Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям

1. Судьба актрисы, сыгравшей роль невесты Шарапова (Кино и новости кино) от Ivajena 2. Саша Гобозов маме с папой подарил авто )))) (Дом 2 новости) от Шенлун 3. Игра "Трехлитровая банка". (Юмор, болталка, флудилка, игровая) от mellorn 4. Замести как следует не удалось: российские журналисты нашли следы «Бука» (Важные новости и события) от Ласуня 5. Не для слабонервных! (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от собака-кусака 6. Смотри сегодня в вечернем выпуске .Гобозовы (Дом 2 новости) от mellorn
7. Уникальные скульптуры из деревянной стружки (Интересное и необычное) от зануда 8. Мордобой в идеальном семействе...ЗвЭр (Дом 2 новости) от Марин 9. «Ударил учительницу, выбил зуб адвокату»: видео школьной разборки.Кто виноват? (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от Шенлун 10. Саша Артемова. У кого так ,признавайтесь ? (Дом 2 новости) от телепузик 11. Участницу шоу "Дом-2" Марию Политову нашли мёртвой в Подмосковье (Дом 2 новости) от Irina45 12. Помятый Порошенко сболтнул лишнего президенту Польши у границы с Россией (Новости спорта и спортивные события) от NATALIG

Танго длинною в жизнь.  (Прочитано 1268 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10451
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71241
Танго длинною в жизнь.
« : 21 Июнь 2017, 08:08 »
10


Анна Александровна, вышла из ворот своего небольшого домика. Накрапывал противный, осенний дождь. Вздохнув, женщина раскрыла зонт и  отправилась по своим делам. Вчера она получила пенсию. Необходимо было пройтись по магазинам, приобрести кое-какие моющие и прочие мелочи.
Она совсем не обратила внимания на  черного цвета иномарку, притулившуюся на противоположной стороне улицы. Улица, где последние 10 лет проживала Анна, была односторонней. Прямо напротив ее дома, шумел столетними соснами небольшой природный парк.  Деревьев в нем никто не садил. Просто более 100 лет назад, когда строился этот поселок,  небольшой участок  сосен и берез обнесли забором.
Так и остался на земле  этот красивый уголок природы. Иногда  деревья падали от старости.  На их месте подрастали другие. Жизнь деревьев ни чем не отличается от людской. На место умершего приходили родившиеся.   
Чтобы не огибать немалую ограду парка, Анна обычно проходила в центр к магазинам узенькой тропкой среди деревьев.  Калитки против ее дома, ведущей в парк не было.
Но кто-то давным давно, убрал  метровый прогон штакетника.   Убрали да так и не вернули назад.  Очень удобно для тех, кто не желал ходить круговой дорогой.
Черная машина стояла совсем рядом с проходом в  в заборе
 Проходя мимо нее, Анна Александровна  окинула нелюбопытным взглядом затемненные стекла.
 «К Смирновым приехали» — мелькнула равнодушная мысль. Смирновы -ее соседи по улице,  жили шумно, напоказ. В пресловутые годы перестройки, женатые сыновья стариков Смирновых, сумели наладить свой бизнес.  Они возили из -за границы обувь. В основном — женскую.
Сначала торговали сами и их жены на  рынках — толкучках.  Потом открыли свой, достаточно престижный магазин в хорошем районе Новосибирска.
Вся «возвращенка», вся бракованная обувь  свозилась к родителям в село.
   Старшие Смирновы, достаточно удачно втянулись в торговлю браком. Тем более, что старик Смирнов, выйдя на пенсию, успешно практиковал сапожное дело. Он подшивал валенки односельчанам, правил замки на обуви,  аккуратно клеил подошвы.   А после того, как стал поневоле, продавцом сыновьих обуток, прикупил еще и  специальную машинку для прошивки кожи и кожзаменителей.
Односельчане толпой шли к супругам Смирновым, « прикупить» по достаточно сходной цене, пару сапог к зиме или  туфли к осени.
Пенсионеры Смирновы, несмотря на то, что у них появились неплохие деньги, не зазнались, как многие в их положении.  Они  охотно  одалживали небольшие суммы  односельчанам. Бывало, что и безвозвратно.
Машины во дворе Смирновых стояли часто. А этой, как решила Анна, места в ограде не хватило.
Анна Александровна совсем недалеко отошла от ограды парка, как вдруг что-то заставило ее обернуться. Возможно, тихий хлопок, осторожно притворенной дверцы машины.
  Высокий мужчина с непокрытой головой, с заметной сединой в коротко стриженных волосах, стоял у передней дверки машины и внимательно смотрел в сторону Анны .
Неожиданно выглянувший из-за  темной тучи  солнечный луч, бил прямо в лицо Анны Александровны.
 Она несколько секунд всматривалась в лицо мужчины. Но  рассмотреть его черты, мешало так  неожиданно появившееся солнце. Поймав себя на мысли, что некорректно вот так стоять, пялясь на незнакомца, Анна Александровна продолжила свой путь. «Интересно, что ему от меня надо? Ну ладно, если бы молоденькой была. А то  шестьдесят на восемьдесят».  Так пенсионерка иногда называла себя.  Под  «шестьдесят» она имела в виду, свой возраст, а под «восемьдесят» - вес.
Вскоре мысли о рано состарившемся муже, с начальными признаками слабоумия, непроходящая  тоска о внуках, живущих за тысячу километров от ее села, вытеснили все мимолетные мысли о странном незнакомце. 
Женщина не видела, как  незнакомый человек сел в машину и тихонько тронулся с места. Анна шла через парк, а черная иномарка типа «Внедорожник»,  неторопливо двигалась по улице в объезд ограды парка.  Анна пресекла неширокую площадь поселка и вошла в магазин «Хозтовары»
 Выйдя с покупками, она сразу же наткнулась взглдом на уже знакомую машину, стоящую совсем рядом со входом. «Он что, преследует меня? Но зачем? Да нет, машина  другая. Та меньше была»- успокоила она себя. В машинах Анна Александровна не разбиралась совсем.
Но все же, проходя мимо, она внимательно посмотрела на номерной знак, отметив про себя, что регион был  не местный.  Чуть приостановившись, Анна в вызовом задержала взгляд на непроницаемо черном стекле машины. Там, где должен был находиться водитель К сожалению, тонировка автомобиля не позволила женщине рассмотреть сидевшего за рулем.
Громко щелкнувший замок, открывающейся дверцы, заставил Анну Александровну вздрогнуть. «Ой, чего это я. Человек за покупками, а я, как дура уставилась»
 Не глядя в лицо вышедшему из машину мужчине, Анна быстро пошла прочь, чувствуя досаду от неудобного положения в которое сама себя поставила.
 Ей не пришлось отойти и пяти шагов.  «Анюта»   голос тихий, неуверенный резанул по сердцу так, что Анна схватилась за грудь.  «Кто это?  Память сердца уже  кричала ей, кто это. А мозг еще не понимал, отчего оно так колотится. Отчего это сердце так заныло и  пересохло вдруг в горле.  Резко обернувшись, Анна впилась глазами в лицо мужчины. «Вы откуда меня ….» - женщина не договорила, пропал голос. Весь мир завертелся у нее перед глазами и  услужливая память отбросила ее  более чем на 40 лет назад.

 Анька Куликова до восьмого класса была совсем «серенькой».  Да к тому же еще и растеряха, растрепа. У нее вечно пропадали   чернильные ручки, тетради. Иногда даже, библиотечные книги.  Росла она в большой семье, где детям совсем не уделялось времени из- за элементарной его нехватки.
Родители — малограмотные, не имеющие никаких специальностей люди,  целыми днями трудились на поденщине в  колхозе, потом в совхозе.
И отец и мать  шестерых детей, были постоянно заняты. Если не на работе, то в хлеву, где  содержалось довольно большое подсобное хозяйство.
Сестра отца, бездетная тетка Вера,  нередко прибегавшая помочь  брату по хозяйству, шутила «И когда вы только делать их успеваете? Шестерняк, а Олька  по-моему, с седьмым ходит » Глава огромного семейства невесело отшучивался. А тетка между тем, вполне серьезно предлагала «Ты мне отдай хоть одну на воспитание. Мне сорововина ноне будет, а дитя Бог не дал. Да и мужика тоже»
Александр Семенович — отец Анны,  ее троих сестер и  двоих братьев , кажется, не прочь был бы поделиться с сестрой «лишними ртами».
Ольга — мать детей, нервная, худосочная женщина, со следами былой красоты люто ненавидела золовку. Видимо, просто завидовала свободной , не обремененной  детьми вдове.
 Не скрывая желчности, он в таких случаях орала на Веру, не стесняясь крепких выражений «Девку тебе в услужение отдать? Сама народи, корова яловая. Мужика в гроб загнала и  дочек мне туда же отправишь»
 Аня  слушая такие перепалки, не уставала удивляться тому, как спокойно реагировала на выпады матери, ее золовка, В тайне от матери, Анна часто прибегала к тете Вере. Ей нравилась тишина и уют ее небольшого домика. Нравились пироги тетки. Мать никогда не готовила ничего кроме щей и жареной картошки.  Правда, молока в доме хватало на всех.
Но больше всего девочке нравилась сама атмосфера теткиного дома Здесь все было совершенно  по другому. Тетины шутки, прибаутки, легкость, с которой она все делала. Ни одного недовольного или матерного слова. Мать многодетной семьи постоянно  покрикивала на детей, щедро отпуская им подзатыльники. По вечерам, в редкие минуты отдыха от дел, Ольга  занималась тем, что со злобным удовольствием и презрением перемывала косточки тети Веры или кого-нибудь из соседей.
Дети кроме старшей Ани, были еще слишком малы, чтобы отличать доброе от  злого. Хорошее - от плохого.  Постоянно живущие в страхе перед материнскими подзатыльниками, сестренки и братишки, естественно , во всем соглашались с матерью. Так как они зачастую были единствеными  слушателями ее брюзги.
Александр Семенович, человек добрый и слабохарактерный, не в силах сопротивляться  жене, в минуты таких высказываний, уходил из дому. Чаще всего  к сестре. Аня, притворившись, что ей надо к подруге за какой-нибудь школьной принадлежностью, убегала  вслед за отцом, в котором души не чаяла  Брат с сестрой не только предавались воспоминаниям своего детства и молодости, но они еще играли на гитарах.  Играли талантливо и красиво, несмотря на  то, что были самоучками.
В такие минуты, Анька растеряха, как постоянно обзывала ее мать, преображалась, превращаясь почти в красавицу.
 Она и сама пыталась освоить гитару, но для этого нужно было время.
 А у Ани его не было. Школа, хозяйство, маленькие сестрички и братишки. Все, кроме Ваньки, следовавшего по возрасту за Анютой, звали старшую сестру «няней». И не удивительно. Аня была им действительно нянькой.
Лиля, седьмой ребенок в семье Александра Куликова, родился в начале сентября, когда Анна и трое других  детей Куликовых, пошли в школу.
 Анне шел шестнадцатый год. За лето она  подтянулась, похорошела.  Но все еще оставалась неловкой, рассеянной девочкой. Аня выглядела и вела себя так, будто ежеминутно ждала окрика,  крепкого подзатыльника и не менее крепкого мата из уст матери.
Из-за невысокого роста, Аннушку постоянно садили на первую парту. А она и не сопротивлялась. Ей нравилось следить за учителями, слушать их голоса, впитывать в себя новые знания. А еще девочке нравилось, когда ее приглашали к доске.
В такие минуты она чувствовала внимание к себе и была счастлива тем маленьким счастьем, которого ей так не хватало дома.
 Прошло уже два первых школьных дня в 9 классе.
А на третий день произошло то, что  осталось с ней на всю жизнь.
 Классная руководительница Татьяна Анатольевна, она же преподаватель русского и литературы, вошла в класс не одна. Вслед за ней  осторожно проскользнул паренек. Высокий худенький, черноголовый, он остановился у доски и обведя глазами присутствующих в классе, остановил взгляд на Анютке. На долю минуты их глаза встретились. Её  голубые, с серыми крапинками и его — глубоко коричневые.  Анюта успела заметить на  смуглых скулах парня,  светлые, шелушащиеся пятна обгоревшей на солнце кожи.
Четко обрисованные,   обветренные губы паренька  дрогнули. Он улыбнулся Анюте и тут же перевел глаза на ее соседку Ирочку.
Что-то непонятное, жгучее пронзило сердце Анюты.  В глазах девушки потемнело и она едва не потеряла сознание. Кровь бешено пульсировала в  венах, приливая к голове и сердцу, заколотившемуся от чего-то  очень радостного и грустного одновременно.   
Ирочка Кузьмина  считалась едва ли не первой красавицей класса. Круглолицая,  большеглазая , смешливая девочка со светлыми локонами и  милыми ямочками на розовых щечках.  Глаза новенького распахнулись еще шире и он неприлично долго смотрел на раскрасневшуюся от удовольствия Ирочку.
И все эти долгие минуты, что Татьяна Анатольевна представляла классу новенького, паренек не сводил глаз с Ирочки. Он не видел  бледного личика  Анюты, ее не по-детски страдающих глаз, дрожащих губ и её  суетливо мечущихся по парте ладоней.
 Как сквозь толстый слой воды, Анюта едва расслышала имя новенького - Сергей Шмаков.
С того памятного дня, Аня потеряла покой. Умная, хоть и несмелая, закомплексованная девочка, до встречи с Сергеем, хорошо училась, выполняя все домашние задания.  Но первое в жизни, слишком раннее и очень серьезное чувство, полностью выбило ее из колеи.
Ей не с кем было поделиться, некому было открыть душу. Мать в счет не шла. Наоборот!  Под страхом смерти, Анюта не призналась бы матери в своих страданиях.
 Она представляла, сколько  насмешек и грязи выльется на ее бедную голову, если, не дай Бог, родительница догадается о бушующем в её сердце пламени. Анютка запустила учебу, нахваталась троек. Но это обстоятельство прошло мимо её сознания.
Ольга никогда не интересовалась успеваемостью детей, не посещала родительских собраний,  не заглядывала в дневники детей.  «На кой девкам учеба нужна. Расписываться научатся и ладно. - вполне серьезно говорила она мужу- Главное замуж хорошо попасть. Не то что я , дура, на дурака позарилась.  А этим - если повезет, то хоть трактористов найдут себе. Те хоть зарабатывают нормально»
 Александр Семенович никогда не спорил с женой, стараясь за молчанием спрятать свою слабость и разочарование в некогда любимой женщине.
Классная руководительница 9 го класса, Татьяна Анатольевна, была в полной растерянности. Она в душе жалела Анютку  понимая, что девочке не очень повезло с родителями.  Но что с ней происходило  сейчас, почему Аня так снизила успеваемость, учительница, поначалу не могла понять.
 Анюта, боясь быть осмеянной, всеми силами скрывала свои чувства не только от матери, но и от одноклассников. О ее чувствах сложно было догадаться. Другие претендентки на сердце красивого Сережки Шмакова, открыто заигрывали с мальчишкой. Но совсем по-другому вела себя Аня.
Она упорно прятала глаза, стараясь не встречаться взглядом с пареньком. На уроках Анюта все свои силы тратила не на запоминание материала , а на то, чтобы выдержать пытку собственного сердца и не оглянуться на сидящего   позади нее Сережку.
Девушка надеялась, что тайна ее останется нераскрытой. Но Татьяна Анатольевна  достаточно быстро поняла причину Анюткиных троек.
 А поняв в чем дело,  поступила слишком опрометчиво и  неосмотрительно  для учителя и воспитателя.
 «Классная»  во время своего урока, подошла к девочке,  рассеянно  смотрящей в окно и  попросила ту остаться после уроков.
 Аня, в глубокой задумчивости взглянув на учительницу,  кивнула головой и вновь «ушла в себя».
Когда за последним учеником закрылась дверь, Анюта, как и обещала, осталась сидеть на месте. Татьяна Анатольевна присев рядышком, тяжело вздохнула.   Две женщины — совсем юная девушка и пожилая учительница, опытная в своем деле, как ей самой казалось, некоторое время, молча смотрели в окно.
«Что с тобой происходит, Анечка? Ты совсем забросила учебу. Тебе неинтересно. Возможно,  тебе нравится какой-нибудь мальчик?»
 «Классная» постаралась придать своему голосу не только доверительные нотки, но и некоторый оттенок игривой доверительности. Скорее всего, Татьяна Анатольевна  рассчитывала на ответное доверие со стороны ученицы.
 Анютка , покраснев до кончиков пальчиков,  изумленно взглянула на учительницу. «Нет, нет — испуганно прошептала она.  Я просто устала. У меня шестеро сестренок и братиков. И мама все время работает  Я просто устала».  И это «просто устала» - Аннушка повторяла и повторяла, как попугай, пока мягкая ладонь «классной» не прикрыла ей рот.
«Анюта, я не первый год учительствую. Много  таких вот девочек, глупеньких на  своем веку повидала. Пойми, время Ромео и Джульетт прошло. Сейчас молодые люди стремятся к знаниям. Время такое. Это лет двести назад,  девушки с малолетства замуж готовились.  Браки пятнадцатилетних считались  нормальными. Люди в среднем по 35 лет жили. Все надо было успеть. Детей родили в 16- 17 лет, а  то и раньше. А у нас во дворе  двадцатый век. Нужно стремиться получить профессию, выучиться хотя бы на простенького инженера. Твоя судьба в твоих руках. Все в свое время, это я тебе, как мать говорю. У меня два сына. Один в армии, второй получил профессию и только потом женился. Ему 28 лет сейчас. А он женат всего полгода. Это нормально. А вот сходить с ума по смазливому пацану в 16 лет — это ненормально. В твоей жизни этих Сережек будет еще сотня. Главное для девушки — быть недоступной и гордой, а не распускать  нюни при виде такого же сопляка» - голос Татьяны Анатольевны из дружеского сделался привычно строгим с нотками превосходства и назидательной занудливости.
 При имени «Сережка» у Ани  перед глазами запрыгали темные круги и угрожающе загудело, застучало в висках. «Она все знает. Но откуда!»
Все перенапряжение последних дней: равнодушие Сережки, постоянный страх быть «разоблаченной», бессонные ночи полные недетских страданий,   напряженная работа по дому, злое равнодушие матери ... все это  перемешалось в  нежном, добром сердце девочки в один, невыносимо жгущий ком.
Коротко вскрикнув, она свалилась под ноги учительнице, без признаков жизни.
 
Испуганно подскочив с места, Татьяа Анатольевна склонилась над неестественно бледным личиком Ани. Губы девочки посинели и в их уголках проступила пена.
К счастью «классная» не растерялась.  С силой разодрав  старенькое форменное платьице на груди девочки, Татьяна Анатольевна, умело принялась делать ученице искусственное дыхание.  Убедившись в том, что девочка жива, учительница сбегала в кабинет директора за аптечкой. Намочив ваточку в нашатырном спирте, поднесла к носу девочки.
Аня медленно возвращалась к жизни, словно выплывала из полосы плотнго, белого тумана на тихоходной лодке. Только что она была в какой-то незнакомой, невыразимо прекрасной стране, где пели невидимые птицы и им вторила настолько чудесная музыка, что  хотелось плакать от счастья.
И вдруг, вместо прекрасного полусна — полуяви,  Анюта снова очутилась в  неуютном классе причем, лежащей на полу.  Скосив глаза на ноющую от растирания грудь, девочка охнула. Её остреньки грудки торчали  напоказ, выглядывая из-под разорванной ткани платья. Торопиво стянув обрывки на груди, Аня с ужасом подумала о том, что мать прибьет её за испорченное платье.
 Из окончательного оцепенения ее вывел голос  Татьяны Анатольевны. « Куликова, ты что здесь устроила? Что за обмороки в  шестнадцать лет не хватало мне еще учениц тут беременных»
 До Ани не сразу дошел смысл сказанного. А когда девочка поняла о чем говорят женщина, которую она уважала, как старшего человека, как хорошую преподавательницу, из глаз девочки хлынул такой обильный поток слез, что мгновенно залил все ее лицо. Анюта приподнявшись села на полу и глядя в глаза учительнице прорыдала  «Не врите! Я никогда…»  дальнейшие слова девочки прервал поток новых слез незаслуженной обиды.
«Прекрати истерику.  Пошли, я тебя домой провожу. Мне еще с твоей матерью поговорить надо» ничуть не смутившись собственной оплошности, повысила голос «классная».   «С мамой? О чем?» - слезы Анюты  мгновенно высохли и на их место пришел страх перед матерью.
«Не надо с мамой говорить. Она ругаться будет — по-детски залепетала Аня.  -Я исправлю тройки. Только такого никогда не говорите. Я не беременна и не могу быть беременной» Слова «беременной» Анюта произносила тяжело краснея, словно это были слова ругательства.
Но руководительница стяла на своем - «Как я тебя отпущу полуголую. Пойдем, я сначала зашью твое платье. Потом мне все равно надо с матерью твоей побеседовать. Вместе будем вытаскивать тебя из этой грязи»
«Какой грязи?» — Анютка поднялась на ноги, продолжая крепко стискивать на груди порванное платье.
 «Ты считаешь нормальным в шестнадцать лет грохаться в обморок из-за обыкновенной беседы учителя с учеником? - воскликнула преподавательница,  - Или тебе, все-таки, есть что скрывать и чего бояться? Не из-за мальчишки же ты сознание потеряла!»
 Все естество девочки кричало, вомущаясь бестактности, любимой некогда учительницы. Такого унижения и обиды ей еще не приходилось испытывать. К материнским проклятиям, оскорблениям и шлепкам, она привыкла с раннего детства и относилась к этому почти с пониманием. Мать ненавидела отца и всю свою ненависть вымещала на детях.  Об этом ей не раз говорила тетя Вера.
И хотя тетка  была сестрой Александра Семеновича, она никогда при детях не критиковала их мать. Наоборот, внушала племянникам, что несмотря ни на что, их родила Ольга, а не  другая тетя. И поэтому, дети должны любить и почитать своих родителей, тем более -мать. Если даже, она бывает несправедливой к ним.
Анюта, с горькой обидой и укором взглянув в глаза  Татьяны Анатольевны, выскочила из класса и кое-как натянув поверх платья старенькое осеннее пальто, выбежала на улицу. Во дворе темнело. Обильно сыпал первый, настоящий снег. Не единожды, глубоко раненная сегодня  душа девочки, кричала от непостижимого горя и обиды.
 Не заходя домой, Анюта быстрым шагом отправилась к тете Вере. Дорога ее лежала мимо дома Сережи Шмакова.  Остановившись у ограды, напротив ярко освещенного окна, за которым мелькали неясные тени, Аня прошептала с чувством много пережившей, опытной женщины «И зачем только я тебя встретила? Зачем ты к нам приехал, Сережка?»
Отвернувшись от окна, Аню с тяжелым сердцем, пошла дальше. Вера Семеновна сидела перед маленьким, серно-белым телевизором.  В конце шестидесятых прошлого столетия, о цветных телевизорах еще и речи не было. В селах , к тому времени,  редкие обладатели черно-белых экранов, считались счастливчиками.
Взглянув в возбужденное личико племянницы,  вера догадалась, что произошло что-то очень серьезное. «Что , Анютка, мама снова беснуется?»
 Девочка скинула пальто и тетя ее с удивлением устремила взгляд на полуголую грудь племянницы. «Да что произошло -то? - Уже более встревоженно воскликнула тетя. - Побила она тебя что ли?»
И тут впервые в жизни, Анюта дала волю чувствам и эмоциям. Перебивая свою речь бесконечными всхлипами, девочка сама не заметила, как все рассказала  Вере Семеновне. Причем, не только о бестактности учительницы, но и о своей безответной любви к Сережке.
Тятя, прижав к себе дрожащую от нервного перенапряжения Анютку, внимательно выслушала взволнованную речь племянницы. «Бедняжка ты моя. Надо было давно мне рассказать, а не таить все в себе. По своему опыту знаю, как тяжело бывает, когда такую тяжесть в груди носишь. Для начала, давай платье твое починим.»
 Тетя подала Анютке свой халат и велела переодеться. Тщательно зашивая разорванное по шву платье,  Вера Семеновна,  негромко пыталась успокоить девочку. «Все перемелется, Анечка. У каждого в жизни первая любовь бывает. Я так вообще в четырнадцать влюбилась в председательского сынка, будь он неладен, сволочь. Добрался он таки до меня, когда мне едва 15 минуло. Из-за него я бездетна»- вспоминая свое, не очень счастливое., военное детство и юность, Вера Семеновна, опустив на колени шитье, с грустью засмотрелась в никуда.
Возможно, видела она в этот момент Васькину довольную рожу и себя, растерзанную и заплаканную.
Аня, притихнув, с удивлением смотрела на свою сорокалетнюю тетю. Мать много грязи вылила на голову своей золовки, обзывая ту за глаза «подстилкой» и  «проституткой дырявой». Анюта хоть и старалась не вникать в смысл материнских  склок, но все же помнила с раннего детства, что обвиняла Ольга Веру в слишком ранних родах «суразки,  которую  «прибрал Бог».
Аня, глядя на добрую, всегда веселую тетю, просто не верила матери, считая ту просто пустословной склочницей. «Что же это получается? Мать оказалась права и тетя Вера, действительно родила в 15 лет?»
 Из тетиного рассказа, Аня в тот вечер узнала, как жестоко поплатилась за свою раннюю любовь ее горячо любимая тетка. Девятнадцатилетний Васька сын председателя маленького поселка, догадавшись, что несовершеннолетняя сиротка Вера, влюблена в него, заманил глупую девчонку на сеновал и грубо изнасиловал.
«Ох и поплатилась я за любовь свою раннюю. А ты, Анютка, не будь глупой. Скрывала и скрывай дальше. Не обязательно парню знать, что ты к нему неровно дышишь. С меня-то, что было взять в 12 лет без отца- матери осталась. Братьев на фронт забрали. Вот и изгалялся кто как мог. А ты у нас умная, талантливая. Я стихи твои читала, душа заходится.  Душенька твоя светлая, ранимая. Но ты держись, милая. Не дай Бог мою дорожку повторить. Парню не поддавайся никогда. Даже если он сам в тебя влюбится»
 «Да что это на вас напало, тёть Вер?  Никому я не собираюсь поддаваться. Не надо вообще об этом говорить.»
Починив платье, тетка бросила его на колени Ани. Подождав пока девочка переоденется, тётя вызвалась проводить  ее домой.  Они шли сквозь непрекращающийся снегопад и каждая думала о своем.
В доме Куликова Александра ощутимо пахло бурей. Ольга, стоя у стола, крошила капусту для засолки. По злому, красному лицу ее было понятно, что в доме произошел очередной скандал. «Явилась,  плохая девочка :swearing: - заорала мать, едва дочь ее перешагнула порог.- Училка твоя вперед тебя приперлась, чтобы с себя ответственность снять.  Чо, с подмогой приползла»,- увидев входящую в дом  Веру, съязвила взбешенная Ольга.
Александр со стоном поднявшись с места, вышел во двор, крепко припечатав дверью о косяк. «Аня попыталась проскользнуть мимо матери в комнату к сестрам, но Ольга, выкинув, перепачканную солью руку, схватила дочь за волосы -»Стой ,  еще та морковка :swearing: . Отвечай, паскуда, почему под столом в школе валялась? Забрюхатила, падла. Говори от кого?»
 С трудом вырвавшись из рук озверевшей мамаши, Анюта с громким плачем вылетела во двор, оставив платок и пальто в руках матери.
«Ты совсем уже потеряла все человеческое. В чем ты дочь свою обвиняешь, дура. Девчонку замордовала совсем. Недосыпает, недоедает. Почти вся управка на ней, младшие - на ней. И школа тоже. Вымоталась Анютка, вот и упала в обморок. Она мне все рассказала. К тебе, мамаше озверевшей, разве можно сунуться? Идешь по жизни, подминаешь под себя всех, над детьми изгаляешься, брата моего мордуешь. Что с тобой стало, Олька? Ты же девка была хоть куда!   За что Анютку мучаешь? Ни сном ни духом девочка не виновата. Заездили девчонку сволочи. В рабыню превратили, а сейчас еще  обвиняешь ее черт-те в чем.»

 У Ольги, не ожидавшей такого отпора от покладистой золовки, от удивления и неожиданности, пропали все злые слова, что крутились на языке, готовые вырваться наружу. Она устало опустилась на лавку у окна и вдруг заплакала. Видеть в таком состоянии жену брата, Вере Семеновне приходилось не часто.
«А что мне думать остается, если ее классная руководительница приперлась в мой дом и заявила, что Анька ни с того, ни с сего  сознание потеряла и завалилась под стол. Училка сама намекнула, что Анька  втрескалась в какого- то пацана.
Говорит, странный мол, ее этот обморок. Ясно, на что намекает. Сама отвечать боитя, вот и пришла меня виноватить. Типа, это родители недоглядели. А когда мне доглядывать. Их вон хренова куча.» 
Вера рассердилась еще больше. «А ты сама, что? Свою дочь совсем не знаешь? Анюта не такая. Как бы она там не влюблюлааась, но не такой у нее характер, чтобы с парнем всерьез отношения начать» Со двоа вошел отец большого семейства. Он почти насильно вел за собой дрожащую от холода и непроходящей обиды дочь.
 Непримиримо  взглянув на жену, негромко, но веско сказал -«Еще раз тронешь Аньку, не посмотрю на то, что ты женщина и мать семерых детей.  Так вломлю, что мало не покажется».
Это был практически первый протест Александра против  нездорового матриархата, установленного Ольгой с первого дня их свадьбы. Ольга попыталась по привычке, осадить мужа злым окриком, но наткнувшись на его взгляд, незнакомый и страшный, удивленно прикусила язык.
Скандалов в семье меньше не стало, но оскорблять подросшую, все понимающую дочь, Ольга больше не решалась.  Но долго еще девушка ловила на себе подозрительные, оценивающие взгляды матери.
И только , когда время показало, что дочь ее остается, как и прежде худенькой девочкой, Ольга немного успокоилась.  А Анюта, между тем, тоже постаралась изменить свое отношение к учебе и к Сереже. Правда, второе ей не удавалось а вот учиться Аня стала намного лучше.
С Татьяной Анатольевной, девушка старалась не разговаривать и не оставаться наедине.  Анютка любила литературу, как ни один другой предмет. Она тайком ото всех, писала прекрасные, очень талантливые стихи и коротенькие рассказы. Только любимому дневнику девушка доверяла свою безумную страсть к однокласснику, посвящая ему самые лучшие свои стихи.
До чего ж ты невезуча,
Моя первая любовь.
Надо мной роятся тучи,
Ветер студит мою кровь.

 Пришла весна.  Томление просыпающейся природы еще больше добавляло тоски бедному сердцу Анютки.  Иногда, по вечерам, когда над селом сгущались сумерки и все прохожие исчезали с улиц, Анюта отправлялась к дому Сергея. Эти походы сделались настоящим наваждением. Девушка, стоя под окном одноклассника, жадно следила за окном, очистившемся от ледяных зимних разводов. Иногда она ловила в стекле силуэт Сергея и тогда сердце ее стремительно обрывалось.
Возвращаясь домой, Анюта писала новые стихи и тихо плакала в подушку.
 Мать ее работала в этот год сторожем в телятнике и ее никогда почти не бывало дома.  Пришло лето. За ним осень и вместе с ней,  последний год обучения Анюты в средней школе. Как ни странно, но несмотря на полное равнодушие к ней Сергея, любовь, вернее нечеловеческая страсть молоденькой девушки, не ослабевала ни на йоту.
В школе, конечно давно уже знали, что Анька Куликова «бегает за Сережкой».  Но это было вполне ожидаемо. В десятом классе почти все были влюблены в кого-то.
О  необыкновенной силе любви не очень заметной девочки к яркому, завидному Сережке, никто не догадывался. «Бегает и бегает» Мало ли кто за кем не бегал в такие годы. Но очень далеко не всем было дано «бегать"  так, как «бегала» Аня за Сергеем.
Подходила пора государственных экзаменов, весна 1970 года. Аня, наравне со всеми, зубрила билеты, бегала на дополнительные предэкзаменационные уроки.
Ольга, глядя на старание дочери, присмирела. Она почти не загружала Анюту домашней работой. К тому времени подросли Ванюша с Надей. Галочка тоже подтянулась.  Ванюшка закончил 8 класс и готовился пойти в училище на механизатора широкого профиля, чему Ольга была несказанно рада. Погодки Надя и Галя закончили  6 и 5 классов.  Остальные трое детишек Миша, Света и Лиля, были еще малы и за ними нужен был присмотр. Роль няньки легла в основном, на плечи 12-ти летней Нади..
Александр Семенович все чаще прикрикивал на жену и в семье наступило какое-то подобие зыбкого мира.
 Экзамены Аня сдала хуже, чем ожидали учителя и она сама. Три тройки! По математике, физике и немецкому языку, который она не любила с пятого класса.
Зато литература, история, политэкономия, биология и география, у девушки вышли на «отлично».
Остальные дисциплины получили «хорошо» . О поступлении в институт мечтать не приходилось. Да и Ольга, недвусмысленно  объявила дочери, что не для того она кормила, поила, одевала старшую, чтобы поить, кормить и одевать еще пять лет. «На ферму вон, телятницей пойдешь. А заочно в техникум на зоотехника. Председатель сказал, что направление даст. Легко поступишь. И дорогу оплачивать будут и зарплату, как взрослой платить. Помогать матери надо, а не по институтам шляться. Там вон девки, говорят, все гулящие».
У Ани сердце замирало и слезы наворачивались от таких слов матери. Ей очень хотелось стать журналисткой или геологом. Но спорить с матерью, она все же, не смела. Слишком спартанское воспитание родительницы, дало свои крепкие плоды.

К выпускному вечеру дочери, Ольга решила не скупиться и  впервые в жизни, купила  Анюте, не ситцевое, а открытое, ярко голубое платье из натурального шелка.
Платье удивительно преобразило девочку, подчеркнув красивый цвет ее глаз и тоненькую талию, выгодно облегало бедра и высокие, острые грудки. Фигуркой Анютка не подкачала.
За пару дней до выпускного балла, Ольга отправила дочь на дальнее поле, где семья садила для себя картошку.  12 соток приусадебного участка, для большой, многодетной семьи, было мало.
Картошку пора было уже окучивать.


Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10451
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71241
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #1 : 21 Июнь 2017, 08:09 »
  • 6
часть вторая.

