Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям


Барон Мюнхгаузен в жизни и в литературе  (Прочитано 267 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн ingred

  • Знаток
  • Сообщений: 1238
  • Карма: 8097
3


Барон Мюнхгаузен в жизни и в литературе

(Юрий Кудлач)

В мировой литературе есть немало героев, чьи имена стали для нас олицетворением разных человеческих качеств: Обломов — лени, Плюшкин — скаредности, Сальери — зависти, Атос — благородства, Яго — коварства, Дон Кихот — бескорыстного романтизма. Символом безудержного фантазёрства считается герой книги Рудольфа Эриха Рáспе «Приключения барона Мюнхгаузена».

Барон Мюнхгаузен. Иллюстрация Гюстава Доре. 1862 год. Иллюстрация: Wikimedia Commons/PD.

В отличие от подавляющего большинства литературных персонажей, выдуманных писателями, Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен существовал на самом деле. Он родился 11 мая 1720 года в маленьком городке Боденвердере по соседству с Ганновером. До сих пор сохранился дом, где он вырос и провёл последние годы жизни. Сейчас в нём располагается муниципалитет. Рядом есть музей, где собраны вещи и документы, имеющие отношение к реальному барону Мюнхгаузену. А неподалёку от музея установлена скульптура, изображающая одно из похождений барона, красочно описанное им самим: Мюнхгаузен за косицу парика вытаскивает из болота себя и свою лошадь. Надпись на памятнике гласит: «Дар фонда ”Диалог культур — единый мир”». Эта работа московского скульптора А. Ю. Орлова была подарена городу Боденвердеру в 2008 году, а немного раньше, в 2004-м, такой же памятник появился в Москве, рядом со станцией метро «Молодёжная».

Почему же русский скульптор задумал увековечить немецкого барона? Какое отношение Мюнхгаузен имеет к нашей стране? Да самое прямое. Подтверждение тому — первые строки знаменитой книги: «Я выехал из дома в Россию в середине зимы...» Именно с этого момента начинаются его невероятные приключения.

Но каким образом барон из Ганновера оказался так далеко от дома? Обратимся к истории.

Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен принадлежал к очень древнему саксонскому роду, основателем которого считается рыцарь Хейно — в ХII веке он принимал участие в крестовом походе Фридриха Барбароссы* в Палестину. Почти все его потомки погибли в войнах. В живых остался только один — он не участвовал в сражениях, а жил в монастыре. Монах получил разрешение покинуть обитель, с него-то и началась новая ветвь рода, потомки которой носили фамилию Мюнхгаузен, что означает «Дом монаха». Вот почему на всех гербах, принадлежащих Мюнхгаузенам, изображён монах с посохом и мешочком с книгой.

Всего известно 1300 представителей рода Мюнхгаузенов, около пятидесяти из них — наши современники. Среди потомков монаха было немало выдающихся личностей, например министр ганноверского двора Герлах Адольф фон Мюнхгаузен (1688—1770), основатель Гёттингенского университета, и барон Александр фон Мюнхгаузен (1813—1886) — премьер-министр Ганновера.

Отец Карла Фридриха Иеронима — Отто фон Мюнхгаузен — успешно продвигался по военной службе, как было принято в то время, и дослужился до звания полковника. Он умер очень рано, когда Карлу Фридриху исполнилось всего четыре года. Наш герой, следуя семейной традиции, тоже готовился стать военным. В пятнадцать лет он поступил на службу пажом к владетельному герцогу Фердинанду Альбрехту II Брауншвейг-Вольфенбюттельскому. А через два года Мюнхгаузен отправился в Россию, где стал пажом молодого герцога Антона Ульриха.

