Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям


Азаров: Одесса продолжает сопротивляться  (Прочитано 600 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн NATALIG

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 15547
  • Карма: 80811
4


Азаров: Одесса продолжает сопротивляться
 0:19 28 июля  2017, Киев, Ольга Козаченко     


 

Громкий скандал разгорелся в Одессе – в годовом отчете Фонда Сороса обнаружилась статья расходов в 600 тысяч гривен на деятельность «группы 2 мая» — речь идет о неформальном объединении общественников и журналистов, которые обещали беспристрастно расследовать массовую гибель людей в Доме профсоюзов в 2014 году.

Теперь стало понятно, кто финансировал «независимое расследование», и почему выводы авторов склонялись к традиционному «российскому следу».

Ни киевский режим, ни международные структуры не заинтересованы в объективном изучении событий 2 мая в Одессе.

В городе сейчас разворачивается масштабный передел собственности с поджогами ресторанов и подрывами автомобилей.  Противостояние между нацистскими организациями грозит перерасти в войну.

Киев готовит закон по смещению одесских властей. Горсовет Одессы судорожно распродаёт коммунальную собственность по символическим ценам — через фиктивные договоры аренды с последующим выкупом по балансовой стоимости.

О ситуации в городе обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказал экс-кандидат в мэры Одессы Вячеслав Азаров, глава партии «Союз анархистов Украины».

     
(кликните для показа/скрытия)


Валентин Филиппов: Ну что, привет Одесса. Приветствую Вас, Вячеслав.

Вячеслав Азаров: Приветствую, Валентин.

Валентин Филиппов: Слушай, хотелось с первых слов сразу рекламу сделать. Обратиться к фонду Сороса — он бы мог стать спонсором нашей программы, нашей беседы. Там же входит и создание видеопродукта, и размещение в сетях. И все это недорого, 600 тысяч, по-моему, гривен. Это в рублях — полтора миллиона!

Что думаешь? Вообще, группа 2-го мая, вот эта честная, из «активистов» созданная, они между собой не передерутся, выясняя, у кого осели деньги?

Вячеслав Азаров: Ну, я не в курсе этих между ними подробностей, но, действительно, они себя подавали все время как «независимые исследователи трагедии 2-го мая». А потом оказывается вдруг, что эта «независимость» оплачивается Соросом, который, как известно, поучаствовал в финансировании майданных событий. Эта «независимость» серьезно ставится под вопрос.

Теперь надо выяснять — изначально была на деньги Сороса эта группа создана или он только в конце он попытался им как-то посодействовать?

Мало веры в последний вариант. У нас получается такая традиция «независимых» структур — наблюдение за выборами постоянное у нас происходило. С начала этого тысячелетия все «независимые структуры» потом оказывались почему-то на чьей-то определенной стороне.

В сущности, уже были определенные не подозрения, а сомнения в независимости группы, потому что Одесса ж — большая деревня, тут маленькая прослойка политически активных людей. Мы примерно знаем друг друга позиции.

Хотелось надеяться, что эти давно знакомые нам люди, некоторые из них, выйдут на какую-то независимость, но теперь эти надежды совсем растаяли.

Валентин Филиппов: Вообще, для меня несколько странно, что все-таки не правоохранительные органы занимаются расследованием, а какая-то общественная группа.

У меня такое впечатление, что они занимались исключительно отвлечением внимания. То есть, они в детали какие-то влезали: фильм сняли о том, где какой Вася стоял в какое время, абсолютно не вдаваясь в подробности, откуда Вася взялся, и что это было на самом деле.

Вячеслав Азаров: Создавалось впечатление, что было направление заболтать тему, чтоб от неё просто все устали. А она болит. Разумеется, никто от этого не устанет.

Что касается правоохранительных органов, — ну, они, фактически, не могли этим заниматься. Ведь всем понятно, что события 2-го мая происходили в контексте майдана, в контексте установления новой власти путем неправовых действий. Поэтому, как новая власть, которая установлена путем таких событий, может их расследовать? Это же смешно.

К сожалению, тут такая ситуация, что мы не можем обращаться к какому-то мировому сообществу. Потому что последние три года показали, что то, что у нас раньше называлось «независимым мировым сообществом», занимает определенную позицию во внутриполитическом конфликте в Украине. Известно, на чьей они стороне.

Поэтому, я не знаю, может администрация новая в США как-то поменялась, будут какие-то другие подходы. Хотя понятно, что у американцев есть свои серьезные интересы в Украине. Могут быть недовольства конкретными фигурами у власти, но, в целом проект, я буду очень удивлен, если они его возьмут и резко откинут.

С другой стороны, это люди прагматичные. То есть, они понимают, как дорого этот проект им стоит. Но мы, к сожалению, не имеем таких источников информации, чтобы заранее узнать, когда наши власти их уже утомят. Будем надеяться, что это произойдет скоро.

Валентин Филиппов: Пишут, что США могут отказаться от Порошенко. То есть, просто скормить его, к чертовой матери, и всё. Собственно, такие ходы и в других государствах были, когда скармливается первая волна революционеров — для того, чтобы придать легитимности происходящему,     чтобы выпустить пар.