Намахавшись за день тяпкой до одури, Анюта, на склоне дня медленно шла по узкой полевой тропке в сторону села. Позади нее раздался громкий хлопок. Вздрогнув от неожиданности, Анютка оглянулась назад и чуть не упала от  неожиданности и нахлынувшей растерянности. Ее догонял Сережа. Через плечо у парня висел длинный кнут Им и щелкал Сергей, быстро догоняя одноклассницу.
В свободное  время, парень помогал отцу пасти колхозное стадо и вот сейчас он возвращался домой. Той же тропкой, что и Анюта.
«Привет» - беспечно воскликнул он, поравнявшись с девушкой. Аня что-то пискнула в ответ.  Голос отказался подчиняться растерявшейся девушке.
Сергей знал, конечно, что «Анька к нему неровно дышит». Просто, по молодости и неопытности лет, он даже представить не мог, до какой степени «неровно».
Молодые люди шли рядышком по узкой тропке среди цветущего луга. Никто из них не  шагнул в сторону, где буйно цвели подступившие к самой кромке тропы, ромашки.
 Сергей то и дело задевал локтем  руку Анютки. В такие мгновения  ее бросало то в жар, то в холод. Девушка едва держалась на ногах от непонятного томления, охватившего все ее существо. Аня слушала его голос, как песню. Она почти не понимала смысла его речи, оглушенная  таким близким соседством с предметом своей двухлетней страсти.
 Пройдя широкий, сенокосный луг, они вступили под сень высоких сосен, окружавших их поселок с всех сторон. Ширина бора, достигала местами до трех километров. А дальше лежали колхозные поля и луга.
Анютка медленно приходя в себя, уже более осмысленно отвечала на вопросы парня.  А он, болтал обо всем и ни о чем, лишь бы не молчать.  Сергей тоже чувствовал некоторую неловкость. Вдруг непонятно откуда,  хлынул такой крупный и частый  дождь, что оба сразу же промокли до нитки. «Бежим вон под ту сосну — крикнул парень, хватая Аню за руку. И она, как загипнотизированная, двинулась за ним, чувствуя как от его руки по всему её телу идут волны  жара.
Остановившись под раскидистой, старой сосной, Сергей нехотя отпустил руку Анюты.
 Они стояли совсем близко, глядя друг на друга И вдруг он  негромко пробормотал слегка охрипшим голосом  «Анька, у тебя глаза, как незабудки. И крапинки! Здорово»
 Чувствуя, как краска заливает ее лицо, Анюта с трудом отвела глаза от  настойчивого взгляда парня. Губы ее задрожали С трудом сдерживая не ко времени прихлынувшие слезы, Аня отвернулась от Сергея, чтобы он не смог увидеть ее смятения
Но он, осмелев, развернул ее к себе и  неумело поцеловал в губы. Анюта охнув, повисла у него на руках.  На минуту отказали ноги. «А ты красивая, Анюта! Я как-то раньше не замечал!»   Дождь лил как из ведра, стекая по их лицам, проникая под одежду, охлаждая разгоряченные тела. Сергей, прижав к себе девушку, самозабвенно целовал ее лицо губы, шею.Анюта почувствовала, как его горячие ладони обожгли ее грудь. Это было пронзительно сладко и страшно одновременно.   
Торопливые руки Сергея проникли под ее простенькое платья и Аня застонала, чувствую необъяснимое наслаждение от прикосновения его рук к обнаженным соскам ее девичьей, упругой груди.
«Пропала» — мелькнула слабая мысль. Но бороться с собственной слабостью девушка была не в состоянии.
 И только когда дрожащие от возбуждения  руки парня, коснулись самого запретного, Аня словно проснулась. «Нет, нет, нельзя» — девушка с непонятно откуда взявшейся силой, оттолкнула руки Сергея и вырвавшись из его объятий, бросилась  в самую чащу леса. Мокрые ветви хлестали ее по лицу, острые сучья ранили ноги но Аня , рыдая бежала по лесу, не обращая внимания на боль физическую. Ее терзала боль душевная. - «Зачем,  - тихонько заскулила она, остановившись наконец,  на опушке бора. Впереди, в ста метрах начиналось село. - Ведь ты же не любишь меня»
Она оглянулась, в тайной надежде увидеть догоняющего её парня Но Сергей оставшийся сидеть под сосной, все еще приходил в себя  Первый, неудавшийся сексуальный порыв, прошел вхолостую. Парень был разочарован и разозлен.
 «Вот дура — думал он, - вообще девки все дуры Жалко им»
Анюта тихонько прошла в  глубину дома, незамеченная родителями. Взглянув на себя в зеркало, она увидела там хоть и зареванную, но сияющую красивую девчонку.  «А может быть, зря. Надо было уступить. И родить вот тогда бы он никуда не делся» - Но девушка тут же, с возмущением откинула эту мысль «Насильно мил не будешь» - вспомнились ей слова тетки.
 « А может быть, я ему правда нравлюсь? Но почему же  тогда он никогда раньше этого не показывал? Ирка его закрутила с городским, вот он и бесится. Хорошо, что устояла!»
А спустя два дня, Аня танцевала с Сергеем на  выпускном балу. Он сам подошел к ней, серьезный и немного грустный. Непонятное смущение сквозило во всем поведении парня. «Потанцуем, Ань- голос его показался Анютке каким-то  виноватым.
Проплывая в вальсе мимо Ирины Кузьминой, Аня увидела ее удивленный и сердитый одновременно взгляд.  Её городской ухажер давно уже уехал. Иринке было скучно и досадно от-того, что Сергей не ходил за ней по пятам, как это бывало раньше. Он не приходил к ее дому, не бросал  камешков в окно.
Создавалось впечатление, что Сергей легко перенес измену Ирки.
И сейчас, глядя на танцующих, Ирина с удивлением поняла, что из замарашки выросла красивая , немного закомплексованная девушка Анюта Не очень смелая, нерешительная. Но многим нравятся именно такие. Многим, но не всем.
Едва закончился танец и Сергей проводил Аню до ее подруг, Ирина решительно перехватила парня.  - «Пойдем, поговорим.  Не давая ему времени на раздумья, Ирина практически силой потащила того к выходу из актового зала школы.
 Закрывая за собой дверь, ведущую во двор, Сергей поймал грустный, разочарованный взгляд  незабудковых глаз Анюты.
Ни Сергей, ни Ирина больше на бал не вернулись Этого почти никто, кроме Ани не заметил.
Аня не приняла больше ни одного приглашения на танец от своих одноклассников, не присела за празднично накрытый стол. Она одиноко стояла у окна, наблюдая за входной дверью Грудь ее разрывала тоска и обида.
Стараясь не привлекать ничьего внимания, Анюта тихо вышла в теплую июньскую ночь. Темнота скрывала ее льющиеся по щекам слезы. Девушка тихо шла по улице. 
Всю ночь Анюта бродила по улицам села. Она прошла мимо  темных окон дома Сергея, прекрасно зная, что  его там нет.  Когда над селом стали гаснуть звезды и забрезжил ранний рассвет, девушка оказалась на берегу Оби.  Она стояла у самой кромки обрывистого берега, глядя вдаль.
 Было до того невыносимо больно, что эта боль скручивала все ее тело, отдаваясь в голове, груди и даже в кончиках пальцев рук и ног.
Из состояния оцепенения ее вывели веселые голоса. Совсем рядом, в густом кустарнике весело смеялась Ирина. Ей вторил ломающийся голос парня. Ее любимого Сергея.
«Не жалеешь? - вопрошал парень. Тихий смешок Ирины прозвучал, как громовой раскат, отдаваясь в ушах Ани новой болезненной вспышкой. «А чего жалеть то? Все через это проходят. Ведь ты же ко мне из армии придешь! Куда я теперь от тебя денусь»
 Дико вскрикнув, как смертельно раненая птица, Анюта бросилась бежать вдоль берега. Она бежала и бежала, пока силы не оставили ее. А потом, девушка просто шагнула с  пятиметрового обрыва в воду.
Анюте не суждено было умереть. Ее во время увидел и вытащил на берег ранний любитель рыбалки. Открыв глаза, Анюта увидела над собой испуганное лицо знакомого мужчины.  Тот работал  вместе с ее отцом и, как говорила Ольга, «подбивал клинья под тетку Веру»
«Ты чего, девка, сдурела или перепила? Я же тебя еле выходил. Чуть Богу душу не отдала»
 «Зачем, дядя Петя? Ну зачем вы меня спасли? Я не хочу жить. Я не нужна никому» - Анютка забилась в истерике, еще больше напугав  рыбака.
«А ну, заткнись, дура! Мать твоя по велению Бога тебя родила.  Жить она не хочет, посмотрите- ка на эту дуру!  Нет такого горя на свете, из-за которого жизни себя лишать надобно. Парня не поделили? Так и плевать на него. Тот не парень а дурак, кто такую кралю упустит.   Ну ладно, ладно, - отходя душой от испуга и возмущения, пробасил Петр. - Пойдем, до дома тебя сопроважу. Не бойсь, девка, никому не скажу, какую непотребу ты тут удумала. А то замордуют . А лучше, езжай -ко ты подальше Матерь твоя — змеища еще та. Нас с Веркой  вовсе затравила. Я уж вдов лет как пять. И она тоже. Так, Олька, матерь твоя,  никакой жизни нам не дает»
Рыбак оказался хозяином своего слова . О безумном поступке  Анюты, никто не узнал.
И раньше, не очень многословная, Анюта совсем замкнулась в себе. По настоянию матери, она беспрекословно устроилась  на работу телятницей.  Ухаживая за новорожденными, смешными и милыми телятками, Анюта хоть здесь немного отходила душой. Сергея видеть ей не хотелось. Он , как ей казалось, сделался ей неприятен. Но не думать о нем, Анюта не могла. И эти мысли приносили девушке невыносимые страдания и обиду.
Но увидев Сергея как-то,  по дороге с работы , Анюте хватило гордости не показывая своего смятения, гордо подняв голову, пройти мимо, не ответив на смущенное приветствие Сергея.
И только сворачивая с дороги к своему дому,  девушка взглянула через плечо назад. Сергей все так-же стоял на дороге, глядя ей вслед.
«Так тебе и надо» - мстительно подумала Аня,  не зная сама, чего ему надо и почему «так».
К его дому но ночам, она больше не приходила.  Сама мысль об этом, приносила девушке боль. Ей представлялось, как   Сергей с Иркой  «проводят время», где-нибудь у него на сеновале. В такие минуты, бедное сердечко Анюты, готово было разорваться на части.
«Ненавижу, ненавижу»- всеми силами пыталась убедить себя девушка.  Иногда ей казалось, что она действительно ненавидит неверного парня. Анюта была еще слишком молода, чтобы понять, что ее душу гложат дьявольские муки ревности.
По вечерам, когда выпадала свободная минутка, девушка сидя где-нибудь в укромном месте, отдавалась мечтам Поэтические строки сами  приходили ей в голову и Анюта записывала их на клочке газеты, старой тетради или на салфетке, чтобы потом занести в свой потайной дневник.

Под хрупкой оболочкой тела,
Где горячей и ярче кровь,
Душа мне тихо песни пела,
Шептала нежно про любовь.

Я ей внимала каждым нервом,
Я принца своего ждала.
И он пришел. Но болью первой
На сердце та любовь легла.

Исписанные черновики, Анюта неизменно выбрасывала в горящую печь, чтобы , не дай Бог, мать не увидела.  Девушка помнила, как Ольга зло смеялась над  мужем, когда он попытался прочесть ей свое стихотворение. Иногда в дом к Куликовым заглядывал кто-нибудь из бывших одноклассниц Ани. Девушки пытались пригласить Анюту в кино или на танцы, но та неизменно отклоняла приглашения, ссылаясь на усталость или нехватку времени.
А потом и одноклассники, и одноклассницы стали уезжать из села, с целью поступить в Вузы  или  куда-нибудь в другие учебные заведения.  Аня откровенно завидовала своим сверстникам.
Ей , едва ли не единственной из села, была уготована матерью другая роль. А именно- быть пожизненно прикованной к родительскому дому, к работе в колхозе. Аня понимала, что родителям очень нелегко поднимать такую ораву детей, но девушка была слишком молода. Несмотря на свою непроходящую тоску по любимому парню, душа Анютки жаждала перемен. Ей хотелось стать журналисткой или геологом. А не получится, то хотя бы медсестрой.  Но «крутить всю жизнь хвосты телятам» в планы Ани не входило.
Она любила животных, ухаживала за ними с прилежностью. Но не считала это серьезной работой, той, которой бы  могла посветить всю жизнь.
Однажды, после вечерней кормежки телят, Аня вышла с территории  фермы и неожиданно увидела Сергея. Он стоял прямо на тропинке, вокруг  которой росли кусты жгучей крапивы. Обойти парня не представлялось возможным.  Сердце девушки заколотилось так, что Анюта всерьез испугалась, что может потерять сознание. «Чего тебе? — охрипшим от волнения голосом просипела она. - Пропусти. Мне некогда»
 Но Сергей,  не делая никаких попыток шагнуть назад или в сторону , с явным смущением пробормотал «Ань, ты того, не  сердись. Я же понял, что это ты там была, на берегу. Ты не думай ничего плохого. Мы,это, просто разговаривали»
 «Так и разговаривайте дальше. Я тут причем? Пусти. Ты мне неинтересен» - оттолкнув парня, Аня прошла мимо. Внутри нее все дрожало, как туго натянутая струна. Но слишком уж туго. Струна та, видимо лопнула и вылилась   горячими слезами. Анюта прибавив шагу уходила прочь, боясь оглянуться, чтобы не показать Сергею своего истинного состояния.
«Ань, я завтра  уезжаю.  В речное училище документы буду подавать. А ты?» - голос Сергея догнал  её у ворот скотного двора.
«А я всю жизнь тут буду» — подумала про себя Анюта, не оглядываясь. И эта мысль еще больше добавила девушке слез.
Эту ночь Анюта провела без сна. Наутро, выйдя из дома раньше положенного времени, по дороге на телятник, Аня зашла к тете у которой не была уже давно.  Дядя Петя и тетя Вера наконец-то сошлись и по этой причине, мать запретила Ане посещать тетку.
 «За сороковник перевалило , а все туда же. Ни стыда, ни совести- выговаривала она мужу- Стыдобище. Люди пальцами тычут.»
«Ты, змея, успокоишь свою злыдню когда-нибудь? Тебе ж самой  сорок без года, а с мужиком спать любишь. Чего тебе сеструха моя на глотку что- ли наступила? Олька, лучше отстань от Верки. Иначе, уеду куда-нибудь на севера. Детям деньги буду слать. А ты живи, как хошь»
Такие разговоры в доме стали для детей Куликовых настолько привычными, что они перестали обращать внимания на перебранку родителей.
Анюта тихонько стукнув в раму, подождала , пока тетя отворит ей дверь. Было еще слишком рано. Тетка корову не держала и вставала позже односельчан.
 «Анечка- обрадовалась Вера Семеновна- входи, милая.Что-то вы с отцом совсем потерялись»
 Войдя в дом, Аня поздоровалась с дядей Петей, сидящим за столом в распахнутой рубахе.  Мужчина заговорчески подмигнув Ане, вышел во двор, чтобы тетка могла поговорить с племянницей без свидетелей.
Усадив Аню за стол, Вера Семеновна попыталась накормить племянницу пирогом с капустой. Но Аня отказалась, сославшись на то, что уже позавтракала жареной картошкой. «Желудки себе попортите той картошкой» -сердито пробормотала тетка.
«Тетя Вера, я хочу учиться дальше. Папа согласен, мама не отпускает. Что мне делать? Так у телят и стареть понемногу?»- в голосе Ани послышались слезы. Вера Семеновна сочувствуя Анюте, все же остерегалась слишком сильно критиковать  твердолобую Ольгу. Она посоветовала Ане «потерпеть» «Ты Анютка, помоги родителям пару лет. А как Ванька школу закончит, так и ты поступай куда хочешь. И не обязательно в институт. Есть много специальностей, где учиться будет легче и меньше времени. А получать будешь еще больше. Главное, правильную специальность выбери.»
Анюта со вздохом разочарования, поднялась со стула и попрощавшись вышла во двор. Дядя Петя курил, сидя на скамье под открытым кухонным окном.
Увидев выходящую из дома Анюту, Петр  поднялся и пошел «закрыть ворота за гостьей» - так он крикнул  в окно Вере.
 «Ты вот что, красавица. Своим умом живи. Вера, она добрая. Но жить в одном селе с такой ведьмой, как твоя мать, это, что на бомбе сидеть. Вера ничего не присоветует. Боится, что Олька ее со свету сживет. А мне плевать. Беги из своего дурдома куда подальше. На ноги встанешь, квартиру, специальность заимеешь. А можа и замуж пойдешь за хорошего человека. Вот тогда и младших сестренок заберешь. Испортит их  Олька. Не слушай никого, езжай и устраивайся где-нибудь. Я денег дам. Свой расчет затребуй, пока мать не получила. Ведь она сама твою зарплату забирает?»
Слова  дяди Пети долго не давали покоя Анюте, но слишком закомплексованная девушка, привыкшая с детства подчиняться деспотичной матери, так и не посмела поступить вопреки ее воле.
Прошло два года.. Сергей учился в Речном  Училище в городе Новосибирске. По слухам, доходившим до ушей Анюты, с Иркой их дороги давно разошлись. Неунывающая Кузьмина  завела себе новую любовь, какого-то городского парня из вполне обеспеченной семьи. И уже собиралась за него замуж.  Сергей тоже не очень печалился по этому поводу. Домой он приезжал достаточно часто.
 Анюта все так же продолжала работать на ферме. Обремененная большой семьей, сестренками, братишками, девушка никуда не выходила. Ни на танцы, ни в кино. Времени не хватало катастрофически.  Если выпадал свободный час, Аня повторяла школьную программу, надеясь, что  когда-нибудь, ей удастся поступить в ВУЗ. А когда было особенно грустно- писала стихи. О приезде Сергея, ей обычно сообщала сестра  бывшего одноклассника Нина. Девочка училась в 9 классе. И частенько прибегала к Аннушке, чтобы поделиться последними новостями. Несмотря на свою молодость, Нина каким-то чудом догадывалась о чувствах Анюты к ее брату.
Первое время, через сестру, Сергей приглашал Аню на танцы. Непонятная сила удерживала девушку дома. Что ей мешало откликнуться на такие приглашения, 
Аннушка и сама не понимала.. Старая ли обида или понимание того, что не любит её Сергей. А приглашает из чувства вины.
Несмотря на свою некоторую ветреность, деревенский парнишка был достаточно добрым и всегда старался ровно относиться ко всем девчонкам, что влюблялись в него.
Так и не насмелившись  принять приглашение парня, Аня возобновила свои ночные походы под окно любимого . Ей казалось, что если любит, должен сердцем почувствовать ее присутствие у своего дома. Точно так же, как она  за сутки предчувствовала, когда он объявится в селе.
Слишком спартанское воспитание матери, дало свои плоды. Анюта росла очень уж закомплексованной и стыдливой.
 Просто взять и пойти в клуб. А вдруг он подумает, что приперлась ради него, вдруг решит, что она влюблена.
Ей бы отбросить все сомнения, подойти к Сережке и прямо сказать ему все, что она чувствует.
Но даже от мыслей таких, Аню бросало в краску стыда.
Через два года Сергей закончил училище и приобрел специальность моториста маломерных судов. Но не успев даже устроиться на работу, парень получил повестку в армию. Из села, кроме него призывалось еще человек семь  мальчишек, которым едва минуло 19 лет .
«Отвальную» для всех разом, решили отпраздновать в Сельском ,Клубе  Именно «отпраздновать» потому, что  в 70 годах прошлого столетия, в армию молодежь уходила , не как на неприятную повинность. Но с гордостью!
Финансовые расходы взяли на себя те организации, где работали родители  призывников.
Когда Анюте принесли именное приглашение на «проводины», она до того растерялась, что слезы навернулись на глаза. «Идти, не идти! Но мать не отпустит. Как быть?» Но Аня кстати вспомнила все же, что ей через несколько дней  исполняется 19 лет  «Пойду!».
Вернувшись с вечерней  смены, Анюта быстренько управилась с домашними делами, помыла  голову и тут только поняла, что идти ей не в чем. Голубое шелковое платье, оставшееся с выпускного бала, стала маловато ей.  Анюта подарила его сестренке Наде.
Ольга искоса наблюдая за тем, как её дочь перебирает вещи в шифоньере, насмешливо  поинтересовалась «Ну и чо! На танцульки что ль?  Не рано хвостом крутить? У меня своих хватает, чтобы еще и с суразами нянчиться»

От несправедливых слов родной матери, женщины, родившей её на свет, у Анюты из глаз покатились слезы.
«Мама — тихо прошептала девушка, - за что ты так меня ненавидишь? Что я сделала такого? Все по твоей воле, ни шагу в сторону. Ты думаешь, мне твой колхоз нужен? Я учиться хочу. Мало того, что ты из меня  вечную замарашку пытаешься сделать, так еще и унижаешь ни за что. Я же как монашка. Ни в клуб, ни на танцы.  По какому праву ты оскорбляешь меня?»
 Выговорившись, Анюта привычно втянула голову в плечи, ожидая потока матерков или оплеуху.
 Но мать повела себе совершенно несвойственно своим постоянным привычкам.
 Оттолкнув дочь от бельевого шкафа, она молча сняла с плечиков свое, самое нарядное платье. Зеленый крепдешин с маленькими красными розочками. Платье было пошито великолепно. Но  Ольга уже после третьего ребенка не смогла влезть в него, хотя фигура у нее до сих пор была почти идеальной.  «На, клуша. Зубы иметь немного надо. Вон, как Надька. Фиг кому что спустит. А тебе хоть кол на голове обтеши, ты только ниже кланяться будешь. И как ты, ворона, жить дальше думаешь?. Да ты едва за  село ступишь, тут же потеряешься. Так что сиди в своем телятнике и не вякай. Чтобы в час дома была!»
 Оставив потрясенную Анютку в полном недоумении , мать вышла из комнаты. Но дочь ее успела заметить  нормальную, человеческую грусть в глазах матери.
«У меня там , я ящике шифоньера, босоножки красные на шпильке стоят.  Возьми. Да не угадь. И жакет возьми. Осень уже. Вечерами холодно. Кстати, дарю насовсем. Мне оно все уж малое ».  крикнула Ольга из кухни.
Принарядившись в материнские подарки, Аня мысленно охнула, рассматривая себя в зеркало.   Она была несомненно очень хороша собой.
Подарки матери, Аня восприняла, как нечто незаслуженное. Она знала, как дорожила Ольга этими, лучшими своими вещами. А о том, что сама Анюта два года все заработанные деньги отдавала в семью, она совершенно не думала. .
В помещение клуба Анюта входила, как на эшафот. Сердце бешено колотилось, так и пытаясь выпрыгнуть из груди.
Сережку, в окружении таких же призывников, она увидела сразу же.
Парень остался верен своей речной форме даже на  собственных проводинах.  Несколько столов накрытых по деревенски щедро, располагались в большом  танцевальном зале.
Гости все прибывали. В основном, это были одноклассники и родственники призывников.  Матери мальчишек, накрывавшие стол, наконец пригласили всех к столам Анюте, вошедшей в зал одной из последних, досталось неудобное место На самом краешке скамьи. Отсюда, она никак не могла видеть Сережку и его друзей.
После напутственных слов  председателей Леспромхоза и Колхоза, пошли речи родителей мальчишек.
 Молодежь нетерпеливо посматривали на пышно накрытые столы. Взрослые  , пригорюнившись, слушали речи. Но вот уже кто-то  провозгласил «За будущих защитников нашего народа, нашей великой страны СССР. « И Анюта, глядя на остальных, отпила несколько глотков тягучего,  вишневого ликера .
 Вино стремительно ударило в голову, непривычной к алкоголю девушки. Стало вдруг тепло и весело. Все напряжение,  печаль по поводу скорого расставания с Сережкой, куда-то улетучились.
Родителей Ани на проводах не было. И это обстоятельство позволило ей почувствовать раскрепощение,  все напряжение, в котором она жила все годы в родной семье.
 
А потом были танцы. Молодежь отплясывали под «Черного кота» и прочие шлягеры  начала семидесятых Анюта, несмотря на прошедшую неловкость, так и не вышла на танец, которого не понимала и в душе осуждала. Танцами, по ее мнению, можно было назвать вальс, танго, полечку. Но никак не твист и прочую «подерготину», как выражалась ее тетка Вера. Она -то и привила девушке любовь к классическим видам танца и музыки.
Катушечный магнитофон выдавал одну мелодию за другой, пока кто-то не выключил его  И тот час под сводами зазвучали прекрасные аккорды  Аргентинского танго. Играл клубный баянист. От этой мелодии у Анютки сладко замлело сердечко и  жар прилил к щекам.
Сергей быстро пересек зал и протянул руку девушке, приглашая на танец
Анюта подняла на парня  синие, наполненные непроливающимися слезами глаза. В них читалась такая любовь и нежность, что парню стало не по себе.
 Он неожиданно вспомнил разговор с матерью, произошедший накануне вечера.  Она настойчиво пыталась внушить сыну,  чтобы он не вздумал перед армией «потерять голову»
 «Ты слишком молод, сынуля. Девки на тебя вешаются, как пчелы на нектар.  Я больная совсем. Ноги не ходят. Нинка мала еще. Не дай Бог обрюхатишь какую. Век себе не простишь. Хомут в такие годы ни тебе, ни девкам не нужен. Не теряй голову, сынок. Нинка вон говорила, что Анька Куликова по тебе сохнет.   Девка она неплохая.Скромная, работящая. Но уж больно прицеп у них большой. И мать у девки — ненормальная. А вдруг из скромницы такая же змеища выползет?  Держался бы ты от нее подальше. Тебе еще учиться предстоит Дальше в морское пойдешь или в армии останешься. Что в этой деревне молодому парню делать. Запомни, дорогой, у тебя, с твоей внешностью и трудолюбием еще такая Анька будет, не чета этой замарашке Куликовой»
Сергей вел девушку по кругу в медленном танце, стараясь не встречаться глазами с матерью  Анка была сегодня очень уж необыкновенно красивой.
В ней была та притягательность, то обаяние и нежная стыдливость, которых так не хватало его многим знакомым девчонкам.
Он давно уже потерял невинность еще там, на берегу Оби, когда ему едва исполнилось 17. А городским временным подругам, так и вообще счет потерял
Но эта девочка волновала его по-настоящему.
Вскоре родители призывников и многие взрослые, прибрав со столов, ушли домой, оставив молодежь танцевать.
Едва за матерью закрылась дверь клуба, Сергей шепнул на ухо Анюте «Давай сбежим!» Девушка  подняла на любимого изумленные глаза и покраснела так, что стала похожа на вишенку. Не в силах сопротивляться  манящему взгляду карих глаз Сергея, она как во сне , вышла за ним в ночь.
Сергей обнял плечики дрожавшей от возбуждения девчонки и повел ее куда-то. Опомнилась Анюта на берегу небольшой речушки, впадающей в Обь.
Сережка целовал ее соленые о слез губы, ласкал обнаженную грудь. У Анютки подкосились ноги и она упала в  траву, еще не совсем увядшую
 И в  тот момент, когда она, не задумываясь, готова была отдать любимому то, что хранила только для него, Сергей вдруг резко встал.
В недоумении глядя снизу вверх на парня, Анюта увидела, как сильно дрожат его руки, пытающиеся зажечь спичку. Сделав несколько глубоких вздохов, парень хрипло пробормотал- «Прости Анютка, чуть было глупостей не натворил. Ты же девочка, я уверен. Тебе еще замуж выходить»
 Смысл сказанного  тяжело, как через толстое, ватное одеяло доходил до  Анюты.
Все прошлые оскорбления  полученные от матери, все обиды перенесенные девушкой за почти 19 лет жизни на земле, показались ей в эту минуту, просто безобидными укусами комаров.
 То, что она испытывала сейчас, все еще лежа на земле, ни шло с ними ни в какое сравнение.
 Аня не произнесла ни слова. С трудом поднявшись на ноги, она машинально отряхнула платье, поправила волосы. Оглушенная, ослепленная, как полу раздавленная грязным сапогом беспомощная птица, Анюта тихо побрела, не разбирая дороги.
Сергей,  догнав девушку заботливо предложил- «Давай я тебя провожу, Анют»
«Пошел вон! - страшно сверкнув совершенно чужим взглядом, прошептала девушка- Я тебя ненавижу, мразь»
Тяжело вздыхая, Сергей тащился следом, боясь что Анька наделает глупостей. Уже у калитки ее дома, он  промямлил «Ань, ты что, обиделась? Ну сама подумай, мы же  могли ребенка сделать. Нам еще до женитьбы лет пять не меньше. Жди меня из армии, если пожелаешь»
 «Не пожелаю,  —  голос девушки прозвучал безжизненно. Убедившись, что Анюта вошла в дом, Сергей дико злясь больше на мать, чем на себя, медленно побрел в сторону клуба, где все еще звучала музыка. Только сейчас он осознал, насколько дорога ему Анютка. И он многое бы отдал, чтобы вернуть те минуты что были безвозвратно потеряны им. Там, на берегу безымянной  речушки.

Когда с полей повеяло прохладой,
Ты просто так, без лишних слов ушел.
А я, от унижения и досады,
Стонала, обхватив березки ствол.

Не смогла помочь мне та речушка.
Каждый уходил своей тропой.
Ты был честен. Даже, как с игрушкой,
Поиграть не пожелал со мной!

Несколько дней Анютка как будто бы не жила. От проницательного взгляда матери не ускользнуло  выражение  тоскливой потерянности в глазах дочери. «Чего как в воду опущенная ходишь? Того и смотри, уснешь на ходу. Если пролетела, курва, пощады не жди»
 Эти грязные, полные презрения слова наконец-то вывели Анну из состояния полной депрессии.  В тот же вечер, собрав кое какие вещички, и элементарно украв из материнской сумки сто рублей, Аня навсегда покинула родительский дом, ставший ей просто ненавистным.
продолжение следует

© Copyright: Сараева, 2016
Свидетельство о публикации №216111001059

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10451
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71241
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #2 : 21 Июнь 2017, 08:11 »
  • 5
Часть третья.
Ближайшим большим городом на пути к свободе, был Новосибирск.   Все два часа пути в рейсовом автобусе, Анюта мучилась угрызениями совести. Впервые в жизни, девушка без разрешения  взяла деньги у матери. И хотя, ее  месячный заработок в течении двух лет, составлял практически, эту же сумму, Анюта так и не научилась считать эти деньги своими.
 Добравшись до города, девушка первым делом, отправила телеграмму матери со следующим содержанием «Мама, прости. Я виновата только в том, что взяла у тебя немного денег. Устроюсь вышлю»
Нельзя сказать, что Аня ехала совершенно в «никуда»
Последние полгода на московской радиоволне, по несколько раз в день звучали  объявления об открытии Всесоюзной Стройки Века.
 Где-то в Тюменской области строился город с непонятным названием Нижневартовск.  Строился он в самом сердце  нефтяных месторождений. Дядя Петр не раз высказывал  желание поехать на новостройку, «срубить деньжат».
И вот сейчас, Анюта, эта домашняя, несмелая девочка, доведенная до отчаяния невыносимой обстановкой в собственном доме. А так же, тоской  по  Сережке — предателю, решилась на столь отчаянный шаг.
Язык довел Анюту до, не Киева  конечно, но до  Речного Вокзала. Плыть до Нижневартовска по реке Оби   придется около пяти суток на  пассажирском теплоходе. Можно, конечно и на самолете. Но Анюта ни разу не видевшая воздушный транспорт на земле, а не в полете, боялась даже подумать о том, чтобы войти на борт самолета.
Ста рублей, взятых в сумке матери, должно было хватить не только на билет до  заветной цели. Билет в третьем классе, в общей каюте стоил всего 18 рублей.
Перед отплытием, девушка купила в дорогу  побольше хлеба и молока в  стеклянной посуде.

Непривередливая в еде, она меньше всего беспокоилась о том, чтобы не остаться голодной.
 Теплоход, лениво шлепая по водам  большим колесом, медленно
двигался вниз по Оби. Целыми днями, Анюта стояла на палубе,  пытаясь наблюдать за меняющимся ландшафтом берегов.  На самом деле, мысли ее были далеко. И окрестности она почти не видела, сквозь пелену непроходящей тоски. Ночами она пытаясь уснуть , вспоминала все , что произошло с  ней за последние два года.
«Выбросить все из головы. Начать новую жизнь  Не любит он меня и никогда не любил»
 Лицо Сергея, его темно карие глаза, улыбка, сводящая с ума, стояли перед глазами девушки настолько живо, как будто она видела их наяву.
Вечер второго дня её путешествия, несмотря на начало октября, выдался на удивление тихим и теплым.
Анюта закутавшись в легкий плащик,  в одиночестве сидела в плетеном кресле на  верхней палубе теплохода. До наступления темноты было еще далеко.  Яркое, по летнему теплое солнце, медленно клонилось к кромке недалекого леса.
Неподалеку от Анюты, на соседней скамье, самозабвенно целовалась парочка влюбленных. По виду- студентов, едущих на «практику». Смотреть на них, было отчего- то, стыдно и Анюта отвернулась. Над головой захрипел динамик. Видимо в рубке управления, настраивали звук.  И вдруг по сердцу грустной девушки, словно острой бритвой по свежей ране, резанули звуки Аргентинского танго.
«Я хочу, чтобы только ты со мной рядом сидел и улыбкой своею согревал меня» - на свой лад,  одними губами, беззвучно прошептала Аня слова,что деревенские девчонки, обычно напевали под мелодию этого танго.
Не в силах сглотнуть плотный сгусток, застрявший в горле, девушка поднявшись, тихо подошла к ограждению палубы. Внизу, рассекаемая носом теплоход, беззвучно струилась зеленоватая вода.
Низко склонившись, Аня   завороженно смотрела на  темнеющую воду. Её  неудержимо потянуло туда, в эту неизвестную, зовущую глубину.
Только там, где уже побывала она однажды, было невыразимо прекрасно. Анюте так ясно представилось то чувство  нежности и покоя, которое испытала она , потерявшая сознание в ночь их выпускного вечера. В тот миг, когда она прыгнула в воду, спасаясь от боли сердца. В тот миг, когда услышала смех Ирки и довольный голос Сережки.
«Девушка, нельзя так низко наклоняться над водой! Голова закружится. Упасть можете. А нам потом, отвечать за вас- говорящий осторожно тронул локоть Анюты — Пойдемте, я провожу вас в вашу каюту».  Анюта обернулась, одновременно пытаясь освободить руку . Перед ней стоял молодой  мужчина в форме речника. Это совершенно добило Анютку. Она непроизвольно всхлипнула и совершенно неожиданно  и для себя, и для парня пробормотала «Я хочу танцевать».
Парень, кажется ,был шокирован. «Простите растерянно пробормотал он — нам во время вахты не положено с пассажирами общаться на личные темы.»
 «На какие личные!?» - Анютка краснея до слез, бросилась вниз по трапу на первую палубу, туда, где была ее каюта третьего класса.  Сбегая с последней ступени, она неловко подвернула ногу и грохнулась коленями на металлический пол палубы .к счастью, только с высоты собственного роста.
Застонав от боли, девушка попыталась подняться, но чьи-то сильные руки уже поставили её на палубу. «Но вы даете! То почти готова была за борт прыгнуть, то разбиться о палубу. Вы уж, девушка, выберите окончательный способ   и предсмертную записку напишите, чтобы обслуживающий персонал не пересадили из-за вас»  Все тот же молодой парень в форме речника подняв Анну с  палубы, сердито выговаривал ей,  осторожно поддерживая под руки.
Анна попробовала вырваться из рук парня. Но боль пронзившая ее левое колено, заставила непроизвольно самой вцепиться в плечо речника. «Пойдемте, я вас до  травмпункта отведу. У нас медсестра классная.
Мама моя, кстати» 
  Приступ «сердитости» прошел и Аня  от чувства собственного бессилия, позволила молодому человеку довести себя до каюты с табличкой «медпункт».
 
Теплоход, время от времени, подавая громкие гудки, неторопливо двигался на север 
 Немолодая фельдшер  осмотрев слегка посиневшее и припухшее колено девушки, наложила той тугую повязку и убедив девушку что ничего страшного не произошло, отправила ту в каюту    Паренек отправился с Анютой осторожно придерживая девушку за  локоть.- «Меня Вадим зовут. А вас?»
«А я — Аня. Спасибо, что проводили. Дальше я сама дойду»
 «Анют, вы там странную фразу произнесли «Хочу танцевать», вы так любите танцы?»
 «Простите, я просто задумалась, вспомнила дом и нечаянно это сказала»
 Анюта скрылась  за дверью своей каюты, в которой кроме нее было еще трое человек.
Объяснение с Вадимом показалось смешным и нелепым даже самой Анюте. «Заскучала о доме и захотела танцевать. Вот идиотка. Показалась наверное ему какой-нибудь ветреной дурочкой»
К утру Анюта почувствовала себя почти здоровой. Колено лишь слегка изменило цвет. Но опухоль прошла и Анюта полностью успокоилась.  После легкого завтрака, девушка  поднялась на верхнюю палубу в надежде вновь услышать волнующие аккорды любимого танго. Шел третий день ее путешествия  по реке .
Берега Оби преобразились. Лес исчез, лишь иногда  островерхие  ели появлялись далеко на горизонте. Берега реки производили впечатления бесконечного травянистого болота. «Не зря эти места зовут Западно Сибирской Низменностью» - подумала Анна и тут же вздрогнула от звуков Аргентинского танго. 
Анюта подняв голову, попыталась рассмотреть кто там за стеклами рубки, включил музыку.  Но  стекло лишь сверкнуло ей в глаза солнечными бликами.
По крутому трапу, едва не сбив Анюту с ног, скатился Вадим. «Привет, Ань. Как нога, как спалось?  Музыка для тебя! Как, нравится?»- Вадим явно смущаясь, так и  сыпал словами.
«Спасибо. Все нормально. И музыка нравится»- Аня стараясь дать понять парню, что не намерена вести с ним долгие разговоры, отвернулась и отошла к борту. Но Вадим понял ее жест, как приглашение и смело подойдя, стал рядом. «Ань, приходи сегодня вечером сюда. Потанцуем Я с  девятнадцати ноль ноль  - свободен от вахты».
Повернув голову, Анюта долгим взглядом окинула парня. Она, как положено не рассмотрела его вчера.   И вот сейчас с легкой насмешкой рассматривала его в упор.
Парень был недурен собой.  Но  он ни чем, кроме речной формы, не напоминал ей того, с кем хотелось ей уплыть в чувственном танце хоть на край света, хоть за борт теплохода.
У Вадима были светлые волосы, по-детски розовая кожа лица, голубые   выразительные глаза и совершенно обворожительная улыбка.
«Знаешь, Вадик- доверительно начала Анна, Я сейчас кажусь себе очень взрослой, по сравнению с тобой. Хотя, скорей всего, ты старше. Но ты мне кажешься ребенком, нуждающимся в защите. Я сама не пойму, почему так. Я не приду на танцы. Не хочу. И ты пойми меня правильно В ближайшем будущем, я не собираюсь заводить никаких интрижек. Даже легких. » - Анюта отведя глаза от стремительно краснеющих щек парня, медленно побрела в свою каюту.  «А серьезных? « -крикнул вслед ей Вадим. Полуобернувшись, Аня ответила - «А серьезных, тем более». В голосе ее парень ясно почувствовал глубокую тоску.
Непонятная тяжесть навалилась на плечи девушки. И ей, как вчера, вновь захотелось туда, в темные воды Оби.

На захламленный  строительным мусором, берег Оби, пассажиры ступили утром на пятые сутки пути.
Анюта с удивлением огляделась. Недалеко от берега поднимались деревянные одноэтажные строения, типа бараков. Еще выше в беспорядке стояли какие-то домики, похожие на вагоны поездов. Дальше, за хвойными деревьями, неизвестной Анюте породы, просматривались несколько пятиэтажных домов и еще какие-то постройки. На самой высокой , обозримой с берега точке, дымила черными лохмотьями дыма, высокая кирпичная  труба.

«Товарищи, прибывшие по договорам. Молодые специалисты, студенты практиканты, прошу всех ко мне, - прозвучал , усиленный мегафоном голос. - Все остальные, приехавшие на работу добровольно, по личной инициативе, тоже сюда. Но станьте отдельно. Разбираться будем с вами»

К концу путешествия оставалось не так уж и много  людей. Основная их масса вышла на предыдущей пристани с непонятным названием Колтогорск.

Анюта достаточно быстро разобралась в сложившейся обстановке и присоединилась к небольшой кучке добровольно прибывших рабочих . Горластый парень с мегафоном быстро просмотрев  документы первых, махнул в сторону стоявшего неподалеку автобуса. «Вам  туда. Остальные за мной.  Вам еще повезло, товарищи. Через пару недель закончится свободный лимит на рабочих.  Небольшая толпа людей численностью порядка 20 человек, привели в большой деревянный барак. Оказалось, что это строительная контора какого-то С.У
Кто-то из прибывших возмутился, пытаясь доказать, что он не строитель и собирается работать  бульдозеристом в нефтяной организации. «Да пожалуйста- откликнулся  парень с мегафоном Кто вас держит. Идите, ищите   место будущей работы, устраивайтесь, ищите жилье. Дорога открыта. А те, кто уже сегодня желает отдыхать в предоставленной вам комнате или вагоне, останьтесь».
 Несколько человек ушли самостоятельно искать работу. Но большинство остались.  Анюта, естественно, никуда не ушла. Ей некуда было идти. Она не имела никакой специальности. В трудовой книжке девушки была единственная запись «телятница».
Уже через три дня, наскоро пройдя некое подобие медосмотра, Анюта была зачислена в штат строительного управления в качестве ученицы штукатура — маляра.
Это было совершенно не то, о чем мечтала девушка. Но выбора не было и ей пришлось смириться. Анюта с детства не гнушалась никакой работы. И здесь она достаточно быстро привлекла внимание старшей в группе отделочниц Марии  Зозулиной  Наблюдая за ловкими движениями старательной ученицы, угадав в Анюте добрую и скромную натуру, немолодая, бездетная Зозулина, добилась того, чтобы Аню поселили с ней в комнате деревянного барака, а не в холодном вагончике, как остальных вновь прибывших.
Заботливое, материнское отношение старшей подруги вскоре  привело к тому, что Анюта привязалась к женщине всей душой. Вскоре они стали неразлучными. Анюта не заметила сама, как открыла Марии  все свои горькие секреты.

Девушка встретила такое живое и искреннее участие в своей судьбе, какого никогда и ни от кого не встречала. Тем более от родной матери. Мария похлопотала перед начальством СУ, чтобы с Анютой заключили трехлетний договор и выплатили ей внушительную сумму подъемных.  В первые годы работы по строительству будущего города, многие, заключив договор и получив деньги, просто сбегали от трудностей, оставив в бухгалтерии трудовую книжку. Поэтому, на договора с рабочими был наложен временный запрет  Мария Федоровна работала в СУ с самого его основания и пользовалась уважением и доверием начальства.
Пожалуй, впервые в жизни, Анюте повезло с наставницей и подругой.
Получив на руки целых пятьсот рублей, Анюта растерялась.  Месячная зарплата ее родителей составляла на двоих не более 150 рублей.