В это время императорский трон в России занимала Анна Иоанновна — дочь Ивана V, племянница Петра I. Детей у неё не было, и ей хотелось передать власть кому-то из близких родственников. Императрица решила выдать свою племянницу принцессу Анну Леопольдовну за европейского принца, чтобы дети от этого брака могли унаследовать российский престол. Выбор пал на служившего в России молодого герцога Антона Ульриха, который участвовал в походах против турок. Во время штурма крепости Очаков он оказался в гуще боя, конь под ним был убит, адъютант и двое пажей ранены и вскоре скончались. Надо было найти им замену. Мюнхгаузен не испугался, что его может ожидать такая же участь, какая выпала на долю его предшественников, и вызвался ехать на службу к Ульриху. Так барон получил место в его свите.

В то время, по традиции, заложенной ещё Петром I, в Россию приглашали на работу и на военную службу много иностранцев. Среди них больше всего было представителей Германии. Они честно служили новому отечеству, и многие сделали блестящую карьеру. Как, например, Генрих Иоганн Остерман — выдающийся дипломат, за год выучивший русский язык и полностью обрусевший. Он принял русское имя Андрей Иванович. О силе его влияния можно судить по присвоенному ему прозвищу — Оракул. Или Карл Вильгельм Генрих фон дер Остен-Дризен, на родовом гербе которого были высечены слова: «Для Отечества и за честь — Всё». Или граф Бурхард фон Миних, по проекту которого были возведены Иоанновский и Алексеевский равелины Петропавловской крепости. Бенкендорфы, Палены, Корфы, Ливены, Врангели... Их вклад в историю нашей страны трудно переоценить.

Мюнхгаузен приехал в Россию в 1737 году. Он был молод, полон надежд и уверенности, что судьба сложится удачно. Его стать и весьма привлекательная внешность тоже имели немаловажное значение для продвижения по службе. Карл совсем не походил на того барона, какого мы знаем по иллюстрациям Густава Доре, — худого, забавного старичка с лихо закрученными усами. У настоящего Мюнхгаузена вообще не было усов. Напротив, барон был всегда гладко выбрит и элегантно одет.

Как и задумала Анна Иоанновна, Антон Ульрих женился на Анне Леопольдовне. Молодые ждали наследника и с его появлением могли занять российский трон… Казалось, при данном раскладе для барона было бы самым разумным оставаться на службе у Антона Ульриха. Однако Мюнхгаузен принимает совершенно неожиданное, но, как оказалось впоследствии, спасительное решение — уйти на военную службу. Принц не сразу и неохотно отпустил столь видного пажа из своей свиты.

В декабре 1739 года Мюнхгаузен поступил на службу корнетом в Брауншвейгский кирасирский полк в Риге. А поскольку шефом полка числился принц Антон Ульрих, военная карьера барона пошла в гору. Уже через год он стал поручиком, командиром первой роты полка. Барон был хорошим офицером и, наверное, очень скоро продвинулся бы по службе дальше, получил бы хорошую пенсию и вернулся на родину доживать оставшиеся годы в почёте и довольстве.

Но тут случилось непредвиденное. В ночь с 24 на 25 ноября 1741 года цесаревна Елизавета — дочь Петра I — устроила государственный переворот и захватила власть. Сторонников Анны и Ульриха арестовали. Все они оказались в заточении в Рижском замке. Поручик Мюнхгаузен стал невольным стражником своих высоких покровителей. Опала не коснулась самого Мюнхгаузена, ведь он уже не числился в свите Ульриха. И всё-таки многие высшие чины во власти помнили, кто ему покровительствовал. Следующий чин ротмистра он получил лишь в 1750 году, последним из представленных к повышению.

К этому времени устроилась личная жизнь барона — он женился на прибалтийской немке Якобине фон Дунтен, дочери рижского судьи. Рига к тому времени уже вошла в состав Российской империи, так что женой Мюнхгаузена стала российская подданная. Этот брак ещё больше укрепил связь барона с Россией.

Получив чин ротмистра, барон взял годовой отпуск и отправился домой, в Германию, в своё родовое дворянское гнездо в городке Боденвердере «для исправления крайних и необходимых нужд», как было написано в прошении. Мюнхгаузен дважды продлевал отпуск, понимая, что нового звания ему не дождаться, и в конце концов в 1754 году его отчислили из состава полка за неявку.

