Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям

1. 19 ноября в 1988 году по Центральному телевидению впервые состоялся показ двухсе (Интересное и необычное) от mellorn 2. Помните?! (Лучшие воспоминания эпохи СССР) от mellorn 3. Фитоняш) (Интересное и необычное) от mellorn 4. Битва двух АНУСов..))))) (Колючий взгляд на Дом 2) от ди7 5. Этот купальник просто «взорвал» Интернет! Вы уже догадались, в чем его секрет? (Красота, мода, стиль) от mellorn 6. ВГТРК не будет транслировать Олимпиаду без российских спортсменов (Новости спорта и спортивные события) от mellorn

Фигура слева Сергей Удальцов выходит на свободу. Сможет ли он стать новым лидер  (Прочитано 421 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн NATALIG

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 18385
  • Карма: 93158
2


  Фигура слева

Сергей Удальцов выходит на свободу. Сможет ли он стать новым лидером оппозиции?
 Сегодня 9:00   




На этой неделе на свободу выйдет лидер оппозиционного «Левого фронта» Сергей Удальцов. За время его заключения на политическом поле многое изменилось: Алексей Навальный приобрел статус оппозиционера номер один, протестующие раскололись по крымскому вопросу, убили Бориса Немцова... Что значит возвращение Удальцова для российской оппозиции? Главный вопрос — может ли он претендовать на статус нового оппозиционного лидера?

Предположительно Сергей Удальцов выйдет на свободу 8 или 9 августа, а 10 августа даст пресс-конференцию, где расскажет о своих ближайших планах.

Удальцову 40 лет. 24 июля 2014 года его приговорили к 4,5 годам лишения свободы, до этого с февраля 2013 года Удальцов находился под домашним арестом. Суд признал его виновным в подготовке массовых беспорядков.

Удальцов начинал свою политическую карьеру еще в конце 90-х, когда во время учебы в вузе создал и возглавил движение «Авангард Красной Молодежи» (АКМ), ставшее молодежным крылом «Трудовой партии» Виктора Анпилова. АКМ проводил акции, в чем-то напоминавшие акции НБП Эдуарда Лимонова (организация запрещена в России). Например, однажды Удальцов и его соратники решили повторить известные акции нацболов по «захвату» административных зданий и прошли в здание Минобразования, однако заблудились внутри и не смогли провести «символический захват» министерских кабинетов.

В середине нулевых Анпилов и Удальцов разошлись, а в 2008 году Удальцов стал одним из создателей «Левого фронта», объединившего активистов с социалистическими взглядами. В последующие годы «Левый фронт» регулярно проводил санкционированные и несанкционированные акции. Из них самыми известными стали «Дни гнева» — регулярные митинги против ухудшения социально-экономического положения граждан, а также акции против капитализма. В Москве активисты «Левого фронта» проводили акции и по городской повестке — экология, точечная застройка и так далее.

В 2011-2012 году Удальцов был активным участником протестного движения, был выбран в Координационный совет оппозиции. В 2012 году поддерживал на выборах президента кандидатуру Геннадия Зюганова. В феврале 2012 года на встрече президента Дмитрия Медведева с лидерами оппозиции предложил тому отменить выборы президента и остаться у власти еще на два года, рассчитывая, по собственным словам Удальцова, таким образом «расколоть тандем» Медведева и Владимира Путина.

  Как фильм на НТВ сделал Сергея Удальцова государственным преступником       

В октябре 2012 года телекомпания НТВ, которая регулярно выпускает материалы о том, какая плохая в России оппозиция и как она на деньги Запада хочет развалить страну, анонсировала очередной разоблачительный фильм под названием «Анатомия протеста-2». В этом фильме была показана запись скрытой камерой, сделанная в минском отеле, где несколько грузинских политиков во главе с тогдашним главой комитета парламента Грузиии по обороне, соратником экс-президента Грузии Михаила Саакашвили Гиви Таргамадзе общались с тремя россиянами — Удальцовым и его соратниками, Леонидом Развозжаевым и Константином Лебедевым. Они обсуждали финансирование оппозиционной деятельности, подготовку массовых беспорядков и так далее.