 Для начала, Аня отправила матери  200 рублей телеграфным переводом. А потом они с Марией пошли в единственный пока магазин, одеть Анюту к зиме. У девушки впервые за девятнадцать лет ее жизни, появилось настоящее драповое пальто с воротом из  настоящей лисы. Валенки и теплую овчинную ушанку, ей выдали  со спецодеждой . У Анюты совершенно отсутствовало чувство зависти к тем, кто имел возможность модно и богато одеваться. Не избалованная с детства, привыкшая обходиться самым малым и материнскими обносками, девушка искренне радовалась простой  овечьей шапке так, как ее напарница по работе Нина Селезнева, радовалась пышной шапке -боярке из голубого песца. 
 После первых же рабочих дней, Анна написала письмо тете Вере, где в ярких красках, с проснувшейся в ней, природной фантазией, обрисовала всю красоту Тюменского севера. О своей нелегкой работе, Анюта написала с уважением и легким юмором. Особенно много девушка посвятила добрых слов своей наставнице Марии.

 Сердце девушки медленно отходило от отчаяния и  обид. Сергей вспоминался ей ничуть не реже, чем раньше. Но в его поступках  она научилась видеть совсем другой смысл. «Ну вот чего я  переживаю? За что я на него обиделась? Он ведь прав, что не тронул меня там, на берегу  ручья, после проводин. Парень не пожелал мне лгать. Я должна отпустить его, если не любит»
Эти мысли заставляли в  тихой печали, сжиматься  сердце  Анюты. Но отчаяние прошло. Стало легче. И улыбка все чаще появлялась на  ее  губах.

А потом пришла зима. Уже с начала ноября морозы достигали до 35 градусов.  Бригада отделочниц работала  на  отделке жилого пятиэтажного здания. Отопление еще не подключили. Но в коридорах стояли мощные калориферы и условия для работ были вполне сносны.
Молодые соседки  Ани по бараку частенько, по вечерам бегали в соседнее общежитие. Там в большом актовом зале, проводились не только собрания, но и танцы.  Не всегда конечно, но раза три в неделю, по вечерам до слуха Ани доносились веселые танцевальные мелодии. Молодежь предпочитала быстрые танцы типа новомодного твиста.
Мария Федоровна много раз уговаривала девушку сходить развеяться. Но Аня отнекиваясь, понемногу готовилась к поступлению в институт. Глубоко в сердце девушки жила мечта покорить сердце Сергея своим интеллектом. Чтобы никто и никогда не посмел больше называть ее замарашкой  в селе, куда она собиралась вернуться, когда срок службы Сергея подойдет к концу.

Мысли о том, что Сережка может остаться в армии, найти себе жену там, где служит, Аня старательно гнала прочь.
 В декабре Анюта неожиданно получила письмо из дому. Это обстоятельство очень удивило девушку. Она не  сообщала родителям адрес. Деньги Аня отправляла матери с почты. У только почтовый штамп на д  квитанции перевода, мог указать родителям место ее  нахождения.
Добрая и послушная девочка Аня, так и не собралась написать родителям письма. Просто не могла морально. Не сумела переступить черту, что так сильно отделяла ее от матери.
И вот сегодня, в канун Нового Года, глотая слезы, Аня читала письмо, написанное  сестренкой Надей. По смыслу было понятно, что писала она под диктовку матери.
«Анька, ты самая неблагодарная  божье создание :swearing:  изо всех, кого мама вырастил. Она ночей не спала, кусок недоедала. А ты плюнула на все и уехала . Наверное за мужиками. Ты у нас такая неудачная, что на тебя в деревне ни один бы дурак не посмотрел. Вот ты и поперлась  их в городах ловить.  Ты там, говорят в деньгах купаешься, а нам несчастные две сотни выслала и  забыла. Мне надо пальто новое. Папа получает копейки, мама еще меньше. сестер и братьев одевать надо. А ты там хвостом крутишь. О себе только думаешь.  Ванька учится в училище. Большой уже. Парень настоящий. Ему тоже ходить не в чем. Совесть бы поимела.  Он парень, ему охота шапку кроличью а он в отцовской армейской до сих пор ходит.
Ни -а ноябрь не послала, ни за декабрь сотню несчастную пожалела сама тр  сотни получаешь Твои же соседи с работы сообщили ты там колбасы жрешь, а нам здесь на хлеб не хватает...Если уж поступила вопреки родительской воле, сбежала из дома, то хоть отрабатывай долг перед родителями, которые тебя взрастили, вскормили. ..
 Тяжело зарыдав, Аня выронила письмо из рук. В этот момент в комнату вошла Мария. Увидев свою  напарницу в  таком состоянии, она бросилась к Ане. «Ты что, Анюта? Что такое произошло?»
Аня не отвечая, попыталась взять себя в руки, но плач еще горше прежнего, сотряс все её тело  Заметив лежащий на полу , исписанный лист бумаги, Мария подняла его и торопливо пробежала глазами.

 Лицо ее потемнело.  Виновато обняв младшую подругу, Мария покаялась «Анют, это ведь я маме твоей написала. Похвалить тебя перед ней хотела. Расписала,какая ты умница, какая работящая, скромная. А оно вон что получилось. Я ведь, не очень поверила тебе, девочка. Не могла представить, что матери такими бывают. Подумала грешным делом, что ты немного сочиняешь, чтобы оправдать свое бегство из дома. Думаю, наверное мать плакала, не отпускала, беспокоилась за судьбу дочери. А ты не послушала, не пожалела ее и сбежала. А оно вот что на самом-то деле. Прости меня Анюточка, бедняжка ты моя»

Анюта притихла в теплых руках старшей подруги. Страшно захотелось спать. Видимо, взрыв сильнейших эмоций, истощил ее душевные силы «Я посплю теть Маш. Мне что-то нехорошо.  У меня рублей сто есть На Новый Год оставила. Завтра отошлю. Сегодня не могу»
 
С того времени, едва получив зарплату, Аня спешила на почту.  Иногда ей не хватало денег до следующей зарплаты и она перехватывала десятку до получки у Марии. Но   Аня не пропустила больше ни одного месяца, чтобы не отправить  матери сотню Большего послать она никак не могла Там, где она жила и работала, цены на продукты были гораздо выше. Не было подсобного хозяйства, как в селах, не было огородов, сельских магазинов, где в случае отсутствия денег, моно было записаться в долг.

На письмо сестры она не ответила. Просто не знала что писать. Оправдываться ей было не в чем.  Высказывать свои незаслуженные обиды, она так же, не желала. А написать что-то  по- родственному, хорошее, не хватало сил
.
 В Новогоднюю ночь, Анюта неожиданно столкнулась у наряженной елки с Вадимом. Она бы не узнала парня, но он сам подошел к ней. С радостным возгласом «Привет, незабудка» - парень кинулся к Анюте. «Незабудка» - это слово такой болью отозвалось в душе Анюты, что та едва сдержала стон.  «Сереженька» - имя любимого парня  занозой вонзилось в мозг.  «А у тебя глаза, как незабудки"
  Это он сказал ей под раскидистой сосной,  перед выпускным школьным балом.
 «А, Вадик, привет- равнодушно отозвалась Аня. -Как дела?» Тон Анюты  заметно поубавил радости  парня от встречи с девушкой, которую он никак не мог забыть. Пробормотав что-то, он попытался взять Аню под руку. Но она осторожно высвободив локоть тихонько пошла прочь от освещенной,   новогодней елки куда-то в темноту.  Вадим последовал за девушкой, тайно надеясь, что она специально уводит его подальше от толпы, чтобы побыть с ним наедине. Но Анюта быстро охладила его пыл «Вадик, не надо меня провожать. Я тут недалеко живу».  «Ань! У тебя кто-нибудь есть?»- в отчаяние  выкрикнул парень прямо в лицо девушки.
 Аня поежившись от такого напора ненадолго задумалась. Есть ли у нее кто-то? Но она сама этого не знала! «Может быть и есть. А может и нет» - пробормотала Анюта
  Отвернувшись от Вадима она, не слушая его сбивчивого, невнятного лепета, быстро пошла в сторону своего барака.
 Весной Аня сдала допуск на третий разряд и получила удостоверение маляра — штукатура, с заметным повышением в окладе. С первой же зарплаты, Аня отправила домой  150 руб.
Поддавшись на уговоры Марии, она впервые за  семь месяцев нахождения вдали от своего села, решила наконец-то написать письмо родителям. Прошлые обиды притупилось. Аня чувствовала, что скучает не только по братьям — сестрам, но и по родителям.
 Она постаралась вложить всю свою доброжелательность в строки письма. Описав свою жизнь и условия работы на Севере, Анюта обратилась к матери "Мама, прости если сможешь за то, что не послушала тебя и уехала из села Но я не могу об этом сожалеть я работаю здесь и сама себя полностью обрабатываю  стою на очереди на получение квартиры Самое большое время ожидания — три года И у меня будет свое жилье Ты напрасно считаешь меня совершенно никому не нужной если бы имела желание, то смогла бы выйти замуж хоть сейчас. Но я сама не хочу У меня есть большая мечта поступить в строительный институт Эта профессия очень востребована и нужна здесь, на севере Нынче осенью буду пробовать поступить на заочное отделение  Томского института. Вам я отправляю половину своего заработка Больше не могу Здесь цены дороже И вообще, жить намного труднее, чем в селе. Приехать этим летом, тоже не смогу Я подписала договор на три года без отпуска, чтобы мне подъемных больше выдали. … «
Увлекшись, Анюта исписала три тетрадных листа в конце она пожелала всем здоровья и снова обратилась к матери с просьбой не унижать и не поносить ее Анюту дурными словами «Я не желаю, читать от тебя незаслуженных оскорблений, поэтому не писала раньше»
 
Отправив письмо, Анюта почувствовала огромное облегчение. Ведь все это время, разлад с матерью грыз добрую душу девушки. О судьбе Сережки она не посмела узнавать через родных. Но неизвестность, собственная неопределенность в их отношениях (если таковые были вообще), мучили  не успокоившееся, влюбленное сердце  Немного подумав, Аня решительно села за новое письмо. На этот раз, адресованное Нине, сестре Сергея.
Стараясь не показывать юной девочке свою чрезмерную заинтересованность, Аня постаралась придать письму легкость и некоторую игривость. Адрес Сергея, она попросила, как бы мимоходом.

Северная весна не спешила занять свой пост. Она то баловала оттепелью и звонкой капелью, то снова впускала в свои владения, отступившую вроде бы, зиму.
 
Но к концу апреля установилась ровная, теплая погода  Стремительно быстро растаяли все остатки снега. Город  растущий среди отсыпанного участка болота сам превратился в болото. Невозможно было ни пройти, ни проехать. До месторождений нефти и полевых участков разработок, люди добирались на вездеходах — танкового типа. Асфальт, положенный кое-где в центре города, прогнулся, почти полностью покрывшись полуметровой толщей ледяной грязи. Не только мужское, но и женское население  обулось в болотные сапоги.  Грязи было столько, что она, как живая, вползала через пороги домов на первых этажах.  К счастью,  май выдался достаточно сухим. Едва почва подсохла, Администрация города бросила все силы на отсыпку новых площадей для строительства и подсыпку старых, на которых уже стояли дома. По  реке потянулись нескончаемые потоки барж с гравием и песком.
  Бригада отделочниц, отработав  отработав свое время на стройке, в полном составе, отправлялась еще и на «ямочный ремонт»
Женщины вручную засыпали на улицах образовавшиеся промоины, помогали грузить на машины скопившийся за зиму мусор.
 Не только строительные, но и другие организации, влились в дружный коллектив по облагораживанию улиц будущего города.

Анюта была в восторге. Ей нравилось быть винтиком в огромной, слаженной машине, которой являлись люди. Дружные и заботливы,  остро переживающие за красоту и надежность своего детища, своего города, который возводился среди непроходимых болот, именно их руками. А когда еще за свой труд она получила неожиданно огромное вознаграждение, Анютка еще больше воспряла духом.
Даже постоянные мысли о Сережке,  отступили на задний план. Ведь кроме ее душевных переживаний, была другая, настоящая жизнь!

Письмо от матери, написанное уже её рукой, Анюта получила спустя дней 20 после отправки своего.

Всего чего угодно ожидала Анюта от матери. Но ее опасения, произошли все ожидания. Письмо было  достаточно длинным. Оно содержало нескончаемый поток брани и угроз. Мать требовала, чтобы дочь немедленно возвращалась домой и отправлялась туда где ее настоящее место.
 «Ишь ты, королеву из себя строишь. Тебе только  седло к лицу.  Тебе русским языком мать сказала, чтобы на зоотехника поступала. И сенцо к дому подвезут, и мяса жри невпроворот. А она строителя из себя корчить задумала. Мать тебе плохая. Я тебя родила, вырастила. Вы все мои личные сопли. Захочу, в себя втяну, захочу, высморкаю. Отродье Куликовское. Вся в батюшку своего, паскуда.  А то смотрите на нее! Она половину зарплаты высылает. Смотри не лопни. Тебе одной половина , а вторая на шестерых ртов. Я уж себя с твоим придурошным папой не считаю Хотя именно дети должны родителей кормить.  Не явишься или будешь высылать меньше 200 рублей, подам на суд. Права на моей стороне Я многодетная мать»

Все в Анне замерло. Сердце сдавила не только обида, но и нарастающая злость. Если бы не шестеро оставшихся в семье родных сестер и братьев, Аня просто постаралась бы выбросить все угрозы матери из души и зажить по- новому, независимо и свободно. Но ее сердце не могло смириться с тем, что за тысячу километров от нее, под надзором деспотичной матери, страдают ее родные люди.
Угрозу матери, подать на суд Аня пропустила мимо ушей Она прекрасно понимала, что это лишь пустая угроза Письмо было настолько несправедливым, что Аня не захотела показать его Марии. Невыносимо было стыдно за мать. Девушка, изорвав письмо на мелкие клочки, вынесла в кухню обрывки и выкинула их в гудящую пламенем печь.
 На душе было до того муторно, что снова захотелось  расстаться с жизнью.Писем от тетки давно уже не было как напила на первых порах три или четыре письма, так и все на этом Аню после последнего письма веры, ей  два отправила. Но ответа так и не поучила. Не было письма и от Нины. И вся эта неопределенность да еще и такой "привет" от матери, какой  получила несчастная девушка, послужили причиной  жесточайшей депрессии, в которую впала Аня.
 Даже тактичная, умная Мария, не могла понять в чем дело Аня замкнулась в себе. Снова потухли ее глаза и в них поселилась стойкая  тоска. Она снова и снова прокручивала в голове  слова матери. Они хлестали ее по сердцу, хуже бича, резали и жгли  изболевшееся сердце.  Время шло, а известий ни от кого из села ее детства, так и не было.

 Наступило лето. Вода в Оби ушла в свое русло, обнажив красочные  многочисленные берега.  Анюта немного ожила, когда Мария уговорила ее сходить в тайгу за черникой. Девушка очень любила лес. И хотя  северная тайга,это вам не Караканский Новосибирский заповедник, 
впечатлений из леса, Аня вынесла  массу. Ей было все в новинку.  Огромные кедры, и пихты, и ели. Заросли багульника,  поляны черники, голубики и морошки. Даже злобные рои гнуса не смогли в этот раз, испортить Анне настроения. Но недолго радовалась девушка новой,  открывшейся ей стороне Тюменского раздолья. Когда, стоя у  плиты на общей кухне, она варила варенье из смеси  ягод, к ней вбежала радостная Мария. "Анют, пляши! письмо тебе" 

 

© Copyright: Сараева, 2016
Свидетельство о публикации №216111301226

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10451
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71241
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #3 : 21 Июнь 2017, 08:13 »
  • 6
часть четвертая.
Над Северным городком медленно сгущалась темнота.    Время белых ночей, в этих широтах, уже подходило к концу.  Но до полностью черных ночей было еще не менее месяца.  По тихому берегу  сонной Оби, медленно брела девушка. Обхватив руками собственные плечи, сжавшись в комочек, она даже в серой полутьме казалась маленькой и очень несчастной. 
«Анююююта»- взволнованный женский голос догнал девушку. Остановившись на секунду, она с трудом расцепила занемевшие руки. Не оглядываясь, не отвечая, девушка побрела дальше. - «Анютка, ну что ты? Еле отыскала тебя! Да можно ли так пугать людей? Пойдем, милая домой» - Мария обняв младшую подругу, повела ее  в сторону светящихся окнами бараков.
Анюта равнодушно следовала за Марией, не делая попыток высвободить руку. Она не плакала, не отвечала на вопросы. Девушка как будто застыла, превратившись в ходячий манекен.
В комнате барака было тепло  и по женски, уютно. Мария, торопливо смахнув с кушетки  рыжего кота , осторожно уложила  на нее безучастную ко всему Анну.
Проследив за тоскливым взглядом девушки, она схватила брошенное на пол письмо и скомкав, сунула в карман вязаной кофты.
 «А ты, плюнь, Анька. Ты самая лучшая на свете. А вся эта дрянь, просто недостойны тебя. Заруби это себе на сердце раз и навсегда»
 Не отвечая, Аня отвернулась к стене . «Я чаю тебе сейчас  с вареньицем . А может винца немного? У меня есть бутылка ликера . Еще с Нового
года стоит. Ты не молчи,  солнышко мое! Не рви душу», - Мария села рядом с  Анютой и с удивлением увидела, что та спит. Неспокойно вздрагивая и всхлипывая, но спит.
Видимо стресс, вызванный злобным письмом родной матери и безжалостным письмом от сестры  парня в которого была нешуточно влюблена Анюта,   окончательно её добили.
Прикрыв плечи девушки одеялом, Мария тихонько вышла, осторожно закрыв дверь.
Пройдя на общую кухню, где сейчас никого не было, Мария достала из кармана смятое письмо. Еще час назад, когда Анюта жадно вглядываясь в строки письма, вдруг тихо вскрикнула и бросив  тетрадный , исписанный листок на пол, выскочила из комнаты, Мария бегло просмотрела его содержимое.
Она бы никогда не стала этого делать, но реакция  ее подопечной, испугала Марию.
Расправив двойной лист на коленях, Мария Федоровна углубилась в чтение. В начале письма, Нина описывала свою жизнь, называя её скучной и серой. Она  писала, что откровенно завидует Анне, сетуя на то, что самой ей едва ли когда-нибудь придется вырваться из деревни «Мама у нас очень сильно болеет. Она, как Таньку  родила, вот уж десять лет, почти не встает. Сережка не дурак. Едва в Морфлот попал по службе, сразу рапорт на сверхурочную подал. Не собирается  он назад в деревню нашу возвращаться. Фотографию своей невесты прислал.  Ее, как и первую Сережкину любовь, Иринкой зовут. Но главное, она дочь начальника Сережкиного.  Молодец братишка, далеко пойдет. Анют, я тебе адреса его не дам. Не хочу, чтобы братик мне люлей навесил, когда домой задумает явиться.
  Жениться Сережка пока не собирается, но , пишет, что Ирку постарается не упустить.  Красивая девчонка. 
А переписываться вам, думаю ни к чему. Вдруг Ирка письмо твое обнаружит. Ну и как братик ей докажет, что вы просто одноклассники бывшие. Детское время прошло. Пора и о будущем подумать.  Тебе тоже жениха искать надо а то так в девках и останешься».
Для молоденькой девушки, письмо было  не только слишком «взрослым» но и беспощадным. Мария хорошо помнила, что сестра  Анюткиного  любимого, была  в курсе   Аниных чувств. Об этом ей Анна рассказывала не раз. Каким-то потаенным чувством опытной женщины, Мария понимала, что письмо писано скорее всего, под диктовку взрослого человека. Или ей так только показалось?
Не могла же Мария знать интеллектуальных возможностей той девчонки.
Утром, встав пораньше, Мария напекла горку сладких блинчиков, сварила компот из лесных ягод . Вернувшись в комнату из кухни, она вздрогнула, встретив отрешенный пустой взгляд проснувшейся Анюты Личико ее было  не просто бледным, а каким-то синюшным. Губы девушки запеклись и потрескались, как от сильного жара. Осторожно поставив на стол тарелку с блинами, Мария подсела к младшей подруге. «Ну что ты, девочка, - трогая рукой ледяной лоб  Анютки с болью в голосе спросила Мария- Не надо так смотреть. Сегодня выходной. Давай на рыбалку сходим»
 «Давай» — прошептала Анютка. На рыбалке подруги бывали уже не раз. У Марии было припасено несколько удочек. Червей она копала прямо на берегу под кустами  черемух.  Анюта выросшая в селе, тоже полюбила этот вид летнего отдыха.
«Ты покушай, сестреночка моя- ласково попросила она Анюту. "Не хочу, потом- все так же шепотом отозвалась Анюта, невидяще глядя мимо нее куда-то в пространство. «Ну и ладно. На берегу вкуснее».
Мария быстро собралась. Помогла одеться  Анюте и две женщины вышли из дома. Мария несла две удочки и   плетенку с продуктами. Анюта  шла следом, упорно глядя в землю.
У женщин давно уже был свой «прикормленный « уголок на берегу Оби небольшой заливчик в огромным,  наполовину замытым песком, деревом — топляком. Рыбачили  конечно, исключительно мужчины и почти каждый из них имел лодку с мотором. Здесь же моторок не было из-за мелководья.  На блесну здесь брали небольшие щуки. А на удочку любители  достаточно удачно таскали неплохих сорог и красноперок.
Разувшись, Мария прошла к топляку и устроив там удочки, с насаженными на крючки червями, вернулась к Анюте.  Девушка неподвижно стояла на самом краешке берега, все так же безучастно глядя вдаль «Сядь, Анюта Песок теплый. Давай поговорим».
«Давай»- коротко отозвалась Аня. -
 «Скажи ка мне, милая, что такого произошло в твоей жизни ужасного и непоправимого? Отчего ты жизнь из души гонишь? Почему не ешь. Почему так страшно смотришь? Парень изменил! Но не муж же бросил. А если честно, то он тебе что-нибудь обещал? Вызвать тебя к себе, жениться. Или хотя бы, в любви тебе вечной клялся. А может у тебя умер кто-то очень близкий? Что произошло ? Прекрати сейчас же так мучиться. Возьми себя в руки. У тебя вся жизнь впереди. И муж любимый будет. И ты любима будешь. И детки будут. И свекровь хорошая, вместо матери тебе будет. Тебя не любить, просто невозможно. Это у меня уже ничего и никогда не будет. А ты мои слезы видела? Горе мое замечала? А я пустопорожняя, как дырявое ведро. Меня такой любимый сделал»-  голос Марии задрожал. Долго сдерживаемые слезы рекой хлынули по ее еще тугим щекам.
В глазах Ани промелькнули живые искорки испуга.  Вскочив с песка, она бросилась на колени и обняв голову Марии обеими руками, заревела в голос.
 Вдоволь наплакавшись, женщины  отправились на топляк, проверять удочки.
А вечером,  забравшись с ногами на  кушетку, Мария поведала немного ожившей Анюте  о своей по -настоящему горькой судьбе.
 Она была единственным ребенком во  вполне благополучной семье . Её отец работал на крупном мясокомбинате достаточно  большим начальником. Ее красивая, хрупкая мама,  была успешной и востребованной парикмахершей. Настоящим мастером  изысканных причесок и стрижек. В отличие от Анюты, Мария росла дерзкой, своевольной девочкой, уверенной в том, что мир создан для того, чтобы в нем было  приятно жить ей, Марии Зозулиной.  Девочка хорошо училась. Два раза в неделю, она охотно брала уроки музыки. Все было великолепно. Добрые, любящие родители с хорошей зарплатой, великолепная, трехкомнатная квартира.   
Все рухнуло в одночасье. Маму, переходящую дорогу по всем правилам , сбил пьяный подонок, прямо на пешеходной полосе.
  Это произошло на глазах ее мужа, отца Маши.  Он приходил с работы всегда первым и неизменно шел  встречать жену,  работавшую совсем рядом с домом. Марии только что исполнилось 12 лет. Отец её Федор Зозулин, поседел за сутки, когда из больницы позвонили, чтобы сообщить о смерти его любимой красавицы жены.  Марию  не допустили до гроба матери, не позволили попрощаться. Двоюродная сестра отца, уводя девочку к себе, уговаривала ее - «Не смотри на маму. Личико сильно попорчено у нее. Бояться будешь».
Федор Зозулин,  строгий, уважаемый начальник, отличный руководитель большого комбината, не выдержав страшного горя, спился за полгода. Он элементарно сгорел от слишком большой дозы крепкого алкоголя, сидя один в запущенном, разоренном своем жилье.
 Двенадцатилетняя девочка, не  привыкшая к отцовским пьянкам, к беспорядку и отсутствию элементарной еды, ушла к тете, после очередного запоя отца. Она тоже тосковала по маме, плакала по ночам. Ребенку нужна была отцовская ласка и поддержка. Но тому самому нужна была забота. Отдавшись своему горю, он перестал замечать дочь . Временами  Маше казалось, что она  раздражала его.
Тетка была  молодой, бездетной женщиной.  Жили они вдвоем с мужем в однокомнатной квартире всего в двух кварталах от дома Маши.
Лена девочку приняла. Но особенной радости по этому поводу не высказала. Пока жив был еще отец, тетя приносила от него хоть какие-то деньги.  Отца Маши  понизили в должности, но снисходя к его горю и прежним заслугам, терпели на работе. Надеялись, что все образумится со временем. Но не образумилось.
Потеряв за один только год отца и мать, Маша казалось, потеряла и себя. Девочка тяжело переживала нежданное негаданное горе. 
А тетя Лена, тем временем, развила бурную деятельность, в результате которой стала полновластной владелицей трехкомнатной, кооперативной квартиры брата.
Чтобы себя от излишних пересудов знакомых, а еще более от возможного суда не только общественности, Лена  прописала Марию в свою однокомнатную квартиру. Она внесла ее в ордер и объявила владелицей однокомнатной.
По молодости лет, Мария не вникала в откровенные махинации тетки.
Вскоре, Елена забеременела и решила, что пора и ей обзавестись собственным ребенком.  Благо, что и жилплощадь, и богатая обстановка в квартире, позволяли смело, хоть и с некоторой неловкостью , смотреть в будущее. Когда живот тетки заметно подрос, её муж тридцатилетний таксист Паша, заметил вдруг, что у его племянницы довольно симпатичная мордашка, кругленькая попка и аппетитные , острые грудки. Маше к этому  времени едва исполнилось  четырнадцать.
Но это обстоятельство не остановило сластолюбца.
Искренне считая, что  он держит племянницу «из милости», Павел решил получить расчет за свою «милость» от беззащитной сиротки. Для начала он решил приручить девочку.  Возвращаясь с работы,  Павел неизменно приносил  ей то мороженое, то шоколадку. А однажды, получив заплату, пригласил девочку в магазин и предложил той самой выбрать себе платье.  Девочка  уже заметно выросла из тех вещей, что были куплены ей еще родителями.   Елена открыто не обижала племянницу, но покупать ей обновки, не считала нужным. 
«У тебя столько вещей, что на троих девочек хватит — говорила она Маше, - платьица расшить, подол отпустить и еще год проходишь. А пальто так и на три года еще хватит. Мне за тебя ни  копейки не платят. Надо бы опекунство оформить. Да времени нет . И большая ты . Школу закончишь и улетишь, а мне  к чему потом твое опекуншей считаться».
 Квартира, которой обойдя все законы, завладела Елена, как будто и не шла в счет того, что ей худо- бедно, приходилось кормить девочку, покупать ей самые необходимые и дешевые вещи.
 Предложение дяди Маша  приняла с радостью и  благодарностью. Ничего плохого не заподозрила   девочка  и тогда, когда Павел преподнес ей красивую, кружевную сорочку и  полупрозрачные трусики.
 Девочка была слишком далека о   жизненной грязи и подлостей. Такую заботу от дяди,   она  приняла за  проявление родственных чувств и обязанностей. Ну какой же  четырнадцатилетней девочке, не хочется иметь , «взрослую» рубашку -комбинашку. Правда, для неё, некоторое время, оставалось загадкой, почему это дядя попросил   Машу не говорить о подарке Елене.
Но  вертясь перед зеркалом, во все еще своей детской, Маша быстро забыла о странной просьбе Павла.
Дядя оказался далеко не глупым. Он умел ждать, мысленно глотая слюни. Бдительная Елена,  за весь срок беременности, не смогла углядеть в отношении мужа к племяннице, ничего предосудительного.
Все случилось в тот день, когда Е с быстро развивающимися схватками, отвезли в роддом.
Отправив жену в роддом, Павел ушел на работу. Дело было  в начале октября. Маша пошла в тот год в восьмой класс.
Войдя в квартиру после уроков, девочка первым делом позвонила в больницу. Узнав, что у нее появился брат, хоть и не родной, девочка искренне обрадовалась.
«Интересно, дядя Паша знает или нет?» -  с нетерпением поджидая Павла с работы, думала девочка.  Она как умела , приготовила ужин, чтобы порадовать заботливого родственника.
Шумно ввалившись в квартиру, Павел бодро крикнул - «Машутка - заманютка, где ты там? - Дядя прошел в кухню.  Ого! Да моя красавица меня поджидала и на столы накрывала- заерничал он, увидев горку блинов и  супницу со щами. -  А ты умница, Манька. Садись. - Павел выставил на стол две разномастных бутылки спиртного. - Пьем сегодня, подруга.  Сын у меня, представляешь!»- от дяди неприятно пахло перегаром.
Стараясь превозмочь  вспыхнувшую неприязнь к пьяному дяде, Маша, как можно приветливей, поздравила Павла.
 «А давай выпьем за моего Димку. Хорошее имя?  Давай, не кобенься. Я тебе винца, себе водочки».
 Он оглянулся на застывшую в дверях девочку. «Ну что стоишь. Давай, не ломайся. Попьем и пойдем из тебя бабу делать!- Павел отвратительно заржал, наступая на  испуганную Машу.
До нее слишком поздно дошел смысл сказанного. Здоровый, полупьяный мужик,  крепко обхватив девочку за плечики, потащил ту в свою спальню. Туда, где когда-то  проводили свои  счастливые ночи  её родители и где, уже два года, спали ее дядя и тетя.
Цепляясь руками за косяки и выступы коридора, Маша завизжала так пронзительно, что  ее услышала соседка,  бывшая подруга и коллега ее мамы.
Павел попытался зажать рот девочки рукой, но Маша сумела  уцепиться зубами в край его  грубой ладони.  «Маааамаа» -  истошно кричала девочка, призывая на помощь   мертвую свою мамочку.  Разъяренный самец ударил девочку кулаком в лицо, разбив ей нос. Кровь залила горло ребенка и девочка захрипела, давясь и теряя сознание.
 Насильник успел разорвать на девочке  халатик и  трусики. Но в дверь уже барабанили чем-то тяжелым и  испуганный голос соседки громко вопрошал, что там происходит.  Не слыша больше голоса Маши, соседка закричала так, что у Павла мигом пропала охота воспользоваться беспомощностью ребенка.
«Милиция, милиция, помогите,   убивают»- кричала бывшая сотрудница Машиной мамы.
 В подъезде захлопали двери. Очень скоро на площадке третьего этажа, перед дверью  покойного Федора Зозулина, собралась толпа людей.  Кто-то вызвал милицию
Все это время, протрезвевший негодяй, стоя  в коридоре перед дверью, с ужасом прислушивался к возмущенному гулу на площадке.  Слава Советским   филенчатым  дверям. К счастью, Федор Зозулин не успел поставить в своей квартире, только что входившие в моду и продажу, металлические двери.
Стражи порядка, не добившись  ответа из-за подозрительной двери, просто выломали ее, приложив не очень большие усилия.
Павел, растерявшийся и напуганный до онемения, заперся в ванной. Его  вытянули от-туда, так же сломав дверь.
  Укутанную в стеганное одеяло  девочку, увезла «Скорая».  Павла затолкали в милицейский УАЗ, предварительно хорошенько отпинав.
Представители правопорядка, кое-как починив дверь квартиры, опечатали ее и уехали, увозя преступника.
Для Марии  наступили дни, наполненные болью и стыдом. Девочку расспрашивали, осматривали и подвергали   стыдным процедурам.
 Весь этот ужас привел к тому, что Маша , не выдержав бестактности  следователя и докторов, отказалась от всех своих обвинений и притязаний.  Но больше всего, этому способствовала Елена. Узнав о поступке мужа, она, оставив ребенка в больнице, ежедневно приходила к племяннице.
Для начала поругав мужа и  повозмущавшись, она начинала рыдать и уговаривать племянницу не садить Пашку- поганца, не лишать ее сына отца.
«Машенька, ты же сама сирота. Пожалей моего сыночка. Как я его одна поднимать буду? У меня же  профессии никакой нет. А Пашка хоть деньги в дом носит».
Классная руководительница  Маши, единственная женщина, не пытаясь удовлетворить своего любопытства,  приходила к девочке, чтобы просто побаловать ту вкусненьким, подарить новые тапочки и халатик, принести домашнее задание, помочь освоить новый материал.  После выписки из больницы, с согласия девочки, её отправили в Детский Дом.  Школу Маша тоже сменила. Никого не хотелось видеть, ни с кем не хотелось объясняться.  На суд над дядей она не пошла. Спряталась от милиции в кабинете директора Дома, добрейшего старика Леопольда Борисовича.
О том, что дяде дали всего три года условного срока, девочка узнала  позже. Кроме соседей свидетелей, не было никого. А главное, не было на суде потерпевшей.
За все три года, что Мария прожила в Детском Доме, тетя Лена ни разу не навестила девочку. Та и сама не желала видеть тетку. Став старше, Маша поняла, что тетка подло обобрала ее, присвоив родительскую квартиру.
Она могла бы конечно, оспорить  незаконность решения непонятных инстанций, но  девочке не хотелось окунаться во всю эту грязь, встречаться с неприятными родственниками, вспоминать и вновь переживать все то, что с ней случилось.
  И все таки  Марии повезло.  Детский Дом, в котором она провела почти три года, был одним из лучших в регионе. И не по сводкам, а на самом деле. Здесь, благодаря бессменному директору, семидесятилетнему Леопольду Борисовичу Швайгеру, на корню пресекалось любое проявление «детовщины». Воспитателей для сирот и «отказников» директор подбирал самолично.
Ни один человек, имеющий сомнительное прошлое, не мог переступить порога Дома в качестве его сотрудника.   Сам, обладающий неимоверной добротой и  готовностью к самопожертвованию,  директор и от других требовал того же.
Редко в каком Доме к детям относились  с непритворной любовью и пониманием.
 
