Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям

1. Хрустальный Томск (Новогоднее очарование 2018 - Конкурсный раздел) от Правда Викторовна 2. " Должен вам сказать . Мне не стыдно за моих друзей* (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от Кэрричка 3. С Днем Рождения, Александра !!!!! (Колючий взгляд на Дом 2) от Юлич 4. А помните Шаньгиных? Что это было? (Дом 2 слухи) от simona963 5. ПФР заявил об отсутствии в России бедных пенсионеров (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от Душенька 6. Гажиенко. Мои (Дом 2 новости) от Лорена
7. Вопрос животноводам ))))) (В мире животных) от куршская коса 8. Асратян. Иногда хочется расслабиться отдохнуть,собраться с мыслями. (Дом 2 новости) от Благоразумная 9. 10 мотивирующих цитат, которые вернут тебя к жизни!..... (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от irinka5 10. В Китае разработали “настоящий” квантовый плащ-невидимку? (Интересное и необычное) от подруга 11. Рима Пенджиева. Можно закрыть глаза на то, что видишь. (Дом 2 новости) от Лорена 12. Марсо. Ребята! Вы хотите видеть от нас с Олей видео рецепты? (Дом 2 слухи) от laura

Люди и звери  (Прочитано 985 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10504
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71423
Люди и звери
« : 22 Май 2017, 18:15 »
13


Сараева
Часть первая.

Гладкошерстная, небольшая собачонка Жулька, была скорей всего, беспородной дамой.  Возможно кто-то из дальних родственников и принадлежал к роду такс или других гладкошерстных.  Жулька об этом не знала.
На всю свою собачью жизнь она запомнила как  грубая  человеческая рука ухватив ее за загривок,  немилосердно вышвырнула из теплого, мирно урчащего нутра какого-то доброго зверя.
Совершив неожиданный, незапланированный полет , Жулька мягко приземлилась в грязь придорожной канавы. А урчащее, совершенно не страшной чудовище, мигнув красными огоньками, побежало дальше по ночной, пустынной дороге.
В первую секунду Жулька не понимая что происходит, мгновенно вырвалась из грязевого плена и выскочила на дорогу.

Она несколько минут, высунув язык, бежала следом за другом,  которым  считала сбежавшее, остро пахнущее существо. Жулька поначалу не  почувствовала боли  в ободранной лапке. Боль была где-то внутри нее. Она волнами поднималась откуда-то из глубины ее существа, приливая к сердцу.
Усевшись на дороге, Жулька завыла, подняв голову к небу.

Она была совсем одна в незнакомой местности,  брошенная на произвол немилосердной судьбы.  Вернее - выброшенной. Грубо и безжалостно выкинутой из окна  "девятки" сильной , хозяйской рукой.
Но за что?  Неужели только потому, что отцом ее, по недосмотру хозяина, стал  беспородный дворовый пес Егерь, что жил неподалеку от роскошной дачи  Жулькиного хозяина.

Жулька хорошо помнила своих братьев и сестер, копошившихся рядом, под теплым боком их матери. Помнила чей-то тревожный голос, глухо бормочущий у ее уха. И хотя она ни слова не понимала по "человечьи", интонации этого голоса настораживали.
"Ох, горе-то какое!  И что я хозяину скажу, когда приедет. Хотя гуляла ты, Матильда при нем. А виноват все равно я буду" Слушая этот голос, Жулька усердно сосала материнское молоко, опасаясь одного лишь. Чтобы ее  сестра или брат не оттолкнули и не овладели теплым, вкусным соском матери.

В первую же ночь своего существования, уснув в теплом щенячьем клубке, Жулька проснулась в полном одиночестве. Она лежала в конуре замерзшая  и громко скулила.  Но вскоре появилась ее мать и облизав крохотное тельце, свернулась вокруг него горячим клубком.

О том, что у Жульки были братья и сестры, она быстро позабыла.  Позабыла об этом и мать Жульки.  Сторож богатой дачи директора КОПТОРГа, унес новорожденных щенков куда-то в сторону  небольшой речушки.   Справедливо предположив, что умная Матильда породы "Русский спаниель", будет искать щенков, он решил до возвращения хозяина из  заграничной поездки,  оставить одного из  них. 
"Отдаст кому-нибудь из соседей, дачу сторожить"- решил сторож.
Старик был подслеповат и не заметил, что оставил сучку , вместо запланированного кобелька.

Жульке было уже около двух месяцев, когда на дачу нагрянул хозяин. Он прибыл с женой,  капризной дамой средних лет и сыном Захаром. Мальчику исполнилось двенадцать. Несмотря на упорные попытки родителей, окончательно и бесповоротно испортить ребенка, Захар все еще оставался обыкновенным мальчишкой  восьмидесятых.
Не было еще в то время элитных  школ для "золотых"детей.  И хотя родители таких, как Захар, предпочитали бы учить своих  отпрысков отдельно от остального "быдла", Советская власть, хоть уже и покачивалась, но все еще  крепко держалась на ногах. И все еще призывала таких, как отец Захара к ответу. А иногда даже и к уголовной ответственности.