После службы в России барон заскучал. В городке с населением всего 1200 человек отважному ротмистру некуда было приложить свои силы и энергию. Наверное, поэтому он построил в поместье охотничий павильон в модном тогда парковом стиле, чтобы принимать там друзей. Уже после смерти барона грот прозвали «павильоном лжи», потому что именно там хозяин рассказывал гостям небылицы о своей жизни в чужой стране.

Фантастические истории — о взбесившейся шубе, которая рвёт на клочки всё, что висит в гардеробе, в том числе и парадный мундир, о въезде в Петербург на волке, запряжённом в сани, о коне, разрезанном пополам в Очакове, о вишнёвом дереве, выросшем на голове у оленя, и множество других — с интересом слушали соседи и заезжие гости. Они верили и не верили, но приходили снова и снова. Так к Мюнхгаузену пришла популярность.

Надо заметить, что к мировой славе барон вовсе не стремился. И не имел бы её, если бы на один из таких вечеров не забрёл Рудольф Эрих Распе, которого просто заворожили невероятные истории хозяина дома. А поскольку Распе сам был не чужд творчества — превосходный рассказчик, писатель, историк и археолог, автор одного из рыцарских романов «Хермин и Гунильда», — ему в голову пришла мысль собрать услышанные истории и издать их. Знал ли он, что первые записки, основанные на рассказах барона, уже выходили, сказать трудно. Впервые их напечатали в 1761 году в Ганновере под названием «Чудак». Три рассказа — о собаке с фонарём на хвосте, о простреленных шомполом куропатках и о гончей, ощенившейся на бегу в погоне за зайчихой, — вышедшие в свет без указания фамилии автора, позже были включены во все сборники. Через 20 лет, в 1781 году, в Берлине был напечатан «Путеводитель для весёлых людей», где 16 рассказов излагались уже от имени вполне узнаваемого «М-г-з-на». Но мировую известность барону принесла книга Распе, которую тот издал в 1785 году в Англии. Это был небольшой сборник рассказов под названием «Лживые или вымышленные истории».

Узнав о книге, Мюнхгаузен посчитал, что таким названием Распе публично представил его лжецом. Барон якобы пришёл в ярость и пригрозил заколоть наглеца, который опозорил его имя. Мюнхгаузену было совсем небезразлично, как его сочинения принимаются английской публикой. Дело в том, что в 1714 году королём Великобритании стал Георг — курфюрст Ганновера, и это, безусловно, способствовало культурно-экономическому развитию обеих стран. Ганноверская королевская династия была переименована в Виндзорскую только в ХХ веке из-за начавшейся Первой мировой войны, в которой Великобритания оказалась противником Германии.

К счастью для Распе, с Мюнхгаузеном он ни разу не встречался, а деньги и мировую славу книга ему принесла. Барон же получил титул «короля лжецов» и «вруна всех вралей». В 1786 году Г. А. Бюргер перевёл книгу Распе на немецкий язык.

Вымышленный барон Мюнхгаузен завоевал славу во всей Европе, а жизнь реального персонажа оказалась нелёгкой. В 1790 году умерла жена Мюнхгаузена Якобина. Спустя четыре года он снова женился на совсем молодой Бернардине фон Брун, которая оказалась легкомысленной и расточительной. Кончилось тем, что барон разорился и умер в бедности в 1797 году от апоплексического удара.

Подведём итог. Творцами приключений Мюнхгаузена стали три человека: сам барон, Рудольф Эрих Распе, напечатавший книгу в Англии, и Готфрид Август Бюргер, издавший сборник в Германии. Книги, изданные Распе и Бюргером, отличаются одна от другой. Каждый издатель что-то досочинил, заимствуя сюжеты из литературы, из народных баек и пуская в ход собственную фантазию. Но затеял всю эту историю житель немецкого городка Боденвердера, ротмистр русской службы Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен, которого теперь знает весь мир.