Здесь же, любой ребенок мог в любое время просто так войти в кабинет Леопольда Борисовича, чтобы  посидеть с ним, попить чаю, поделиться своими детскими проблемами.
 Дети знали, что их всегда услышат и помогут.
 После окончания школы, Мария подала документы в Строительный институт. Не потому, что ей хотелось быть строителем. В городке было всего два Высших Учебных Заведений.
Строительное и педагогическое. Уж кем, кем, а педагогом Маша никак не желала быть.  Еще когда  живы были родители, девочка мечтала стать преподавателем музыки. Но со смертью  своих родных, мечте не суждено было сбыться Тетка просто перестала платить за  Музыкальное образование и Маше невольно пришлось уйти из училища.
Два года в Строительном институте, прошли, как два дня. Новые лица, новые друзья, интересные предметы. Опытные преподаватели — все это привело к тому, что Маша от всей души полюбила будущую профессию.
Жила она  в бывшей теткиной, а теперь ее собственной, однокомнатной квартире.
Изредка приходилось встречаться с Еленой, гуляющей с малышом. В такие минуты,  Маша старалась убежать, спрятаться или просто перейти на другую сторону улицы. Слишком тяжелы еще были воспоминания, связанные с этой семьей.
А потом, Мария встретила ЕГО.  Олег Смирнов, студент последнего курса того же института, где училась Маша. Она успешно перешла на третий. Встретились они на легкой вечеринке, которые частенько вспыхивали стихийно где-нибудь в «Красном Уголке» общежития.
Несмотря на все пережитое, Маша не растеряла своего оптимизма и  организаторских способностей.  Девушка была достаточно заметной как внешне, так и  благодаря  качествам своего характера. В ухажерах она  не имела недостатка еще со школы. Девушка держала таких мальчишек в числе «личной охраны». Но близко к сердцу, не подпускала  ни одного.
Олег,  как-то очень уж заметно, выделялся из общей массы студентов мужского пола. Был он не просто красив. Он был обворожителен.
Олег не носил новомодных джинсов с  драными коленями и  искусственными заплатами.  Он  снисходительно -насмешливо посматривал на ребят с «хвостиками»на голове. Музыку парень предпочитал исключительно классическую.  Был начитан, умен, вежлив.   С девушками — подчеркнуто любезен. В одежде парень предпочитал классические черно-белые тона. Костюм с иголочки, отглаженные брюки, галстук в тон сорочке.  Все это  придавало ему вид настоящего джентльмена. Многие девчонки сходили с ума от  красивого парня. Но большинство все -таки, его  слегка презирали за высокомерие, что иногда проскальзывало в высказываниях и поведении Олега.
Маша влюбилась сразу и навсегда, как ей казалось в то время.
 Как ни странно, но Олег достаточно быстро ответил на чувство влюбленной третьекурсницы. Многим, знавшим Смирнова поближе, такой его порыв казался  неправдоподобным. Сын высокопоставленного чинуши, насмешливый и гордый Смирнов и  сиротка без роду — племени. Не похоже это было на  Олега.
 Сокурсники пытались  открыть глаза Марии на истинного Олега, что жил под личиной   Смирнова.
Но влюбленная девушка, уверенная в том, что ей просто завидуют, не желала никого слушать. А Смирнов, между тем, развил стремительную атаку и быстро сломив  неуверенное сопротивление студентки, овладел не только ее сердцем, но и телом.
 Родители Олега  жили где-то в центре города, в огромном, личном особняке.  Но он же, почти все  свободное от учебы время, проводил у Маши. Такое поведение любимого, Анюта рассматривала, как желание парня постоянно быть с ней. 
Безоглядно влюбленная девушка, не сразу обратила внимание на то, что Олег перестал дарить ей цветы и оказывать другие знаки внимания с самого того дня, когда впервые остался у нее на ночь.
Он приходил из института обычно позже Маши.  Съедал  ее обеды и ужины, по утрам переодевался в  выстиранную и отглаженную девушкой сорочку.  Никаких денежных расходом Олег не вел. Видимо считая, что это удел влюбленной в него студентки. Все его поведение сводилось к тому, что Олег милостиво позволял Марии любить и обихаживать его, такого необыкновенного.
 Отведя свои часы в аудитории института, Маша  бежала на рынок. Она быстро научилась выбирать недорогие и качественные продукты, знала,  у кого можно выторговать  лишнюю луковицу или помидорчик.
Потом она готовила, стирала, мыла полы, пылесосила. К приходу Олега успевала еще и себя в порядок привести.
  Её стипендия закончилась очень быстро. Краснея от  неловкости, Маша  обратилась к парню -«Олежка, у нас продуктов на завтра нет.  И за квартиру я не оплатила, за свет тоже.»
 Ответ человека,  на которого она истратила всю стипендию убил ее наповал « Машунь, если бы ты была домработницей у папы, он бы тебя уволил без выходного пособия. Разве можно быть такой транжирой. Папа дает мне карманные деньги, конечно, но не в таком количестве, чтобы я мог оплачивать твою квартиру.
 «А стипендия!?» - ошарашено пикнула девушка.  «Машунь, ты всерьез? Да этих копеек на путевый обед в ресторане не хватает»
 «В каком ресторане?»- еще больше растерялась Маша.
 Поняв, очевидно, что сболтнул лишнего, Олег постарался перевести разговор в шутку. Но денег он все же, Маше дал. Немного, но  погасить квартплату и   дотянуть до стипендии хватило.
После этого разговора, Олег все чаще стал после занятий, уезжать домой.
 К самым воротам института, подкатывала шикарная  Волга».  Из дверцы выскакивал водитель в униформе и с полупоклоном открывал  пассажирскую дверцу.
Если Маше приходилось это видеть, она краснела от стыда и  пряталась за спины студентов, делая вид, что ее это не касается. Все чаще девушка ловила себя на мысль что Олег не тот человек, с которым она хотела бы прожить свою жизнь. Но было уже поздно. Маша забеременела и сказала об этом Олегу, заранее не ожидая ничего хорошего.
Но что он прореагирует так негативно, она все же, не ожидала.
 Олег вначале, спокойно и даже лениво как-то, предложил ей «немедленно самой решить это недоразумение».  Сердце девушки застыло о  обиды. «Какое недоразумение? Это твой ребенок, Олег! Месяц назад ты обещал познакомить меня с родителями. А сейчас говоришь о каком-то недоразумении?»
«Маша, ты что дитя, в самом деле? О каком ребенке ты говоришь У тебя просто сгусток  биомассы в теле. Нет там никакого ребенка.  ЭТО станет ребенком только тогда, когда начнет соображать. Ясно? Уверяю тебя, мне не нужен никакой ребенок. И не будет нужен еще лет семь. Кстати, ты почему до сих пор не подала на суд?  Почему не отвоевываешь квартиру?  Думаешь, что я буду жить в этой трущобке в  то время, когда у тебя есть законная  трехкомнатная. Я же тебе не раз говорил, что отец поможет.  У него связи. Тетка твоя  неправомерно квартирку заграбастала»
 Олег, действительно не раз начинал подобный разговор, но  Маша  старательно  уходила о этой темы.  Ей не хотелось начинать все сначала. Не хотелось вспоминать  прошлого, окунаться в атмосферу передряг и судов.
«Олег, не уходи от темы. Мы ведем разговор о твоем ребенке!»   «Маша, это ты уходишь от серьезной темы Отец не в состоянии организовать нам сразу две квартиры. Он сеструхе моей в прошлом году подогнал трешку. Мне сможет года через два- три. А я сейчас хочу жить в нормальных условиях Ты не желаешь вернуть свою квартиру. А рожать собралась. Ты  что, сумасшедшая? Ты куда своего недомерка потащишь? Сюда, в эту конуру?  Пожалуйста! Но  только без меня! И не надейся, что содрать с меня что-нибудь сможешь. Я бедный студент. Да и  кто докажет, что ребенок мой? Мало ли с кем девочка кувыркалась!»
 Олег ушел, оставив  девушку в истерике. Больше в ее жизни он не появлялся 
После нескольких дней слез и  долгих раздумий, Маша отправилась в больницу, откуда вышла с опустошенной душой и потухшим взглядом  что-то пошло не так. И доктор, пряча глаза, сообщил ей, что скорее всего, детей у нее уже никогда не будет.
В институт она больше не пошла.  Знакомые помогли ей достаточно выгодно сдать квартиру.  Получив неплохую сумму сразу за полгода вперед, Маша завербовалась на север.  Семь лет она работала в Сургуте. Ее незаконченное высшее пригодилось. Девушку назначили   начальником бригады штукатуров.  В Сургуте Мария получила однокомнатную квартиру.  Но потом сдала ее и переехала на новую новостройку, а уже потом сюда, в Нижневартовск»
 Со дня ее побега из родного города, прошло восемнадцать лет  И только дважды за это время, на  пути Марии появлялись мужчины, в которых хотелось бы влюбиться. Но один из них оказался женатым.  Маша рассталась с ним, едва  узнав об этом. Второй  ушел сам, после полугода их отношений.  Мужчина хотел семьи, хотел детей, которых не могла дать ему Мария.   Вот уже несколько лет, Маша не подпускала к сердцу ни одного  мужчину, каким бы  порядочным он ей не казался.
 «Мне 39 лет, Анюта. А я уже никто. Ни женщина, ни  полженщины. А у тебя все будет отлично, вот увидишь» - закончила  Мария  свой рассказ.

Пораженная  откровением Марии, Анюта долго сидела молча, со слезами глядя на женщину, которую давно уже  перестала называть «Тетей Машей». Для нее она была Марией Федоровной на работе и «Машей» дома. Иногда Анюта ловила себя на том, что ей хочется назвать свою наставницу «мамой»
И это было бы самое правильное  имя для этой несломленной, необыкновенной женщины.
«Машенька,-  обнимая старшую подругу , прошептала Аня, - моя  милая, как мне с тобой повезло. Дура я полная .  Я постараюсь забыть Сережку. Вот увидишь. Господи, Маша, как я хочу, чтобы ты была счастливой»
 Откровение ли Мари  повлияло на  Аню, собственное ли благоразумие, но  она  понемногу стала оживать. Все чаще  звучал ее смех, которого Маша уже давно не слышала.  Письмо полученное о  тетки, еще больше подняло настроение Анюты. Дома все было спокойно. Ни на какой суд мать подавать не собиралась. Напротив, она  под большим секретом, сообщила  Вере Семеновне, что ее Анька деньги ей шлет. Целых 150 рублей  каждый  месяц.  «Правильно я свою недотепу воспитала. Другие уперлись и родителей забыли, а Анька у меня не такая. Помогает!»
 Прочтя эти слова, Аня  сначала не поверила в их реальность.  Но зная дико взрывной, но все же отходчивый характер матери,  поняла, что тетка не врет.
Взять и просто так разлюбить парня, отказаться от своей мечты, Анюта была конечно не в состоянии. Но  все же, впервые в жизни,  Анюта стала  иногда подумывать о том, что не только Сережка существует на этом свете.
 Но печаль иногда накатывала на девушку такой удушливой волной, что ей хотелось слезами или криком прогнать эту тоску.   
 «Позови меня в даль беспечальную.
В даль туда, где ромашки цветут.
Где поют птицы песни венчальные,
Где молочные реки бегут.

Позови меня просто, по имени.
Ничего больше не говори.
Я сама за тобой, в дали синие
Побегу, по велению Любви.

Побегу за тобой в степь широкую,
Уплыву за седой океан.
Только правда вся в том, - одинока  я.
Остальное все, просто обман.

Правда в том, что живешь ты, не ведая
О моей, душу рвущей, Любви.
Позови меня в даль заповедную.
В этой жизни, хоть раз, позови!»
Подперев руками подбородок, Мария слушала надрывные стихи, что читала ей в полголоса Анюта 
«Потрясающе! Анька, влюбиться тебе надо. В того, кто тебя полюбит.  Ты же чудо!  Талант! Я в шоке просто.   Тебя нельзя не любить.   Хватит от парней шарахаться, недотрога. Ходи на танцы, в кино. Не сиди монашкой, затворница. Я хоть и не люблю мужиков. Но тебе просто приказываю. Анютка — срочно влюбляйся. Сильно, страстно, как в своего Сережку. Голову теряй! Но нельзя же так в конце концов».   

 

© Copyright: Сараева, 2016
Свидетельство о публикации №21611150162

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10451
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71241
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #4 : 21 Июнь 2017, 08:15 »
  • 6
Вадим  прекрасно  понимал, что становится неинтересен Ане. И хотя, влюбленному парню было неприятно и очень обидно, он изо всех сил делал вид, что ничего не произошло. Так было легче надеяться на  то, что девушка просто  капризничает. Возможно наступающая весна, пробудила в Анюте тоску по дому?
 Вадим закончив вахту моториста на месторождении, приступил к  ремонту моторной части  катера, на котором ему предстояло в с первых дней навигации отправиться в ближайший городок за гравием. С теплохода он ушел год назад.  Там платили меньше, а Вадик надеялся на скорую свадьбу с Аней.
Но Анюта уже не сомневалась в себе. Свадьбы не будет! А если и будет, то не с Вадиком, который  совершенно разонравился девушке. Раньше она не замечала в нем привычки время от времени шмыгать носом, грызть ногти в минуты волнения. Но с некоторых пор, эти привычки стали раздражать девушку. 
Кроме того, она решила, что пока не закончит Строительного института, в котором она училась уже второй год, ни о каком замужестве не может быть и речи.
Дошло до того, что услышав  голос парня за дверью, Аня затихала в квартире, делая вид, что ее нет дома.
Вадик не сдавался. Однажды он с большим трудом достал билеты на концерт знаменитости того времени. Вместо маленького деревянного клуба, недавно открылся великолепный Дом Культуры. И в далекий северный городок стали приезжать артисты не только  из области, но и из Москвы и Ленинграда. Билеты на такие концерты разлетались мгновенно.
Вадим простоял почти три часа в очереди за билетами, потратив на это половину выходного дня. К Анюте он бежал заранее   предвкушая долгожданный поцелуй ее мягких, горячих губ.
 Он долго стучал в дверь ее квартиры, но в ответ была только тягучая тишина.  Решив, что Аня  зашла в квартиру Андрея, Вадим постучал в соседнюю квартиру. Ему открыла Мария. Из-за ее спины выглядывали мальчишки  Они до сих пор не отходили от  мамы ни на шаг, боясь потерять ее вновь.
«Мария Федоровна, а Анютка не у вас? - обратился он к женщине. «А что , ее нет дома? - вопросом на вопрос отозвалась Мария, - Странно, я от нее полчаса назад вышла. Может быть в магазин пошла ?» 
«Наверное» - Вадим уселся на подоконник, чтобы подождать Аню. Идти ей навстречу он не решился. В микрорайоне открыли уже несколько магазинов. И в какой из них пошла Аня, Вадим мог не угадать.
Парень долго сидел на подоконнике, внимательно вглядываясь в сгущающиеся сумерки за окном подъезда.
Позади него звякнул замок и послышался  скрип открывающейся двери.  Из квартиры  вышла Аня.  Увидев Вадима, она растерянно остановилась. «Аня! Ты чего мне не открыла?» - голос Вадима задрожал от обиды . «А что- с вызовом отозвалась Анюта , обязана была? Не хотелось никого видеть, вот и не открыла»
 Злясь сама на себя за свое глупое положение, девушка прошла мимо Вадима и вынула из почтового ящика газету.  Вадим ринулся за ней . Из газеты в руках девушки, под ноги Вадиму выскользнул обыкновенный почтовый конверт.»  Анют, письмо»-  Аня подхватив конверт вошла в квартиру. Вадим последовал за ней.
Оставив парня в прихожей, Анюта войдя в кухню, с нетерпением надорвала конверт. Письмо было от тетки Веры.  Потоптавшись у порога и не услышав приглашение хозяйки войти, Вадим тихонько проскользнул в кухню и присев на  краешек табурета  терпеливо ждал, пока девушка прочтет письмо.
Вадим не предполагал, что своим присутствием тяготит девушку.

Ей хотелось побыть одной, чтобы в тишине прочесть письмо от тетки.  Из дома уже давно не было весточек. Несмотря на свои разногласия с родителями, Аня отчаянно скучала по родным и близким.  Даже постоянные скандалы матери, казались ей отсюда, не такими неприятными, как раньше.
Два своих отпуска Анюта потратила на сбор грибов, ягод и кедровых орехов.  Большую часть даров природы, Аня отправляла  своим родным в далекое село.
Конечно же, Аня имела возможность съездить домой, но никого не хотелось видеть. Она представляла, как пройдет мимо дома Сергея и сердце начинало тоскливо ныть. Не надо, ни к чему ей было лишний раз добавлять себе боли от осознания того, что едва ли когда-нибудь, им придется еще увидеться.
Анюта  неподвижно сидела за столом, поверх письма  глядя на Вадима. «Сам бы догадался уйти.  Чего приперся»- нелестно подумала она.
Поймав ее   напряженный взгляд, Вадим пробормотал «Анюта, я билеты на Кобзона достал. Юморист тоже будет - Винокур. И Лещенко. Часов пять в очереди отстоял»- для солидности приврал слегка Вадик.
«Хорошо- думая о своем отозвалась девушка. Ты иди Вадик. Я сегодня очень плохо себя чувствую. Не хочу я на Кобзона.  Вот если бы Толкунову Валю послушать «Ты за любовь прости меня, я не могу иначе»»
 Вадик задохнулся от возмущения «Ты что, Анют? Я же ради тебя. И вообще, концерт не сегодня. Завтра в пять вечера. Воскресенье завтра. На работу не надо. Пойдем, Анют? Нельзя же так-то вот, резко!»
« Нет, Вадик, как раз так и надо. Чего тянуть. Тебе надо жениться, а я замуж не хочу, не дозрела»
 «Я подожду еще, пока дозреешь» - Вадим бросив на колени Анне билеты, вышел в ночь. В сердце Анюты кольнула жалость «Вот чего парня мучаю. Ведь хороший же он. Все для меня. Чего мне еще надо?»- подумала она не замечая, что мысленно повторяет слова подруги.»
Заперев дверь на ключ, Анна углубилась в чтение теткиного письма. Все как всегда . Вначале тетка писала о своем,  пошатнувшемся здоровье. «Постоянно  болит печень . И увеличена. Врачи ничего не находят», потом шло описание  бурной жизни Анютиной семьи.    Ванюшке пришла повестка в армию. Через месяц должны забрать по весеннему призыву.
Надя, в прошлом году закончившая десятилетку, учится заочно на  экономиста в Сельскохозяйственном техникуме. В свободное от сессий время,  работает в совхозе учетчиком. («Слава Богу, не телятница и не доярка.  Те с молодости здоровье растеряют, а потом мучаются всю жизнь») - писала тетка.
Галинка в девятом. Тоже мать на зоотехника ее подбивает. Одна ты, Анька у нас молодец. Сумела на своем настоять. Как у тебя дела в институте? Как сессию сдала?». «Хорошо сдала» - мысленно отозвалась Анюта.
Вдруг ее глаза натолкнулись на имя «Сережка». Еще не вникнув в суть  написанного, Аня почувствовала, что сердце ее подкатившись к горлу, бешено заскакало в неровном ритме. А откуда-то из   потаенных глубин памяти, выплыли неповторимые звуки Аргентинского танго.
Смахнув мешавшие читать слезы, Аня жадно впилась глазами в строчки.
 «Сережку Шмакова  недавно повстречала. Того самого, что тебе в школе нравился. Не признала вначале.   Ведь он, по слухам, где-то на Черном море в военном корабле служить должен был. Очень уж невеселый какой-то и растолстел ужасно. Прямо, как боров.  Правда, у них мать при смерти, вот и невеселый. Но отчего толстый такой? Может быть болеет чем? Говорят, что обмен веществ нарушается и люди толстеют.  Мать-то вон у них тоже  на полтора центнера потянет. Поди материны гены у парня. Так что, Анюта, ты ничего не потеряла. Я вот очень не люблю мужиков толстых . Неженат он, это точно. Я у его сестры, Нинки спрашивала. Она беременна Скоро рожать уж»»
От хватившего ее бессилия, Аня уронила руку с зажатым в ней письмом.  «Толстый, больной. Но только мой. Все его подруги уже замужем.  Дождалась! Я его дождалась. Мой, только мой!» Аня вскочила на ноги. Чувствуя как подрагивают колени,  прошла к темному окну. «Сережка, мой Сережка»- написала она пальцем на запотевшем стекле.
Ей почему-то показалось, что никаких преград больше между ними не будет. «Рассчитаюсь и завтра же вылетаю в Новосибирск.  Деньги на билет есть, а  расчет потом пришлют. А как же квартира? Нет. Не буду рассчитываться. Попрошу внеочередной отпуск .  А Сережку сюда привезу.  На все пойду, лишь бы моим был он»
А за окном шумела, пока еще нераспустившимися ветками, влажная,  не по северному теплая весна.
Не зная кого еще оделить своей чрезмерной радостью и возбуждением, Анюта постучала в двери квартиры Андрея и Маши. Неизменно вежливо поздоровавшись с Анютой, познакомившей его с необыкновенной женщиной, Андрей ушел в комнату, чтобы не мешать подругам «поболтать».

 
 «Ты что сияешь, как медный тазик -- увидев лицо Анюты, поинтересовалась Мария. Она сидела  в  кухне и при свете настольной лампы вязала  детскую шапочку. -  Или вы,наконец-то с Вадиком день свадьбы назначили?»   «При чем тут Вадик?» - Анюта протянула письмо подруге, - На, читай. Вот отсюда».
Отложив вязание, Мария внимательно прочла предложенное письмо. Но никакой ответной радости на лице подруги, Анюта не увидела. Оно   было  задумчивым и озабоченным.
«Чему ты радуешься, бедняжка моя? Ты хоть подумала о том, что твой Сережка мог, элементарно, для начала, попросить твой адрес у тетки. Если он этого не сделал, значит  не уверен в том, что ты ему нужна.  И полнота его странная какая-то. Ничего себе. «Как боров» - тетя написала. Видимо, действительно ненормально располнел твой кумир. И вернуться из армии он должен был, по твоим словам, в конце апреля. То есть, только сейчас. Тем более, он оставаться собирался на сверхсрочную Выходит, его комиссовали. Но почему? Ты в своей неуемной радости  главного  не заметила»
 «Ну и пусть- запальчиво воскликнула Аня , - Не спросил адрес, потому что был уверен, что я замужем и забыла его давно. А раньше срока пришел, оттого, что мать больна а располнел... Да я его хоть худого, хоть толстого никому не отдам. - Анютка громко всхлипнула . Губы ее дрожали, голос прерывался. Видя, что девушка на грани истерики, Маша  обняла ее и успокаивая, похлопала как маленькую, по спине. «Ну успокойся, не бузи. Я тебе заявление, естественно подпишу. Езжай, лови свою синюю птицу. Вадьку жаль. Хороший парень».

Спустя трое суток, Анюта появилась в своем селе.  Сойдя с парома, она медленно, наслаждаясь  видами до боли знакомого села, шла по улице к своему дому.  Решив быть смелой до конца, Анюта, не заходя домой, свернула к дому Сергея.
С замиранием сердца, девушка поднялась по высоким ступеням крыльца и открыла дверь в затемненную шторами комнату. В доме было тихо и сумеречно.  Анюта постояла в прихожей и тихонько позвала «Ау. Кто есть?» В спальне послышался какой-то звук, похожий на стон.  Отведя в сторону тяжелую портьеру, Анюта заглянула в комнату. На высокой ,  металлической кровати, лежала Сергеева мать Екатерина Филипповна- полная, круглолицая женщина. Ее тяжелая , наполовину седая коса, спускалась с постели, почти касаясь пола. Анюта хорошо помнила эту женщину. Помнила, как восхищалась  когда-то необыкновенной красотой этой женщины, несмотря на ее полноту.
 Но сейчас перед ней лежала изможденная, совершенно усохшая старушка. От былой красоты Екатерины Филипповны осталась только ее  длинная коса.
Но и она слишком сильно поредела. «Кто тут- прохрипела женщина, попытавшись оторвать голову от подушки. Нина, ты?» 
«Острая жалость охватила Анюту- «Где же все, почему такую больную оставили одну?»
 В дом  вошла незнакомая женщина. «В кто? Навестить  хозяйку пришли? - спросила она у Ани. «Да- растерянно пробормотала та, А где Нина, Сергей?»
 «Нинка в роддоме. Сережка в Новосибирске, работает. А вы откуда будете, если не знаете ничего?»
Кое как Анюта объяснила женщине, что она из местных, просто долго не была дома. «Ну а я, двоюродная сестра Кати. Ухаживаю, пока Нинка в больнице. У нее ребенок умер при родах.  Нинке самой плохо. Пусть полежит недельку»
«Скажите, а что с тетей Катей»,- уже догадываясь какой будет ответ, спросила Аня.  «Рак у нее. Жить неделю вторую осталось. Спит все время. Я ей обезболивающие колю, считай — наркотики»
«А сын почему не ухаживает. А где дядя Толя, муж ее?» - От жалости к больной женщине, у Ани потекли  из глаз слезы.
"Так кто же будет деньги зарабатывать?. А Сережка- он сам нездоров. День на работе, вечером на процедурах»
 «А что с ним»- Анюта выкрикнула эти слова с такой страстью, что женщина с удивлением посмотрела на нее. «Не ори ты тут сильно-то. Не знаю, я что с ним. Дрянь какая-то привязалась. Не до него пока. Вылечится. Молодой еще»
 Попрощавшись и узнав о том, что Сергей приезжает на выходные домой,  обессиленная Анюта поплелась домой. Вся радость ожидания чего-то необыкновенного улетучилась без следа. «А если и у него рак? И ребенок у Нины умер. Вот напасть -то на одну семью!»
 Не заходя домой, Анюта отправилась к тете Вере.   Тетка  не ожидавшая увидеть племянницу, расплакавшись бросилась к ней. «Ох, Анютка, красавица ты наша! А как выросла-то, а как похорошела! Невеста настоящая! Замуж не собралась еще?».
Все еще находясь под гнетущим впечатлением безрадостной картины, что она увидела в доме Сергея, Анюта     рассеянно отвечала на вопросы тети.  А та заметив невеселое состояние Анюты  поинтересовалась что с ней.
 «Все хорошо тетя Вера. Устала с самолета. Да еще два часа на автобусе. На самолете укачивало сильно». 
  Мысли девушки бродили где-то очень далеко. Не давал покоя вопрос , чем болен все-таки ,Сергей? Не смотря на уговоры тети остаться на обед Аня отправилась домой. Мать, еще более похудевшая, стояла у стола, раскатывая скалкой тесто. «сроду не пекла, не готовила, а тут тесто? Не для меня ли? Может кто сообщил, что я в селе?» - промелькнула мысль.  Повернувшись лицом к дочери, Ольга, уперев в бока  испачканные мукой руки, насмешливо пропела - «Ты смотри кто явился! Красавица заморская. Она у нас теперь и через губу не переплюнет. Городская, важная. А то, что здесь сестры, братья с голоду помирают, ее не волнует, кажется!»
Ничего не изменилось за эти три, без малого, года. Все те же непримиримые, насмешливые нотки в голосе матери, как будто Аня выходила на час из дома, а не отсутствовала долгое время.
На сердце и без того было  невыносимо тяжело, а тут еще эти насмешки.  Едва сдерживая себя, Анюта попросила «Мама,  прекрати свои придирки. М. не двадцать третий пошел.  Я вполне самостоятельный человек. Себя обрабатываю. У тебя ничего не прошу и вам еще помогаю. Что ты  меня гнобишь . Мы же почти три года не виделись.»
«По твоей нищенской котомке вижу, какая ты самостоятельная- мать кивнула на тощенькую  дорожную сумку Анюты- много же ты добра накопила на своих северах. А этот «чемоданище» наверное с подарками для матери, что тебя воспитала, для сестер, братьев!»
«Я ненадолго, мама. Только  родных проведаю и уеду. Отпуск у меня небольшой. Не к чему было  с собой много вещей везти»
 «А где твои подарки с больших-то денег. Или неправда, что их лопатой на северах гребут? Не то, что мы тут с воды на квас перебиваемся»
 Анюта осмотрелась. В доме появилась новая мебель. «В Сережкином доме, куда беднее» -  снова кольнула мысль.
 Ничего не ответив матери, стараясь держать себя в руках, Анюта прошла в комнату детей. Дома никого не оказалось. Мать, следуя за ней по пятам,  между тем, не унималась. «Работают все. Девки кто на поле, кто на ферме.   Мы не чистоплюи  паршивые, как ты. Нам работать надо, а не прохлаждаться. Мой сказ такой. Приехала и слава Богу. Мать  не собака. Лаять не станет. Дома места для всех найдется. а через неделю Ваньку  в армию спровадим и места хоть отбавляй. Хватит шляться. Сладенького ей захотелось.  У нас здесь дояркам  по 200 платят на месте . И за переводы отчислять не надо. Витька Лямин сто раз про тебя спрашивал. Парню уж под тридцатник.  На комбайне работает Лишнюю горсточку зерна мимо дома не пронесет.  А что росточком не вышел, так еще лучше.  Бить хоть не будет.  Скажу Сашке, пусть подскажет Витьке, чтобы сватов засылал".
Анюта не поверила своим ушам "Мама, ты что, без меня хочешь меня замуж отдать. Без моего согласия?»
 «А кому ты нужна, такая растрепа. Витьке в ножки поклонишься, если подберет»
 Весь запас терпения, что силой пыталась удержать в себе Анюта, покинул обиженную девушку.- «Мама, прекрати! Я не тряпка, на полу не валяюсь, чтобы меня подбирать!»
 Слезы, едва сдерживаемые ей с того момента, когда она увидела высохшую от болезни мать Сергея, хлынули наружу.
Напрасно она надеялась, что мать изменилась. Наоборот, она стала еще злее.  Выбежав на улицу, Анюта направилась было к Вере. Но остановившись, задумалась. Тетя не любила вмешиваться в дела семьи брата. Не любила сталкиваться с неуправляемой Ольгой. Особенно со дня своего второго  замужества.
 Вернувшись к дому, Анюта присела на скамье у ворот, решив подождать с работы остальных членов большой семьи.  Рядом с домом, в куче песка играла маленькая девчушка, в которой Анюта с трудом узнала пятилетнюю сестренку Иришку. «Ирочка, это ты? - она подошла к ребенку и прижала ее к себе  -А ведь мать права. Я со своей любовью, даже конфетку  младшенькой не привезла.»
Из ворот вышла Ольга, вытирая руки передником. Присев на скамью откуда только что поднялась Анна, она с тоской посмотрела на дочерей. Самая старшая и самая младшая стояли перед ней.  Ей было горько. Обида на свою неудавшуюся жизнь и природная непримиримость, «гонор» как говорили о ней, сотворили  с женщиной плохую шутку.
Нелюбимый муж, дети, как горох, посыпавшиеся с первых лет жизни, большое хозяйство и далеко в сердце запрятанная обида на того, кто бросил ее в далекой молодости, ради городской  «вертихвостки», испортили характер Ольги.
 С трудом пересилив себя, она позвала дочь «Анька, иди сюда. Сядь!»
 Анюта, прижимая к себе Ирину, с опаской присела рядом с матерью.
«Не злись. Я для тебя пельмени затеяла. Ванька мне на днях в морду заехал. Нажрался сволочь. Скорее бы в армию . Спивается совсем. Отец в Бога ударился. Поговорить не с кем. Верка совсем ходить перестала. Не уезжай. Мне совсем плохо одной»
От непривычно тихих слов матери, у Ани заныло в груди. «Мама, не могу я. Хотя, посмотрим! Если Сережка пожелает то я останусь тут с ним» - последние слова Аня не высказала , естественно вслух.
Вечером вся семья, непривычно дружно «погуляла» в своем доме. Мать выставила на стол припрятанное домашнее вино. Виноватый Ваня,  принесший с поля для матери первые фиалки, ухаживал за ней весь вечер, как за девушкой.
Но в основном, все вопросы  и внимание были прикованы к Ане, отсутствовавшей в родном доме, около трех лет.
Ночью Анюта долго не спала. «Послезавтра праздники первомайские начнутся, выходные. Наверное Сережка приедет. По любому, должен приехать. Мать плоха совсем. Может быть, уже завтра увижу его.»
 Вся душа девушки трепетала не только от предвкушения встречи с тем, кто выжег ей сердце. Но и от тревоги за непонятное Сережкино состояние здоровья.
О том, что Сергей может ее просто проигнорировать, принять как обычную бывшую одноклассницу, Анюта старалась не думать.
В восьмидесятых прошлого столетия , праздник Мира, Труда и Весны встречали на широкую ногу. Любой, даже самый маленький поселок украшали красными флагами, плакатами и прочей атрибутикой  Советского праздника.  У нового Дома Культуры, звучала музыка, прерываемая приветственными речами  общественников и начальства от  Компартии СССР.
 В этот день  за селом на выровненной площадке,  выросли торговые павильончики и палатки.
Задымили мангалы, вкусно запахло жареным мясом. Колхоз выделил для своих работников  целого быка. Причем, колхозникам шашлык продавали за  мизерные копейки Чужакам  и гостям — наполовину дороже.
Анюта , принарядившись в лучший свой праздничный костюм,  прошла в толпе односельчан вдоль улицы Ленина в импровизированной колоне демонстрации.
Выискивая глазами знакомых, она вместе со всеми пела «Катюшу», «Утро красит нежным  цветом» и другие популярные, праздничные песни.  Кто-то здоровался с ней, с кем-то здоровалась она. Сердце дрожала в груди,  душа рвалась вперед, туда где, была гуще толпа, туда где мог находиться ОН.
Демонстрация растеклась на мелкие ручейки, которые дружно потекли за село, туда, откуда доносился запах горячих шашлыков и выпечки.
 Незаметно отделившись от  такого «ручейка», где был ее брат и парочка одноклассниц, Анюта скользнула в переулок.   Через несколько минут, она стояла у высокого крыльца дома Сергея. Она  чувствовала себя  то ли рыбкой, выкинутой на берег, то ли птицей, попавшей в сети. Не хватало воздуха, сердце то замирало, то бешено пускалось вскачь. Никак не решаясь подняться по заветным  ступеням, Анюта стояла у  основания крыльца. Но тут дверь с шумом распахнулась  на крыльцо вышел ОН!
У Анюты подкосились ноги и девушка уцепилась обеими руками за тонкое перильце.  Сергей удивленно округлил глаза «Анька, солнце ты мое синеглазое», весело завопил он, легко сбегая с крыльца.
Он действительно округлился, не так конечно, как обрисовала его  тетя Вера , но все же достаточно заметно.
Сергей с чувством обнял девушку, прижал к себе и чмокнул в уголок губ. Он был немного навеселе. Аня, несмотря на полуобморочное состояние, уловила запах алкоголя.
Сергей забросал девушку вопросами. Анюта стояла оглушенная, ослепленная тем, что вот так запросто, стоит рядом с ним, со своим кумиром, виновником ее бессонных ночей и слез. Виновником ее бегства из дома.
Усилием воли, удерживая слезы, Анюта едва слышно прошептала «Привет, Сережа. Пришла узнать, как ты?»
Ей показалось, что в больших, темно карих глазах парня, на миг промелькнуло странное чувство смятения и глубокой тоски . Но он тут же  рассмеялся « А мне-то что сделается?! Здоров как бык. Вот мама больна очень . И у Нинки не все в порядке.»  Не сговариваясь, молодые люди отправились в край села, откуда доносились звуки музыка и слышались громкие выкрики веселящихся односельчан.    У калитки или в огороде   почти  каждого дома, благоухала распустившаяся черемуха.  Сергей  сломив   ветку , усыпанную крупными , белыми гроздьями цветов  с  первого же, попавшегося на пути  дерева, протянул ее Анне.
Анюта приняла  этот дар с затаенной радостью и надеждой на то, что сегодня случится что-то необыкновенное, то что перевернет всю ее жизнь.
 Было  по летнему тепло и сухо.  За селом собрались едва ли не все его жители. Люди штурмовали киоски, сметая всю выпечку местного производства.  Многие пришли со своими сумками, набитыми домашней снедью.  С прилавков торговых павильонов, алкоголь разлетался со скоростью ветра.  Заманчиво пахнущие шашлыки закончились, не успев , казалось дойти до готовности.  «Затарившись», народ  разбредался по близлежащим рощам и кустарникам, своими компаниями.
«Анька, давайте к нам»  - Анюта осмотревшись, увидела брата вдвоем с незнакомой девушкой. Стоя на опушке  густого березняка, он махал рукой сестре, подзывая ее к  себе.
Анюта вопросительно взглянула на озабоченного Сережу. Тот крутил головой, высматривая кого-то. «Сережа, а дальше что?» — спросила она парня. Сергей объяснил Анюте, что  надо найти их одноклассника Мишу Тихого, которому он отдал свои деньги на «выпивку и закуску».
 «А оно нам надо?» - Анюте резанули по сердцу  эти последние его слова.  «Я только вино у него возьму и сбежим» - уверил ее Сергей.  Попросив Аню никуда не уходить, Сергей  нырнул в толпу стоящую  у винного киоска. Появился он так же внезапно, как и  исчез. Победно улыбаясь, он потряс в воздухе бутылкой шампанского.  Другой рукой он сжимал бумажный пакет с двумя крупными яблоками и пачкой печенья. «Ну вот. Можем сбежать ото всех. Ты не против, незабудка?»
Сердце девушки вновь зашлось в сладкой истоме  -«Незабудка!» - только он , ее Сережка называл Анюту так. И то всего лишь пару раз. А ведь это было целых  пять лет назад. Там, под незабываемой, раскидистой сосной, накануне Выпускного  школьного бала.
Они ушли к самой Оби, оставив позади всех свои односельчан.  Зеленоватые Обские волны, лениво накатывались на берег, слизывая   следы молодой пары. «Пойдем к «черному крокодилу», предложил Сергей, - тут рядом»
«Черным крокодилом» удачно назвал кто-то огромное , высохшее до звона, почерневшее от  времени дерево, лежащее у самой кромки воды.  Комлевая часть топляка, принесенного сюда «Большой водой», треснула, обнажив, как зубы  остро торчащие щепки.  Верхушка бывшего дерева извиваясь, уходила в воду, как хвост крокодила. Кто-то из отдыхающих поработал топориком, обтесав «зубастую часть» и придав ей достаточно узнаваемое сходство с обитателем Нильских болот. Сергей постелил газету на вытертое  дерево.  «Садись Анютка — незабудка».
И снова сердце девушки дернулось как от легкого разряда электричества.
Она расположилась спиной к реке, чтобы близкие волны не замочили ног.
«Давай, рассказывай о себе. Замуж случайно, не выскочила?»
 «Да ты что!?» - Анюта вскочила с бревна, - Какой замуж?»  И, словно падая в ледяную воду, добавила уже тише- «Я тебя ждала. Мне кроме тебя никто не нужен!  Выпалив это, неожиданное даже для себя признание, девушка мучительно покраснела и быстро опустила голову, чтобы Сергей не увидел  блеснувших в ее  горячих глазах, слезинок. А он подозрительно долго молчал, приводя Анюту еще в большее смятение.
Анюта нагнулась к сидящему  верхом на «крокодиле» Сергею. - «Скажи что-нибудь что ты молчишь?»  И тут же вздрогнула , увидев  просто осязаемую боль в его глазах.
«Давай выпьем, Ань»- голос парня из  беспечно -веселого сделался хриплым от внутреннего напряжения. Машинально приняв из его руки картонный стаканчик, наполненный шипучи напитком, Анюта машинально выпила его содержимое, не чувствуя вкуса. Легкое вино подействовало на девушку, как крепкий спирт. Голова ее закружилась, окружающие предметы «поплыли» теряя очертания.
-
 Слегка опомнившись, Анюта пытливо впилась взглядом в уплывающие в сторону глаза Сергея. «Я же к тебе ехала за тысячу верст. Ни к матери, ни к сестрам, ни к тетке,  - к тебе! Ответь что -нибудь, не молчи.»
Сергей  продолжая упорно молчать, протянул  девушке яблоко. Вырвав фрукт из рук парня, Аня зашвырнула его в воду.
У девушки неожиданно ослабели ноги и она непроизвольно опустилась на колени. Вцепившись в полы его куртки , приподняв залитое слезами лицо,  Анюта закричала навзрыд,  выкладывая в этом крике всю боль скопившуюся в изболевшемся сердце за все те годы, что знала его .
«Гад ты, сволочь что ты со мной делаешь? То поманишь, как дурочку, то снова ушат кипятка выльешь на открытую рану. Не молчи, не молчи! Всю душеньку мне выпил, все сердце изорвал в клочья».
 Сергей осторожно поднял совершено обессилившую девушку.  -«Анюточка, ты тут совсем ни при чем. Не твоя вина в моих бедах. Ты даже не представляешь,  что со мной. Ты слишком дорога мне, чтобы и тебя сделать несчастной. Забудь меня, я тебя не стою. Находи парня нормального, замуж выходи. А я ненормальный, незабудка моя.  Прости меня милая. Я не могу тебе ни чем помочь, как и себе тоже»
Не помня себя, Анюта  ударила его. Ударила сильно, кулаком в нос.  По детски размазывая хлынувшую кровь, Сергей смиренно попросил «Разбей мне голову, незабудка. Вон кирпич. Мне не хочется жить»
 Шатаясь  от  не проходящей слабости, девушка с трудом поднялась на ноги «Мне говорили, что ты болен. Но не это страшно  Мы бы вдвоем справились с любой болью. Но ты не любишь и никогда не любил меня. А я хоть ребенка хотела от тебя.   Ты унизил меня еще  раз. Второй раз я напрашиваюсь сама. А ты… как в дерьме меня вывалял» - Анюта вырвав из рук Сергея стакан с шампанским, выпила залпом  не оглядываясь побрела прочь
Она не видела, как обхватив голову руками, Сергей сполз с бревна и  свалившись прямо в мокрый песок, завыл по звериному.
Не видя ничего и никого перед собой, абсолютно не тревожась  за свой вид,  девушка  шла по селу, не обращая внимания на встречных.
Увидев вошедшую в дом дочь, Ольга всплеснула руками. «Ничего себе, наша скромница! Харя в соплях, Ты где шлялась, кто тебя в песке укатал и кровь откуда?. Понятно было бы, если бы на подоле, а то на груди»- мать ткнула пальцем в грудь Анюты .
На бежевой польской ткани трикотажной  кофточки, ярко алели пятна Сережкиной крови. 
«Мама, за что ты меня так ненавидишь? Мне так плохо,  хоть бы ты меня пожалела !»Скользнув на пол прямо у порога, простонала Аня. Ольга растерялась - «Изнасиловали что-ли? -в голосе ее едва ли не впервые в жизни, появились нотки тревоги,   - Дошлялась? И пьяная, по моему!!! Кто, говори! Пойду и убью, гада!»
«Лучше бы изнасиловали — тускло отозвалась дочь. - Мне душу растоптали, мама.  Наплевали в нее и размазали. Мне плохо, мама!»
«Ясно!  Ванька говорил, с кем ты на берег упорола. С нищим своим Шмаковым.  Все отстать от него не можешь! Думаешь, я дура, ничего не знаю? Да Верка мне давно уж проболталась, как ты по нему сохнешь.   Я то, дура, думала, что ты давно о нем и думать забыла. У него мать помрет не сегодня, завтра. Отец спился. У сестры ребенок мертвый родился.  А про самого его что попало говорят. Где правда, где брехня, кто знает? Но не зря же его раньше срока на целый год из армии поперли.  Ходит слух, что сифилисный он. А ты, дура, не пролетела с ним?»
Не в силах возмутиться  словам матери, Анюта лишь отрицательно покачала головой  « Не  было у меня еще никого, мама.  Пора с этим кончать. Парень есть у меня хороший.  Ходит, как привязанный. Все для меня сделает. Вот поеду и сразу замуж за него пойду. А Сережка пусть хоть от сифилиса, хоть от туберкулеза загибается. Не хочу больше даже думать о нем».
 В этот вечер, впервые в жизни, мать долго сидела  с Анютой, положив ее голову на свои колени.  Поглаживая дочь по плечам, она  неумело успокаивала Анюту - «Ничего, дочка, все образумится. Только за нелюбимого не ходи. Я вон, всю жизнь отца ненавижу. Не живу, а в котле со смолой киплю»
Через пару дней, Анюта уезжала назад в свой Нижневартовск. Несмотря на уговоры родителей и сестер- братьев, она не осталась на проводы Ванюшки. Знала, что непременно увидит еще раз Сергея. Этого она не смогла бы вынести.
Провожая дочь на паром, отец по секрету сообщил ей, что он послал запрос в Новосибирск, с просьбой отправить его В Нижневартовск на вахту. «Я же теперь заправский водила — хвастался он Анюте, как мальчишка. Я и так хорошо машину вожу, еще с фронта. А тут на права сдал.  Недавно по телевизору передавали, что на север в Стрежевой и Нижневартовск требуются разные люди, И  шофера тоже».
Без внимания слушая отца, Анюта вновь и вновь прокручивала в голове то, что произошло с ней у «черного крокодила»
 А все-таки, что он имел в виду, когда говорил, что не хочет сделать меня несчастной? Может быть, стоило поговорить с ним еще раз? Странно все это!   Не. Ни за что! Не унижусь больше, не дам себя растоптать окончательно. За Вадьку замуж пойду. Стерпится — слюбится. Главное, что он меня любит.»
Загруженный машинами и людьми, речной паром  медленно отвалил от берега. Прощальный гудок отозвался в сердце Анюты очередным приступом боли.
А вечером, того же дня, в дом к Ольге Куликовой  решительно ворвалась сестра Сергея ,  Нина. Она  только что вышла из больницы. Тяжелые роды и потеря ребенка, тяжело отразились на  всем облике молоденькой женщины.  Ввалившиеся глаза, бледная до синевы кожа, совершенно изменили внешность самоуверенной красавицы, похожей со старшим братом, едва ли не как две капли воды.
«Тетя Оля, а Анюта где?» Узнав что Аня уехала, Нина расстроилась не на шутку. «Мне рассказать ей кое-что, важное надо. Пожалуйста, дайте мне ее адрес Я знала, но забыла.» - умоляюще попросила она. Подумав немного, Ольга написала на клочке бумаги несуществующий адрес.
Она намеренно исказила название микрорайона, номер дома и квартиры.  Женщине обиженной за дочь, очень не хотелось, чтобы между Аней и Сергеем  установилась какая-нибудь связь. Ольга  сообразила, что откажи она Нине совсем, та пойдет к Вере или кому-нибудь из одноклассниц Анюты. «Пусть за хорошего парня выходит. А не за этого - Не пойми кого. А там глядишь, мы  всей семьей  переедем в её этот Вартовск»
 