В России появились первые иномарки. Директор КОПТОРГа держал свои сбережения в таком месте, куда бы не догадался заглянуть самый опытный опер.  Денег на иномарку у отца Захара хватало.  И даже с излишком.   Но он выжидал более удобного момента.   Опасно было в данной ситуации доставать кубышку из схрона.
Можно было при существующих законах, вполне поплатиться свободой.
Захар, прибыв с отцом на дачу, выпрыгнул из машины и побежал во двор первым поздороваться с дедом Егором, сторожем  и своим тайным другом.

Из будки, с радостным лаем, под ноги мальчику бросилась Матильда. 

Захар присев на корточки, ласково гладил собаку и  весело смеялся. Стояла середина августа. До школы было еще целых две недели. Погода стояла отличная. Вполне хватало времени  для купания и рыбалки.
"А это еще что за урод? - прозвучал над головой мальчика грозный голос его отца. С удивлением подняв глаза и проследив за направлением отцовской руки, Захар увидел выползающего из будки Матильды,  черно рыжего щеночка.

"Ой, какой классный! - мальчик подхватил щенка и прижав к груди, громко чмокнул того в мокрый, пахнущий молоком нос.
Позади громко взвизгнула мать Захара :"Сынок, ты что, с ума сошел?  Немедленно брось эту гадость!" Мать подошла вплотную к онемевшему от удивления сыну и тыча наманекюренным пальцем в сторону щенка, брезгливо зашипела:" Выкинь это!  Он же беспородный. Глистатый наверное и блохастый."   
Дальше последовал крупный разговор отца со сторожем дедом  Егором.
Старик попытался было робко напомнить хозяину  то обстоятельство, что Матильда огулялась при нем,  хозяине, без ведома деда Егора. 
Но взбешенный  директор так наорал на беднягу, что дед, хватаясь за сердце, поспешил убраться со двора подальше.

Захар, прижимая к груди щенка, все это время просидел за будкой Матильды, с ужасом вслушиваясь в разъяренный голос отца.

" Захар, а ну подь сюда-  позвал отец - и убдюдище это беспородное сюда неси"
Мальчик, осторожно опустив щенка в густую траву, медленно приблизился к отцу.  Он  предстал перед разъяренным папашей с упрямо сжатыми губами.
Не поднимая глаз, чтобы не показать отцу всю свою непокорность, ребенок молча выслушал отцовское решение:"Шавку эту отдай сам кому-нибудь. Не отдашь, я сам лично ему башку отверну.  А тебе, сопляк, пора мужчиной становиться. Хозяином этой жизни, как твой отец. И не смей больше всякую мерзость на руки брать"

Отец величественно, насколько позволяло его заплывшее жиром тело, удалился в дачный, роскошный дом следом за женой.

Захар, подняв на руки повизгивающего щенка, вышел за ворота ограды. Он долго бродил по поселку, пытаясь пристроить двухмесячного симпатягу щеночка.
Некоторые из обитателей дач, отмахивались сразу. Другие, заглянув под хвостик собачке, разочарованно  причитали, что  если бы кобелек, а то  еще та морковочка :swearing: ...

Ближе к вечеру, Захар с тремя лучшими друзьями ровесниками, отнесли щенка на заброшенную дачку в конце поселка.  Здесь они, в крохотной баньке устроили для   него временное жилье.

Мальчишки договорились, что будут до самой школы, по очереди приходить сюда, чтобы кормить собачку. 
Мальчики так и делали. Днями они, убегая на озеро, брали Жульку с собой.  На ночь уносили в баньку. Кормили всем, что удавалось стащить из дома.  По ночам Жулька  скучала и подолгу плакала, взлаивая и подвывая. Но через неделю привыкла  обходиться без матери.
К началу учебного года, мальчишки разъехались по своим домам и квартирам.
В поселке оставались зимовать всего три - четыре   пожилых старика.  Из тех, кому идти было некуда. Они давно уже жили здесь в качестве бессменных сторожей у богатых хозяев.