Таргамадзе в «фильме» назван «человеком с реальным опытом организации массовых беспорядков». Там же было сказано, что он поддерживает связи с экс-главой «Банка Москвы» Андреем Бородиным, уехавшим в Лондон от уголовного преследования.

«Была короткая встреча... он сказал, с поддержкой я договорюсь...» — доносятся отрывочные фразы, — «по экспертным оценкам нужно 200 лимонов...». Запись перебивается закадровым голосом, Бородин представлен фактически новым Березовским. Потом Таргамадзе что-то говорит про «двести тысяч человек, которые будут готовы с коловратами пойти на Кремль», а закадровый голос обвиняет Удальцова в готовности сотрудничать с националистами ради свержения власти.

Реплики Удальцова и его товарищей можно разобрать с трудом. «Националистов надо подтягивать, но так, чтобы они не доминировали полностью...», «Белая лента — лучшая форма...». Обсуждается, можно ли сделать фальшивые паспорта, потому что «у нормального революционера должно быть много паспортов». Потом Таргамадзе начинает говорить о Калининграде, говоря, что у него есть «авантюристическая идея» начинать революцию в России с Калининграда и там уже «принимать новые декреты», а параллельно делать то же самое во Владивостоке. Потом речь заходит о Транссибе и о том, что эта железнодорожная ветка единственная, которая связывает страну, и, если она будет перекрыта, то в российской власти начнутся логистические проблемы, и почему-то о писателе Дмитрии Быкове. О чем идет речь из нарезки НТВ, понять вообще сложно, но закадровый голос уверен: собеседники договариваются о подготовке массовых беспорядков в регионах, и именно на это Удальцов и его товарищи и взяли деньги от Таргамадзе.

Через две недели Следственный комитет возбудил против Удальцова, Развозжаева и Лебедева уголовное дело. У них в квартирах прошли обыски. Развозжаев попытался бежать и успел выехать в Киев, однако был задержан до того, как успел подать прошение о предоставлении ему политического убежища. Фактически Развозжаева похитили из Киева и вывезли в Москву, где посадили в СИЗО. Там он написал явку с повинной, от которой потом отказался и заявил, что показания дал под пытками. Вскоре на Развозжаева возбудили также дело по обвинению в разбое в 1997 году — якобы он напал тогда в Ангарске на квартиру предпринимателя, торговавшего меховыми шапками. Впоследствии это дело прекратили за истечением срока давности. Развозжаев также был приговорен к 4,5 годам лишения свободы. Он освободился 7 апреля 2017 года.

В СИЗО оказался и Лебедев, однако он заключил сделку со следствием и признал вину. В интервью спецкорру издания «Коммерсантъ-Власть» Олесе Герасименко он объяснил свои мотивы.

«У меня был выбор такой: либо упереться рогом, и закончилось бы все очень печально, десятилетним максимальным сроком. Была альтернатива — признать очевидное, именно очевидное. Я ни слова в своих показаниях не соврал и никого не оговаривал. Я не дурак и понимаю, что им нужен был Удальцов. Я во всем сознался и добился отношения «Иди, мальчик, мы тебе по минимуму дадим, ты нам не интересен». Идти на рожон сломя голову, получать десятку и все равно никого этим не спасти — ну это был выбор, который достоин фанатика, но не разумного человека... Я себя предателем в данном случае не чувствую. Люди, которые участвовали в этом деле, знали, на что идут, и знали, что такой результат возможен. Что касается всех участников этих массовых беспорядков, то я ни на кого показаний, которые могли бы привести к отягощению их участи, не давал. На Леню и Сережу — да, но это только наше дело. Мы знали, на что идем, и масштаб, который мы себе мыслили, предполагал серьезность последствий... Создание мощной левой партии, получение денег из-за рубежа, по крайней мере об этом говорил Таргамадзе, и в конце концов вхождение в органы власти. То есть фактически замена собой КПРФ с перспективой вывода Удальцова в политики федерального уровня», — рассказал Лебедев, добавив, что с Таргамадзе познакомился еще в 2005 году на Украине во время первого Майдана — так называемой «оранжевой революции».