© Copyright: Сараева, 2016
Свидетельство о публикации №216112101141

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10451
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71241
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #5 : 21 Июнь 2017, 08:16 »
  • 6
До конца кратковременного , внеочередного отпуска, оставалось еще три дня. Заперевшись в своей уютной, теплой квартирке, Анюта целыми днями лежала в постели, или бесцельно бродила по квартире.
Никто, кроме верной подруги и  бывшей наставницы, Марии, не знал о  преждевременном возвращении Анюты из родительского дома.
Но Мария, занятая оформлением усыновления близнецов,  не в состоянии была постоянно находиться рядом с Аней. Да это ей и не нужно было.
Слава Богу, у Маши все хорошо. Анюта, измученная собственными неурядицами, находила в себе силы не притворно радоваться тому, что наконец-то, Андрей развелся с женой, которую пришлось долго искать по стране. Через несколько дней должен был состояться суд по усыновлению мальчишек приемной матерью.
Так, что Марии хватало собственных  забот. Конечно, в отличие от анютиных, это были приятные заботы
«Забыть, забыть! Не нужен он мне. Он унизил меня, в самую душу плюнул. Нет, чтобы просто сказать , мол, Анька я недостаточно люблю тебя или признаться, что у него есть  невеста в городе. Но так…! Господи, как мне плохо! Но все-таки, что значат его слова о том, что он не хочет жить? Нет, зря я уехал. И ударила его зря. Надо было пойти до конца  Пересилить себя, спрятать обиду и узнать, что с ним. Пусть бы правду сказал, какой бы она тяжелой не была. Вот что я сейчас думать должна? Господи, помоги мне справиться. Направь на путь  Истинный» - Анюта  неожиданно припомнила слова молитвы, часто повторяемой  ее бабушкой Настей. Мать ее матери Ольги, была старушкой набожной и тихой в отличие от своей неуравновешенной дочери.
Уставившись невидящим взором в пустой угол комнаты, Анюта раз за разом повторяла слова коротенькой молитвы , полу -вспомнившейся, полу - придуманной «Отче наш, сущий на небеси! Спаси и сохрани меня от лукавого! Помоги мне , укажи мне путь Истинный! Спаси мою грешную душу!  Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь!»
Вот и сегодня, глядя в темнеющее окно и до крови закусив губу, Анна мысленно вопила - «Господи, помоги мне избавиться от этой боли, помоги мне Вадьку полюбить»
Скажи, зачем
Ты снова мне приснился?
Из потаенных сердца уголков,
Ты снова
 В моих мыслях поселился
И стал предметом  позабытых снов.

Моя любовь
Вросла корнями в детство.
Всю жизнь собой питая плоть и кровь.
И никуда
От этого не деться.
Она, не просто - первая любовь!
Она все то,
Что так или иначе,
Но наполняет смыслом мою суть.
А за окном
Весенний дождик плачет
И тучи вдаль печаль мою несут
Май на севере Тюменской области, совсем не  был похожим на тот май, из которого пару дней назад вернулась Анюта. Здесь, за её окном, действительно, беспрестанно «плакал» весенний, холодный дождь.
По небу, подчиняясь порывам совсем не весеннего ветра, мчались рваные клочья облаков, добавляя  тоски девичьему сердцу.
 В желудке Анюты неприлично заурчало и она, вдруг вспомнила, что за весь день, кроме стакана воды, ничего не выпила и не съела. «Этак и сознание потеряю. Умру и буду лежать холодная, никому не нужная» — мстительно подумала Аня, непонятно кому адресуя свои горькие мысли.
Укутавшись в теплую куртку, Анюта вышла во двор.  Холодный дождь  давно разогнавший редких прохожих, с радостью накинулся на новую жертву. Порыв ветра скинул с лица девушки капюшон  и мгновенно проник под  полы куртки, остуди разгоряченное тело. Придерживая   руками капюшон, Анюта быстро перебежала дорогу и вошла в первый, попавшийся магазин. 
Десяток яиц,  хлеб , сахар, кусок вареной колбасы, бумажная пирамидка с жиденьким молоком — обычный набор одиноких людей, которым по какой-то причине, не хочется заниматься домашней стряпней. Все это легло на дно Анютиной  хозяйственной сумки.
Вбегая в спасительную теплоту подъезда, девушка краем глаз заметила высокую, мужскую фигуру, отделившуюся от стены дома.
В тусклом свете уличного фонаря мелькнула  форменная фуражка с морским крабом.
«Вадик» -Анюта к собственному удивлению, обрадовалась парню. Видимо  трехдневное самобичевание и изматывающая душу тоска, настолько  обескровили ее сердце, что оно помимо сознания своей хозяйки, запросило пощады.
«Вадька, я так по тебе соскучилась» - ее признание было в тот момент  совершенно искренним.  Истосковавшейся душе нужна была порция  внимания, нужна была уверенность в том, что она кому-то нужна на этом свете.
 Сережке, дороже которого у нее на свете никого не было, она была не нужна.  Родителям  — тоже. Мария, подруга  единственная, за собственным счастьем, почти забыла об Анютке и ее горе.
И только Вадим, стоя под пронизывающим ветром и дождем, терпеливо, как бездомный пес, ожидал её благосклонного внимания.
«Замерз,  дурашка? Пойдем, у меня чай горячий есть и вино еще с восьмого марта стоит.»
  «Вадим, перехватив у девушки сумку с продуктами, с нескрываемой радостью  вошел следом за Анютой в её квартиру.
 Честно говоря, после последнего их разговора, он уже и не надеялся на продолжение их затянувшихся, бесплодный  отношений.  Анюта недвусмысленно дала понять парню, что не хочет за него замуж.  А ему нужна была жена. И ни кто-то , а Анечка, синеглазая нежная его муза.
Ради нее он ушел из пассажирского водного транспорта в  грузовой. Ради нее, старался побольше заработать на нефтяных скважинах в зимнее время. Большинство его коллег речников, наслаждались зимним,  лыжным отдыхом где-нибудь на горных склонах заснеженных гор. Другие, наоборот, уезжали на юга, в поисках тепла.
И только , кто был обременен большими семьями, искал дополнительный заработок.
Вадик , единственный сын, вполне обеспеченных родителей, зарабатывал на будущее. Ему хотелось сыграть роскошную свадьбу с любимой девушкой, хотелось  купить машину, свозить Анюту на Черное море. Хотелось широким жестом, накинуть на ее плечики   каракулевую шубку, украсить ее аккуратные ушки золотом.
Эти деловые качества он перенял у своего отца, бессменного капитана нефтеналивного танкера. Несмотря на пенсионный возраст, капитан Ефремов, нес свою вахту с достоинством и честью. Но и про материальные блага не забывал. Премиальное вознаграждение для своей команды и для себя лично, зарабатывал , удерживая  в своем плавучем коллектив строжайшую дисциплину и образцовый порядок.
Таким же ответственным и дисциплинированным вырос и его сын Вадим.  Взрослый парень  пасовал только  перед глазами избранницы своего сердца. Ему совсем недавно исполнилось 26 лет. 

Вадим поставил перед собой определенную цель и твердо шел к ней. Армия, речное училище , практика на нескольких видах речного транспорта остались позади. Несколько неудачных знакомств с девушками, - тоже. Но Анюта с ее природной скромностью,   немного закомплексованная, стыдливая и нежная- не могла  принадлежать к числу неудачных знакомств.
При всех своих, деловых качествах и доброте души, Вадим, как и любой другой человек, не был идеален. Чрезмерная ревность и подозрительность, тоже достались ему от отца.
И вот сейчас,он с недоумением смотрел на странно возбужденную Анюту, Вадим тонко чувствовал какую-то неестественность в блеске ее припухших(Но почему?) , глаз.
«Анечка, ты плакала? Что случилось. Дома что-нибудь?» - Вадим едва не испортил своим вопросом хлипкий мир между ними. Анюта резко вскинув голову, коротко полоснула глазами парня- «Не лезь в душу Вадька. Если  захочу, сама расскажу. А пока, не желаю».
Вадим, усилием воли подавив в себе  желание узнать причину Анютиных слез, принялся помогать девушки накрывать на стол.
 В  маленьком, первого выпуска, холодильнике «Бирюса», у хозяйки квартиры нашлась едва початая бутылка  вишневого ликера.
Осмотрев  полупустой стол с крупно нарезанной «докторской» на тарелке и несколькими кусочками хлеба, Вадим воскликнул «Анечка, так не пойдет. Прости, милая. Я не знал, что ты приехала, хотя и надеялся изо всех сил». Накинув на плечи теплый матросский бушлат, парень быстро выбежал на лестницу. Не прошло и полчаса, как он вернулся с большим бумажным пакетом.
За неимением натуральных фруктов, на столе появились консервированные  персики и груши. А к ним   мелкие маринованные огурчики Болгарского производства,  матово блестящий треугольник твердого сыра и тугой кружок натуральной, сырокопченой колбасы.
 В Северные районы Советского Союза хоть и отправлялись  всевозможные дефициты, но  не было еще того изобилия свежих овощей и фруктов, которое появится только после 2000 года.
«Вот!» Довольно пробасил Вадик, откровенно любуясь своими подарками.  Он уже чувствовал себя хозяином положения и старался  по -хозяйски  разнообразить их ужин. Праздничный» - думал Вадик, с затаенной надеждой поглядывая на Анюту.
А она, заразившись его оптимизмом, на время позабыв все свои беды, не заметила этого пытливого, слегка самодовольного взгляда.
«Вадька, ты прелесть. Ой, я кажется, умираю с голоду. Сегодня твоя очередь накрывать стол» -Анюта присев на стул, потянулась к «докторской», - Давай, милый, режь сыр. Иначе точно умру прямо за столом»
А потом были тосты, обманчиво сладкое вино,  и поцелуи.  Анюта опьяненная слишком крепким для нее напитком и  пошатнувшейся  за последнее время психикой, просто потеряла чувство реальности происходящего. Она как будто, наблюдала за собой со стороны.  Ее восприятия раздвоились и Анюта увидела себя на берегу Оби у «черного крокодила». Это он, ее любимый Сережка, сжимал Анютку в чувственных объятиях, покрывая жгучими сладкими поцелуями ее лицо и тело. Это он шептал ей безумные слова любви и страсти. « Сереженька, любимый мой»- со стоном сорвалось с ее губ.
Но вместо любимого лица из  тумана застилавшего глаза, проявилось лицо Вадика. Удивленно разочарованное,  даже злое «Я не Сереженька, я Вадим, твой муж. И никаких Сереженек здесь больше не будет.»  Он оттолкнул ее и встал с постели. Анюта в панике отвела глаза. Вадька стоял перед ней совершенно голым.- «Не смей, - хрипло выкрикнула девушка, Никогда не смей больше так мне показываться. Ты что, совсем озверел?».
«Анька, за что ты со мной так? Ты же не со мной сейчас была. Что еще там за Сереженька у тебя завелся? Давай, рассказывай мне сейчас все. И я постараюсь забыть о твоем Сереженьке. Но и ты мне дай слово, что  забудешь все свои прошлые интрижки» - Вадим одевшись, присел на постель.
«Убирайся - равнодушно прошептала Аня- Никогда больше не появляйся в моей жизни. Я тебя ненавижу»
 «Да ты же сама захотела этого. Сама накинулась с поцелуями. Я что-то раньше за тобой не замечал, что ты так напиваться умеешь!»  -Вадим едва не плакал.  Его жгла обида, ревность, безумное желание подчинить себе эту женщину, которая доставшись ему девственницей, так видно и осталась чужой.
«Я вообще-то, не пью. И не люблю пьющих.  Так уж получилось», - голос Анюты по-прежнему звучал тускло, с полнейшим равнодушием к  тому, что с ней случилось.
«Анечка, подумай хорошо Я для тебя все сделаю Хочешь, завтра же машину куплю? Квартиру новую потребую. Я на одном месте уже шесть лет. Еще до армии год. Не давали только потому, что я с родителями живу. А у них трехкомнатная. А как распишемся, сразу же получим. Вот увидишь».  «Вадик, а насчет того, что не люблю я тебя! Это как, нормально? Это тебя не волнует, похоже!»
«Анечка, в семье достаточно, чтобы любил один. Я тебя безумно люблю Я все для тебя, понимаешь. Шубу куплю, в золото одену!»
 Анюта устало закрыла глаза. Ей жутко надоело слушать этот бред. Почему-то, случившееся с ней, не так волновало девушку, как желание поскорей избавиться от  Вадьки, которого она по-настоящему поняла только сейчас.
«Прошу тебя, уходи. Не заставляй меня выталкивать тебя на лестницу. Ты мне неприятен»
«Полчаса назад, по твоему поведению, я бы этого не сказал»  -в голосе Вадима послышались нотки злого цинизма, -  А мне кажется, что ты сама прибежишь ко мне».  Громкий хлопок входной двери, привел наконец Анну в себя.
С трудом натянув одежду, девушка  принялась убирать со стола остатки пиршества.  «Ну и черт с ним. Чему быть, того не миновать.  Просто надо выкинуть все из головы. Надо же, каким он противным оказался. Как я не замечала раньше? Ему же кроме машины и  квартиры ничего не надо.   Интересно, а мне что надо? Шалаш с милым? Наверное!»
Как ни странно, но Анюта, отчего-то не очень сильно переживала из-за случившегося. Может быть от-того, что  подсознательно считала себя виноватой перед парнем, которому «морочила голову»  целых три года. И как бы это не звучало цинично, но она ловила себя на мысли что сполна «рассчиталась»  с Вадькой за все его  страдания, собственной девственностью.
На работу Анюта вышла во время. Коллеги по работе, хоть и обратили внимание на чрезвычайную бледность и подавленность девушки, но  списали это на ее расстроенные чувства из-за   брата, призванного в армию.
 О том, что с ней произошло Анюта старалась не думать. Но  от внимания  Марии не ускользнула необычное  душевное смятение младшей подруги.
В первый же день, когда женщины вместе возвращались домой, Мария напрямую спросила Аню, что же с ней снова произошло такого, что  та вовсе с лица спала. «А ничего! - Анюта попробовала придать голосу беспечное выражение, - С Вадькой полный разлад. Скряга он и  и капиталист доморощенный»
 «А ты, смотрю, желаешь жизнь прожить без элементарных портков что ли?» - Мария осуждающе посмотрела на Анну. -Мне вот очень даже нравится желание Андрюши заработать для своей семьи. Тепло и надежно одеть  мальчиков, вкусно накормить. Мне  купить подарок. Вадька правильный парень. Просто привыкла ты Анюта в большой семье к полунищему житью-бытью, вот и капризничаешь. Или  Сережа твой до той степени в тебе сидит, что  расстаться с мыслью о нем  не можешь никак? Анюта, ты уже большая девочка. Много повидала, многое пережила. Пора тебе в себя приходить и просто жить. Выходить замуж, детей рожать. Необходимым добром  обрастать Да, да! Не смотри так на меня. Ты прекрасно знаешь, что я не повернута на излишках. Но жизни своей без элементарных кастрюль, диванов, не представляю. Я всю жизнь бегала от вещизма, всю жизнь, до Андрюши, жила, как по воде  плыла. А теперь у меня муж, дети. Им образование надо будет дать. Но до того выкормить, выходить, воспитать.»
«Машенька, да пойми ты,- У Ани от обиды задрожал голос,  - Вадька совсем не такой, каким я его все эти три года знала. Я ему о том, что не люблю, а он меня давай машиной, деньгами, золотом, типа, покупать. Ты вот все   «Андрюша, дети..», Но ведь у вас  любовь на первом месте А у него — достаток. И я не против машины и золота, но получать их хочу от  любимого..»
«Ну не знаю, не знаю. Поступай, как сердце велит. Ты не ребенок давно. Вадика жаль. Увидела его вчера из окна . Стоит под дождем, на твои окна смотрит. Потом повернулся и пошел.  Согнулся весь, как пес побитый. Что тебе не хватает, не пойму.»
«Маша, я тебе уже говорила , любви мне не хватает. Мы ведь с ним переспали. Понимаешь? Я как заколдована была.   Да еще  наливки выпила. Думала она легонькая, а как глянула потом, там 28 градусов. Я сроду такой гадости не пила. По Сережке до того тосковала, что Вадьку натурально с Серегой попутала. Как будто — мороку кто навел. Из-за этого я Вадьку еще больше невзлюбила. Можно сказать — возненавидела»
«Мария, ахнув,  остановилась в полной растерянности . «Ничего себе- пробормотала она.  - Ну ты даешь, подруга! Наливка ей  виноват! А ты подумала о нем? Или только о себе и Сережке своем. Нельзя так играть чувствами других. Если тебя обидели,  обиду свою придержи и другим не передавай, как эстафету.  Ну и фокус. Обычно парни девок обманывают. А наша тихоня сама парня обманула.  Я думаю, что примиритесь вы с Вадимом. И мы еще на вашей свадьбе погуляем.»
 Подходя к дому, женщины одновременно увидели спрятавшегося за выступом подъезда Вадима. Поняв что замечен, он неуверенно подошел к подругам. Мария торопливо попрощавшись, вошла в подъезд. «Анюта, поговорить над бы нам. Я не пойму, чем тебя так обидел. Ну не любишь, понятно. Но зачем надежду дала. Я же теперь без тебя не представляю жизни» - Вадим с мольбой посмотрел в глаза  Ане.
 И снова знакомая жалость кольнула  ее в сердце. - «Знаешь, Вадик, давай подождем немного. Я успокоюсь, в себе разберусь. А ты в себе. Не преследуй меня пока. Хорошо?»  «Хорошо»  Вадим остался стоять , глядя н дверь захлопнувшегося за Анной подъезда.
 И снова Анюта не смогла уснуть Но теперь уже по другому поводу.
Ей по- настоящему, было жаль Вадима. Его поникший вид, его  согбенная  фигура, полная безнадежного отчаяния не давали покоя доброму сердечку Анны. Победа над завидным «женихом», на которого заглядывалась добрая половина ее незамужних коллег, не принесла Анне ничего, кроме  горького разочарования и неудобств.  «Посмотрю, может что и получится у нас.»- засыпая   решила  девушка.
Дожди наконец-то закончились. Недовольные тучи медленно уползли за горизонт и над Сибирским, северным краем, засияло  удивительно яркое солнце. Серые «белые ночи»,  умытые ясной погодой, но-настоящему сделались «белыми».
Перенасыщенная собственной влагой, болотистая почва, никак не желала принять в себя влагу небесную.  Новостройка утопала в непролазной грязи Пройдет еще не менее месяца, когда наконец просохнет  вздыбившийся асфальт.   А по деревянным тротуарчикам, проложенным вдоль  утопающих в грязи дорог, можно будет пройти, а не «проплыть» в болотных сапогах.
Пройдет еще долгих 10 лет, прежде, чем многовековые Васюганские болота, уступят часть своей осушенной территории в безвозмездное и безвозвратное пользование людям.
Прошло уже почти два месяца со дня Анюткиного «грехопадения»
Вадим исчез куда-то, перестав без конца попадаться Анюте на пути. Скорее всего, отправился в плавание куда-нибудь в дальнюю точку навигационного пути. 
Анюта хоть и вздохнула облегченно, но в глубине души ее жила непонятная тревога. А еще, ей постоянно хотелось спать и есть. Девушка никогда раньше не замечала за собой  излишних кулинарных пристрастий. В доме ее родителей, не приветствовались  чревоугодие или разнообразие в еде.
А тут вдруг, от запаха вареного мяса, ее чуть не вырвало прямо в столовой. Проявилась неудержимая тяга к сладкому. 
Однажды, во время кратковременного отдыха,  на отделке очередного дома, Анюта уснула прямо на широком подоконнике  чьей-то будущей квартиры.
«Мария Федоровна, а вам не кажется, что Анька  того…»- влюбленная в Вадима Людмила,  приподняла полукольцом руки ад своим животом.
«А если и кажется, то что с того? Маша  прижав палец к губам, жестом поманила девушек подальше от спящей Анюты.- Пусть поспит. А мы пока коридор завершим»
 «Еще чего!- возмутилась Людмила.  -Зарплату поровну получаем. А эта фифка, то на сессию, то  в постель к Вадику. И вообще. Они же вроде разбежались!»
«Не твое дело — снова повысила голос Мария, Милые бранятся, только тешатся. А тебе там, нечего ловить, Людмила. Так что слюни подбери и иди работать. А Анна свое отработает, не волнуйся».
Вечером того же дня, Мария постучала в дверь к Анюте. «Ставь чайник подруга, поболтать пришла Андрюша с сыночками на детскую площадку пошли погулять, а я к тебе»
 Аня , непрерывно зевая, лениво побрела на кухню. Перехватив у нее чайник, Мария сама поставила его на плиту и  жестом велела  младшей подруге, присесть.  Не зная, как начать разговор, она осторожно поинтересовалась у Анюты ее самочувствием. «Нормально» - Аня пожала плечами.  «А что это у тебя столько конфет на столе? А фрукты не лучше? Вон  грузины привезли яблоки. Рядом на базарчике. Хоть и дороговато, но для ребенка намного полезнее, чем конфеты»  «Какого ребенка?» - Аня в изумлении уставилась на подругу.
 «Как какого Разве ты не ждешь ребенка?»
 «Да ты что! Какого еще ребенка- в запальчивости выкрикнула Анна. Но вдруг, глаза ее расширились и она приоткрыв рот замерла, словно прислушиваясь к себе. «А ведь и правда. У меня это… ну..  не было  в мае. А уже июнь кончается. Я просто, не обратила внимания. И тошнит. Так я что… Беременна!?»
Мария с улыбкой смотрела на подругу. Несмотря на то, что она была безмерно счастлива в браке с Андреем, несмотря на то, что больше жизни любила своих близнецом Маша немного завидовала Анюте.
«А что же мне делать?»  испуганный вид Ани, вывел Марию из состояния расслабленной задумчивости. «Как это что? Рожать однозначно. Не вздумай, даже помышлять о другом. Анька, ни один мужик на свете, никакие неурядицы, никакая любовь не стоят  счастья быть матерью. Я лично читала статистику в медкабинете  . 20 процентов женщин, сделавших первый аборт, или остаются полностью бесплодными, или годами лечатся, чтобы наконец забеременеть.» И вообще, ты носишь живую душу. И цена тебе даже не грош, если убьешь его. Забудь тогда о моем существовании.  А что касается Вадика, то тут я тебе не советчица. Но  если ты не думаешь с ним сходиться, то тебе, скорей всего, придется уезжать отсюда. Покоя он тебе не даст. Решай сама»
 После ухода подруги, Анюта впала в состояние ступора. Она неподвижно сидела  все за тем же кухонным столиком, глядя в одну точку. Мыслей не было никаких. Ни отчаяния, ни радости, ни  страха — ничего. Сплошная звенящая пустота в голове.  Когда к ней вернулась способность мыслить, Анюта  покорно прошептала «Будь, что будет».
Она по прежнему, ходила на работу, по прежнему, дремала каждую свободную минуту. Но следуя  подсказке Марии, сменила конфеты на  кислые терпкие яблочки, единственные, натуральные фрукты во всем городе.
Из далекой деревни своего детства Аня получила письмо С огромным количеством грамматических ошибок, отец писал, что получил приглашение на работу в северный район.  Причем не в Вартовск, в который просился, а во вновь строящийся городок севера Томской области, в Стрежевой.  Анюта много слышала об этом  городе.  Он  начал строиться почти одновременно с Нижневартовском. Но объем строительства и население там было много меньше. Видимо, нефтяных запасов на Томской земле было меньше, чем на Тюменской. «Ну и ладно- решила Анюта, - Между нами будет около ста километров.  Дороги, практически, никакой. Мать меньше будет мозг выносить. А если еще и без мужа рожу, то вообще заест.»
С того дня, как Анюта узнала о своей беременности, она почти не вспоминала о Сергее. С каждым днем, то что росло в ней, становилось Анюте дороже и нужнее. Вадима все еще не было.
Андрей, видимо, по заданию Марии, узнал  о том, что Вадик на  два месяца уехал на повышение квалификации в Томск. По протекции своего отца, заслуженного капитана Речфлота,  его сын  решил сам стать капитаном.
Узнав об этом, Анюта почувствовала   легкую досаду. Неожиданно стало обидно  от-того, то Вадим уезжая, не попрощался с ней, не объяснил куда и на какое время уезжает.
А через несколько дней, когда она сидела дома за вязанием  к ней  постучали. Отворив входную дверь, Анюта увидела незнакомого, молодого мужчину в  речной форме. -«Аня Куликова?» спросил он. «Ну да. Я это. А вы не от Вадика?» - догадалась девушка.
 «Я вам от него подарок привез и письмо»- подавая небольшой сверток и конверт — доложил незнакомец. Он потоптался у порога, но не дождавшись приглашения войти,   отступил вглубь площадки, позволяя девушке закрыть дверь.  В свертке оказалась небольшая корзинка со слегка подпортившейся  садовой клубникой. «Вот чудо! Мужик и есть мужик. Три дня по воде от Томска. Ягода испортилась Жаль!»
Отставив в сторону корзинку, Анюта надорвала конверт. Письмо было коротким.
«Аня, прости меня за то, что не объяснился, уезжая на стажировку. Ты сказала мне, что должна в себе разобраться. Вот я и даю тебе на это время. Не могу и не хочу больше унижаться.  В семье Ефремовых до меня все были настоящими мужчинами. Правильно мне мама говорила, что я размазня.  Но мне простительно. Я очень тебя люблю. Разбирайся окончательно, нужен я тебе или нет. Но прошу тебя, не ошибись в выборе. Я или твой мифический Сереженька. Я скоро буду капитаном.  Вернусь к середине августа. Вадим.»
«Идиот» - коротко выдохнула Анюта, отбрасывая письмо.  Снова Вадим неосмотрительно затронул ее больную тему, упомянув имя Сергея.
Потом девушка ела помытую и  отсортированную клубнику,  тихо улыбаясь своим мыслям. О Вадике она совсем не думала.  Перед глазами ее снова  встал тот сон, где стояла она на берегу Оби,  рядом с тем,  о ком напомнил ей Вадим в своем письме. А у ног их, в желтом песочке играл  маленький ребенок. Эх, Сережка!   Прощай навсегда, любовь моя безответная , несчастливая — прошептала Анюта.  Но в сердце ее  не было уже той, невыносимой боли, которая преследовала ее беспрестанно . С того дня, как Аня узнала о своей беременности, она все больше думала о своем будущем ребенке. Правильно ей сказала Мария о том, что дети, это самое важное в жизни женщины.
Вадим, как и обещал, приехал в середине августа.  В первый же день, прибежав к Анюте, он раз и навсегда сам, по собственной глупости и заносчивости, испортил то хрупкое, едва зарождающееся чувство в душе Анюты. Чувство не любви. Она не успела бы так быстро после их размолвки расцвести в  сердце девушки. Вадим  порвал в ней ту невидимую струночку доверия и желания понять и  принять его.
 Ворвавшись в квартиру девушки, он с порога    приказным тоном заявил,  «Аня, ты прямо сейчас, без своих заморочек ответь мне «да» или «нет». Уронив руки вдоль тела, Анюта грустно, не узнавая такого, казалось предсказуемого парня, смотрела на него. Каких-то пару месяцев назад, он стоял перед ее окнами. Несчастный и влюбленный.
Но сейчас пред ней стоял самоуверенный молодой мужчина . Без улыбки, без привычной нежности в глазах, Вадим  твердо и как-то непримиримо смотрел ей в глаза. «Давай, Анюта, решай. Или я, или он.   
Я столько передумал за эти месяцы.  Я — капитан, а не тряпка»

 Анюта не верила своим ушам и глазам тоже  Да полно! Тот ли это Вадик морячок, который смущаясь и краснея смотрел на нее , жадно ловя каждое слово. Мальчик вырос в мужчину. И в характере его проявились гены  Ефремова старшего, непримиримого и  принципиального руководителя. Но  качества эти хороши на капитанском мостике, но не  в семье.
«Ты сейчас, вообще-то о чем, Вадик. Ты ведь даже не поздоровался со мной. Не спросил ни о чем.  Что за тон, я не пойму»
 Ответ парня , как говорится, убил Анюту наповал. «А я все знаю. Мне твои подруги поторопились сообщить. Ты беременна. Возможно, даже от меня. Но если и нет, я тебя прощаю. И мое предложение остается в силе. Завтра же в ЗАГС».
Анюта задохнулась от возмущения и дикой обиды. Подумалось почему-то «Вот  Маша бы послушала сейчас «хорошего»парня»
Вслух же она произнесла короткое, но хлесткое «Пошел вон!» Вадим растерянно захлопал глазами и на  минутку превратился в прежнего добродушного и стеснительного Вадьку.  - «Да ты что? А ребенок? А вдруг он мой? Людка вообще-то дура и завистница. Может она соврала. Ань, опомнись. Кому ты с довеском нужна будешь?»
«Да он не только  самовлюбленная сволочь. Еще и дурак — Анюта  едва сдерживалась, чтобы не запустить в это  гладкое , розовое лицо каким-нибудь тяжелым предметом.  - Пошел вон!   - Повторила она. И отрезая себе все пути к отступлению твердо добавила  - Конечно это не твой ребенок. Велика честь для тебя. Ребенок от Сережки!»
Потом уже, лежа в постели, дрожа от нервного напряжения и настоящей злости, Анюта с недоумением думала - «Он что, вообще с приветом или как? Неужели до того глуп, что не понимает, что такое девушка, а что такое — женщина. Я же  девственна  была. Сволочь.  Хорошо, что вовремя  проявил свою дурь»
Причину такого поведения Вадима, Анна поняла сразу же, едва вошла в квартиру, которую  готовила к сдаче  вместе со своим коллективом.
Людмила ее коллега по работе, та самая девушка, о которой говорили, что она «сохнет по Анькиному хахалю» стоя в центре окруживших ее подруг, что-то говорила, живо жестикулируя. Едва Анна вошла, все разговоры подозрительно  стихли.
Единственные сова, что она услышала были что -то типа «Недотрогу тут из себя строила . А сама еще та б….»
«Что тут такое происходит? -  достаточно жестко спросила Мария, вошедшая в квартиру вместе с Анютой, - кто тут б… позвольте спросить. Люда, ты по-моему, тут главная хранительница чужих тайн. Поведай и нам с Анной? Александровной, кто у нас б...»
Людмила с ненавистью полоснув глазами по фигуре Анюты, быстро опустила голову, буркнув «А при чем тут я, интересно?».
«А при том,   - отозвалась одна из старших  отделочниц, до этого молча слушавшая     очередную сплетню Людмилы,   - При том, что ты вечно Аньку обгаживаешь. Я лично тебе не верю. Ты в Анюткиного жениха втюрилась и льешь грязь на Куликову»
 «Так что же произошло?» повторила свой вопрос Мария Федоровна.
«А Людка про Аньку нам докладывала. Она же все знает. Говорит, что Анька приперла из отпуска   пузо, а теперь своего выродка пытается Вадьке повесить. Но он, мол не дурак. И себя обмануть не даст. А я не верю!» « И я не верю» «Я тоже. Врет Людка Я ее вчера с Вадиком Анюткиным видела в столовке. Она ему там что-то так наговаривала, что не заметила, как две тарелки борща спорола»- посыпалось со всех сторон.
Анюта, словно выкупанная в помойной яме, стояла среди  коллег, с которыми не один год проработала бок о бок, с которыми делилась на коротком отдыхе последней конфетой или бутербродом.
 Немного утешало лишь то, что большинство женщин, было все-таки, на ее стороне.
«Сегодня же напишешь заявление на перевод тебя в другую бригаду. Мы с тобой не сработаемся. Мне здесь сплетницы и злопыхатели не нужны» - Мария расстроенная не меньше Анюты, обняла ту за подрагивающие плечи. -«А остальные запомните, Анюту я в обиду не дам. Я ее слишком хорошо знаю. Не та это девушка, на которую можно вот так, безнаказанно пальцем показывать. И еще!  От  кого у Анюты будет дитя, вас не касается Это дело двоих. Все работать! А ты, Голубева, иди к начальнику стройки и передай ему, что я лично просила его тебя перевести в другую бригаду».
Маша, в непривычной для себя манере, еще долго ворчала, упрекая женщин в сплетнях и жестокости. «У вас у многих дети уже, а вы развели здесь базар . Бессовестные.»   Вечером, узнав у младшей подруги все подробности произошедшего накануне разговора Ани с Вадимом, Мария была шокирована. «Вот идиот- повторила она слова Ани.  - Все Анютка! Забыла о нем. Тем более, что и помнить то не о чем. Хорошо, что не сунула голову в ярмо. Потом труднее было бы развязываться  А то что сказала Вадьке, что ребенок не от него, молодец. Глядишь, отцепится. Поможем с ребенком, не бойся. Я все инстанции сама пройду И квартирку попросторнее добьемся, и статус матери — одиночки, со всеми вытекающими. А еще, я бы тебе посоветовала, к себе сестренку взять постарше. И жилплощадь на нее получишь. И к делу пристроишь. И няньку надежную своему сыночку или дочке»
 «Ну уж только не мать одиночка — испугалась  Анна. - У нас в селе таких знаешь, как называют?»
 Через пару недель, увидев Вадима, идущего под руку с Людмилой, Аня лишь брезгливо отвернулась.  Ни обиды, на малейшего сожаления, девушка не почувствовала . Лишь недоумение от-того, что так нелепо стала будущей «матерью одиночкой», по вине вот этого  никчемного «капитана»
Полюбить я тебя не сумела,
Только нем моей в этом вины.
Ты не тот, кого так я хотела,
Допустить в свои женские сны.

© Copyright: Сараева, 2016
Свидетельство о публикации №216112501588

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10451
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71241
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #6 : 21 Июнь 2017, 08:17 »
  • 4
Короткое, северное лето медленно, но неуклонно катилось к  закату. Давно уже завершились «белые ночи», уступив место длинным сумеркам,   переходящим в густую черноту долгой ночи.
 Анюта носила свою беременность удивительно легко физически, чего нельзя было сказать о легкости душевной. Её кратковременный токсикоз бесследно исчез после дух месяцев тошноты и головных болей. Жизнь в селе и постоянные физические нагрузки  закалили и без того здоровый организм молодой женщины. Но вот настроение девушки постоянно менялось. Временами  она чувствовала себя почти счастливой. Но чаще все-таки, Анюта впадала в   тяжелую тоску. И тогда она горько сожалела о том, что с ней произошло. Если бы    не ее незапланированная беременность, то, Анюта, скорей всего, не выдержав испытания любовью, сбежала бы в свое село. И там наконец, нашла  разгадку Сережкиному странному поведению. Там, у «крокодила».
Она частенько изводила себя тем, что едва ли не поминутно, вспоминала   шаг за шагом, всю их последнюю встречу. «Нет, тут что-то не то. Он же ясно сказал, что не хочет быть причиной моего несчастья. А это его «не хочу жить»   Какая же я дура. Что я  наделала? Мало того, что так легко пошла на близость с нелюбимым человеком, так еще и забеременела.»
Лежа  в постели  в своей квартире, девушка никак не могла уснуть. За окном плыла непроглядная октябрьская ночь.  Анюта , выспавшаяся за день,  по случаю выходного дня, чувствуя какое-то непонятное чувство томления  внутри себя,  ворочалась под  одеялом.  Котельные в городе работали исправно, в домах было тепло и сухо.
Когда в ночи, тревожной и холодной,
Лежу одна, волнуясь и томясь,
Я сердцем слышу шаг твой осторожный
И тихий голос «Я люблю тебя»
Строчки легко рождались в мозгу  Анюты. Они наплывали и  исчезали, уступая место новым.
Слезы, давно ставшие привычными, тихо стекали по вискам девушки,  куда-то за уши, щекотали шею и достигнув подушки ,  успокаивались в ее мягкой ткани.
   Позови меня в даль беспечальную.
В  те края, где ромашки цветут.
Где поют птицы песни венчальные,
Где молочные реки бегут.