Егор, бывший в курсе Захаровой тайны, вызвался присматривать за Жулькой.
Дождавшись, пока ляжет снег, Егор переселил Жульку в опустевшую будку Матильды. Ту хозяева увезли с собой. Намечалась запланированная вязка Матильды с чистокровным спаниелем из соседнего района.   Хозяева знали, что такое мероприятие принесет им неплохой доход.
Чистокровные щенки русского спаниеля, хорошо продавались.
Дед Егор имел в собственности старенький, раздолбанный "Запорожец"  Отправляясь в город за продуктами, старик часто брал Жульку с собой. Собачка настолько привыкла к машине, что считала ту чем-то вроде живого существа, вроде друга.
Быстро прокатилась зима.  А ближе к весне, повзрослевшая, возмужавшая собака почувствовала в себе что-то неладное.  Ее все время тянуло из дома.   Что-то непонятное, томительное гнало Жульку со двора.  Чему положено было природой, то и свершилось. 
Жулька встретила свою первую любовь в образе беспородного, полудикого пса из тех, кого выбрасывают дачники, уезжая осенью в свои теплые городские квартиры.
А спустя еще пару недель, на дачу нагрянул хозяин.  Обычно он приезжал на своей "девятке" после того, как сын заканчивал школу. Но на этот раз, директор КОПТОРГа , прибыл один и на неделю раньше обычного срока.
Растерявшийся Егор, не успел отвести Жульку в баньку. Ту, где прятали ее когда-то дети, спасая от гнева высокомерного папаши Захара.
Жулька выскочив из будки Матильды, залилась звонким лаем, потешно прыгая вокруг ног раздобревшего хозяина дачи.. Узнал тот бывшего щенка или нет, но он с силой поддел носком ботинка под зад собачонки, отшвырнув ее  в сторону: "Что это ты, старый, сам нюх потерял, что шавку тут завел? - обратился он к поникшему старику. - Убрать с моего двора немедленно"
Егор, не возражая хозяину, отозвал собаку и вышел вместе с ней со двора.
Он отвел ее в конец поселка и  накрепко подпер колом баньку, в которую запер Жульку. Но ночью кто-то, из близко живущих соседей, не выдержав тоскливого воя плененной Жульки, выпустил ту на свободу.
Каково же было недоумение и злость хозяина, когда наутро, он увидел собаку, лежащей под его машиной: "Вот  божье создание :swearing: , пришибу!   А тебя - обратился он к Егору - выкину, как эту шавку на улицу.  Подыхай на помойке, старый алкаш"

Дед Егор являлся дальним родственником хозяина. В 70 лет схоронив жену, он запил по черному.   Его единственная дочь, сама уже мать троих мальчишек, долго с отцом ге церемонилась.
Она уговорила родителя подписать дарственную на квартиру ее старшему сыну, внуку деда Егора.
А когда соответствующие бумаги были заполнены, благодарная дочурка, просто вышвырнула пьющего старика на улицу.

Но, наслушавшись упреков от соседей и знакомых, сумела каким -то образом пристроить отца в бессменные сторожа к своему троюродному дяде на дачу.  Этим дядей и был директор КОПТОРГа.
Дед Егор давно уже "завязал" с алкоголем.  Целый месяц жизни среди бомжей на улице, отрезвил его мозг.  Боясь снова быть отвергнутым родными, дед Егор держался за свое место, как черт за праведную душу.

И вот сейчас он, не поднимая глаз, униженно кланяясь хозяину, бормотал извинения и заверения, что собаки сегодня же не будет в поселке.
"Сиди уже, старый болван. Я сам ее увезу.  А ты, если проболтаешься Захарке, то точно  на помойке жизнь свою никчемную закончишь".  Вечером, отправляясь домой в город, до которого было километров 70, хозяин приказал Егору, посадить Жульку в машину. 
 Егор, подстелив на заднее сидение "девятки" кусок войлока, усадил послушную Жульку в машину.
Собака не выказала никакого беспокойства. К запахам машин она привыкла. К Егору   - тем более. Но когда за руль сел человек, больно пнувший ее накануне, Жулька недовольно заворчала.
"Свои, Жулька, свои. Не бойся" - послышался за окном успокаивающий голос деда Егора. Подчиняясь ему, собака замолчала и вскоре уснула, покачиваясь на мягких рессорах.
Собака не могла видеть, как ее бывший друг и хозяин дед Егор, смахнув со щеки мутную слезинку, тайно перекрестил удаляющийся автомобиль.

На полпути, когда солнце уже скрылось за горизонтом, хозяин на минутку приостановил машину. Он перегнулся через сидение и ухватив Жульку за шиворот, выкинул ее на  пустынную дорогу.

 На отчаянный вой собаки, откликнулись псы из небольшой деревеньки, расположенной неподалеку от дороги.
Жулька прислушалась. Хвост ее заранее подобострастно забил по  плотному полотну дороги. Вскочив на ноги, Жулька побежала в сторону собачьих голосов. Туда, где в ночной темноте, едва угадывались крошечные точки огоньков.
На подступах к небольшому селу, путь собаке преградил длинный забор из редко приколоченных досок. Жулька свободно проскользнула во внутрь ограды. Туда, где так вкусно пахло животными и каким-то  варевом.
Принюхавшись, собака проследовала к небольшому  домику, который на фоне длинных строений, выглядело совсем маленьким. В единственном окошечке ярко горел свет.  Из приоткрытой форточки пахло так, что у Жульки больно заурчало в голодном желудке.

