальше могут побежать.

Валентин Филиппов: Нет, ну, они, по-моему, жалобу какую-то написали, потребовали извинений.

Вадим Колесниченко: Чтобы дали комментарий. Вы знаете,

Валентин Филиппов: Этот Евросоюз сломался, несите другой.

Вадим Колесниченко: Можно, конечно, по этому поводу ёрничать и шутить. Есть одна проблема. Это всё же почти 40 миллионов жителей, часть из которых, конечно, упоротые фашисты и нацисты, которые спят и видят, как зажарить нас скорее на сковороде. А большая часть адекватных людей, которые переживают по поводу разрыва отношений с Россией. И для России это серьёзная проблема.

Каждый день сохранения вот такого противостояния отдаляет Украину от России, и Россию от Украины. А у нас, немного-немало, это около тысячи километров общей границы. И нам жить долгие годы рядом.

Валентин Филиппов: Мне и землю свою жалко. Они там на моей территории сейчас топчутся.

Скажите, а мне вот в последнее время приходит в голову. Если уже не бомбить Киев, то, может, как-то детей спасти. Может быть, Российская Федерация издала бы какой-то закон о приёме детей на обучение. Да, например, чтобы родители привозили детей, отдавали в интернаты российские.

Вадим Колесниченко: Вы знаете, что я скажу. Россия и в бытность ещё Ющенко, да и при Януковиче, — ведь она давала квоты для обучения детей.

Валентин Филиппов: Я про школы сейчас говорю, потому что после украинской школы мы получим такого ребенка…

Вадим Колесниченко: Именно об этом я и говорил пару минут тому назад, о том, что каждый день подобного противостояния нас всё более отдаляет. И создаётся уже генетически, генетически создаётся нация, или раса, или группа, или общность людей, которая ненавидит Россию. И с этим уже сделать будет ничего нельзя. С 1 сентября вступил в силу закон об упрощённом принятии Российского гражданства.

Валентин Филиппов: Ну, Вы ж понимаете.

Вадим Колесниченко: Да, нет. Сегодня мы понимаем, в чём была проблема до этого. До этого проблема была в том, что пока не предъявишь справку из администрации президента Украины, что отказался от гражданства, твои документы не принимаются.

Валентин Филиппов: Это не совсем так. Во-первых, это касалось только людей, которые шли по программе носителя русского языка, и их было не так уж много. Там у этой программы есть свои минусы.

Во-вторых, вы ж поймите, что по этой программе шли только люди, которые родились на территории РФ, причём, могли подтвердить, что они не только родились, но и проживали на территории РФ.

А еще — для граждан-то Украины главная проблема даже не в получении гражданства. Получение гражданства – это последний этап. Перед этим есть РВП, перед этим есть ВНЖ. С ВНЖ люди десятилетиями могут жить, и ничего страшного. Это те же граждане, только не голосуют.

У людей проблема вообще — легализации на территории России. Потому что вот как раз легализоваться, приехать и получить законное право находиться на территории Российской Федерации — практически невозможно. Ну, разве что, по патенту на работу.

Но, опять-таки, там надо платить ежемесячно и надо принести справку с работы, что ты реально работаешь.

Вадим Колесниченко: Мы вернулись к началу нашего разговора, к сожалению.

Валентин Филиппов: И патент ничего тебе не дает. Ты не можешь потом прийти в ФМС и сказать: «Вот я у Вас живу по патенту, дайте мне РВП». Они  скажут: «Ну, живешь по патенту, живи по патенту. Это тебе не даёт никаких прав». Тебя в любой момент могут взять за шкирку и выкинуть, причём, абсолютно законно выкинуть, потому что ты находишься в стране на заработках. То есть, ты сам официально признал, что ты приехал на заработки. Ты приехал не потому, что ты русский, ты приехал не потому, что тебя преследуют, по какой-то ещё причине, ты приехал на заработки. Поэтому тебя вышвырнуть можно в любой момент.

Вадим Колесниченко: Поэтому сегодня достаточно нотариальной копии, заверенной заявления об отказе от украинского гражданства, чтобы начался процесс документооборота. Это первое.

Валентин Филиппов: Нет.

Вадим Колесниченко: Второе. Не для жителей России, а для жителей СССР.

Валентин Филиппов: Ну, вы не в курсе. России.

Вадим Колесниченко: Самое такое достаточно сложное.

Валентин Филиппов: Для граждан СССР, проживавших в границах сегодняшней территории РФ. Даже не все крымчане попадают под это.