Позови меня просто, по имени.
Ничего больше не говори.
Я сама за тобой, в дали синие
Побегу, по велению Любви.

Побегу за тобой в степь широкую,
Уплыву за седой океан.
Только правда вся в том  - одинока   я.
Остальное-  лишь  просто обман.

Правда в том, что живешь ты, не ведая
О моей, душу рвущей, Любви.
Позови меня в даль заповедную.
Оглянись! Полюби! Позови!
Вдруг что-то чувствительно толкнуло ее в районе  пупка там, где заметнее всего   округлился животик. Анюта села в постели и осторожно потрогала живот «что это было?»
Слезы мгновенно высохли и едва ли не осязаемый образ Сергея бесследно исчез. «Зашевелился! Он ожил, мой сыночек или доченька!» - Радостное волнение охватило девушку. «Ну все,  хватит! С сегодняшнего дня никаких соплей любовных!  Только ребеночек мой!  Я его бедняжечку своей тоской иссушу, как сама иссохла»   
Ведущая Анюту акушерка, постоянно указывала своей нерадивой пациентке на то, что она не добирает вес.
На работу Анюта заявилась   как никогда, веселой. «Наконец-то, я вижу нашу красавицу веселой, воскликнула Мария. - А  то ходит вечно, как потеряла что-то.   Нашла, как вижу, что теряла? - в шутливо -радостном тоне поприветствовала она Аню.

Мария недавно переехала в новую квартиру. Они с мужем сумели наконец-то, после долгих поисков, обменять две своих квартиры (двушку Андрея и однокомнатную Маши) на хорошую, самой современно планировки, трехкомнатную квартиру.  Анюта, естественно радовалась за подругу, но и  огорчалась в то же время. Они не могли больше видеться так часто, как раньше. Новая квартира Марии была  достаточно далеко от дома Анюты.
Не желая привлекать лишнего внимания, Аня смущенно шепнула на ухо подруге- «Он шевельнулся. И утром тоже». Газа Марии подернулись счастливой влагой. «Милая моя, ты береги  его и себя тоже. На леса больше не поднимайся. Работай с полу. Есть и без тебя кому по верхотурам лазать!».
А вечером, после работы, Анюта обнаружила в своем почтовом ящике, сразу два письма. Одно было от отца. Это она поняла по его корявому почерку и подписи. Но на письме  не было обратного адреса . Второе — от тетки Веры. Не раздумывая, Анюта вскрыла тетино письмо и  торопливо забегала глазами  по ровненьким строчкам. Тетя, как обычно, едва ли не половину письма   заняла  жалобами на свои многочисленные недуги. И существующие, и надуманные.
Пропустив ее жалобы мимо внимания, Анюта нашла то, что  искала.  «Недавно Катя Шмакова померла. Сергея твоего видела мельком на похоронах. И то- со спины. И что ты в нем нашла? Щеки, как у хомяка, аж из-за ушей торчат.  Живет и работает он в Новосибирске. На похороны матери приезжал. Ничего путнего больше сообщить не могу. Некого мне расспрашивать о его житье- бытье. И не хочется . Надеюсь, что ты, племяшка, образумилась. Замуж выходи за парня хорошего. А этот  тебе не пара.  Непутевая семейка Отец запоем пьет. Сын только толстеет. Нинка  тоже больная, раз ребенка не доносила.»
Анюта поморщилась.  Вера так и не сумела понять ее, хотя сама пережила в жизни и измену, и подлость, и  смерть мужа.
Вздохнув, она снова углубилась в чтение. «А в семье вашей новости большие. Или ты уже знаешь?  Сашка, братик, уехал туда к вам,  но не в твой город, а куда-то рядом не помню название….»
Отложив недочитанное  Верино письмо, Анюта торопливо  распечатала отцовское. Из него она узнала, что отец уже два месяца работает  на соседней новостройке. В поселке Стрежевом, который не имел на то время, еще статуса города.
Анюта задумалась. До Стрежевого дороги практически не было. Только по воде или воздуху.  Едва ли отец сможет  приехать к ней на выходные или просто так, к вечерочку заскочить. Непролазная болотная грязь служила надежной преградой между двумя новостройками века.  И только самые огромные вездеходы на гусеничном ходу, свободно могли пройти сквозь эту преграду.  Анюта не была морально готова к встрече с родителями. В ее положении болота невольно сослужил ей дружескую  службу.
Анюта подошла к окну и потянулась к форточке, намереваясь проветрить квартирку. Внизу, в тусклом свете раскачивающегося на ветру фонаря, она увидела знакомую фигуру. «Вадька!  Ему-то что тут надо? Он же, по слухам,  жениться собрался на Людке.»
Анюта отошла вглубь комнаты. Ей было не по себе.  Не хотелось ни видеть, ни слышать, ни объясняться с человеком, который с некоторых пор, сделался ей неприятен. 
«Уйдет. Постоит и  уйдет. Не хватит же у него наглости после всего,  сюда  подняться»  Но  Анюта долго еще невольно прислушивалась к любому шороху на лестнице.  К счастью Вадим  не потревожил ее в этот день.
Не пришел о и назавтра. Анюта почти успокоилась.  Но спустя неделю, он все-таки появился. Сцена их встречи долго потом еще  неприятно  будоражила  Анюткино воображение.
Двадцатиминутный путь от места работы до дома, Анюта всегда проходила пешком, отказываясь от услуг дежурного автобуса.
Сегодня она по привычке, простилась с Марией и коллегами по работе и неторопливо двинулась по заснеженной тропинке в сторону дома.  Редкие фонари не могли дать достаточного освещения.
Аня, почувствовав, что ее кто-то догоняет, отступила в снег, ожидая пока человек пройдет. Но тот, кто ее догонял, по-свойски  , подхватив девушку под руки, поставил ее снова на тропинку. «Я следом пойду, Анечка, а ты впереди».  - послышался знакомый голос. «Вадим, ты? - обернувшись, Анюта решительно освободила свой локоть из его руки.    Она быстро пошла, почти побежала, насколько ей позволяла ширина тропы и собственное дыхание. «Не спеши ты так, тебе же вредно — Вадим снова схватил девушку за руку. - Давай поговорим наконец серьезно».   
Анюта  остановившись, полностью развернулась в сторону парня. Свет ближайшего фонаря, падал ей в глаза. Но   лица Вадима , прятавшегося в тени, она почти не видела.-  «Что тебе от меня нужно? Мы уже все обговорили. Я не желаю  продолжать  бессмысленный разговор. И вообще,  у меня принцип: С чужим мужчиной наедине не вести никаких разговоров. У тебя невеста есть, вот с ней и  разговаривай. А мне домой надо. Я устала».
«Анют, ну хватит уже. Позлились друг на друга. Гадостей друг другу наговорили. Ну и ладно. Всякое в жизни бывает. А про Людку ты зря. Она цепляется сама. Сплетни распускает. А я ей повода стараюсь не давать.
Зачем она мне. Я уже понял, что не прав. Ребенок, конечно мой. Я в этом уверен. Извини, если не то сболтнул.  Просто обидно стало из-за Сережи твоего. Но ведь нет никакого Сережи. Так ведь? Позлить меня захотела, проверить, испытать.  Я же понял, что ты девушкой была. Не дурак»
Голос Вадима из просительно — виноватого  сделался самодовольным и каким-то сытым.
«Знаете Вадим Игоревич,  мне абсолютно все равно, нужна вам  Людмила или нет. Главное в том, что вы мне не нужны. И ребенок не ваш. И ошиблись вы. Я  не была девушкой. А Сережка — это настоящий отец ребенка. А вы мне неприятны. Оставьте меня в покое раз и навсегда»
Анюта шла по тропинке дальше, равнодушно слушая  неразборчивые выкрики оставшегося стоять Вадима. К счастью для нее, он больше  не отважился побеспокоить  Анюту
В самый разгар Крещенских морозов, Анюта Куликова , мастер отделочных работ 5 разряда, родила крепенькую девочку. Имя для ребенка было давно заготовлено. Если дочка, то Машенька, если сын, то Сережа.
Даже при беглом осмотре, было заметно, что малышка очень сильно походила на мать. И лишь небольшое продолговатое родимое пятно  чуть пониже ушка, девочка взяла от своего отца. Уже дома, при первом купании, еще одно  похожее пятно Анюта обнаружила у девочки на внутренней стороне  пухленького бедрышка.
В Свидетельстве о рождении ребенка, девочка была записана как Мария Сергеевна.  Хотя бы таким, не очень честным путем, Анюта попыталась сохранить имя любимого  в своей семье.
Из роддома  молодую маму забирала вся строительная бригада во главе с  Марией Федоровной.
Анюту, усадив в   чью-то «Волгу», повезли совсем в другую сторону от ее бывшего дома.  Несмотря на нежелание девушки числится матерью — одиночкой, Мария во время ее послеродового нахождения в больнице, развила бурную деятельность . В результате которой, Анюта стала  обладательницей небольшой, но все же, двухкомнатной квартиры. Причем совсем неподалеку от дома, в котором проживала Мария с семьей.

Быть матерью  для Анюты не представляло труда. Она с самого детства воспитывала  своих младших сестренок и брата. А уж со своей   ясноглазой крохой, управляться для молодой матери, было одно  удовольствие.
Её коллеги по работе, почти в полном составе, взяли над Анютой и ее Машенькой добровольное шефство . Чаще всего, прихватив своих подросших близнецов,  к  Анюте приходила Мария.
Иногда заходили и другие ее коллеги. За все годы своей жизни, Анюте не приходилось видеть столько внимания и заботы, сколько она испытала их  в  первый год своего невольного материнства.
Родители о  появлении внучки узнали почти сразу же. Анюта сама написала сначала отцу, а потом и матери с тетей о том, что у нее родилась Машенька.  Об отце ребенка  она оговорилась коротко «Характеры у нас слишком разные. Не пожилось, разбежались.»
Ольга  к тому времени  уже перебралась с семьей к мужу в Стрежевой.
Как ни странно, но в письме, адресованном дочери,  она  лишь спросила ту насчет алиментов от отца ребенка.
У своевольной, неуживчивой женщины, было много  неприятных качеств в характере. Но были и какие-то хорошие  моменты. Ольга фанатично любила своих детей до тех пор, пока они не начинали проявлять самостоятельности.  Пока они не начинали рассуждать или делать что-либо, против воли матери. Даже в мелочах. И тогда она теряла к ним весь интерес и рожала нового ребенка, видимо для того, чтобы восполнить  дефицит собственной любви. Подросшим же детям доставались лишь  окрики и подзатыльники. А иногда и откровенные маты и оскорбления. Анюте этих «знаков внимания» от собственной матери доставалось больше, чем всем другим, вместе взятым ее сестрам и братьям.
Годы  не позволяли больше родить дитя  Ольге. Видимо поэтому, появление внучки она встретила почти благосклонно.  В конце марта, когда  наконец, немного потеплело, Ольга прилетела к дочери, совершив свой первый в жизни  короткий перелет по воздуху.   Лететь пришлось на пассажирском самолете типа «кукурузник».
Наземных дорог, пригодных для пассажирского транспорта, в то время, не было.  Не было крепких взлетный полос для больших самолетов.
Многие годы, для освоителей севера, главным средством передвижения и доставки грузов, являлся водно - транспортный путь. А в холодное время года, естественно, малолитражные самолеты и вертолеты.
Ольга ворвалась в квартиру дочери, как вихрь. Обежала  обе комнаты, кухоньку, заглянула в санузел, исследовала кладовую. И только после этого равнодушно чмокнула в  ухо Анюту.
К кроватки крепко спящей Машутки, бабушка подошла с совершенно другим лицом, озаренным непритворной, умильной улыбкой.
И все три дня, что она провела в гостях у дочери, Ольга  почти не отходила от внучки.
Но уезжая домой, все же не сумела удержаться от привычного, скандально — насмешливого тона - «Ну что я тебе говорила?  Растрепа ты и  есть.  Всю жизнь, как из-за угла мешком пуганая. Быстро же тебя твой мужик рассмотрел. Взял свое и сбежал.  Ты, овца, хоть алименты с него берешь?»
Стараясь побыстрее избавиться от матери, Анюта , изо всех сил сдерживая себя , убедила  ту, что алименты она получает.
«Ну и ладно. - почти успокоилась Ольга,   - Гальку тебе отправлю. Поможет с ребенком. Да и рот лишний нам не потянуть. Отец мало получает. А я больная вся. Мне работу только сторожем дали. За копейки. И побросали добра в деревне много. Все заново покупать надо. А у вас тут такие деньжищи, что на одни алименты можно с семьей жить припеваючи».
Слово свое Ольга сдержала . Едва закончился учебный год,  она  отправила к Анюте ее младшую сестру Галину, которая на тот момент закончила 9 класс. Анюте пришлось выходить на работу, оставив на попечение   несовершеннолетней девочки , свою четырехмесячную Машутку.
Приходилось Ане очень тяжело. И если бы, не ответственность ее понятливой Галинки, не помощь ее доброй подруги Марии,  Анюте совсем пришлось бы туго.
Галина не пожелала  оставить сестру с племянницей и в начале нового учебного года.  Анюта одобрив решение сестренки, позвонила на работу отцу, с просьбой переслать ей школьные документы сестры и что-нибудь из одежды.  Мария Федоровна и тут осталась верной своей подруге. Она перешила свою старую беличью шубку, подогнав ее на Галину.  Кое-где потертые места, Мария умело замаскировала кусочками  норкового ворота,  снятого  с ее старого пальто.
Кроме того, у Марии оставалось немало  бережно хранимых ей вещей, оставшихся со времен ее юности. Все это  отглаженное, обновленное досталось Галинке, не привыкшей к особой роскоши.
Анюта, приходя с работы, бежала мыть полы в подъезде своего дома. Нередко ее подменяла  подросшая за лето сестренка.
Так и жили они одной, дружной семьей помогая и поддерживая друг дружку.
В редких письмах и звонках матери, Анюта уверяла ту, что у них с Галиной и Машутой все прекрасно.
На самом деле, так оно и было.  В эти самые трудные месяцы своей жизни, Анюта поняла что Мария была права,  убедив ее принять официальный статус матери — одиночки.
Местком С.У где работала Анюта, тоже неплохо  поддерживал молодую мать.
Анюте , конечно пришлось написать заявление в институт на предоставление ей академического отпуска. Но бросать институт совсем, она не собиралась.
Машенька радовала маму своим крепким здоровьем, спокойным характером и прекрасным аппетитом.
Вадим, к счастью  для Ани, совсем исчез из  поля ее зрения. Зареванная и обозленная Людмила  уверяла знакомых, что Вадька уехал куда-то на заработки.- «Вот увидите, заработает на кооператив в Томске и меня вызовет к себе»- убеждала она больше себя, чем других.
Как бы там ни было, но  Вадим  Анюту не тревожил. И она была ему за это благодарна.
Время шло своей неумолимой походкой. И как это бывает, для молодых оно неторопливо шагало, для старых — стремительно летело.   Росла Машутка. Вместе с ней рос город. Галина успешно закончив десятилетку, поступила в тот же строительный институт, где заочно училась ее старшая сестра. Но в отличие от Ани, она пошла на очное отделение.
Приезжая на сессии, Анюта встречалась с сестрой. Успехи Галочки радовали. Радовала Анюту и умненькая, говорунья  Машенька.  Девочке шел уже четвертый год, когда Анна закончив институт, получила назначение  в свое Строительное Управление.
Ей предложили  должность старшего экономиста. Но к удивлению всего персонала  ИТР, Анна Александровна  заняла должность Начальника  строительного участка.
Должность хлопотная, но  более интересная, чем « конторская крыса». Так говорила о себе, сама Анна.
С мужчинами у нее по — прежнему, ничего не получалось. Мария Федоровна,   многолетняя подруга и наставница Анюты, несколько раз пыталась познакомить молодую женщину с «хорошим человеком»
Но все кандидаты в «женихи» казались Анюте серыми, на одно лицо.  Убедив себя в том, что она однолюбка, Анюта  сама настроила себя против всего мужского населения.
Не разбуженная чувственность дремала в ней, несмотря на  не очень юные годы.
С  новой  должностью, в маленькой семье Куликовой Анны Александровны, появился достаток. И Анюта в первый же свой отпуск смогла наконец-то, отправиться с пятилетней Машенькой на Черное море.
Тем более, что по результатам работы за полугодие, она была  премирована бесплатной путевкой в  «Нефтяник Сибири».Так назывался пансионат на берегу Черного моря в районе города Туапсе.  Все затраты на постройку и содержание этого прекрасного комплекса для отдыха, взяли на себя нефтегазодобывающие учреждения  Западной Сибири.
Долетев до Новосибирска на самолете, Анюта попыталась приобрести  в аэропорту города Толмачева  билет на дальнейшее следование до Сочи. По своей неопытности в  «отпускных» поездках, Анюта упустила   то обстоятельство, что июль — не тот месяц, когда можно было свободно  летать куда захочется. Билетов в кассе на нужное направление не оказалось в наличие на ближайшие две недели.  Пять суток, остающихся до начала действия ее путевки, Анюта собиралась потратить на поездку в село своего детства.
По совету пассажиров, Анюта перебралась на Главный Железнодорожный Вокзал. Ей необыкновенно повезло.  Билет до Сочи, сданный кем-то из пассажиров, достался именно ей.
И вот она на море!  Дочку пришлось устроить на квартиру в близлежащий поселок Первомайский.. По другому было нельзя. Пансионат не был приспособлен для отдыха с детьми. С квартирой для Машеньки, Анюте помогла соседка по комнате, Люба. Она, как оказалось , была из Нефтеюганска. И здесь в этом Доме Отдыха проводила все свои отпуска. Если даже приходилось покупать путевку за полную стоимость.
Люба была лет на пять старше Анюты. И у нее тоже была с собой дочь. Девочка 10 лет. Люба уже не первый год  снимала для дочери квартиру у одной и той же женщины. Туда же определили и Машеньку. И хотя, Люба убеждала Анюту, что ее очень ответственная Ларочка сама в состоянии привести малышку на дневной отдых в пансионат, Анюта, переживая за детей, ежедневно приводила их  по утрам и отводила на квартиру по вечерам.
В первый день знакомства с морем, Анюта элементарно сгорела на солнце
Люба ворча и охая,  смазала спину Ани выпрошенным в столовой кефиром. Целую неделю Анне пришлось просидеть под детским грибком на пляже. Она ненадолго сбегала к воде, чтобы поплавать и с сожалением вновь возвращалась под грибок. Комнаты были очень удобны Двухместные, с деревянными кроватями и съемными пружинными матрацами. В комнате был небольшой телевизор и холодильник А самое главное, все удобства располагались тут же, за отдельной дверью.
Женщины вскоре очень подружились и как это бывает, незаметно поведали друг дружке все свои секреты. Оказалось, что обе они безмужние. У обеих дочки.  Обе числятся  одинокими матерями.
Но в отличие от Анюты, Люба оказалась женщиной смелой, даже нагловатой. «Все мужики — дураки, - учила она  соседку по проживанию. -Им покажи через тряпочку, сопли распустят. Готовы все отпускные за одну ночь с бабой, на нее спустить.  Как будто бы у собственной жены что-то не такое, как у чужой.  Я когда беременной ходила с Ларочкой, мой кобель ни одной юбки не пропустил мимо. Мы уже было заявление в ЗАГС подали. А я как узнала, так и турнула его ко всем чертям… В своем  городе я с мужиками, как бритва. Сюда еду оторваться по — полной. Обычно, сколько денег с собой возьму, столько и назад верну. Да еще и подарков привезу.    Полмесяца мужика мурыжу, денежки с него вытяну, а потом перед отъездом  осчастливлю его пару раз. А он от счастья  еще и билет мне купит. Не все, конечно, но большинство.»
Анюта слушала  Любу с удивлением. Она выросла совершенно в других понятиях. Даже ее мать, не любившая и поедом заедавшая мужа, никогда в жизни не позволила себе даже взглянуть в сторону чужого мужчины. 
«А ты Анна  не права. Надо было Вадика своего держаться. Правильный мужик. Не то, что твой Сережа.  Я бы по такому, никогда сохнуть не стала»
Аня молча выслушивала женщину, жалея уже о том, что открыла ей сердце.  Ей не хотелось обострять отношения с соседкой по отдыху и Анна научилась за многозначительной улыбкой, прятать свои истинные чувства. Хотя, по правде сказать, Анюта не осуждала Любу. Просто не имела такой привычки. Каждый живет так, как может, как считает правильным.
А между тем, на молодую, привлекательную  Анюту заглядывались многие из отдыхающих мужчин. На море ее приглашали покататься на лодке или прийти вечером в бар.
В столовой приглашали на танцы и на совместный отдых на «камешках».  Так тут называли дальний пляж, куда обычно отправлялись многие влюбленные парочки, чтобы укрыться от лишних глаз за высокими валунами. Анюта с неизменной, вежливой улыбкой, отклоняла все эти приглашения, как бы невзначай объявляя особенно надоедливым кавалерам, что будто бы, ее муж отдыхает тут рядом в пансионате «Небуг».
К концу срока  отдыха, Анюта  приобрела ни с чем не сравнимый черноморский загар. Окрепла и загорела  её Машутка. 
Наученная горьким опытом, на этот раз Аня взяла билет на самолет до Новосибирска  за десять дней до отлета.  В запасе у нее оставалось еще  две недели отпуска. И эти дни  Анюта решила потратить на посещение своего села и тети Веры, которую не видела уже шесть лет.
И все эти шесть лет Анюта никуда, кроме командировок и  Стрежевого не выезжала. Сначала училась, потом  училась снова, но уже практике. И сейчас она  была в «двойном» отпуске. На севере долго еще практиковался такой подход к отдыху людей-.
Человек мог  не пойти в отпуск, а потом или получить компенсацию деньгам, или взять отпуск за два года. При этом работнику любого ранга, предоставлялся льготный проезд и дополнительные дни на дорогу.
Тепло простившись с Любой, которая осталась еще на недельку, перейдя на  квартиру, Анюта с малышкой вылетели  в обратную дорогу.
Нельзя сказать, что все это время, что прошло с момента рождения Машеньки, Анюта точила слезы по  первой и пока единственной своей любви.  Слишком занята была молодая мама своей работой и ребенком.
Сережа приходил к ней иногда ночами. Да и то — во снах. Чаще всего он снился ей грустным. Его полные печали глаза, смотрели на Анюту, словно укоряя  её в чем-то. После подобных ночей, Анюта просыпалась сама не своя. В такие дни на нее накатывала тоска. Даже коллегам по работе  было понятно,  что у Анны Александровны сегодня  неважное настроение.
Анюта старалась гнать от себя мысли  о Сергее. Она прекрасно понимала, что ничего у них не получится. Ни в этот, ни в последующие годы. Сергей, скорей всего, был женат. А ей досталась только тоска о нем. Но надо было жить, растить ребенка, помогать сестренкам. Поддерживать,  хотя бы морально, свою пусть не ангела, но мать.
Но как бы она не пыталась забыть Сергея, где   -то в  потаенных уголках ее души, тихо цвела  маленькая, но яркая Надежда.
Всю дорогу,  пока рейсовый автобус Новосибирск   - Ордынское, приближал ее к   бывшему когда-то родным поселку, Анюта  не находила себе места. Внешне  женщина была абсолютно спокойна. Но внутри все мелко дрожало.  Анюта не замечая этого, больно тискала маленькую ладошку дочери, пока Машенька плаксиво закричала ей «Мамочка, пусти, больно»
Опомнившись, Аня пересадила дочку к себе на колени и дуя на ее покрасневшую ручку, виновато прошептала «Прости меня, крохотуля моя. Мама совсем с ума сошла».  Из районного поселка нужно было добираться до места на пароме.
Анна  опоздала на речной транспорт всего на несколько минут.
Следующий предстояло ждать целых два часа. И все эти два часа, Анюта потратила на т, чтобы привести в порядок свои мысли.  «До чего же я глупа, - думала она, -скорей всего, он  живет где-нибудь в Новосибирске. Возможно, что  дальше. Едва ли молодой,  достаточно умный мужчина останется жить в малопривлекательном селе. Там красиво, конечно Один Караканский бор чего стоит. Но молодые предпочитают променять эту красоту на  удобства, которые могут быть только при хорошей работе и приличном жилье.  Одна надежда, что Нина осталась в селе. Муж у нее в Лесхозе работал. Инженером каким-то. И дом у них был  самым лучшим в селе. Возможно я увижу Сережку,  если он к Нине приедет. «
Анюта подхватив на руки уставшую Машеньку, спустилась к воде. «Смотри, лапуля, здесь я жила давно. Видишь, как красиво!?  Смотри какие чайки, как на море!»
Потом, стоя на палубе медленно идущего парома, удерживая дочку за ручку,   Анюта жадно вглядывалась в приближающийся берег, туда, где она когда-то родилась,   где прошло ее, не самое счастливое детство. И где она встретила ЕГО, свою безумную любовь, своего  Ромео.
«Да только вот я — не Джульетта для него»   - прошептала Анна, машинально приглаживая кудряшки Машеньки.
Тетка, похудевшая, постаревшая (видимо и вправду больная) , встретила племянницу со слезами. Она с трудом подняла на руки тяжеленькую Машеньку и заголосила, напугав ребенка. «Охииии, крохотка ты моя, сиротинушка. Мать-то дурна, как пробка. Папочки тебя  лишила голубоньку мою!».
Анне пришлось применить силу, чтобы освободить ревущую Машутку из рук тетки. «Тетя Вера, ну вы то хоть с ума не сходите. Напугала ребенка-то как. Она не сиротинушка. У неё мама есть и бабушка и  теток куча. И  друзья в детском саду. И папа будет, когда сочту нужным. Уж кого кого, а вас я всю жизнь адекватной считала».
Со двора вошел Петр, муж тетки. Он степенно поздоровался с гостями ,пригрозил жене «Ну ты чего это раскурлыкалась? Пироги заводи, а не причитай, как по покойнику  Анька наша, баба правильная. С дураками и недостойными себя связываться не станет. Когда посчитает нужным, тогда и замуж пойдет. Время не ушло Тридцати еще нет. И родить еще успеет и нажиться с мужиком».
И уже обращаясь к Аннушке, Петр продолжал- «Матерь твоя Вере письмо прислала.  Просила, если ты заедешь   после моря, так чтобы Вера повлияла на тебя. Типа ,  уговорила чтобы шла  замуж».
Успокоив ребенка, Анюта принялась распаковывать вещи, вынимая из чемодана то, что пригодилось бы на ближайшую неделю. Именно столько времени она собиралась провести у тетки в деревне.
#ИсторииИзЖизни

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10451
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71241
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #7 : 21 Июнь 2017, 08:18 »
  • 4
 В  первую ночь в тетином доме, Анюта почти не уснула. Рядом во сне, тихонько посапывала Машенька, согревая мать нежным, детским теплом.
За стеной  стонала и тяжело храпела  тетя Вера. «А тетя-то, действительно нездорова. Надо будет у дяди Пети поинтересоваться, что с ней».  Анюта тихонько поднялась и подошла к открытому в сад окну.  Там в непроглядной, душной тишине звенели только вездесущие цикады.  Далекие звезды, искрились в вышине, не прибавляя при этом света летней ночи.  Августовские ночи на юге Западной Сибири, большей частью безлунны и черны, как на юге.
Анюте казалось все это неестественным. И то, что она здесь, в родном селе ее детства. И то, что тот , кого она  никак не могла выкинуть из головы, возможно прямо сейчас находится в каких- нибудь  двухстах  метрах от нее. Возможно - на соседней улице. Там, в том самом доме, где более десяти лет назад, Анюта простаивала ночи напролет , под его окнами.. И вполне возможно, что стоит он у окна  в доме своей сестры и так же смотрит на далекие звезды. И возможно, что он думает о ней, как она сейчас — о нем.
  Утром Анна  предложила тетке помочь той по дому. Аня не могла сидеть на месте. Чтобы заглушить   неуемное волнение, ей надо было что-то делать. Подбеливая облупившуюся печь, Анюта  осмелилась задать тетке вопрос,   беспрестанно мучивший её - «Теть Вера, а Нина Шмакова не уехала?  Тут живет?»
 «Нинка -то! Так куда ей ехать. Они со своим Колькой уже три года никак разбежаться не могут. То сходятся, то расходятся.  То к нему в дом бежит, то в пустой родительский. Я сама мало куда хожу. Все нутро болит. А соседка забегает частенько. Все деревенские сплетни пока не перескажет — не уйдет.  А я и рада. С Петей много не наговоришь Он у меня весь в делах вечно.»
Забыв о побелки, Анюта «навостила ушки»   «Почему   Нина то убегает, то прибегает?»
  Тетка, подперев кулаком   подбородок поведала Анюте печальную историю, из которой та узнала, что у Нины один за другим родилось два нежизнеспособных ребенка. Оба умерли через пару дней после появления на свет.    Родители несчастных малышей  съездили в Областную Клинику.  И там, после обследования, их оглушили известием о том, что, с другими партнерами и он, и она  имеют возможность нарожать кучу здоровых детишек.
 Но совместных детей у них не получится.  «Какая-то там хорсомина виновата» - изрекла Вера, тяжело поднимаясь из-за стола. «Хромосома» - машинально поправила Аня, в душе   сопереживая горю сестры своего Ромео.    «А Сергея не видела больше?   - Торопливо отворачиваясь к печи и стараясь, чтобы не дрогнул голос, спросила Анюта.
«Не пойму я тебя, Анька. Неужто сохнешь по хомяку своему до сих пор?»
 «А если и «да» - с вызовом откликнулась Аня — Что из того? Сохну! Представь себе.  И никакой он не хомяк.  Так знаешь что-нибудь или нет?»
 «Отстань оглашенная. Не ори. У меня в голове мозги лопаются. Давление задавит скоро. Не знаю, не ведаю и знать не желаю. Вот весь сказ тебе. Знаю, что папа их окочурился от запоя. И твой  Сережка, скорей всего , алкаш.» Тетка вышла во двор, оставив Анюту в недоумении и обиде. «Они
сговорились что ли? Кому он плохого чего сделал?  Если мне только. Но это мои проблемы, мое дело»
 Решительно умывшись и переодевшись, Анюта вышла из дому.   Тетка сидя на крыльце, играла с весело хохочущей Машенькой.
Попросив тетку присмотреть за дочкой, Анюта ничего не объясняя ей, вышла за ворота.  Бывший дом Шмаковых был недалеко, на соседней улице.  Едва взглянув на окна дома, Анюта поняла, что там кто-то есть.
В открытом кухонном окне,  от теплого  ветерка шевелились легкие шторы.  А за низким штакетником ограды, прямо в пыли, играла чумазая девчушка лет четырех. «Чья это, интересно,-  стоя в нерешительности у ворот,  думала Анна  - Что за родители?  Ребенок  дышит пылью, в грязи весь». Она осторожно потянула на себя калитку.  «Ну и что тут такого? Почем я не могу зайти в гости к односельчанке. ? Кому какое дело» — уговаривала себя Анюта с замиранием сердца, входя во двор.
«Где мама , малышка?»   - отряхивая ребенка от пыли, спросила ее Анна. Девочка молча протянула чумазый пальчик , указывая на окно дома. «Нельзя сидеть в грязи. Пойдем к маме» — сама поражаясь своей смелости, позвала Анна. Вырвав ручку из руки незнакомой тети, девочка ловко взобралась на высокое крыльцо.  Анюта отворив дверь ребенку, вошла следом.
«Анька, хватит дверьми хлопать. - Анюта вздрогнув от громкого окрика с недоумением  воззрилась на  вышедшую из боковушки женщину.
Попав с ярко освещенного двора в сумеречную кухню дома, Анюта не сразу рассмотрела ту, что вышла ей навстречу. Женщина была глубоко беременна. Высокий живот неряшливо поднимал  полы ее  мятого халата, обнажая полные ноги со вздувшимися венами.
Девочка прижавшись к материнским коленям, с любопытством смотрела на Анну. «Вы к кому?» - женщина  недружелюбно  смотрела Анюте  почему-то, переносицу.
Правой рукой она гладила   дочку по рыжеватым волосикам. Вторая ее рука, неестественно   согнутая в локте, слегка вывернутая в сторону,  покоилась в воздухе, неподвижно, словно лежала на крепкой подпорке.
«Инвалидка.- сообразила Анна — Бедняжка.  Трудно наверное ей с ребенком, да еще и беременной»
   «Я к Нине. Не подскажите  где ее найти?»
 «Так вечером придет. В столовке она работает. Часов в восемь, не раньше». - Посчитав, видимо, что разговор закончен, женщина повернулась к незваной гостье спиной.
Анюта тихонько прикрыв дверь, сошла с крыльца.  «Надо же! Не боится, рожает. Наверное тыл хороший. Не молоденькая вроде  и рука не в порядке. Интересно кем она Нине приходится?» -  Анюта вдруг резко остановилась, сраженная непостижимой уму мыслью. Все её тело будто обварили кипятком. «Да нет! Быть этого не может. Она же старая и страшная. И рука сухая. Нет, нет  и нет. Неужели он способен так низко опуститься? Самый красивый парень из класса!  Или любовь действительно настолько зла?»
 Как бы не гнала Анюта от себя  эти жуткие мысли, они не давали ей покоя, добавляя смятения и без того измученному сердцу женщины.  Вернувшись домой, Анна накормила дочку и ни о чем больше не расспрашивая тетку, ушла в огород.  Там за прополкой грядок Анюта решила дождаться вечера.
   А когда он наконец окутал село легкой, сероватой дымкой, Нина неожиданно сама появилась на пороге теткиного дома.    Анна едва узнала   младшую сестру Сергея. Нина ,  очень сильно походила на своего брата. Такая же кареглазая, смуглая, с сильным, красивым телом и стройными ногами, всегда пользовалась бешеным успехом у мужчин.
Но она рано влюбилась в  Николая Потникова, приезжего инженера лесо перерабатывающего комбината. Молодого специалиста приняли, как родного. Он был необходим комбинату. Ему предложили жилье, хорошую должность и завидный , по деревенским меркам, оклад. Но не столько эти блага, как огромные, карие глаза молоденькой старшеклассницы удержали Николая в селе.

Они  поженились, едва Нине  сравнялось 18 лет.   Казалось, что красивее и счастливее пары, невозможно было отыскать во всей округе. Но постигшее их горе, плохо отразилось на внешности Нины.
Анюта с жалостью смотрела сейчас на Нину. Под глазами  бывшей красавицы залегли синие круги.  Глаза  бедняжки потухли, как у много пережившего человека.  Поздоровавшись, Нина позвала Анюту во двор.  «Анна, выйдем. Разговор есть.»  Передав засыпающую дочурку тетке, Аня вышла следом за гостьей во двор.
Прикрывая дверь в дом, Анюта услышала недовольный голос  Веры «Ну вот чего приперлась? Чего надо?»