"Ауууууу, Авв, авв"- пронеслось над тихими окрестностями. Жулька взвывала и подлаивала, не заботясь о том, что этим может накликать на себя беду. Слишком уж требовательно урчало в животе, слишком больно грыз внутренности беременной  целлый коллектив морковок :swearing: , проклятый голод.
Дверь сторожки распахнулась и на низенькое крыльцо из теплого нутра домика, ступил высокий старик.:Ты чего это тут базлаешь?   Что тебе надо, бедолага?   Видать отощал совсем, коли страх потерял" - старик вернувшись в сторожку, вынес в небольшой кастрюльке  одуряюще пахнущее варево. "На ко, вот на доски тут. Не дам же я тебе в своей посудине.  Ты хоть и Божья  божье создание :swearing: , а все ж, под хвостом своим лижешь,  порода ваша така!"

Старик вывалил содержимое кастрюльки на нижнюю ступеньку крыльца.  Жулька, позабыв всякую осторожность, жадно накинулась на еду.

Утром, рассмотрев спящую на крыльце собаку, старик разочарованно присвистнул"Эх ма,  еще та морковочка :swearing: !  Вот уж незадача. Ну ладно, живи, что поделаешь. Все Божья  божье создание :swearing:  рядом будет, мой-то Полкаша, от старости  помер. Скукотно тут одному и дома тоска заедает.  Старуху схоронил .  Дети разъехались, да и что им тута делать в деревне-то"- разглагольствовал сторож, поглаживая Жульку.

Та, закрыв глаза от счастья, перевернулась на спину, подставляя старику голый животик.  "По моему, ты с пополнением, мать - Грядки-то вон набухли.  Беда, да и только. Здесь вон и без твоего выводка целая свора беспризор бегает.   Плодятся как хотят.  Раньше хозяева смотрели за собаками. А сейчас некому.   Многие уехали, побросали своих животин.  А я так думаю,  Жучка, что не по Божески это.  Взял на себя заботу о животине, так и держи ее. Ведь душа в ней тоже живая."
  Жулька слушала ровно текущую речь старика с полным одобрением. Лишь на  слове "Жучка" радостно вильнула хвостом.

"Ну вот и познакомились.  Я дед Гаврила, если что.  А ты - Жучка. У нас тут и Люси есть, и Мики.  А нормальные собачьи клички, позабыли люди"

Жизнь Жульки после встречи со сторожем конюшни дедом Гаврилой, почти не изменилась.  А по мнению Жульки, так стала еще лучше. Богатые хоромы директора КОПТОРГа для собаки казались чем-то враждебным и бесполезным.
То ли дело, сторожка Гаврилы. Уютная, пропахшая  запахами конской упряжи и  вкусным супчиком, каким кормил дед Жульку.   
И кони, которых Жулька увидела впервые, несмотря на свои устрашающие размеры, внушали умной собаке только восхищение.

Жулька помогала сторожу выгонять лошадей по утрам в поле.   Стояла та золотая пора, когда весенне-полевые работы в колхозе уже закончились, а сенокос еще не наступил.  Лошади отдыхали. Лишь изредка кто-нибудь из колхозников, с разрешения председателя,  брал лошадь для личных нужд.

Председатель колхоза считал, что летом для ухода за лошадьми хватит и одного сторожа и конюха в одном лице.   Пасутся кони сами, сами воду для питья находят в ближайшей речушке.  Зимой — другое дело. И корма по кормушкам разнести надо, и почистить за лошадьми. И самих лошадей  обиходить необходимо.   
Штатного конюха, молодого и здорового, на летнее время  , председатель перевел на  другую, более важную, по его мнению, работу.

