Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям

7. Асратян. Робик поздравляет папу. (Дом 2 новости) от mellorn 8. Маленькому щенку овчарки повезло – ему попались неравнодушные люди! (В мире животных) от elenaershova 9. Салат Цезарь (Юмор, болталка, флудилка, игровая) от Лиль 10. Анкет - манкет (Юмор, болталка, флудилка, игровая) от БаБуКа 11. Бей, Наташ: Девочки-подростки транслировали в Сети зверское убийство котенка (В мире животных) от нефертити 12. Ушла из жизни Вера Глаголева (Важные новости и события) от Ленуша

Малоизвестный эпизод битвы под Аустерлицем.  (Прочитано 150 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Миссис уксус

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 40326
  • Имя: Лариса
  • Карма: 149841
1


Для тех, кто знает об Аустерлицкой битве только по роману "Война и мир". Лев Николаевич неохотно писал о таких вещах.

"В том же году, отец мой повел Елисаветрадский полк в поход под Аустерлиц,где в этом несчастном для нас сражении, при совершенном поражении союзных русско-австрийских войск, полк находился на правом фланге, под начальством генерал-адъютанта Уварова.

Многие полагают невозможным остановить опрокинутую конницу. Без влияния начальника, приобретеннаго любовью и уважением, это действительно невозможно.

Но есть исключения.

Отец мой повел свой полк в атаку на французских кирасиров (по тогдашнему обыкновению в одну линию). Французские кирасиры раздались направо и налево, открыли батарею, которая встретила гусаров картечным огнем, и они были опрокинуты. Отец мой, любимый полком, скоро остановил его, привел в порядок и повторил атаку. Французы повторили тот же маневр: опять встретили картечью, гусары снова опрокинуты. Отец мой, во второй раз тщетно усиливавшийся остановить бегущих, преследуемый французскими латниками, остановил лошадь и сказал своему адъютанту Мердеру: «Не стану больше срамиться!» Они были окружены французскими латниками до пятидесяти человек и стали отражать наносимые удары. Кивер отца моего был сбит и отрублена часть затылка, почти до мозга. Мердер получил три раны в голову. Их стащили с лошадей и повлекли назад. Отца моего тащили за подсумок и как он, от старости и истощения сил, не мог бежать, то его кололи палашами в спину, нанеся четырнадцать ран; подсумок оборвался и отец мой упал ниц.

Между тем, в полку заметили отсутствие шефа. Поручик Сотников, необыкновенный силач, разгибавший две подковы, закричал: «Кто хочет со мною выручать шефа»? За ним поскакали шесть гусаров и камердинер отца моего. Мгновенно догнали они латников и началась кровавая сеча: один Сотников своеручно положил на месте шесть человек. Надо заметить, что эпизод этот происходил при общем отступлении войск в безпорядке. Двадцати-летний Мердер пешком добрался до полка; отца моего подняли без чувств. Сотников хотел оторвать висевшую часть затылка, но повредил только ране, и приложил висевший кусок на свое место, вместе с волосами. Отца моего без чувств перевалили чрез лошадь спешеннаго камердинера и привезли в полк, а оттуда отнесли на перевязочный пункт. Рана на голове несколько дней подвергалась антонову огню; пораженныя места вырезывались; чрез много времени рана затянулась, и отец мой, с разстроенным в конец здоровьем и ослаблением зрения, жил еще три года. Этот подвиг чести и самоотвержения шефа, адьютанта его и Cотникова со спутниками не может не внушать читателю полнаго сочувствия и умиления".

Остен-Сакен Дмитрий Ерофеевич
Отрывок из летописи Елизаветградского гусарского полка