«Пошли за баню. Там скамья есть»- позвала она Нину, замирая от страха и нетерпения. Сейчас, сию минуту она разрешит свои тревоги. Не может та  инвалидка быть женой ЕЁ Сергея. Иначе, это будет  самой большой несправедливостью, какие только приходилось переживать Анюте в жизни.
«Присаживайся», — Анюта указала Нине на  простенькую скамью, притулившуюся у задней стены баньки.  Она  и сама присела рядом, с надеждой и тайным страхом глядя на Нину.  «А я ведь за прощением к тебе, Аннушка. Покаяться хочу,    исповедаться как перед Богом» - Нина надолго замолчала, глядя тоскливыми глазами куда-то мимо плеча Анны.
   «Ничего себе! Нин, да что с тобой. С чего бы это. И в чем ты так провинилась предо мной, чтобы каяться?»
«Почему ты на письмо мое не ответила?- не отвечая на удивление Анны , все так же тускло отозвалась Нина.
Анюте не нужно было напрягать память, чтобы вспомнить содержание письма. Того, где Нина отказалась дать ей армейский адрес Сергея.
«А зачем?  Чтобы убедить тебя, как я счастлива от-того, что ты отказалась дать мне адрес брата. Или сообщить, что я  умираю от счастья, узнав, что Сережка женится на дочери своего командира. Кстати, зачем ты меня обманула?  Как помнишь, я приезжала, когда он пришел из армии. И узнала о твоем вранье. К чему тебе это было?»   - несмотря на давность событий, Анюта вновь, уже в который раз, почувствовала распирающий горло, ком обиды.  И  потом, на протяжении всей ее жизни, при любой обиде, Анюта частенько испытывала неприятное чувство  чего-то давящего в горле. А сейчас это «что-то» мешало ей дышать.
«Я вообще-то, о другом письме. В котором я тебе все объяснила. Или   ты хочешь сказать, что не получала его?»
Удивленная Анюта твердо ответила Нине, что получала от нее единственное письмо еще  лет 7 назад.   - «Надо же!  Я почему-то так и решила, зная, как ты любишь Сережку. Не верилось мне, что ты трудностей испугалась и не приехала. А мне ведь мамаша твоя адрес дала. Я еще удивилась, почему она такой добренькой мне показалась» - Нина снова замолчала. Это молчание было для Анюты, как  оглушающий рев, как удары бича по  незаживающим  ранам.
«Каких трудностей? Почему я должна была приехать?» - со слезами в голосе завопила она, тряся Нину за плечи, -   Что за тайны, недомолвки ? Расскажи наконец, что здесь вообще произошло? Чем был Сережка так болен, что оттолкнул меня от себя, унизил, как шлюху последнюю!»
«Я обманула тебя насчет Сережкиной женитьбы, - вновь тихо зазвучал голос Нины, -    Я вообще о нем ничего не знала. Но мама была очень больна. Мы знали, что она умрет. Мама Сережку больше жизни любила. Отец пил и бил ее, даже больную уже. А Сережка заступался. Отец его бояться стал, как тот подрос.  А мама  жила только им. До последнего дня мечтала, чтобы Сережка в армии остался. Вот и заставила меня, написать то письмо тебе.  Боялась, что вы спишетесь и он к тебе уедет. Потом уже, после того, как ты  приезжала, Сережка мне признался, что из-за матери, поступил с тобой нехорошо. До армии еще. В подробности не вдавался. Но очень сожалел, что не сделал того,  о чем сожалеет до сих пор»
Нина замолчала надолго. Она  все так же тускло смотрела в пространство,  но похоже, ничего не видела. Анюта, сидя рядом с сестрой  человека, принесшего ей   не только  горе, но и радость настоящей любви, тихо плакала. С трудом справившись с волнением, спросила почти шепотом  - «А почему потом, когда я приезжала и мы разобрались с его липовой женитьбой, он так со мной поступил?   Что с ним произошло. Скажи же, наконец.»
«А ты так и не поняла? Большая ведь уже тетя! Да облучился он в подлодке. Трафанулся, понятно?»
Несколько долгих минут, Анюта безуспешно пыталась понять, о чем говорит  Нина. А когда до нее дошел смысл сказанного, едва не лишилась чувств.
  А Нина продолжала, словно монотонно и безжалостно вбивала острые гвозди в мозг Анны. « Его комиссовали по этой причине раньше времени. Выжали и выкинули. Маме он сказал, что на год взял отпуск. Она тогда уже совсем плохая была. Мало что соображала.  Я тоже долгое время ничего не знала. Своих проблем хватало с беременностью.  А он побоялся сплетен. В районе не стал врачам показываться. К дядьке нашему в Новосибирск уехал. У него жена в Главной Областной   в регистратуре работает. Вот они  помогли ему найти доктора подходящего. Гормоны кололи Сережке. Он от них располнел.
Чтобы у дяди не сидеть на шее, Сережка  на завод устроился. Там дядя работал мастером. Взял Сережку на  обучение сварщиком. Он ведь после  подлодки весь флот возненавидел. И речной, и морской. В общем, убили в  молодом парне мечту с самого начала.  Если бы не дядя с тетей, Сережка  точно бы в петлю полез. Он только отходить начал, а тут  ты со своим мордобитием. Да ты сама подумай, как парень мог тебе о таком рассказать?
Да не реви ты так!  Надо было ко мне подойти, разобраться, а потом уже истерить.»
 Анюта не просто «ревела» она билась в истерики, стонала и элементарно выла, по собачьи подняв голову к небу. -«Как он мог, почему промолчал? Мы бы справились вдвоем. Он мне любой нужен был. И сейчас нужен. Я его никому не отдам»
Не пойму я что-то тебя.  Вы разошлись что ли?    -     !  - Нина поднявшись со скамьи, потянулась разминая занемевшие от долгого сидения мышцы - Раньше думать надо было. Тете своей в ножки поклонись. Мы ведь с Сережкой вдвоем к ней приходили. Адрес твой спросить.   Где-то через год после того, как ты сбежала. Я поняла, что мать твоя неправильный  адрес мне дала. Сережка в  то время , счастливым ходил. Он восстанавливаться начал.  Так тетя Вера твоя нам тут такое устроила.  Орала, как резаная. Вопила, что ты замужем за достойным парнем, родила недавно. А мы — алкаши и нищета, не чета тебе. Сережка после этого, действительно в запой ушел. Страшно смотреть было. Дядька его за шкирку и в наркологию на месяц запер.   Там и подвернулась ему эта Лидка. На семь лет старше брата, рука сухая. Это бы еще ничего, но она кем-то вроде сестры х..есердия у них, в наркологии была.  Родственница близкая  ведущего доктора. Держали ее там, в больнице из милости, типа — подай, принеси, дерьмо вынеси, утки помой.Числилась в штате больницы не то санитаркой, не то техничкой Короче, помогала тем, кому делать нечего.     Но она не терялась. Всех, кому не лень, обслуживала.  Она-то братца и расшевелила.  Сама мне хвасталась, что у мертвого поднимет. На Сережку она запала здорово. Еще бы!  Красавец и Квазимодо! Бросила свое бл ... дское ремесло и полностью на братца моего переключилась А  он баб не видел. Рад стараться. Махом Анютку сотворили. И снова она уже с  пузом.   Сережка работает  все там же, на заводе. Живут в своем доме у тещи. Та на Сережку дышать боится. Готова сама ему ноги мыть и воду пить. Лишь бы он ее уродинку не бросил.   А он не бросит. Очень Аньку любит.  Приезжает по пятницам на последнем пароме.     Лидка за ребенком  вообще не смотрит. А брат, как приезжает, с рук ее не спускает.  Ого! Сегодня же пятница. Дома он уже наверное.  Если честно, я им завидую. Я не в состоянии от Коленьки моего родить.   А она второго через неделю припрет. А мне  не нужен никто кроме  мужа»
Зажимая уши, Анюта свалилась в траву. Ей показалось, что голова ее сейчас взорвется от дикой боли. «За что, за что? … беспрестанно шептала она, непонятно кого и о чем вопрошая.
«Анюта, не убивайся ты так. И меня, если сможешь прости.  Я не по своей воле  письмо то написала.  Бог наказал меня за это так, что страшнее не бывает. У тебя -то вон какая малышка, и я смогу родить тоже. Только не от Коли. А мне без него — петля.   Наладится все у тебя в жизни. Ты хорошая, тебя любят наверное, мужики.  А Сережку забудь. Мать нас так воспитала, что мы за своих детей, готовы от всего отказаться. Но не от детей. Сережка никогда Лидку не бросит. Я  точно знаю, хоть и любит он тебя до сих пор. Дочку в твою честь назвал»
 Аня не заметила, когда ушла Нина. Она неподвижно лежала  вниз лицом между гряд с морковью.   Та крохотная Надежда, что многие годы жила в глубине ее сердца, выскользнув птичкой из груди, бесследно исчезла в синем просторе.  Слезы иссякли, видимо не осталось их больше в запасе. Но боль, разрывавшая сердце, не отпускала. Мысли путались.
Вера Семеновна чувствовала себя неуютно.    Пять лет назад она совершила неблаговидный поступок. Мало того, что не дала нового адреса    Анюты Сергею, так еще и наорала на брата с сестрой обозвав их  «алкашинским отродьем». Ей тогда казалось,  что она поступает правильно, во имя счастья любимой племянницы.  Ей и сейчас так казалось.
Вера  Семеновна даже предположить не могла, что Анюта все еще любит «хомяка», как нелестно окрестила она Шмакова. Увидев в окно кухни, выходящую из огорода Нину, Вера напряглась, ожидая развязки.
Она была уверенна, что Нина  обо всем рассказала  Анюте. Тетка Ани долго сидела, посматривая сквозь стекло. Но Анюта не появлялась.
Не на шутку встревоженная, передав  Петру сонного ребенка,   она вышла за дверь.  Неподвижно лежащая на земле Анюта, перепугала тетку еще сильнее. «Анька, ты чего это разлеглась? А ну вставай. Пошли, голуба, в дом. Нечего тут валяться, как неживая.»
 «Ненавижу»- глухо, как из под земли,  донесся голос племянницы.
Всего ожидала Вера от покладистой , добросердечной Анютки, но не  такого!  «Дождалась, - всплеснула она руками, - Не зря люди говорят, что яблочко от яблоньки недалеко откатится. Олькина натура полезла! А такой замарашкой прикидывалась, душа разрывалась на тебя глядя.  Ненавидит она меня! За что? За то, что я тебя, непутевую, от алкаша уберегла.  Выучилась, в городе живешь. Перед хорошим парнем нос воротишь. Да куда там, клушам. Им же надо в дерьме деревенском возиться.   Сопливых недоносков от алкашей рожать. Спасибо, милая племяшка за привет. За то, что я, как коршун за своего птенца, за тебя билась. Чтобы ты дуростей не натворила»
Анюта с трудом поднялась с земли. Растрепанные, перепачканные травой и песком волосы, жалко повисли свалявшимися прядями. Опухшие, покрасневшие глаза и такой же распухший нос,   состарили ее на десяток лет.  Вера взглянув в бешено сверкнувшие глаза племянницы, отшатнулась. На  минуту ей стало страшно. Позднее раскаяние в содеянном, холодной змеей вползло в сердце.
«Что вам от меня надо?  Мать всю жизнь  подгадить норовит. Но к ней я привыкла. И знаю уже, когда и чего опасаться. А ты, мой ангел заступник, убила! В сердце нож вонзила из-за спины. У меня сейчас уж  не один ребенок был бы от любимого! Понимаешь, от любимого!
«Акстись, Анька. Чем тебе доча твоя плоха?»
 Тетка, кажется, нашла верный выход из неприятной ситуации. Анна всхлипнув напоследок, затихла. Вспышка необузданного гнева медленно растаяла в ее глазах. Не обращая больше внимания на Веру, она ушла в дом.
 Вера Семеновна долго еще сидела на крылечке. Она не  только стыдилась заглянуть в глаза племяннице.  Воспоминания о собственной, не задавшейся судьбе, волной  накрыли женщину.  «Хочешь, как лучше, а получается наоборот. Вот дура-то, зачем влезла. Сама ничего хорошего не видела в жизни. Спасибо Пете. Хоть под старость лет  порадовалась с ним  жизни. Надолго ли?  Все нутро болит. И давление ! Того и смотри, удар хватит. А Анька поднимется Сильная»
Войдя в дом, Вера с удивлением обнаружила, что Анна крепко спит, обняв Машутку.  «Ну, слава Богу. Перебесится, еще и спасибо скажет, что не дала я ей связаться с этим сифилитиком!».
 Вера Семеновна была уверенна, что Сергей переболел если не сифилисом, то  туберкулезом.  Слухи по селу ползали разные.
Организм Анны, истощенный за час разговора с Ниной , гораздо сильнее, чем за пять лет работы без отпуска, требовал отдыха И Анюта спала. Крепко, почти без сновидений. Но вдруг, что-то словно тряхнуло ее сильно и требовательно. Аня села в постели и несколько секунд соображала, где она и почему ей так тоскливо и неуютно.
Воспоминание о прошедшем дне, вызвали в душе женщины новый приступ безысходности.  Вдруг она почувствовала неудержимое желание  пойти туда, где шесть лет назад, она так бесславно рассталась с Сергеем. Анюта взглянула на светящиеся в темноте, стрелки будильника. 
Половина второго ночи. Самое темное время. Но это не смогло остановить ее порыва. Накинув на себя первое попавшееся под руку платье, Анюта, кое- как причесавшись в темноте, осторожно выскользнула во двор.
По улице села, в сторону недалекого  соснового бора, Анюта бежала бегом.   Войдя под сень сосен и берез  Аня , не сбавляя хода, безошибочно ориентируясь в полной темноте , направилась в сторону Оби.
Выйдя на высокий ее берег, Анюта все так же торопливо, пошла в сторону от села . С одной стороны стеной стоял непроглядный бор.    С другой — обрывался вниз высокий, пустынный берег. Впереди в широкую полосу Обской воды, далеко вдавался темный берег. Там,  где-то  за  изгибом береговой полосы, должен находиться «черный крокодил».
Отведя от лица ветки последней березы, стоящей на опушке , перед пляжем, Анюта остановилась,  с трудом удерживая рвущийся наружу крик.
Она увидела то, что неосознанно собиралась увидеть. На фоне светлеющего неба, ясно выделялась высокая мужская фигура, стоящая у самой кромки  черной воды.
Силы совсем покинули измученную сегодняшним испытаниям  женщину. Медленно, как во сне, она двинулась навстречу тому, кто мысленно позвал ее сюда, к  незабываемому «крокодилу».
«Сережа» - беззвучно шепнула она, протягивая руки к любимому,- Сереженька, боль моя!»
 Он не услышал, он почувствовал ее присутствие и обернувшись, еще не видя ее в тени деревьев, бросился навстречу. Если бы сильные руки  Сергея не подхватили бы Анну, она упала бы. До того ослабли ноги.
Несколько минут молодые люди стояли, прижавшись друг другу. Они молчали, слушая бешеный ритм сердец друг друга.
И вдруг Анюта услышала музыку. Знакомые звуки звучали настолько ясно, будто бы, небольшой оркестр,  спрятавшись в непроглядной тени деревьев, негромко исполнял  её любимое танго.  «Я хочу чтобы только я, с тобой рядом сидела. И улыбкой своею согревала тебя!»
Анюта легонько потянула Сергея за плечи, отступая назад и в сторону Как ни странно, но он мгновенно понял, что от него требуется.  А может быть и он услышал это танго сквозь годы, прилетевшее к ним с их выпускного  школьного бала.
Не замечая ничего вокруг, они медленно плыли в чувственных звуках Аргентинского танго.  Сорочка на груди Сергея промокла от горячих слез Анюты. Она все глотала и никак не могла проглотить душивший ее ком, застрявший в горле. Никто не мог им сегодня помешать завершить свое танго. Ирка Кузьмина давно была замужем и не смогла бы увести Сережку просто так, из прихоти.
 Но было другое препятствие. Более серьезное и неодолимое, чем капризы Ирки.  И Анюта сама, превозмогая собственную слабость, отпустила  любимого, с силой разжав его руки, пытавшиеся проникнуть под ее одежду.
«Нет,  Сереженька. Не добавляй мне горя.  Я тебя отпускаю.  Отпусти и ты меня. Прощай, любимый.»
 И прежде, чем он успел что-либо сообразить или ответить, Анюта уже бежала сквозь полосу бора.  Непонятно, как она не выколола себе глаза, не разбилась о  частые стволы сосен, сливающихся в темноте, почти в сплошную стену. Где-то позади слышался его голос, зовущий ее    -«Анечка, постой. Позволь хоть рассказать тебе обо всем»
 «А я и так все знаю, Сереженька, любимый мой»   - не оглядываясь прошептала Анюта.
 В дом тетки, Анта вошла не скрываясь. Шумно отворив дверь, она включила свет и вытянув из-под кровати чемодан, принялась как попало заталкивать в него вещи.
«Очередная шлея под хвост тебе попала что ли?» - Вера Семеновна появилась из спальни в  ночной рубашке до пят. Сероватое, припухшее лицо тетки выражало крайнюю степень раздражения. - Где ночь полкала?   Всю гордость потеряла, беспутная.  Куда собираешься? Неделя впереди еще».
«Как вы посмели с матерью в жизнь мою влезть?  Вы же обе мне наговаривали, «Анька, замуж без любви не ходи».  Вот и не пойду никогда. Это вы мою  любовь  отняли у меня. У самих жизнь пошла  наперекосяк и меня решили туда же же затолкать. Скучно вам без Аньки растеряхи?  Да кто я такая, чтобы с моим мнением  считаться? Вы же, естественно лучше меня знаете, что для меня лучше. Главное, лишь бы вы смогли потом ручки отряхнуть  Я к тебе все детство бегала. От матери защиту искала. А ты похуже ее оказалась.  Сама, по собственной инициативе, по собственному вкусу решила, что для меня лучше, а что хуже. А ты подумала о том, что жизнь мою растоптала?  Да плевать я на вас не хотела».
Анюта, не обращая внимания на плачущую тетку,  одела  полусонную Машутку и вышла  во двор.
 Над селом, алым светом разливалась заря. Первый паром уходил в шесть утра. Но еще на полчаса раньше,  из Алтайского города Камень На Оби, в их  село заходил  пассажирский  теплоход, следующий до Новосибирска. 
В детстве Анюта не раз, по приказу матери ездила на нем в Новосибирск продавать  на рынке боровую ягоду.
«Анька, племяшка, вернись! Не позорь ты меня на старости лет. Помру ведь скоро.»- тетка выскочила за ограду, как была, в ночной рубахе. Что- то дрогнуло в  груди Анюты.  Невыносимо стало жаль эту потерянную, виноватую женщину. Ведь она, действительно хотела лучшего для своей любимой племянницы.  Усилием воли, погасив в душе  жестокую обиду, Аня шагнув к тетке и   крепко, но коротко обняла ее.
Но слов утешения в себе, найти она все-таки не сумела.   Дядя Петр, вышедший следом,   тепло попрощавшись с Анютой,  насильно увел Веру Семеновну в ограду.
Анюта решила в город плыть теплоходом. Это займет у нее гораздо больше времени, чем на автобусе. Но торопиться было некуда.
Устроив  сонную малышку на полке каюты, Анюта присела рядом и отодвинув в сторону штору  впилась взглядом в знакомый с детства пейзаж за окном. Зеленоватый волны Обского водохранилища, монотонно бились в песчаный берег  сельского причала.   Едва ли Анюте когда-нибудь, еще придется здесь побывать. Она прекрасно понимала, что  чем быстрее она уедет, тем легче ей будет справиться с  невыносимой тоской, терзающей  все ее существо.
«Прощай» - тихо прошептала женщина, непонятно к кому обращаясь. Возможно она прощалась со своей Надеждой, навсегда оставшейся в этом селе. Возможно с самим селом,. Возможно со своей несостоявшейся любовью. Самой первой и самой настоящей. Такой, какая бывает далеко не у всех людей на земле.
   

Мой мальчик, из детства,
С глазами страдающей птицы,
Раненой в крылья,
В самом начале полета,
Мой мальчик, которому
Небо во сне только снится,
Хотя б, через годы
Шепни мне хорошее что-то.
Тебя не одна я
Тогда безответно любила.
Меня не одну ты
 Смущал своим странным молчанием.
Казалось, что будто,
Болезнь тебя злая точила,
Казалось, что будто,
Стоишь на краю ты отчаяния.
Тоскующий взгляд твой,
Горел, как огонь среди ночи.
Летели девчонки на свет тот
И крылья сжигали.
Ты нес свою боль
Словно крест – одиноко и молча.
А мы, до сих пор,
Тайну грусти твоей, не узнали.
Из  опытных  -  дама,
С повадками падшей девицы,
Сгубив твою душу,
Умело собой излечила.
Растаяли годы,
Но взгляд твой все снится и снится.
И кажется мне –
Это я твои крылья спалила.
Ты просто живешь.
И давно позабыл все обиды
На глупых девчонок,
Что грусть твою не разгадали.
В кружении лет,
Я тебя потеряла из вида.
А сердце, как прежде,
Полно и тоски, и печали.
Прости меня друг.
И любовь мне прости, и «измену»,
За глупость прости,
За призыв свой прости молчаливый,
За то, что не смог улететь
Из постылого плена.
А я не прощу себя , видно
До самой могилы.

© Copyright: Сараева, 2016
Свидетельство о публикации №216112900862

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10451
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71241
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #8 : 21 Июнь 2017, 08:19 »
  • 5
десятая часть.
Первое время, после возвращения из отпуска, Анюта чувствовала полное отвращение к жизни. Не радовала любимая работа, не хотелось ни с кем и ни чем делиться. Даже лучшей подруге, она ничего не захотела рассказывать из того, что произошло с ней в поселке её детства.
Но .. Время, лучший лекарь. Постепенно притупилась боль. Многочисленные обязанности и заботы, увлекли жадную до работы Анютку. Сны ее стали спокойнее. Но все же, душевная пустота никак не хотела покинуть ее окончательно.
Прошло два года, словно два дня.
 В конце лета, Анна Александровна, предупредив коллег по работе, взяла отгул , чтобы пройти с Машуткой медосмотр. Девочка готовилась стать первоклассницей.
Оказалось, что в поликлинике их района, идет капитальный ремонт. Согласно объявлению на  входе в больницу, пациенты первоклассники, должны проходить медосмотр в другой части города.
Анюта расписалась в регистратуре за предоставленную ей медицинскую карту дочери и  отправилась по указанному в объявлении адресу.
 Она знала  ту поликлинику. Всего год назад именно ее строительной бригаде пришлось  отделывать кафелем  внутренние помещения  больницы.
К счастью, народу оказалось не так уж и много. Большинство мамаш заблаговременно позаботились о медосмотре для будущих учеников.  «Это я такая, вечно в работе. А люди нормальные давно своих деток приготовили к школе»- мысленно укорила себя Анна, открывая дверь в инфекционный кабинет, указанный в направлении.
Пожилая медичка равнодушно взглянув в направление,  записала данные  Машутки в журнале и устало  спросила «Вошки беспокоят ребенка?»
 «Чтоооо!? - Анна Александровна   возмущено округлила глаза — Какие вошки? Да вы что?»
 «Бывает, бывает. Не возмущайтесь, мамаша. На то он и есть  инфекционный кабинет. А сыпь на теле?  Ребенок в школу пойдет. А там другие детки. Я конечно верю, что вы здоровы. Но посмотреть надо . Пойди  ко мне девочка.  - Медичка взглянув в карту ребенка, добавила — Маша Куликова»
Вглядываясь в странно знакомое лицо пожилой медсестры (или доктора?), Анюта думала о том, что таким пожилым специалистам, лучше сидеть на пенсии, чем шокировать людей     неприятными вопросами.
Медичка, приподняв кудряшки Машутки, бегло осмотрела ее головку.  «Ой,  родинка! Ну прямо как у сыночка моего.  - не  отводя глаз от височка девочки воскликнула она. Анюта встрепенулась. С пугающей ясностью, молодая мать поняла кто перед ней.
«Да бывает .. -   испуганно пробормотала Анюта, пытаясь поскорее покинуть кабинет   инфекции. Но ребенок, польщенный тем, что чужая бабушка заметила ее родинку, радостно сообщила   -«А у меня еще такая же есть!   Вот тут   - она быстренько приподняла подол платьица. «Машута!  - сердитый оклик матери заглушил тихий стон, схватившейся за сердце Зинаиды Васильевны Ефремовой — матери Вадима Ефремова.
Анюта бежала по больничному коридору, почти волоча за собой испуганную Машеньку.   Спрятавшись в первом же туалете , Анюта попыталась успокоить  всхлипывающую дочь. «Прости  солнышко!  Нельзя чужим тетям ничего рассказывать и показывать. Вдруг ты им очень понравишься и тебя украдут. У многих тетей дочек таких  красивых нет»
 Обиженно сверкая синими глазками, Машутка мгновенно нашла что ответить матери «Ну да, мамочка. Ты сама говорила, что врачу можно и пупик и попу показывать. Помнишь, когда мне  трубочкой  анализ брали?»
Не зная что ответить, Анюта осторожно приоткрыв дверь, оглядела коридор.  Следующий в ее направлении был кабинет ЛОРа.
 «Поняла или нет?-  думала Анна, рассеянно  отвечая на вопросы доктора, осматривающего  Машу. - Конечно поняла. Вон как за сердце схватилась!»
 Уже дома, сидя за ужином, Анна рассердилась на себя -«Да что это я распсиховалась?  Ну и пусть! Какое преступление я совершила? Чего так испугалась? Что отчество другое дала?  Но ведь, Вадька, фактически, сам от нее отказался. Не полный же он дурак, чтобы не  понять, что ребенок его! А он уехал, скорее всего, от алиментов. Не нужны мне его подачки. Сама воспитаю свою кроху»
Анюта перевела взгляд на дочку, что- то рисующую в новом альбоме, купленном для школы. «Ну надо же! - еще больше расстроилась Анна, - губы оттопырила, как Вадька. И вообще, чем старше, тем больше на него становится похожей!»
Настойчивый, незнакомый стук в дверь, заставил Анну запаниковать еще больше. Её друзья и знакомые звонили, нажимая на звонок, замаскированный под глазок в двери. Стучал кто-то чужой, это было ясно.
Уже догадываясь, кто за дверью, Анна обреченно поплелась открывать «Вечно не набегаешься, не спрячешься». За дверью, как она  и ожидала,  стояла Зинаида Васильевна. Анна  попыталась возмутиться, но натолкнувшись на умоляющий взгляд бабушки ее Машутки, нехотя отступила в сторону, позволяя старой женщине войти в квартиру.
Ефремова прошла вслед за Аней на кухню и присела на предложенный табурет. «Я вас слушаю»,   - чувствуя неприятный холодок на сердце,  произнесла Анна. Она понимала, что нужно, не обижая ни в чем не повинную женщину, пройти эту пытку до конца. «Ты же Аня Куликова. Бывшая невеста Вадика моего. Это из-за тебя он уехал. Даже стажировку после учебы не прошел до конца» - в голосе Зинаиды Васильевны звучала  неподдельная боль. Анне совсем стало не по себе.
«Простите, но вы не правы. Кто вам сказал, что я его невеста.? Встречались мы, как друзья.  И то, по инициативе Вадика. У меня был парень. Я его из армии ждала. Вадик знал об этом. А что уехал, так это его решение. Я тут ни при чем»- Анна почувствовала, что краснеет от собственного вранья. Не был Сергей ее парнем.. И ждала она его  не надеясь ни на что.
«А внучку вы сделали тоже только по инициативе Вадика? И ты конечно, ни при чем?  Парню своему, просто сюрприз решила сделать. Ну и где он, парень твой?» голос Зинаиды окреп. Глаза цепко осматривали помещение.
 «На работе- с вызовом отозвалась Анна.  - На вахте. Вы отчество  Марии видели? Она дочь Сергея!»
«Бог тебе судья, Аннушка. Только моим глазам свидетели не нужны. Машенька на Вадика  похожа. И губки, и пятна родимые. Не бывает так, чтобы два пятна на одних и тех же местах были. А кудряшки на височках, поворот головки,  мизинчик на ручке  почти вровень с безымянным пальчиком. Твои только глазки, да носик. А остальное сыночково» -женщина вдруг заплакала, уронив лицо в ладони.
«Я же не против. Не хотите, как хотите. Разбежались и ладно. Но внучку у меня грех отнимать. Вадька сам мне ничего не сказал. Скрытный. Весь в отца покойника. Уехал и пропал.  Шесть писем за шесть лет.  Женился на поварихе. Сам на том же теплоходе помощником капитана трудиься. В Японию ходят, в Китай.  Денег навалом, а  ребенка не заводят. В последнем письме, что полгода назад получила, пишет, что пока  кооператив в Москве или Сочи не купит,  пока  машину как  у японцев не  заведет, ребенка родить не будут.»
Анюта слегка успокоилась. Значит он женат. И на хорошей должности.  Машина, квартира…. В Вадиковом духе. Отлично.  Побоится за деньги свои накопленные на машину. Не захочет дочь признавать!
«Зинаида  Васильевна, если вы дадите гарантию, что Вадим не заявит прав на Машеньку, я позволю вам  видеться с дочкой. Но если  он хоть что-нибудь задумает предпринять, я просто заберу ребенка и уеду . Далеко. Выйду замуж, сменю фамилию.  Муж удочерит Манечку. Папа у нее Сережа по документам, а не Вадим. Фамилию   её отца и моего  друга никто не знает. Вы никогда нас не найдете.  Я не хочу обелять себя и оговаривать Вадима. Но знать его не желаю. И ничего больше вам  не скажу, хоть пытайте»
Так у Машеньки появилась бабушка, а у Анюты  хорошая помощница.  Сдержала ли Зинаида свое слово и не сообщила Вадиму новость, так и осталось тайной. По крайней мере, в жизни Анны, он никогда больше не появлялся.
Зинаида Васильевна, уволившись с работы, все свое  свободное время и любовь отдавала Машеньке. Она провожала и встречала девочку со школы. Отводила в музыкальную школу , сопровождала на детские спектакли и школьные «утренники».
Несмотря на укоры Анюты, бабушка никак не желала отдыхать от приятных ее сердцу обязанностей. Машенька достаточно быстро привыкла к новой бабушке и тоже тянулась к ней всей душой.
  В первых числах мая, умерла  от инфаркта   Вера  Семеновна, Аннина тетя. Хоронить тетку, Анна поехала вместе с отцом. Ольга осталась с детьми. Хотя они уже были достаточно большими, женщина не пожелала пуститься в дальнюю дорогу, только ради того, чтобы проститься с не очень любимой своячницей.
Машенька осталась под надежным присмотром бабушки Зины.
Родной поселок встретил Куликовых   звонким пением птиц, мягким теплом и  ароматом цветущей черемухи. В тех краях, куда перебралась их семья, черемуха зацветет только через месяц.
Из письма еще живой тетки, полученного около года назад, Анюта знала о том, то Нина Потникова, сестра Сергея, уехала вместе с мужем   из села.
Проходя мимо дома  семьи Шмаковых, Анюта только болезненно вздохнула , глядя на заколоченные досками окна . В  носу ее привычно запершило и  горький ком снова  появился в горле.
На похороны тетки пришло достаточно много односельчан. Петр,  муж Веры Семеновны потерянный, суетливый, беспрестанно вытирая не просыхающие глаза, неподвижно сидел у гроба жены, не замечая окружающих его людей.  И только увидев Анюту, слабо улыбнулся и подал ей  конверт, что тут же вынул из кармана. Выйдя во двор, Аня прочла  совсем коротенькое письмецо , написанное почерком тети и залилась слезами.
«Племяшка, моя милая. Чувствую, что помру скоро. Мишенька, муж мой покойный,  каждую ночь к себе зовет. А я все не соглашаюсь. А вчера вот согласилась. Он ушел и сказал, что мол, место мне приготовит. Я уж смирилась. Задыхаюсь вся, давление такое, что глаза выворачивает. Таблетки не помогают. А в область ехать, все за теми же таблетками — не хочу.
Каюсь , Анюточка перед тобой.  Очень уж жизни тебе хорошей хотела, вот и не дала адреса твоего Сереже, парню твоему.  Как подумаю, что ты и-за меня, дуры, до сих пор не замужем, так и обомру. Я Богу каждый день молюсь. Не за себя, а за тебя. Может образумишься и пойдешь замуж. Нина из села уехала. Представляешь, простила она меня. Проститься со мной пришла. Говорит, что далеко уедут. Ребеночка  усыновят, чтобы никто не знал. А то люди -то все такие добрые. Так и норовят  изгадить жизнь любому, кому счастье   подфартит.  Дай им Бог здоровья. Про Сергея знаю только то, что у них третий намечается. Больно тебе, голубонька. Но смирись и прости. И его, и меня, грешную.   Отцу скажи, чтобы Петю из дома не гнали. Мы с ним не расписаны. Брат вполне может дом забрать, как единственный родственник. Пусть совесть поимеет.   Сашка -то  не против будет. Боюсь, что Олька его обработает. Посодействуй, Анечка. Не берите греха на душу. Не гоните Петю. Я с ним 13 лет прожила.  При сем остаюсь тетка твоя родная. Пока живая еще»

«Пусть только попробует дядьку Петра тронуть!» мстительно подумала  Аня  о матери, входя в дом.
После похорон Веры Семеновны, Анюта сразу же засобиралась в обратный путь. Не  столько  беспокойство о ребенке, сколько горячая пора на работе, гнали ее в  Нижневартовск. За Машеньку, оставленную под неусыпным вниманием Зинаиды Васильевны , сердце было спокойно.
Отец, находившийся в отпуске, остался с  Петром еще на недельку.
 На ближайшие трое суток, билетов на самолет не оказалось. И Анюта решила ехать  водным путем. До Нижневартовска ходили быстроходные теплоходы типа «Ракета» и «Метеор»
 Билеты в наличие были и Анюта рано  утром, следующего дня, сидела  в переднем,  пассажирском салоне  быстроходного «Метеора» в первом ряду.  Салон  быстро наполнился пассажирами. Кресло рядом с Анютой, занял молодой мужчина в таежной «энцифалитке». Он долго  устраивал в проходе свой огромный рюкзак, беспрестанно извиняясь.
 «Поставьте вы его к окну. Там он никому не помешает» - не выдержав посоветовала Анюта. «Вы думаете? - живо откликнулся мужчина. , - Понимаете, у меня там дорогостоящая, редкая аппаратура  для поисковиков.»
 «Понимаю — улыбнулась Анна. - Как раз там, ее никто не заденет. А в проходе, пассажиры ногами пинать вынуждены будут. Не у каждого ноги по  полтора метра чтобы перешагнуть эту гору».
Мужчина поставив рюкзак у окна, что полукругом охватывало весь салон, благодарно улыбнулся Анюте. 
До какой пристани, если не секрет? - присаживаясь рядом, поинтересовался он. «Не секрет. До Нижневартовска»
 «Ого! Я тоже. А там на вертолете в тайгу. Мы  под ЛЭП  просеку пробиваем. А это- кивнул он на рюкзак, - Соседям моим геологам — первопроходцам».
 У Анюты слегка екнуло сердце. Она вспомнила, как мечтала когда-то о карьере геолога или журналиста.  Жизнь внесла свои коррективы. Анюта не жалела о том, что не геолог, а всего лишь  начальник строительного участка.  Но легкая ностальгия по детским мечтам осталась.
Откинувшись на спинку кресла, Анюта снова окунулась в воспоминания . Письмо тетки живой занозой сидело в сердце Не замечая  слезинок, выкатившихся из-под смеженных ресниц, Аннушка тихонько вздохнула. Она не видела, искоса устремленных не нее глаз мужчины.
Он не спросил у нее ничего, понимая, что у соседки  может быть личное , возможно  немалое горе. Просто, тихонько поднявшись, принес из буфета бутылку  минералки. Обыкновенную, стеклянную пол литровую бутылку Ессентуков.
Других в то время не было. Анюта, удивленно взглянув на мужчину, тронувшего ее за плечо, тут же благодарно улыбнувшись, приняла у него картонный стаканчик, наполненный минералкой.
В памяти на секунду промелькнуло  что-то похожее, связанное с картонным стаканчиком: Обские волны, черная спина «крокодила» и боль. Невыносимая сердечная боль и отчаяние, рвущее ее душу.
Усилием воли Аня прогнала горькое видение. Отпив немного минералки, Аня  протянула свободную руку мужчине. «Благодарю вас. Вы волшебник. Догадались, что  я ужасно хочу пить.   Анна Александровна»
 Он улыбнулся радостно и открыто, блеснув безупречными зубами.- «Сергей Александрович.  Почти тезки.   Что с вами?»
 «А что со мной?- хрипло спросила Аня. И тут же рассердилась на себя  подумав, - До чего докатились вы, мадам. При имени" Сергей", готова в обморок грохнуться. Даже посторонний человек заметил».
Сергей Александрович все так же стоял у кресла странной попутчицы, с удивлением наблюдая, как резко побледнела она при имени «Сергей».   «С вами все в порядке. Вы здоровы?»
 «Успокойтесь, Сергей Александрович. С похорон я еду . Тетю родную схоронила. Немногим за пятьдесят было тетушке. Вымоталась за дорогу. Устала  на похоронах и душевно тяжело.  Не обращайте внимания. Со мной все в порядке.»
Потом они  разговаривали. Сергей Александрович ненавязчиво расспрашивал Анюту о ее   работе, семье и увлечениях. Отвечала Аня хоть и сдержанно, но без  того раздражения,  которое обычно охватывало ее в подобных случаях.  Сергей был высок, хорошо сложен.  Густой коротко стриженый «ежик» волос чуть заметно тронула седина. На вид мужчине было не более сорока лет.  Он не обладал  той, сразу бросающейся в глаза смазливостью. Но от него ощутимо веяло надежностью и уверенностью в  том что он делает все правильно в этой жизни.
 Сергей оказался  начальником геодезической экспедиции, работающей в  Васюганской тайге.
О себе Анюта сообщила совсем немного.  Только то, что она не замужем и одна  воспитывает дочь первоклассницу. Бегло рассказав Сергею о своей работе, она  с удовольствием и подробно поведала ему о Марии Федоровне, ее приемных сыновьях, о ее незаменимой роли в своей жизни.
«А вы Сергей Александрович женаты?»- Анюта с удивлением почувствовала вдруг, что краснеет. К счастью, Сергей в данный момент смотрел в окно «Метеора».  Здесь были окна, а не иллюминаторы Огромные, занимающие бОльшую часть передней стены и открывающие великолепный обзор  реки.
«Нет, Анна Александровна. Я   - как вы . Отец — одиночка. Моей Танюшке  тринадцатый год пошел. У мамы в Омске живет.   « А жена ваша где?»- осторожно спросила Анна. «А жена моя по гастролям годами катается.  Актриса она.  Я терпел долго. Старался войти в ее положение, понять. Все-таки актриса она не плохая, Голос отличный. В оперетте поет. Но представьте себе постоянно повторяющуюся картину. Как в плохом анекдоте. Муж из командировки, а у жены пир горой. Друзья, подруги, капустники бесконечные. И на всем этом фоне — неухоженный, голодный ребенок. Или вообще  -пустая квартира. А Танюшка где попало. То у подруги, то у портнихи, то у соседки столетней.  Пару лет назад, когда уж до открытой  измены дошло, предложил я ей развестись. Представляете — согласилась с радостью. Только условие поставила.  Разделить нажитое по справедливости. Ей трехкомнатную квартиру, мне Танюшку. Естественно, я согласился. И с радостью. Обмен в мою пользу вышел. Или вы другого мнения?»
 «Ну конечно! Очень выгодный размен. Разве может на свете быть что-то дороже ребенка?»
 Помолчав немного, Аня все-таки пожурила Сергея «А вы Сергей Александрович, сами -то лучше жены вашей? Вы тоже постоянно в разъездах. Тринадцатилетняя девочка, это взрыв. У нее сейчас самый переходный возраст, а вы в дороге. Бабушка, она и есть бабушка. Добрая, уступчивая. Девочке папа нужен. Как вы думаете?»
 «Думаю, что девочке, все -таки, мама хорошая больше нужна чем папа.  Примерно, такая как вы»
 Анюта смутилась настолько, что   снова почувствовала, как краска заливает ее лицо.
«Скажете тоже!»
 Двое суток пути пролетели незаметно. На причале Нижневартовска Сергея встречал   мощный вездеход, который должен был доставить его и его товарищей к вертолетной площадке, на окраину города.
«Анюта, - откинув официальный тон, Сергей догнав уходящую с причала Анну, завладел ее рукой.- Анна , постойте Мы что же это! Вот так и расстанемся?»
 «А что вы хотели? Попутчики так и расстаются» - Анне почему-то было не по себе. Такого она не испытывала к мужчинам никогда.
Сергей ее   юности был не в счет.  Его она любила до сих пор. О нем грезила и страдала, несмотря на  безнадежность  их отношений. Но сейчас она чувствовала странное волнение и нежелание просто так без надежды на будущее свидание, расставаться с  хорошим человеком.
«Да полно вам, Сергей Александрович. Вы сейчас на полмесяца в тайгу уедете, и имя мое забудете. Зачем я вам? Женщина я строгая, не очень коммуникабельна в жизни.  Адрес дать могу, конечно Но не обижусь и пойму , если не заедите после вахты»
 Анна остановив попутное такси,  поспешила к дому, где ждала ее  дочка Машенька и бабушка Зина, ставшая родной не только ее дочке, но и самой Анне.
Странными и непривычными оказались  эти  две недели для Анны. «Мало мне было одного Сережки, вбила себе в голову еще одного- приходили иногда  мысли.- Зачем он мне? Жила спокойно. Почти смирилась с тем, что не быть мне любимой. И не полюбить никого  А с чего я взяла, что полюбила этого незнакомого бродягу? Я даже его фамилии не знаю».  Чем  ближе подходил срок окончания вахты, геодезистов, тем сильнее волновалась Анна. Ее нервозность заметила  Мария Федоровна.
Как-то забежав на «минутку» ближе к вечеру, она проглотив глоток чаю, весело приказала - «А ну колись, подруга. Кто он?»
 И Анна «раскололась», поделившись с давней и верной  своей подругой всеми своими сомнениями и  обуревающими ее чувствами.
«Понимаешь,  мне Сережка,  школьный друг мой любимый снится. С такой обидой смотрит на меня, что  сердце останавливается.  А вот Сергей  Александрович во снах не мучает. Но думаю, почему-то, о нем часто.  Если я когда-нибудь выйду замуж, то только за такого , как Сергей Александрович. Есть в нем что-то такое, притягательное. Это первый в жизни человек, который меня не раздражает. О котором мне думать приятно. Но самое главное, скучаю я по нему и жду тайком сама от себя.
В тоже время, я чувствую себя предательницей по отношению к  Сереженьке моему»
 Мария Федоровна с жалостью глядя на грустную, напряженную Анну,   осторожно, чтобы не обидеть, проговорила -«Анечка, солнышко, подружка моя глупая. О каком предательстве ты говоришь?    Он не твой Сереженька. У чужого мужчины двое детей. Жена законная. Сколько у вас эта канитель тянется? Что ты от него видела кроме горя. А тут впервые другой, порядочный, похоже, человек появился.   С Вадиком не получилось. Ну и Бог с ним. Вы слишком разные с Ефремовым.. Анюта, загляни  себе в душу поглубже. Ты же сама мне рассказывала, что отпустить  Сережку Шмакова  хочешь  всей душой. Вот и отпусти. Не губи свою жизнь.  Проверь себя. Подумай хорошо. И если поймешь, что Сергей Александрович тот, кто тебе нужен, выходи за него. Дочку его забери. Это счастье, дать чужому ребенку  свою любовь и  сделать его счастливым. Я лично,  от радости своих мальчишек,  сама молодею.»
«Маришь, а тебе не кажется, что мы делим шкуру не убитого медведя? - развеселилась Анна. - Сергей Александрович, возможно и думать обо мне забыл, а мы тут с тобой уже фату невесты примеряем на меня».
«Посмотрим, но мне что-то подсказывает, что фату тебе доведется надеть» - задумчиво отозвалась Мария, поглаживая руку подруге.
В день предполагаемого  возвращения вахты, с которой улетел Сергей Александрович, Анюта с утра не находила себе места. Чтобы скоротать время(а возможно, побаловать мужчину домашней выпечкой,) Анна затеяла стряпню  Она нажарила беляшей и испекла  пышный пирог с яблоками. 
По случаю выходного дня, Анюта навела порядок во всей квартире, добравшись до самых потаенных уголков. Машеньку еще с вечера вчерашнего дня, забрала к себе Зинаида Васильевна. Сегодня в Д.К. Центральном должен был выступать Тюменский цирк.
 Мать Вадима давно уже зарекомендовала себя, как «самая лучшая бабушка на свете». Именно так говорила о ней Машенька.
Солнце  медленно клонилось к западу. На часах стрелки приближались к 9 вечера. Но на лестнице было тихо. Никто не торопился постучать в двери Анны.     «Прекрасно!  Мужику захотелось поболтать, прикинуться несчастненьким. Навешал лапши на уши, а сам с вертолета и на «Метеор» . Или на самолет до дома. Туда, где ждет верная жена и пара-тройка детишек. А это даже к лучшему. А то, Машеньке привыкать к чужому дяде надо будет. Да и я — просто по имени его затосковала. По Сереженьке своему незабвенному.  Надо срочно Зинаиде Васильевне позвонить, чтобы на пироги шли с Машенькой. И Марию с мальчишками позвать.  Они у нее богатыри вон какие вымахали. Им этот пирог с яблоками, на один зубок»
 Анна вздохнула глубоко, как нырнула в холодную воду. «Все, все, всё!!! Никаких больше мужиков. Жили, не тужили. И дальше жить будем! А уж забыть его — так в два счета. Сережа, да не тот.»
Аня решительно направилась в комнату, намереваясь позвонить  Марии по домашнему телефону. Но он зазвонил раньше, чем Анна успела к нему притронуться.
«Анна Александровна? -  мужской, приятный голос заставил Анюту слегка вздрогнуть.  «Он! - промелькнуло в голове, - Но откуда он узнал номер. Я же не давала ему телефон. Только адрес».