Жулька с радостным лаем бегала среди мирно пасущихся животных.  Она то  возвращалась на конюшню полакать супчика из новенькой плошки, то снова убегала в луга, где паслись стреноженные животные.
Мудрые кони, привыкшие с рождения к людям и другим животным, Жульку не пугались.
  Ближе к вечеру, они возвращались в конюшню, где их ждали порции овса в кормушках. Жулька, гордо сопровождающая колхозный табун, чувствовала себя настоящей хозяйкой этих сильных и красивых животных.
Собачья беременность длится не более 70 дней.  Прошло  уже полтора месяца, как Жулька обрела новую "прописку" и нового хозяина.
  В начале июля, Жулька почувствовав тревогу и неосознанное  желание спрятаться подальше от глаз.  Она вырыла под крыльцом  уютную ямку. Стащила у деда из сторожки старый половичок.  Зачем он ей понадобился, Жулька едва ли могла ответить.  Даже на своем, собачьем языке.   Просто знала откуда-то, что так нужно.
Забравшись в свое логово, Жулька  произвела на свет четырех щенков. Все они взяли окрас обоих родителей.   Черно - карие в Жульку. Но желтые пятна над глазами им достались от отца.
Утром, услышав щенячий писк под крыльцом, дед Гаврила расстроился не на шутку. "Ох, не люблю я этого. - Грех на душу под старость лет брать.  Но делать нечего.  Иди ка, мать Жучка ко мне. Ну иди, иди не бойсь.  Считать не умеешь.  Даст Бог не заметишь. "- Гаврила вытащил упирающуюся Жульку из под ступеньки крыльца "Пойдем, покормлю бедолагу, тебя"- он запер собаку в своей каморке, предварительно   подсунув к ней полную  миску отварных макарон  сдобренных свиной тушенкой.
Давно Жульку не баловали таким обедом. На время позабыв о спящих детях, Жулька принялась торопливо глотать угощение.
Во дворе заскулили щенки. Жулька бросившись к двери,  поняла что та заперта. Она выла и скребла когтями доски двери. И под этот вой, старик торопливо уходил от ворот конюшни, унося троих щенков, завернутых в кусок мешковины.
В норе Жульки он оставил самого крупного кобелька.
Добежав до  выгребной ямы коровника, находящегося неподалеку от конюшни, старик бросил щенков в яму, наполненную навозной жижей.  "Прости, мать.  Так надо, не обессудь"- пробормотал дед, неумело крестясь.  Руки его дрожали, старческие глаза слезились.  Сердце предательски бухало в груди, как молот.  "Ну, это не по мне. Куда ее девать, Жучку-то?   Не смогу я больше щенков изводить. А она ведь таскать их по три раза на год будет"

Вернувшись к сторожке, Гаврила  отбросил кол, подпирающий дверь сторожки. 
Жулька выскочила из каморки, едва не сбив старика с ног.  Забившись в логово, Жулька принялась обнюхивать и вылизывать щенка. Поняла ли она, что произошло?   Возможно. Но так уж устроено мудрой природой, что животные не умеют считать.  Собаке оставили ее детеныша, позволили  заботиться о нем. И она в благодарность за это, быстро простила человеку его невольное преступление.
 Гаврила долго  сидел на корточках у собачьего убежища, прося у Жульки прощения.   Ласковый, успокаивающий голос старика успокоил и Жульку.   К вечеру, вдоволь накормив щенка, она выползла из своего убежища..

Жизнь на конном дворе пошла своим чередом.   Приближалась сенокосная пора. А с ней  прибавилось забот сторожу. С утра он "выдавал" колхозникам по разнорядке лошадей, вечером принимал их. Кормил, поил, выгуливал, обтирал пот. Жулька, счастливая своим материнством, тем не менее, не забывала своих обязанностей и усердно помогала хозяину. Она считала своей почетной обязанностью сбить в табун и пригнать к конюшне оставшихся без работы, пасущихся неподалеку коней.
Жулькиному единственному сынку пошел уже второй месяц. Сытый, жизнерадостный  детеныш, уже ловко выбирался из логова и пробовал бегать за матерью. Но заботливая Жулька,  каждый раз утаскивала тяжелого сыночка назад.
Однажды случилось непоправимое.   Молодой, разыгравшийся жеребчик, наступил на малыша в тот момент, когда тот очередной раз выбрался из своего убежища.

Жулькин детеныш погиб.
Не понимая, почему  щенок лежит неподвижно, Жулька толкала его носом, пытаясь поднять, скулила и покусывала, но детеныш оставался неподвижен.  Запах мертвой плоти  она почувствовала гораздо раньше, чем тот начал разлагаться.
Этот запах пугал и приводил собаку в недоумение.  Наконец, поняв что произошло непоправимое, Жулька уселась над щенком и  горько, по человечески заплакала.  Она  то скулила,  то подвывала, напоминая своим поведением  убитую горем женщину, причитающую над погибшим сыном.
Расстроенный не на шутку дед Гаврила, попытался забрать щенка, чтобы предать земле. Но Жулька ощерив клыки, зарычала на своего хозяина.
"Ну поплачь, поплачь" - пробормотал старик, отходя в сторону.
Ночью он не мог уснуть, слушая тоскливый  вой Жульки: " Отвезу в город. Сыну отдам. Он животину уважает. Не обидит. А мне уж не под силу, такую беду слушать. Даже сердце прихватывает"- сокрушался про себя Гаврила.
 Утром, выйдя на крыльцо, он увидел лежащую на крылечке собаку.  Она передними лапами продолжала прижимать к себе  мертвого щенка.


"Ну, давай , мать, похороним  дитенка- то" - Гаврила осторожно забрал щенка.