Вадим Колесниченко: В чём проблема возникает для России той же? Активизировать приём в гражданство и переезд из Украины людей в Россию. Ну, вроде бы трудовой потенциал и количество людей. Действительно, это необходимо, это проблема любого государства. При такой огромной территории, действительно, населения не хватает в России. Но, с другой стороны, если вывозить активно недовольную часть населения с Украины, а кто останется на Украине? Это будет клятое бандеровское государство.

Валентин Филиппов: Ну, да. Как уже есть.

Вадим Колесниченко: Поэтому в этой части есть вторая проблема, над которой нужно работать, сегодня уже Европа над этим задумалась, по крайней мере, на словах — и в Еврокомиссии, и в Европарламенте начинаются слушания о возрождении нацизма на Украине.

Валентин Филиппов: Ну, то есть, вы хотите сказать, что вопрос вывоза русских домой, он наталкивается на такую штуку, что Россия никак не может принять решение: она на Украине проиграла или она на Украине ещё борется?

Вадим Колесниченко: Знаете, в международной геополитике нет быстрых решений.

Валентин Филиппов: Я понимаю.

Вадим Колесниченко: Да, они не тактические, а стратегические, на десятилетия, а то и на столетия.

Валентин Филиппов: Понятно.

Вадим Колесниченко: Исходя из этого, насколько я понимаю, работая с политологами, с экспертами российскими, они смотрят немного больше в будущее, и все понимают на всём земном шаре, что Украина сегодня – это футбольный мяч между двумя-тремя игроками. На самом деле, вот в том состоянии, в котором она сегодня есть, она уже никому не нужна.

Валентин Филиппов: Великолепное сравнение привели. Что Украина – это футбольный мяч, который меду игроками.

Вас, как руководителя Федерации футбола Крыма, хотел спросить. Когда уже мой любимый Севастополь будет участвовать в кубке чемпионов европейских или же там азиатских, или его в чемпионат мира сразу возьмут?

Вадим Колесниченко: Ну, первое. Могу сказать, что я горжусь тем, что наш севастопольский клуб выиграл чемпионат предыдущий и выиграл суперкубок. Мы зашли в очередное первенство и, слава Богу, трудно, тяжело, но футбол пока у нас…

Валентин Филиппов: Ну, УЕФА признаёт наш чемпионатик?

Вадим Колесниченко: Да, он с этим соглашается. Сейчас ведутся переговоры, уже в течение года о том, чтобы мы вошли в международный турнир непризнанных государств. Их восемнадцать в мире. Но, понимаете, нам в этой ситуации…

Валентин Филиппов: Да нет, не надо.

Вадим Колесниченко: Правильно. Мы не хотели бы заходить чисто политически, потому что мы — составная часть России, мы не можем принимать участие в турнире непризнанных государств, хоть он и международный. Это первое.

Второе. Пока не закончится чемпионат мира в России, конечно, неопределенность с крымским футболом будет сохраняться. С этим все уже согласились.

УЕФА, к сожалению, не очень активно продвигается в том, чтобы, во-первых, оказывать поддержку и помощь крымскому футболу, и для того, чтобы наши футболисты всё же получили трансферные паспорта, потому что до сегодняшнего дня трансферные паспорта наши профессиональные футболисты, тренера не получили. И мы находимся в замкнутом анклаве, и в этом, конечно, и качество футбола, и мастерство наших футболистов, увы, не растёт.

Это безумно плохо отражается на детском и юношеском футболе, потому что надо понимать, что это триада: детский, юношеский и профессиональный взрослый футбол, куда можно стремиться, кого можно показать. Мы не можем сохранить наших детей, покупатели с материка просто забирают этих детей. Они забирают, пишут с ними контракты. Они уже с российскими футбольными паспортами, с ними уже проблемы нет, но крымскому футболу это, конечно, большая потеря и большие сложности. Поэтому, пока телега скрипит и пока ещё не очень быстро двигается. Но активность наших взаимоотношений с УЕФА и ФИФА повысилась в разы.

Валентин Филиппов: Ну, хорошо. Я желаю нам победы. Ну, и зная ваше упрямство, упорство, настойчивость, я уверен, что с футболом крымским точно получится.

Вадим Колесниченко: И вообще, с другими видами спорта тоже хотелось бы, чтобы у нас всё складывалось.

Валентин Филиппов: Хорошо. Огромное спасибо. До свидания.

Вадим Колесниченко: До свидания.


Оффлайн Старая маразматичка

  • Герой
  • Сообщений: 10605
  • Имя: Валентина
  • Карма: 15240
и что Вадика еще не умочили????...не прополоскали в унитазе...демоХХХХХХХХХраты чертовы...


 


Размер занимаемой памяти: 1.75 мегабайт.
Страница сгенерирована за 0.248 секунд. Запросов: 45.