 А Сергей между тем продолжал. «Простите, если потревожил.  Я тут неподалеку из автомата звоню. Телефон ваш из адресной книги взял. Позвольте к вам в гости напроситься. Или это неудобно?»
Анна с трудом сдерживая волнение в голосе, как можно спокойней ответила - «Поднимайтесь, если близко».
Мужчина появился минут через двадцать. Открыв дверь, Анна увидела вначале  белоснежные гроздья черемухи, только что распустившейся в северном краю. Соцветия северной черемухи, заметно мельче чем той, что росла  в селе ее детства Но это не мешало цветам издавать  все тот же  аромат, сводящий с ума.
Обеими руками перехватив белоснежный букет, Анна на миг припала  губами к цветам.  Закрыв глаза, всего лишь на секунду, она увидела  огромные карие глаза с промелькнувшей в них тоской.  В тот день ОН протянул ей ветку цветущей черемухи, усыпанную крупными благоухающими гроздьями цветов.
 Подавив вздох, Анна подняла голову и встретилась  взглядом с  серыми, внимательными глазами Сергея Александровича. Ничего общего, ни одной  похожей черты с тем, другим Сережкой. «Ну и прекрасно -решила Анна, - Так даже лучше. Общаться легче. Хоть дурь в голову не ударит, как с Вадиком».
Она пригласив Сергея войти, прошла вперед него в кухню. Сергей Александрович, сняв  туфли последовал за ней. Он поставил на столик картонку с тортом и   красочно оформленную коробку конфет.
Анна сейчас только заметила, что гость ее  не в знакомой ей «энцефалитке» , а в синем , крупной вязки свитере и темно серых отглаженных брюках.
От него едва уловимо пахло хорошим одеколоном. Гладко выбритое лицо навело Аню на мысль, что перед тем, как отправиться к ней, Сергей Александрович, где-то переоделся и побрился.
«А где малышка ваша, Анна Александровна?»-  осматриваясь  спросил гость.
 «У бабушки она. Здесь, неподалеку. На каникулах ее бабушка забирает иногда к себе.  Я сегодня выходная, порядки наводила. Вот бабуля и взяла дочку на день.»
Анна накрыла на стол,  Перед взором Сергея появилась  глубокая чашка с горячими беляшами и  плоская тарелка с пирогом.
«Если вы не против, Сергей  Александрович, то тортик я уберу. Или вы желаете сладкого. Я, простите, не ем  тортов»- выдав  это, Анна поняла, что сморозила глупость.  Сергей растерялся. Он даже покраснел немного. - Вы такая строгая сейчас. Я теряюсь».     «А я вас предупреждала, что  не коммуникабельна . Это  вы меня простите.  Садитесь за стол. Я чаю налью. Или кофе?»
Анюта была напряжена. Не зная как сгладить неловкость,  она включила стоящий на подоконнике магнитофон. Из динамиков полилась легкая инструментальная мелодия.
Два человека, всего лишь полмесяца   назад, не знавшие о существовании друг друга, молчали,  стараясь незаметно  рассмотреть друг друга.
 В «Метеоре», где кругом были люди и  прекрасный вид  из окна настраивал на романтический лад, было как-то проще. И в те дни, что Сергей трудился в тайге, Анне  казалось, что вот он, тот что скрасит, наконец-то ее жизнь. И стоит ему появиться на пороге ее  квартиры, так в ее жизни сразу все изменится к лучшему. Но сейчас, она сидела в непонятном напряжении, тяготясь гостем и не зная как себя вести. 
  «Анюта,  ваши беляши сводят меня с ума. Я съем один. Можно?»
- «Да, конечно, - обрадовалась Анна — Кушайте Сергей Александрович. Я ведь для вас пекла»
После ужина, Анна пригласила Сергея в комнату. Не зная, как себя вести, все еще скованная неловкостью, она предложила гостю посмотреть большой семейный альбом. Сама, присев рядом, все более увлекаясь, принялась рассказывать мужчине о своих родных, временам замолкая, чтобы выслушать его.
Май подходил к концу. Стояло самое время белых ночей.  «Сергей Александрович, а пойдемте погуляем по городу. Вы вообще-то где остановились? У вас есть здесь общежитие или квартира? Мы как-то об этом с вами не говорили.»
 Сергей успокоил Анну, объяснив ей, что  у его бригады есть в городе спецжилье для вахтовиков. По графику, завтра он должен отправиться на отдых домой по месту прописки. То есть в Омск.
«Я завтра уеду, Анюта. А вас очень прошу, подумайте за эти две недели. Решите, нужен ли я вам вообще. Если нет, то просто скажете мне об этом. Я ведь, дурень, размечтался. Пришел, увидел, победил. Очень уж вы мне в  сердце запали» - распахнул душу Сергей, когда они с Анной шли по улице цветущего города.
 «Не торопите меня, Сергей Александрович.  Я никогда не была замужем. И мужчин у меня очень давно не было. А по правде, их вообще не было. Кроме отца Машутки.»
Вернувшись домой, Анюта упала в постель и тяжело, надсадно зарыдала. О чем она плакала так горько? Сожалела ли о том, что так неласково приняла человека, которого с нетерпением ждала целых две недели. Или с новой силой тосковала о своей незадавшейся любви?
Поднявшись с постели, Анна подошла  к окну. Там, за шторой лежала ее заветная тетрадь, в которой на протяжении многих лет, время от времени, появлялись новые пронзительные стихи. Включив  магнитофон, перенесенный из кухни, Аня отыскала мелодию  Аргентинского танго.
И снова, под рвущие душу звуки мелодии, на бумагу легли строчки:     
 
Я пою романсы о любви.
Голос, от волнения, ломается.
Ты меня глазами не зови,
Не тебе романс  мой посвящается.

Я пою. Окреп уж голос мой.
На щеке горячая слезиночка.
Где ты мой единственный, родной?
Заросла давно к тебе тропиночка.

Я пою. В глазах стоит туман
И душа на части разрывается.
Жаль, что не из рода я цыган,
Жаль, что я не жгучая красавица.

Я бы карты старые взяла,
Кинула на короля червонного.
И тебя, любимый, увела
В сладкий мир, любовью зачарованный.

Всхлипнул заключительный аккорд.
Ухожу под "бис" дождя осеннего.
Может быть, остался только год
Нам с тобой, до полного забвения.

Может быть, еще с десяток лет,
Буду петь романсы я печальные.
Но тебя со мной, любимый, нет.
Так упали карты изначально мне!
 Уставшая от слез и отчаяния, Анюта уснула в своей постели, не раздеваясь. Она не слышала, как в комнату тихо вошла Мария, открыв дверь запасными ключами, что заказала Аня от своей квартиры, специально для подруги. 
Пройдя на «цыпочках» к кровати подруги, Мария подняла с пола исписанную тетрадь. Аня редко  читала подруге свои стихи. Слишком они были личными.   Последние четверостишия в тетради, потрясли Марию. «Ну все ясно! Снова пустышка. Что же это за любовь такая, что  ни от женатого, ни от больного, ни от чужого отказаться никак   она не может.»
 Мария не спала всю ночь, переживая за близкую свою подругу. Она вчера поздно вечером случайно увидела, как Анюта   уходит от дома в сопровождении высокого, стройного мужчины.  Проследила Маша и момент возвращения Анюты домой.

Горя желанием  узнать от Анюты подробности их встречи, Мария проникла к ней в квартиру.
Не желая, чтобы Анна застала ее за чтением стихов, предназначавшихся очевидно все тому же Шмакову, Мария так же тихо покинула квартиру.
Анюта поднялась поздно. По случаю второго выходного дня, ей не надо было идти на работу. На душе было невыносимо тяжело. «Что же я снова наделала? Зачем я его отправила? Не могу больше! Надо вернуть Сергея. Хватит бегать за тенью».
Никогда, даже в мыслях, Анна не назвала Сергея Александровича «Сережой» или Сереженькой»
Только «Сергей» или  по отчеству.  Это было как табу.  Сереженька у нее был только один.
Чтобы хоть как-то заглушить боль и раскаяние , Анюта позвонила Зинаиде Сергеевне с просьбой немедленно привести домой Машеньку.
   Только заботы о дочери, ее постоянные «почему, зачем»,  могли помочь мятущемуся сердцу забыться.
Следующие пол месяца пролетели, как один день. Анна не притронулась больше к заветной тетради, спрятанной подальше  Что-то надломилось в ней в ту ночь, когда она проводила Сергея Александровича из своей квартиры.  Аня больше не могла ни душевно, ни физически растрачивать себя на бесплодную тоску по прошлому. Все чаще ей хотелось семьи, хотелось ласки и заботы  от кого-то родного.
Пусть не такого безумно любимого, как Шмаков.
Измученное сердце молодой женщины созрело для новой любви. И возможно, уже не страсть и не тоска, а привычка этой страсти, все еще удерживало Анюту от нового чувства.
Вопреки ее страхам и переживаниям, Сергей Александрович позвонил Анюте в день своего приезда в Нижневартовск.
 «Анюта, простите мою назойливость. Это я,  Сергей. У меня всего час до вертолета. Может быть разрешите мне заглянуть к вам на пять минут?»
«Да, да! - Аня кричала в трубку, не сдерживая радости, - Очень жду!!»   Он вошел к ней стремительно с надеждой и нетерпением влюбленного человека. «А я вам  часа ти подряд звонил. Вы наверное на работе были»
 Не отвечая, Аня с чувством обняла Сергея прямо у порога и замерла надолго, прижавшись к его надежной груди.
Через месяц они расписались . Аня впервые за 32 года, сменила фамилию. . Куликова ушла в прошлое. На свете появилась Анна Александровна  Виноградова.
 К началу учебного года, Сергей привез в квартиру Анны  симпатичную девочку — подростка. Видимо, отец хорошо подготовил Танюшку ко встречи со своей  новой женой и  мачехой дочки. Танюшка вполне дружелюбно поздоровалась с Анютой и  обняла Машеньку, тем самым признав в ней младшую сестренку.
  С этого дня у Анны появилась еще одна дочь.  Испытывая к мужу не столько любовь, сколько глубокую благодарность и уважение, Анюта со всей страстью доброго сердца, приняла Танюшку, как родную дочь.
 окончание следует

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10451
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71241
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #9 : 21 Июнь 2017, 08:20 »
  • 4
Нельзя сказать, что Анна, исстрадавшаяся по ответной любви,  вниманию и мужской ласке, сразу и бесповоротно приняла свое новое положение замужней женщины. Не один год  Сергей чувствовал еще в любимой женщине, какую-то скрытность.  Он не мог похвалиться  самому себе, что хорошо знает собственную жену.
Сергей продолжал работать на прежнем месте, в геодезической экспедиции  по графику:  15 дней работы и столько же  отдыха.
Приезжая домой с очередной вахты, Сергей Александрович, неизменно находил  там  чистоту и порядок , глаженые рубашки, вкусные обеды. Его с радостью встречали три самых родных в жизни человека. Его любимая жена Анюта, дочки Танюша и Машенька.
Аня  помогала снимать  ему  тяжелые таежные «доспехи», неизменно целовала, расспрашивала о работе и самочувствии.
Но Сергей мог поклясться, что  непонятная , глубоко спрятанная  печаль, никогда не покидала глаз его любимой супруги.
 Она не отклоняла его жадных ласк, здорового,  соскучившегося по жене мужчины, но сама  отвечала на эти ласки слишком скромно для замужней женщины.
Первое время, Сергей относил это за счет ее неопытности.
Во всем остальном, жена Сергея была  едва ли не идеально женой и  порядочным человеком.
 Она пользовалась безграничным уважением и доверием на работе и среди всех  близко  знающих Анну.   
Танюшка,  настолько привязалась к новой маме, что уже через месяц их совместного проживания, с легкостью назвала Анну «мамой», вызвав у той целый поток благодарных слез.  Не в чем было Сергею упрекнуть свою жену.  Он и не искал этих причин. Но сердце его все-же было «не на месте». Что-то тревожило его иногда в поведении  Анюты.
С горьким чувством хорошо скрытой досады, он припоминал, что Анна ни разу не шепнула  мужу «люблю», даже в самые интимные моменты их отношений. И еще одно удивляло Сергея. Он был «Сергей» , просто «Сергей» а  на людях, в общественных местах «Сергей Александрович».
 Никогда он не слышал от  жены   ласкового «Сережа»,  «Сереженька» , даже на Сережку был бы согласен. Но и «Сережкой» Анна его не называла.
 Тактичный от природы, он не предпринимал попыток выяснить отношения.  Сергей отлично понимал, что его жена могла иметь до их знакомства в жизни что-то такое, что помешало ей до 32 лет выйти замуж. Сергей считал, что виной ее не полностью раскрывшегося сердца, является  настоящий отец Машеньки. Эту догадку подтверждало  слишком  бережное отношение Анюты к бабушке Маши.

Он ревновал и мучился этой ревностью. Но ни разу не дал понять об этом Анюте.
Сергей понимал, что только его терпение, любовь и безграничное внимание ко всем своим трем «девочкам», позволят в скором будущем,   завладеть всем сердцем  жены, а не его частью. Пусть даже и бОльшей .
Однажды, когда Сергей Александрович находился на отдыхе, он пользуясь отсутствием  всех членов семьи, решил навести порядок  в лоджии. По его мнению там скопилось много ненужного.
 Стояло жаркое лето второго года   совместной жизни семьи Виноградовых.
 Анна выехала в Томск в трехдневную командировку. Девочек  на время летних каникул, супруги отправили в детский Дом Отдыха.  Путевки смогли достать только в город Бердск под Новосибирском. Но Сергей, сам в детстве не раз отдыхавший в тех местах, сумел убедить Анну, что это далеко не  худший вариант. 
 
 Сергею хотелось порадовать жену своей предприимчивостью.  Для начала, он решил разобрать содержимое картонных коробок, занимающих немало места в лоджии.
  Расфасовывая вещи на «нужное» и «ненужное», он  обнаружил на самом дне очередной коробки толстую тетрадь в клетчатой, плотной обложке.  По вид, тетрадь была далеко не новой.
 Не зная, в какую стопку ее определить, Сергей открыл тетрад  и погрузился в чтение мелко исписанных страниц.
 Почерк своей жены он знал хорошо. Несомненно, это писала она.
 Пронзительные, полные  тоски и любви стихи, не могли оставит равнодушным даже самое черствое сердце.


Я взошла над тобой
Самой яркой звездой.
Только ты не сумел
Рассмотреть меня, милый.
Ты прошел не со мной,
По дороге земной.
Взгляд понять к небесам
Видно, сил не хватило.

Я жила, как могла
И судьбу не кляла.
Я любила тебя
Безответно и нежно.
Жизнь прошла, как угар,
Но душевный пожар
Лишь сильней разжигал
В моем сердце надежду.

А ты вдаль посмотри.
Там горят фонари.
Но над ними звезда,
Что лучи рассыпает.
Милый мой, это я,
Это сущность моя,
Это сердце мое,
Что горит- не сгорает

Это стихотворение было последним, в тетради.  Просмотрев остальные, все в том же духе, Сергей запаниковал.  Он знал, что жена пишет стихи. Анюта сама читала ему прекрасные строки из пейзажной и патриотической темы. Но о любви,  да еще такой, она никогда ему ничего не читала.  Из даты, проставленной под стихотворением, Сергей понял, что оно написано примерно за месяц до их   регистрации.   
Утешало хотя бы то, что  не было ничего написано в подобном стиле, во врем их брака.
 «Ах, Анюта, ласточка моя! Если бы ты мне хоть одно посветила, я бы земной шар с места сдвинул» - с тоской подумал Сергей.
Он снова сложил все в коробки и составил их на прежнее место. Не хотелось, чтобы жена заподозрила его в том, что он обнаружил ее тайник.
 Ничего особенного в жизни супругов не изменилось.
Анюта приехав из Томска, с нежностью обняла мужа и он почти забыл все свои обиды. «Все ведь до меня было. Она не виновата, что сначала его встретила. Но странно, неужели какой-то баран мог  поменять такую женщину на другую?  Да такой как моя Анюта, просто нет на свете»
Шли годы. Супруги сменили квартиру на более просторную. Теперь у девочек были свои комнаты.

  Зинаида Васильевна, получила наконец приглашение от Вадима и уехала к сыну. Перед отъездом, она долго прощалась с Машенькой. К тому времени,   она пошла уже в  шестой класс.
«Прощай, голубонька моя, внученька родная — плакала  бабушка, - Едва ли мы еще встретимся. Не ехать нельзя.  У сыночка наконец, свой сыночек появился.  Думала, что уж не дождусь. Вадьке -то уж сорок без малого. Дом свой у них в  Туапсе. Ты на каникулы приезжай на море. Вместе с сестренкой старшей»
Анна Александровна, провожая  ставшую ей родной, пожилую женщину, пообещала, что как только Маша подрастет, то обязательно приедет к бабушке.
 И снова, присутствующему при этой сцене Сергею, стало  не по себе.
Но произнесенные Анной слова , обращенные к Зинаиде, показались Сергею странными для предположительно, влюбленной женщины  - «Зинаида Васильевна, прошу вас, не вздумайте Вадима принуждать к тому, чтобы он Машутке подарки или деньги посылал. Я  их не приму. У Машеньки есть папа. Настоящий! И не забывайте, она ваша внучка, но не дочь вашего сына.   Она — Сергеевна!»
 
Дома Сергей попробовал расспросить Анну о том, почему так получилось, по какой причине, являясь дочерью Вадима, Маша носит отчество «Сергеевна.»
 Но как и раньше, при подобных расспросах, Аня попросила мужа, «Не ворошить того, что она хотела бы забыть»

После окончания школы, Танюша поступила в Томский институт Минералогии.  В семье Виноградовых было все прекрасно. Сергею даже стало казаться, что из глаз  жены исчезло наконец то , глубоко спрятанное чувство потерянности, которое тревожило  мужчину, наводя его на мысль, что жена не любит его.
 Уступая просьбам жены, Сергей Александрович перешел на работу в Правление Геологии и Геофизики. Так он мог чаще находиться дома. Да и годы его уж были не малые, чтобы «шастать по тайге, как мальчишка».
А однажды произошло то, что навсегда перечеркнуло  спокойную  жизнь супругов. Они прожили  в браке почти 20 лет. Татьяна закончив институт, вышла замуж и родила сына. Ей и ее мужу геологу, как молодым специалистам, предоставили  квартиру.  Маша в тот год, когда произошло несчастье,  училась в водно — транспортном институте. 
 
  Ушли в прошлое «лихие девяностые» Страна понемногу приходила в себя от шока, вызванного «перестройкой». Жизнь понемногу входила в свое русло.



 Анне  исполнилось уже пятьдесят лет, но она все еще работала начальником строительства и не помышляла о пенсии. 
 Как-то в июне, товарищ по работе, пригласил Сергея порыбачить с резиновой лодки.  Это было одним из любимых  хобби мужа и Анна не стала отговаривать его от рыбалки в выходной день.
 Сергей заявился домой чуточку навеселе, с полным судком  килограммовых щук. 
 Анюта приготовив мужу ванную, с удовольствием занялась рыбой, планируя нажарить котлет, которые они обои любили.
 На следующий день, вернувшись с работы, Анна застала мужа уже дома. «Представляешь, Анюта,  я вчера клеща не заметил, когда мылся. Вот ведь дрянь, впился прямо в затылочную ямку под волосами. Я на работе только хватился. Болит что-то в затылке. Потрогал, а он уже надулся, вампир проклятый.  В больницу пришлось ехать  Выкрутили мне его . Гамма глобулин поставили на всякий случай. Но говорят, у нас зараженных нет. Обойдется» Анна Александровна  всполошилась, испугавшись за здоровье мужа  «Сергей, я сколько тебя просила прививку сделать. Все кроме тебя привиты. А ты, как дитя малое, упрямству твоему хоть кто позавидует»
 Не обошлось, как надеялся Сергей.
Прошло около месяца.  Все чаще, Сергей Александрович стал замечать, слабость во всем теле. Болели мышцы, пропал аппетит. Но он упорно не шел к врачу, скрывая от жены  странное недомогание. Пока однажды, не свалился с высокой температурой, достигшей 40 градусов.
 
 Аня вызвав Скорую Помощь, отправила мужа в больницу.  Диагноз, озвученный ей на следующий день, оглушил женщину.  «Энцефалит!»
Долгие месяцы лечения, Анна не находила себе места. Она кляла себя за вечную занятость на работе.  Считая себя виноватой зато, что не настояла на  прививке. А потом, когда мужа укусил клещ, она не  настояла на том, чтобы он пролечился профилактически, на всякий случай.
Анна взяла отпуск на работе, чтобы самой ухаживать за мужем. В первые дни лечения, ему было совсем плохо. Однажды, когда она сидела рядом, держа мужа за руку, он открыв глаза, тихо заговорил.- «Анюта, я умру наверное скоро. Мы хорошо с тобой жили.  Молчи, молчи — видя, что Анна  что-то хочет возразить,  чуть приподнявшись продолжал Сергей, - Жаль, что ты так и не смогла полюбить меня. А я так старался быть тебе хорошим мужем и другом.   Я никогда не спрашивал тебя о прошлом.
Не хотел больно делать.  Но одно я понял за эти годы. Ты не Машенькиного отца  всю жизнь любишь.  Скажи мне сейчас, прошу тебя. Кто он и любишь ли ты его по прежнему?»
Оглушенная этим признанием мужа, Анюта долго молчала, не зная что сказать. Она могла бы успокоить Сергея, ответив ему, что это просто ревность и он не прав.
Но настолько ли он не прав?   Этого Анна и сама не знала.  Она так и не сумела полностью, до конца избавиться от болезненной памяти о Сережке Шмакове.  Не смогла вырвать саднящую занозу из сердца.  Конечно, Анюта ни разу не пожалела о том, что стала женой Сергея Виноградова.  Анна была слишком благодарна этому человеку, сумевшему вернуть ей веру в любовь и доброту. Но полюбить его так, как любила она всю жизнь другого Сережку, Анна так и не смогла.


Сергей Александрович, в возрасте  58 лет, вышел из больницы инвалидом.
 Это выражалось в подрагивании его конечностей, в легком заикании, в быстрой утомляемости.
 Посоветовавшись с дочерьми, супруги продали приватизированную квартиру и уехали на родину Анны. Жить в Омске, в своем домике  недавно умершей матери  Сергея, Аня не согласилась.
« Там где я жила, сосновый бор к порогу подступает. Воздух  цветами пахнет.  А в городе пыль, бензиновая гарь. Сам подумай» - уговаривала она мужа.
 Сергей, до сих пор влюбленный в жену, как юный мальчик, и не собирался спорить с Анной .
Они приобрели небольшой, уютный дом  недалеко от Оби.
В первые годы их жизни на новом месте, Сергей заметно окреп.  Он  сам обрабатывал небольшой огород.  И это занятие доставляло ему удовольствие. Но леса Сергей стал бояться. И не  заходил в бор дальше опушки. А еще, он почему-то боялся оставаться дома один. Анну тревожили эти странные симптомы. Хотя во всем остальном,  муж ее казался совершенно нормальным. 

Прошло почти 10  лет  их жизни  в селе.   Иногда, проходя мимо бывшего дома Шмаковых, Анюта чувствовала притупившуюся боль в  душе. Сердце ее замирало и  глубокий вздох вырывался из груди. Никто и ничего не знал о Сережке и его семье. Никто не мог ей рассказать  ей о Нине.
Боясь признаться самой себе, Анюта  в глубине души, надеялась в этой жизни, еще хоть раз, хоть издалека, увидеть Сергея.

Зачем ей это было нужно?   Наверное никто никогда не смог бы ответить  ей на этот вопрос.  Здесь, в селе, где она впервые встретила кареглазого мальчишку с белыми пятнами облупившейся от солнца кожи, где впервые  полюбила так, что едва не теряла сознание при одной только мысли о нем, Анна снова стала писать. Стихи ее были безнадежно грустны.  Еще больше грусти добавлял подавленный вид мужа. После нескольких лет улучшения, он стал стремительно сдавать. И это выражалось в его забывчивости, резкой потере памяти.


   
 
 

 
Анна Александровна, вышла из ворот своего небольшого домика. Накрапывал противный, осенний дождь. Вздохнув, женщина раскрыла зонт и  отправилась по своим делам. Вчера она получила пенсию. Необходимо было пройтись по магазинам, приобрести кое-какие моющие и прочие мелочи.
Она совсем не обратила внимания на  черного цвета иномарку, притулившуюся на противоположной стороне улицы.

 
 
 Ей не пришлось отойти и пяти шагов.  «Анюта»   голос тихий, неуверенный резанул по сердцу так, что Анна схватилась за грудь.  «Кто это?  Память сердца уже  кричала ей, кто это. А мозг еще не понимал, отчего оно так колотится. Отчего это сердце так заныло и  пересохло вдруг в горле.  Резко обернувшись, Анна впилась глазами в лицо мужчины. «Вы откуда меня ….» - женщина не договорила, пропал голос. Весь мир завертелся у нее перед глазами и  услужливая память отбросила ее  более чем на 40 лет назад.
«Сережа» - выдохнула она.   Не помня себя, Анна шагнула к седому мужчине и  остановилась не в силах сделать еще хоть шаг. Все завертелось перед глазами, пропали все звуки.  Ничего и никого вокруг, кроме него, ЕЁ Сережки.

 
Не седина и ни твой вид усталый,
не обманули. Я смогла узнать.
Ведь даже сердце биться перестало
В тот миг, чтоб грудь мою не разорвать.
Стоя вплотную к ней, он что-то говорил. Аня не слышала его слов. Лишь звук его, почти не изменившегося голоса. Он осторожно взял ее под руку и повел к машине. И только сидя рядом с Сергеем в уютном и теплом салоне, Анюта словно бы очнулась от  сна. «Господи, Боже ты мой! Сережка, неужели это ты? А я уже и не надеялась встретить тебя в этой жизни»- Анна Александровна почувствовав, как дрожит ее голос, замолчала, боясь расплакаться. Кажется уж и не к чему, в такие-то годы.
«Как ты Анюта?  Как жизнь, что нового?  Слышал ты здесь уже давно? «
«Да? А от кого слышал»
 «Да Пашка  Букин, одноклассник наш рассказывал»
 Павел Букин не покидая села, прожил в нем всю жизнь.  Анюта  часто виделась с ним то в магазине, то в поликлинике.  И неудивительно, что Павел  что-то рассказывал Сергею.
Шмаков  завел машину и она тихо урча, повезла их куда-то. Аня занятая своими мыслями, оглушенная неожиданной встречей с тем, о ком никогда не забывала,  кажется даже не заметила, что они тронулись с места.
«Поехали к нашему «крокодилу» Анют. Помнишь его?»
Помнила ли она про «черного  крокодила»? Странный вопрос. Она никогда о нем и не забывала. Каждый раз, отправляясь за земляникой  или лесными грибами, Анюта обязательно делала крюк по лесу, чтобы    выкроить хоть минуту и постоять у почти полностью замытого песками, потерявшего «крокодилий» вид, бревна.
Солнце выглянувшее и-за туч, прогнало дождь и   озарило  еще не  совсем осыпавшееся золото берез, густо растущих  между темно зеленых сосен.
Сергей остановив машину на берегу Оби, открыл дверцу и подал руку Анне. «Смотри, а крокодил наш почти утонул»- В голосе его послышалось сожаление.
«Да, Сережа,   - тихо  отозвалась Анна, - Утонул крокодил, прошла юность, подросли дети, появились внуки. У тебя внуки есть?
 «Четверо уже — в голосе Сергея Анна уловила  гордость.
Вернувшись к машине, он включил    встроенный магнитофон. «У меня тут танго наше есть. Сейчас  заиграет. Помнишь, ты Аргентинское любила?»
Анна молчала. «Странно, почему он спрашивает помню ли я? А разве это вообще можно забыть!?» Сергей протянул Анюте руку, приглашая на танец. И снова, как много лет назад, они тихо двигались под завораживающие звуки мелодии.   Годы не пощадили ее, но еще больше — его. Он  огрузнел На лице залегли глубокие и резкие носогубные складки.  Еще более заметные морщины испещрили   его лоб.  Некогда красиво изогнутые брови  торчали  седыми кустиками. И только глаза остались, почти прежними.
 «Анюта, а я ведь за тобой приехал» - в упор глядя на Анну, пробасил он.
 Анюте  показалось, что она ослышалась. «За мной!? Это как же? А Сергей, мой муж?. А  Лидия твоя, а дети, внуки? С ними как быть?»


Но казалось, что Сергей просто не слышал ее.
 «Лида умерла три года назад. Детям я не нужен   Мы в Белокурихе жили. У Коли Потникова, Нинкиного мужа, там родни много. Помогли с работой, с жильем. Потом мы свое получили. Прожили , детей вырастили, а как Лиды не стало, так и я детям не стал нужен.  Просто выжили из квартиры. Я сейчас  у Нинкиного свекра в доме живу. Дед умер. Домик правда, не большой, но нам с тобой хватит. Хоть под старость лет поживем по -человечески!»
 Звуки танго померкли, истончались, уплыли куда-то в нахмурившуюся даль. Анюта осторожно   расцепив руки Сергея, отступила в сторону. Ей как будто бы,  захотелось лучше рассмотреть того, о ком она страдала всю жизнь. Чей образ сводил ее с ума, не давая   безоглядно  любить того, кто сидел сейчас в их маленьком домике, кто  боготворил ее   почти 30 лет.
Кто  молча страдал, чувствуя, что сердце её не полностью отдано ему.  Кто без единого слова упрека, читал ее безумные стихи- признания другому. Вот этому, что стоял сейчас перед ней. «А с мужем моим как быть?» - повторила Аня.  «Анюта, но ведь ты оставишь ему дом и все что в нем. Нам с тобой хватит до конца жизни. У меня пенсия. У тебя тоже.  Дети сами по себе. Мы им не нужны. Нам о себе уже пора подумать»
«Сереженька»- одними губами шепнула Аня. - Господи, прости меня. Он сидит там, в темноте один и ждет. Ему же страшно»
 «Сергей  Олегович, я уже не молоденькая по лесу бегать. Прошу вас, отвезите меня срочно домой. Мой Сереженька там наверное с ума сходит»
Не слушая больше  возмущенных и крайне удивленных его слов, Анна быстро сел в машину и    нетерпеливо нажала на сигнал. «Быстрее, Сергей Олегович. Пожалуйста»
 Уже подвозя ее к дому, Сергей с недоверием переспросил «Ты что, Ань совсем меня разлюбила?»
 «А за что тебя любить было? Возможно и любила. До первого твоего предательства!    А дальше - это наваждение было.  Навязчивое  танго длиною в жизнь. Ты знаешь, Сергей. Я только сейчас поняла, что не люблю я танго. Прощай Сергей. Я очень рада, что сегодня тебя встретила. Хоть остаток жизни поживу счастливо»
Во дворе почти уже стемнело, но окна  её дома, обнадеживающе светились в темноте.
«Сереженька- закричала Аннушка, вбегая в дом — где ты, милый мой?»
 «Анюта!!!  Как ты меня назвала? Анечка, любовь моя.»- он вышел к ней закутанный почему-то в одеяло (видимо снова боялся кого-то).
«Ты меня не бросишь? Не уйдешь к нему?»
«К кому!?»
«А к тому, кто тебя у дома караулил на машине»
 «Нет, мой милый. Нет никакого ТОГО. Есть только ты и я.  Наши дочки и внуки»
Через неделю, получив от дочек крупную сумму денег, супруги Виноградовы вылетели в Москву в лечебно -реабилитационный центр, специализирующийся на лечении последствий энцефалита.

 

© Copyright: Сараева, 2016
Свидетельство о публикации №216120201779

Онлайн Татьяна

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 29173
  • Имя: Татьяна
  • Карма: 89658
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #10 : 21 Июнь 2017, 08:58 »
  • 3
Бегемотичка, спасибо!!  :lasso: :flower3:

Оффлайн veta76

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 15531
  • Карма: 75589
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #11 : 21 Июнь 2017, 09:28 »
  • 1
 :flower3: :flower3: :flower3: только до середины дошла..интересно, но дела,...вечером дочитаю.

Оффлайн кисюня

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 15515
  • Имя: зинаида
  • Карма: 11204
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #12 : 21 Июнь 2017, 11:11 »
  • 3
Бегемотик! Рыбка моя ! Огромное спасибо тебе за эту чудесную повесть о любви !img]https://kak2z.ru/my_img/img/2016/01/08/99304.gif[/img]

Оффлайн ATA

  • Новичок-молчун
  • Сообщений: 10
  • Карма: 52
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #13 : 21 Июнь 2017, 19:33 »
  • 1
Безумно интересная история. Ставила бы плюсы, пока рука не устанет

Онлайн Правда Викторовна

  • Колючая команда
  • Друг
  • Сообщений: 3291
  • Карма: 28265
Танго длинною в жизнь.
« Ответ #14 : 21 Июнь 2017, 21:58 »
  • 1
Бегемотик, спасибо, солнышко, прочитала с удовольствием!!! :flower3: :flower3: :flower3: :lasso3: :lasso3: :lasso3:


 

Страшно... но это жизнь.

Автор Лиса

Последний ответ Сегодня в 06:16
от Лиса
Ответов: 58
Просмотров: 1763
Жизнь быстротечне, а думаешь, что вечна.....

Автор irinka5

Последний ответ 07 Декабрь 2017, 19:48
от germania
Ответов: 5
Просмотров: 471
Всегда есть, за что полюбить это утро, этот день ... эту жизнь!

Автор Iraaaaa

Последний ответ 04 Декабрь 2017, 10:05
от sonata
Ответов: 12
Просмотров: 403
Про жизнь...

Автор Lana007

Последний ответ 03 Декабрь 2017, 16:04
от Бабатанюша
Ответов: 4
Просмотров: 680
Мой итальянский опыт. Жизнь без возраста

Автор ingred

Последний ответ 29 Ноябрь 2017, 05:19
от milapav
Ответов: 6
Просмотров: 1002

Размер занимаемой памяти: 1.75 мегабайт.
Страница сгенерирована за 2.141 секунд. Запросов: 66.