К его удивлению, Жулька только слабо шевельнула хвостом.  Видимо, инстинкт подсказал собаке, что пора  довериться человеку.
Гаврила, умудренный жизненным опытом, понимал, что хоронить щенка нужно  в отсутствие собаки.
Он внес щенка в сторожку и открыл конюшню. "Ну давай, работай, мать.  Паси лошаденок - то. Твоя работа"
Как ни странно, Жулька тяжело поднявшись, поплелась со двора следом за табуном.  Едва она скрылась за воротами, Гаврила, прихватив лопату, укрылся за конюшней. Здесь у самого забора, он и устроил могилу бедному сыну своей верной собаки.  Сторож постарался зарыть щенка как можно глубже, чтобы его не унюхала Жулька. 
Проводив лошадей со двора, Жулька вернулась , едва старик успел закопать щенка. Собака, бросилась к норе, но тут же выскочила наружу. Подбежав к сидящему на крыльце старику, Жулька пытливо  уставилась на него. Дед Гаврила отвел  глаза, не выдержав тоскующего  взгляда собаки.
Весь остаток дня, собака металась по двору, то вползая в своё логово, то обегая и обнюхивая все уголки конного двора.Стойкий запах лошадиного пота надежно перекрывал собой все остальные запахи.
Наступила ночь. Старик, собрав табун,  распределил лошадей по стойлам и накормив собаку, отправился спать.  Жулька от ужина не отказалась  Она ела по инерции, не чувствуя ни запаха, ни вкуса. Полакав немного, собака еще раз обежала двор и протиснувшись между редкими досками ограды, выскочила на улицу.   Вернее, на вытоптанный лошадьми пустырь рядом с конным двором.
 Здесь на большом пустыре располагались , кроме конного двора, еще и два коровника. Жулька пересекла пустырь, минуя все строения и выбежала на дорогу. Ту самую куда ее выбросили  более двух месяцев назад. Она долго бежала по твердому покрытию, низко опустив голову.  Что собиралась найти здесь собака?  Или просто тоска гнала ее подальше от жилья?  Когда огоньки засыпающей деревни остались позади, Жулька перемахнув  неглубокий кювет, уселась на куче придорожного мусора и прислушалась.
В темноте наступающей августовской ночи, звонко стрекотали ночные насекомые.   Где-то  на краю  пастбища, у кромки леса грызлись между собой бездомные собаки.  Там была открытая площадка для забоя колхозного скота.
Подняв голову к звездам, Жулька собралась было пожаловаться им на свое горе. Но ее внимание отвлек какой-то  новый звук. Он был похож на писк ее новорожденного щенка.  Жулька, припав к земле, почти ползком пробралась к источнику звука.  Голосок, явно жалобный и беспомощный раздавался из зарослей полыни, которую обошли своим вниманием животные.
Крохотное, непонятное существо, совершенно не похожее на ее щеночка, лежало в траве.  Оно слабо попискивало и шевелилось, но не ползло, как полз бы ее щенок.
Осторожно обнюхав  находку, Жулька поняла, что ему нужна защита, тепло и ее Жулькино молоко.
Собака не стала "рассуждать" что это за детеныш, чей он и откуда. Она просто улеглась поудобней,  свернувшись клубком вокруг детеныша. Жулька долго  устраивалась, елозя в сухой траве, подталкивая свое горячее брюшко  под головку  найденыша, пока не почувствовала, как жадный , беззубый ротик крепко ухватил ее разбухший от молока сосок.

Неизъяснимое блаженство охватило собаку. Изогнувшись , насколько это было возможным, Жулька с упоением принялась вылизывать своего, вновь приобретенного дитя. Насосавшись молока, детеныш уснул.  Уснула и Жулька, прикрыв  голую щечку малыша своим хвостом от комаров.
Здесь и нашел их поутру дед Гаврила.


© Copyright: Сараева, 2015
Свидетельство о публикации №215110301480
#ИсторииИзЖизни


Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10504
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71423
Люди и звери
« Ответ #1 : 22 Май 2017, 18:17 »
  • 7
Люди и звери
Сараева
Часть вторая
Многодетная  мать одиночка, Зоя Шестернева жила на окраине большого районного города в частном секторе.  Дом Зое достался от родителей, рано умерших по причине большой любви к "зеленому змию"
Две запущенных комнаты и кухня с  обшарпанной русской печью.  Замужем тридцатилетняя мать троих детей не была ни разу.
Зое было 11 лет, когда утонул ее младший братишка  первоклассник.    После очередной трепки, полученной от пьяного отца, мальчик полуголый убежал из дома.  Дело было в  сентябре.  Дети только что пошли в школу.  Коля не пришел домой ни поздно вечером, ни утром. Но если бы он не явился еще несколько суток, родители его, не выходящие из состояния пьяного угара, скорее всего, не заметили бы отсутствия младшего сына.
Его скрюченный  маленький трупик, плавающий у самого берега озера, утром обнаружили рыбаки.   И хотя все тело Коли было в старых и свежих рубцах от отцовского ремня, стражи порядка, составлявшие протокол осмотра места происшествия, списали все на несчастный случай.   