Вячеслав Азаров: Это вполне обычная американская практика. Поменять жестких исполнителей на «белые воротнички», которые ни в чем не замараны, а курс продолжается тот же, только уже определенными «чистыми руками».

Но, они могут оставаться чистыми, когда что-то уговорено, есть какой-то минимальный консенсус в стране. Если будет продолжаться та же ситуация, которая сейчас происходит в Украине, то они очень быстро опять запачкают руки.

У меня есть надежда, что и администрация, и Госдеп понимают это, и пойдут на какие-то договоренности внешних игроков, чтобы как-то уравновесить ситуацию в Украине. Только после этого есть смысл вводить «белые воротнички» в этой ситуации.

Что касается группы 2-го мая, ну, они выбрали чью-то определенную сторону… Подозрения, что скормят конкретных исполнителей, которые во всей этой трагедии были замешаны. Самые одиозные фигуры уже давно сбежали из Украины. Тот же Волков (Мыкола-сотник, «руливший» заезжими боевиками, — прим. ред.). Говорят, что он вообще умер, но я как-то в это мало верю. А кто остался в Одессе. Ну, не знаю,  как-то с ними…

Во всяком случае, эти люди сильно рискуют здесь оставаться, потому что неизвестно, когда будет принято за бугром серьезное решение, тут можно и не убежать потом.

Валентин Филиппов: Юсов не убежал, Гордиенко не убежал. Гордиенко, вообще, все второе мая, рядом ходил с Волковым — рука об руку. Во всех точках были вместе, вместе разговаривали с милицией, добивались своих целей. И, в общем-то, Гордиенко покинул одним из последних Куликово поле. И никуда, вроде как, бежать не собирается.

Вячеслав Азаров: Не знаю, чего они остаются в городе. Ну, на что-то они рассчитывают. Остепенились. Может, думают, что все уже закончилось. Я не думаю, что все закончилось. То есть, не то, что я верю в какую-то глобальную справедливость, но так народ через колено ломать невозможно. То есть, это все не проходит бесследно, это все еще икнется, будет ещё разбор полетов.

Валентин Филиппов: Два мира, два стиля жизни, две системы. Сейчас в Крыму российскими властями задержан полевой командир Погодин, позывной «Керчь», — по требованию Интерпола. Но его вроде сейчас отпускают, слава Богу. И ему в вину ставится Украина и расстрел несовершеннолетнего. И здесь, на этой стороне оправдание очень простое. Предъявлена фотография этого несовершеннолетнего, участвовавшего на Куликовом поле 2-го мая в группе других болельщиков, других нацистов с коктейлями Молотова в руках. И сразу вопросы отпадают. Он говорит: «А что, его надо было на усиленное питание сажать, что ли? Взяли, расстреляли». То есть, и исчезают обвинения сразу, моральные, по крайней мере, точно. Может же такая ситуация случиться.

Вячеслав Азаров: Ну, все-таки, я думаю, что внесудебные расстрелы – это все равно плохо.

Валентин Филиппов: Дело было в Краматорске, понимаешь, на фронте. И поэтому на месте вопрос решили радикально.

Вячеслав Азаров: Но, все равно, видишь, это икнется как-то человеку.

Валентин Филиппов: Ну, да. У человека сейчас неприятности, на самом деле. Потому что он сорок дней отсидел в СИЗО — сейчас в 2017 году, в Ялте.

Вячеслав Азаров: Будем надеяться, что эта война идет к концу, что хоть в какой-то части американцы искренни, когда говорят, что надо, во всяком случае, такую фазу конфликта прекращать. Как оно будет потом развиваться, действительно ли будет какая-то автономия, будет ли принят закон… Вообще, достаточно соблюсти те Минские договоренности.

Валентин Филиппов: Ну, в принципе, да.

Вячеслав Азаров: У всех уже на памяти их последовательность. Через тридцать дней после подписания уже надо начинать принимать концепцию Закона об особой зоне «Донбасс». Это не принято, и все дурачка валяли, все понимали друг друга роль в этом деле.

Валентин Филиппов: Дело в том, что вот эти последние дни идет обострение на фронте, несмотря на все заявления из Вашингтона.

Если мы говорим, что вполне возможно желание США сменить руководство Украины, то, собственно, условному Порошенко можно идти ва-банк. Обострять ситуацию, — потому что в обостренной ситуации никто резко не будет никого менять. Своего рода идет шантаж и в одну, и в другую сторону.

Вячеслав Азаров: Ну, с другой стороны, они тут и на местах так вибрируют! Ты же понимаешь, когда было все уговорено, уравновешены силы области, города, все тут заинтересованы в спокойствии в городе, чтобы показывать, что у них тут ситуация под контролем. А последние дни тут такое творится: взрывы машин, сгорели вчера два шикарных кабака, один в Аркадии, другой на Ланжероне. То есть, это все какие-то движения нездоровые.