Его дело рассматривалось в особом порядке. Лебедев был приговорен к 2,5 годам лишения свободы. В 2014 году Лебедев был условно-досрочно освобожден. Автор этого текста как-то раз встретила Лебедева в 2016 году в центре Москвы. Он сказал, что с политикой покончил и что не хочет более никакой публичности.

Удальцов же оказался сперва под подпиской о невыезде, а потом под домашним арестом. Он пытался принять участие в выборах мэра Москвы 2013 года, однако не смог зарегистрироваться и призвал своих сторонников поддержать кандидата от КПРФ Ивана Мельникова, а не оппозиционного политика и своего былого соратника по Координационному совету оппозиции Алексея Навального. Удальцов свою вину не признал.

Параллельно происходили события в Крыму и на Донбассе. Удальцов публично поддержал присоединение Крыма к России и заявил о праве жителей юго-восточной Украины на самоопределение. «Те, кто называет искренних патриотов «ватниками» и «быдлом», мне глубоко неприятны», — говорил Удальцов в интервью «Московскому комсомольцу».

Супруга Удальцова, Анастасия, сказала, что в четверг он уже будет на свободе и даст пресс-конференцию, на которой анонсирует свои дальнейшие действия. От подробного комментария она отказалась.

В последние годы Удальцов критикует либеральную оппозицию, в частности обращая внимание на то, что все больше рядовых противников режима после несанкционированных массовых акций попадают за решетку, после чего они оказываются нужны максимум своим семьям и адвокатам.

  Заметная фигура среди оппозиции     

С 2014 года в российской политике поменялось многое. Спал интерес к теме присоединения Крыма, конфликт на Донбассе приобрел характер затяжного. Вводятся все новые санкции Запада против России, экономическое состояние страны ухудшилось. Экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский вышел на свободу, уехал из страны и создал движение «Открытая Россия».

Общественный деятель Мария Баронова, несколько лет координировавшая правозащитное направление «Открытой России» (она объявила, что покинет движение до конца месяца) считает, что с учетом всех дискуссий, происходивших за последние годы, выход Удальцова может интересным образом повернуть информационное пространство в оппозиционной и околовластной среде.



«Не надо думать, что это какие-то разные среды. Единственное, что сейчас всех интересует — это какой же следующий шаг сделает Навальный и как другие игроки в оппозиции будут действовать. Никого не интересуют новости об Алиханове, Бречалове и других людях. Информационное пространство подчинено исключительно темам о том, какая оппозиция — плохая или хорошая. В этих условиях все зависит от того, какую позицию займет Удальцов, попытается ли его кто-либо использовать в своих интересах, пойдет ли он у них на поводу или сможет сыграть какую-то свою игру», — рассуждает Баронова.

«Что касается левого движения в России, то тут я бы не стала всерьез рассматривать именно Сергея Удальцова как его вдохновителя. В России достаточно много экзотических левых группировок — от леволиберальных феминисток до красно-коричневых сталинистов, не забудем и об анархистах всех видов, но объединять их ничего не может. В вопросе союзничества или соперничества Удальцов может конкурировать только за те массы, которые действительно выходят на протесты. Это либо зажиточные горожане (а ныне их дети и младшие братья), либо люди, недовольные падением уровня жизни и введением дополнительных налоговых сборов — вроде протеста дальнобойщиков. И те и другие по сути всегда центристы, и их радикальная левая риторика отпугнет. Так что, повторюсь, единственная территория, на которой Удальцов действительно будет всем интересен, зависит оттого, какую позицию он займет в информационном пространстве. И в этом вопросе я, например, рассчитываю на благоразумие Сергея. Не всё то разборки, которые надо разбирать», — считает Баронова.

Былые коллеги Удальцова по Координационному совету оппозиции, созданному на волне протестных митингов 2011–2012 года и существовавшему год, разбрелись кто куда.