Внутрисемейные дела были, и по сей день остаются, самыми нежелательными для расследования. Хоть милицией, хоть полицией.
Бабушка со стороны отца ребенка,  заручившись поддержкой сердобольных соседей,  сама, без помощи  невменяемых родителей, похоронила Колю.
Старший Зоин брат, шестнадцатилетний Гриша, с горем пополам, закончив девятый класс, побросал в рюкзачок свои нищенские вещички и ушел из дома.   
На прощание, Григорий  посоветовал сестре бежать из  проклятого этого дома, как можно дальше. Но Зоя была еще слишком мала .  Бабушка хоть и  проведала детей и помогала им чем могла, но взять на воспитание внучку, не решилась. Не то сына побоялась, не то надеялась, что присутствие в семье девочки, хоть как-то сдержит неуемную жажду алкоголиков родителей.
А спустя три года, после ухода Гриши из дома, родители Зои умерли отравившись паленой водкой.
  После похорон родителей, девочку забрала к себе двоюродная сестра  Зоиного отца, одинокая тетка Зина.    Узнав о смерти брата и его жены, тетка переехала из какого-то северного городка в город, где жил , пил и нелепо умер ее брат и его жена.
Зинаида не стала селиться в доме брата.  Она купила себе неплохое жилье неподалеку.     
Дом брата она решила оставить на всякий случай.  Мало ли что в жизни произойдет. Вдруг Гришка явится. Вот и дом ему будет.   Но Гриша так и не объявился за все эти годы.

Зинаиде на то время было не более сорока.  Никто из соседей так и не узнал о том, что за пять лет до  ее переезда , она пережила огромную, личную трагедию.   Ее муж и двое сыновей подростков, погибли в собственном доме,  отравившись угарным газом.   Сама Зинаида была на ночном дежурстве за городом. Работала женщина машинистом нефтенасосной станции.
На почве личной страшной потери, Зинаида  потеряла весь смысл жизни..   Узнав о смерти брата, решила, что сможет вырастить его детей

Но видимо, Зойкины гены и нерешительный, уступчивый характер тетки, не содействовали ее решению вырастить из Зои нормального человека.

Уже в шестнадцатилетнем возрасте, Зоя «пошла по рукам».



Характер Зоя имела добродушный, веселый. Она никогда не  задумывалась над тем, будет ли чем завтра накормить детей, во что их одеть - обуть.   Чем топить зимой дом, как жить дальше. Жила  женщина одним днем.   Она любила мужчин. Всех подряд, без разбора. Любила принять командированного в их город мужика по "высшему разряду"
Зоя работала на  большом местном "Мясокомбинате" в колбасном цехе.   
На проходной ее никогда не досматривали, разрешая унести палку - вторую  колбасы.  Вахтеры, в основном пожилые женщины, предполагали, что колбасу съедят дети Зои.  Но чаще всего, дети обходились вареной картошкой со снятой простоквашей.  Простоквашу Зое отдавали соседи. Конечно, жалея детей.    В частном секторе, почти в каждом дворе было свое подсобное хозяйство.    Рынка сбыта молочной продукции , практически не было.  Принимал местный "Молокозавод"  за копейки сырое молоко, но это не удовлетворяло зажиточных людей благополучного города. 
Город действительно был благополучным в экономическом отношении.  Здесь имелся огромный, известный на всю страну мясокомбинат. С его конвейеров ежедневно  сходило сотни килограммов разносортных колбас, тушенки,  мясных полуфабрикатов хорошего качества.   Имелся в городе  молокозавод, специализирующийся на выпуске масла и  кисломолочных продуктов.   Несколько пекарен, сыродельня.
Кроме того, земли частного  жилого сектора и огромные площади земли  вокруг города и далеко за его пределами, принадлежали  достаточно благополучному и богатому колхозу "Путь Ильича".

Люди в городе не бедствовали. Работы хватало всем. А во время уборки  урожая,  в город наезжали командированные со всех концов области.
Живую и забитую скотинку на мясокомбинат доставляли тоже отовсюду. Не  только из своей, но и из соседних областей.
Так что, командированных  мужиков хватало. "Женихов" у  любвиобильной Зойки - тоже. Женщину считали недалекой. Да и откуда ей было взять ума, если родители ее пили беспросыпно с самой свадьбы и до смерти.
 Отработав смену, Зоя  не торопилась домой.    Она «гуляла»  прохаживаясь между колонной машин, выстроившихся у ворот мясокомбината, Зоя выискивала себе очередного  кавалера.За детей Зойка никогда не переживала.  Знала, что тетка накормит ребят и  печку протопит.
 .Старшей дочери Кате шел седьмой год.   Следующей осенью девочка должна была пойти в первый класс. Раисе, второй дочери, исполнилось пять лет. Трехлетний Ванюшка, черноголовый и черноглазый, похоже имел в себе кавказскую кровь.
Если честно, то Зоя сама не знала от кого были ее дети. Да ее это и не тревожило, как не тревожило  то, что к началу зимы, у детей не было приличной одежды и обуви.
Зоя знала, что сердобольные соседи непременно отдадут ее детям  и одежду и обувь .  Своим детям купят все новое, а ее  дети получат поношенные вещи. "Не короли, походят и в ношеном"- думала Зоя.
А вообще-то думать ей не было времени.  Надо пробежаться по квартирам, продать колбасу,  котлеты полуфабрикаты, кусок мясной вырезки. На вырученные деньги -  купить  бутылку водки. На закуску колбаса у нее припрятана.  Огурцы, помидоры тетка даст. Она  недалеко живет.  Любит огородничать. Все излишке Зое тащит чуть ли не ежедневно.