Идет передел, выходит ситуация из-под контроля у властей. Может быть, на почве того, что прошли слухи, что могут принять закон в Верховной Раде о перевыборах мэра города.

Тут уже начинается передел, доедание каких-то остатков.

То ли они, действительно, все собираются потихонечку в бега, но это слишком хорошо, чтобы это было правдой.

Валентин Филиппов: Да, да. Пусть забирают все и уже уезжают навсегда. Только навсегда.

Вячеслав Азаров: Я тоже против резких смен, потому что неизвестно кого же пришлют им взамен.

То есть, лучше постепенная замена. Ну, выборы что-то покажут. Хотя, я вот помню, участвовал, когда Гурвица выгнали. Так ему запретили участвовать, повторно баллотироваться на следующих выборах. Если так же запретят и Труханову, то я не знаю, что здесь будет. Ну, я, конечно, поучаствую по мере сил, но это ж понятно, какие ресурсы нужны для этого дела.

Валентин Филиппов: Кстати, алло-алло, фонд Сороса. Внимание, фонд Сороса, дайте уже хоть раз деньги нормальным людям.

Вячеслав Азаров: Ситуация такая, что мэрия не очень хочет развивать какую-то проодесскую общественность. Последнее, что у меня накипело, это то, что они классный придумали вроде проект «Социально активный гражданин», на котором общественные проекты разыгрываются, часть бюджета идет. Ну, я написал такую уже мощную программу по потребительским кооперативам для малоимущих Одессы, а она не прошла. Прошли какие-то поставки стоматологического оборудования от ассоциации следственных судей Украины. Я вообще офигел, что там происходит.

Валентин Филиппов: Я читал, что очередной раз у нас коммунальную собственность перераспродают под очень хитрыми схемами.

Вячеслав Азаров: Да. Я тоже хотел сказать. Есть такое подозрение, что люди работают, как в последний раз, на последнюю смену вышли. Я не знаю, что ты имеешь в виду.

Валентин Филиппов: Там 54 объекта, насколько я знаю.

Вячеслав Азаров: А, вот этот список на ближайшую сессию. Там серьезный такой ресурс… У меня даже проходили слухи, что есть заинтересованность в покупке старого здания мэрии. Вот это, конечно, был бы вообще скандал. Это не из мэрии. Просто, есть заинтересованность, люди проявляют.

Валентин Филиппов: Ну, в свое время управление ЖКХ было продано.

Вячеслав Азаров: Ну, думу одесскую продать – это вообще скандал… Ну, да, какие-то очень сильные движения. То ли они так согласовали все в Киеве и не боятся ничего, то ли это последняя, как бы, действует…

Тогда они, значит, тоже боятся принятия этого закона о перевыборах мэра. Да, как раз для уходящих властей центра страны надо оставить какие-то свои зарубки, зачинки. Вот поставят своего, не дай Бог, мэра Одессы.

Вообще, я доволен нашим городом относительно на фоне всей остальной страны, потому что здесь, все-таки, ещё как-то сопротивляются. И второе мая шикарно прошло, и как бы, на девятое я вообще не ожидал там за весь день больше 30 тысяч. Вообще, такое зрелище давно я не видел.

К сожалению, у нас все так сошлось, что ни на какие другие акции уже выходить нельзя без вреда для здоровья. Поэтому, люди на легальные какие-то акции уже выходят со всеми лозунгами, что у них накипело. И ЖКХ, и культура, и все-все-все. То есть, все, что я слышал там, меньше всего относилось к девятому мая. Это была манифестация оппозиционно настроенного населения Одессы. Вот такая была манифестация, очень яркая.

Сейчас закончится летний сезон, тоже надо будет как-то на разведку куда-нибудь повыходить. Я все сижу и пытаюсь придумать такие акции, чтобы трудно было нас уловить, чтобы, с одной стороны, это была политика, а, с другой, не так открыто выступать. Вот когда мы выходили на рембазу Одесской железной дороги, то есть, мы там переулками, туда-сюда, никто не просек это дело. А конечно, когда вышли на Привокзальную площадь, за нами сразу пришли, через полчаса. У них там быстро эта система работает.

То есть, надо какую-то другую тактику вырабатывать, опять же, к осени. Ну, посмотрим, что-то будем делать. Сидеть, сложа руки, нельзя.

Валентин Филиппов: Так что, если вдруг страна будет освобождена и зачищена, есть силы, чтобы в этой стране навести какую-то структуру, какой-то порядок на этих территориях?

Вячеслав Азаров: Широкое самоуправление масс. Вот старая, но мудрая фраза. Только так что-то можно будет восстановить в этой стране. Ну, в сущности, так же, как уверовали в первые пятилетки. Объяснили, всунули людям в головы: это твое, строишь для себя. Все, и люди поверили. Тогда пошли стахановские планы, пять норм перевыполнения. Ну, работали на износ. То есть, человек на это способен. Но его надо в этом убедить, что это его.

Валентин Филиппов: Ладно, понял. Спасибо. Держитесь там. Процветания родному нашему городу.

Вячеслав Азаров: Да, рад был.

Валентин Филиппов: Я тоже.