  Взгляд из либерального лагеря         

Дмитрий Гудков сотрудничает с «Яблоком». Он проиграл выборы в Госдуму по одномандатному округу, а сейчас вместе с Макимом Кацем и «яблочниками» увлечен кампанией по муниципальным выборам в Москве. Впрочем, этот фланг оппозиции присоединение Крыма не поддерживает, придерживается либеральных взглядов, поэтому едва ли Удальцову будет с ними по пути.

«Насколько я вижу, левый фланг в плохом состоянии, потому что у него нет поддержки среди населения. Потому что население, которое требует социальной справедливости, которое хочет отбирать больше денег у богатых, используется парламентскими партиями типа КПРФ, ЛДПР и «Единой России»... Опросы на митингах на Болотной площади показывали, что левых среди пришедших туда людей мало, в основном там были либералы. Что касается самого Удальцова — он достаточно харизматичный человек. Не знаю, насколько он способен объединить вокруг себя левых. Но, думаю, в любом случае это будет заметная фигура среди оппозиции и вообще среди политиков», — поделился со Znak.com своим видением Максим Кац.



Экс-депутат Госдумы Дмитрий Гудков верит в политические перспективы Удальцова. «На левом фланге одни политические декорации. СР сдулась, КПРФ еще плывет по течению, но уже не та. Удальцов, конечно же, имеет шанс прийти им на замену. Будет конкуренция и с парламентскими партиями, и с Навальным, который все больше уходит в "левую" риторику. При этом я Удальцова все равно воспринимаю как союзника в борьбе с режимом, несмотря на многие расхождения во взглядах», — говорит Гудков.

Алексей Навальный за время заключения Удальцова успел поучаствовать в выборах мэра Москвы, набрать на них треть голосов, получить несколько условных сроков и объявить о намерении баллотироваться в президенты России в 2018 году. Как уже говорилось, супруга Удальцова выступает с критикой Навального, однако неизвестно, разделяет ли ее позицию Сергей. С именем Навального связаны в последний год несанкционированные молодежные акции протеста. Сможет ли Удальцов добиться популярности в среде городской молодежи — неизвестно.

  Националисты и крымский вопрос       

Националистический фланг раскололся из-за событий 2014 года на Украине — и особенно из-за конфликта на Донбассе. Часть былых лидеров националистов (например, Александр Белов-Поткин) находится под арестом. Впрочем, с националистами у Удальцова как человека левых убеждений едва ли может быть хоть что-то общее.

Националист Даниил Константинов, который также состоял в КС оппозиции и тоже оказался в тюрьме, говорит, что состояние левого фланга к выходу Удальцова из тюрьмы стало «неудовлетворительным».

«Никакого организованного левого движения в России я сейчас не вижу, — говорит он. — Что и неудивительно, ведь "Левый фронт" подвергся жесткому разгрому в ходе Болотного процесса, а все его лидеры оказались либо за решеткой, либо в эмиграции».

«Я думаю, что освобождение Удальцова отразится на политическом раскладе в России, но отразится не так сильно, как многим бы хотелось, — продолжает националист. — Пересборка левых сил возможна, но потребует много времени и ресурсов. В отсутствие ближайших соратников Удальцова (Пономарева и Сахнина) это может оказаться не так просто. Однако, думаю, что в конце концов Сергей справится и выстроит под себя новую левую организацию. Проблема в том, что у него нет ресурсов (финансовых, административных, медийных), чтобы развиваться дальше. Вряд ли кто-то станет его финансировать после "Болотного дела", это слишком опасно. Власть его боится, а для либеральных СМИ он чужой. Он и был чужим, но став "крымнашистом", окончательно сжег мосты для сотрудничества с либеральными СМИ. Кремлевские СМИ тоже не будут поддерживать отсидента-революционера», — считает Константинов.

Он считает, что для Удальцова есть два окна возможностей. Первое — это сотрудничество с КПРФ и постепенная легализация через это сотрудничество. Но здесь есть опасность лично для Зюганова, поскольку Удальцов является сильным, харизматичным лидером и со временем сможет претендовать на лидерство в партии, тем более что Зюганов уже немолод.

«Второе окно возможностей откроется, если власть решить торпедировать Навального посредством Удальцова. Такой вариант возможен, особенно с учетом того, что левые довольно неприязненно относятся к Навальному. В этом случае Удальцова могут специально накачать (финансово, организационно и т.д.), чтобы он составил конкуренцию Навальному. При наличии определенных ресурсов он вполне может справиться с этой задачей. Вопрос только в том, захочет ли он. Сергей — человек сильный и независимый», — говорит Константинов.

Как политик Удальцов может воспользоваться ростом социального протеста в России, говорит Константинов. «Думаю, он тут же впишется и в борьбу с реновацией, и в остальные московские проблемы. Возможно даже, он станет неформальным лидером социального протеста в России, но принесет ли это ему политические дивиденды, я не знаю. Я не верю в теорию малых дел и хорошо помню, что из тех, кому помогал Удальцов в свое время с уплотнительной застройкой и другими проблемами, только единицы остались с ним, когда речь зашла о большой политической игре», — рассуждает Константинов.

  Раскол на левом фланге         

Что касается левого фланга, то, как и националисты, левые активисты раскололись в 2014 году. Удальцов, как уже говорилось, поддержал присоединение Крыма и высказал поддержку ДНР и ЛНР. При этом «Левый фронт» занял позицию, осуждающую конфликт и выступил с антивоенным заявлением «Война войне». Вскоре организацию стали покидать активисты с «продонбасской» позицией — например, экс-депутат Госдумы Дарья Митина вышла из совета организации. Организация начала распадаться. 12 июня в Иваново на очередной съезд «Левого фронта» приехали представители лишь нескольких региональных отделений. Уличная активность организации сейчас почти незаметна.

У «Левого фронта» появляются конкуренты: недавно была создана новая организация «Левый блок», которая, к примеру, пыталась блокировать офис Роскомнадзора. Однако пока еще она мало заявила о себе.

«Другая Россия» Эдуарда Лимонова горячо поддержала присоединение Крыма и выступила на стороне ДНР и ЛНР в конфликте на Донбассе. Эта позиция в целом схожа с позицией Удальцова, однако это не гарантирует возможности сотрудничества этих организаций.



Ряд политиков с левыми взглядами вынужденно эмигрировали, например товарищ Удальцова по «Левому фронту», экс-депутат Госдумы Илья Пономарев или Алексей Сахнин.

Пономарев говорит, что Удальцов всегда занимал свою особую нишу и что сейчас у него есть перспективы снова стать идейным и организационным лидером левого фланга, однако это потребует значительных усилий.

«Его конек — "акции прямого действия", и это всегда роднило его с НБП (откуда в движение пришла его супруга), — считает Пономарев. — Однако у НБП никогда не было идеологии, ее место занимала эстетика, и это делало эту организацию безопасной и приемлемой для либералов. АКМ же Удальцова был связан с «Трудовой Россией» Анпилова, имел четкую ассоциацию с наиболее опасным моментом для ельцинизма — 1993 годом, и в итоге получил меньшую раскрутку. Однако в ходе "болотных" протестов это перевернулось: уже Удальцов стоял рядом с любимцами либеральной публики, а Лимонов встал не на ту сторону и в результате полностью исчез с политической сцены». «Главный вызов для Сергея сейчас — сможет ли он воспользоваться вынужденным перерывом, чтобы заявить о себе не только как об уличном, но и идейном и организационном лидере, — считает Пономарев. — Это будет нелегко, ведь его позиция по Украине оказалась неприемлемой для большинства "Левого фронта", в результате чего организация, пережив период разброда, воссоздалась лишь недавно в виде "Левого блока", но уже без Сергея».

Тем не менее, считает Пономарев, лидерский и моральный потенциал Удальцова остается очень высоким. «Теперь все будет зависеть от его политической мудрости: удастся ли скрепить разорванные связи, снять ссоры, воссоединить движение. Ключом к этому будет общее дело для левого фланга, которое надо предложить активистам разных организаций, и возможность обеспечить его нужными ресурсами», — говорит эмигрант.

Депутат Госдумы от «Справедливой России» Олег Шеин, придерживающийся левых взглядов, считает, что у Удальцова есть политическое будущее, тем более что Удальцов относится, по оценке Шеина, не к категории политиков-спринтеров, а к стайерам, умеющим работать годами и ждать результата.

«Мне кажется, сейчас есть запрос на левую непарламентскую силу, склонную к публичному действию. Явно развиваются социальные движения, потому что ухудшается социальная обстановка в стране, эта тенденция будет только усиливаться. Насколько Удальцов готов работать с этой тенденцией, покажут события, он обычно всегда поддерживал такие процессы», — считает Шеин.

Писатель, депутат Госдумы от КПРФ Сергей Шаргунов приветствует выход Удальцова на свободу.

«Все это время я выступал за свободу Удальцова и его товарища Развозжаева (последний вообще мой друг, и мы переписывались все эти годы), — рассказал Шаргунов. — В том числе говорил об их деле напрямую президенту. Конечно, я рад, что тюрьма и лагерь для них закончились».

По мнению Шаргунова, Сергей Удальцов мог бы вновь заявить о себе «чем-то нестандартным». «Улица? Не уверен, что сейчас его уличные акции в Москве будут успешны. Теоретизировать он тоже не любитель. По-моему, скучноватый вариант — после освобождения сделать заявление против неправильных "буржуйских" оппозиционеров, а потом вновь пропасть из новостей, — говорит писатель. — Удальцов мог бы начать борьбу за права человека, против унижения простых людей в городах и селах нашей огромной страны. Рассказывать про оптимизацию школ и больниц, нищету, безработицу, адские поборы, ездить по регионам, на месте устраивать акции в поддержку безгласных — в этом "народничестве" я готов ему максимально содействовать как депутат», — сказал Шаргунов Znak.Com.

  Новый лидер оппозиции?         

Внешние наблюдатели по-разному оценивают политические перспективы Удальцова. Например, журналист Олег Кашин настроен пессимистично.

«Не думаю, что Удальцов сразу сможет занять какое-то место в политике: левый фланг действительно разгромлен, а та аудитория, на которую ориентируется Навальный, не очень восприимчива к советской риторике. Чего я боюсь — что околокремлевские круги начнут пользоваться Удальцовым для пропаганды. Ему это не принесет пользы, да и Навальному не повредит», — считает Кашин.



Глава Политической экспертной группы Константин Калачев считает, что из Удальцова не получится конкурента Алексею Навальному за звание лидера оппозиции. «Левые идеи могут быть востребованы — но не леваки, не левацкие лидеры. Это как народовольцы: шума было много, но народом поняты не были. Мировоззрение Удальцова — это не мэйнстрим. Но рекрутировать сотню-другую юных идеалистов он сможет», — считает Калачев.

С ним заочно полемизирует политолог Аббас Галлямов. «С точки зрения внутренней энергетики и отсутствия страха, Удальцов ничем не уступает Навальному и сильно превосходит подавляющее большинство остальных политиков страны. В ситуации роста протестных настроений и активизации уличного противостояния его появление способно серьезно повлиять на сложившиеся политические расклады. Во-первых, оживится левый фланг — в первую очередь, КПРФ. Во-вторых, Навальный может утратить монополию на радикальный протест. В краткосрочном плане это может оказаться выгодным властям, но в долгосрочном они все равно проиграют. Активизация протестной активности приведет к ослаблению ощущения тотального доминирования власти в политическом поле, а это чревато потерей электорального "болота" — той части избирателей, которая традиционно присоединяется к наиболее вероятному победителю», — считает Галлямов.


 


Размер занимаемой памяти: 1.75 мегабайт.
Страница сгенерирована за 0.627 секунд. Запросов: 43.