У Зои были в городе свои надежные покупатели.   Соседям колбасу не продашь. узнают, что от детей отрывает на бутылку, перестанут снабжать излишками со своих хозяйств.  Вот и приходилось бедной любительнице чужих мужей, ехать в город с окраины, чтобы к вечеру на столе пузырек  стоял. Её кавалеры не считали нужным приходить в гости со своей выпивкой или закуской.А дети... ну что , дети?  Выросла же она  и двое её братьев на тычках и подзатыльниках вместо конфет. И ее дети вырастут.  В отличие от своих родителей, Зоя детей не била.  Она их просто не замечала, не обращала внимания за нехваткой времени.  Какие там дети, если к вечеру надо и комнату прибрать, чтобы не стыдно было гостя принять. И постель сменить. А главное, стол достойно накрыть.
Сегодня , во время работы, Зоя успела познакомиться с очередным кавалером.    Ночью мужчина привез на мясокомбинат машину забитых бычков.    Пока ждал утра, чтобы сдать мясо в колбасный цех,  уговорил вахтершу пропустить его посмотреть, как делаются колбасы.  Тут его и приметила вездесущая
Зойка.   Подошла, расспросила кто и откуда, ну и к себе на ночлег пригласила.
Мужику долго  до дома добираться оказалось.  Во многочасовой путь, лучше с раннего утра отправляться. А на сдачу мяса, целая очередь, к обеду только управится.
 К вечеру Зойка, накрыв  стол, вышла во двор и присела на лавочку, нетерпеливо поглядывая в сторону мясокомбината.    Дом ее  едва ли не рядом находился.   Десять минут хода до проходной.   Сергей, так звали ее нового кавалера, появился в конце улицы уже на потемках.  Машину с прицепом он оставил на стоянке у комбината.
 Так ему Зойка подсказала.   Она никому из своих ухажеров не позволяла  технику свою у ее дома ставить.Соседи не дураки и так все видят, а если и машины  у дома оставлять, то вообще  упреков не переслушаешь. А зачем они Зойке нужны?   Ей нужно, чтобы соседи ее детей одевали, подкармливали, а не   под Зойкину юбку заглядывали.

Гостя Зойка увидела еще издалека.   Подбоченясь, она вошла в дом, уверившись, что Сергей следует за ней.  Оглядевшись, он положил на стол большую коробку конфет.  Рядом  стала бутылка хорошего, белого вина. Зойка растерялась.   Далеко не каждый из ее ухажеров приносили что-то к столу.
 Хозяйка давно привыкла к такому отношению. А сейчас глядя на подарки, она непривычно засмущалась. «Ой, ну зачем вы так, Сережа?  Я на стол собрала. Вы с устатку-то давайте выпейте, покушайте. И я с вами.  А  с конфетами чаю попьем» «Так мне же сказали, что у тебя трое детей. Это им конфеты. Где они?»
Зойка растерялась еще больше: «Да на кой они тебе?   Пусть сидят себе в боковушке. Конфетами начни их приваживать, каждый день потом захотят. А я женщина небогатая. У меня денег лишних отродясь не водилось. И хватит про это. Давай за стол» - переходя на «ты»  протараторила хозяйка. «Давай за стол. Но конфеты детям отдай» -  наполовину уступил гость.
Недовольно надув губы, мать  приотворив дверь в соседнюю комнатушку, недовольно прошипела: «Нате, подавитесь, утробы ненасытные» - Зоя бросила в комнату коробку конфет и приторно улыбаясь вернулась на кухню.
Несмотря на небольшое недоразумение с  конфетами, вечер в обществе приятного мужчины, прошел у Зойки как всегда , на «высшем уровне»
Она, выпив глоток вина, заливалась звонким смехом на любую реплику гостя, прижималась к нему боком, заглядывала тому в глаза.
Справедливости ради надо сказать, что Зоя не была особой любительницей алкоголя. В раннем детстве, насмотревшись на пьющих родителей, девочка решила попробовать , что это за  напиток такой, от которого родители сначала пели, веселились, а потом начинали драться.
Семилетняя Зоя утянула у спавших пьяным сном родителей  оставшуюся водку.  В бутылке было   еще прилично жидкости.   Наполнив водкой половину стакана, Зоя почти полностью выпила противную, жгучую жидкость.
В себя она пришла только в больнице, куда ее отправила  бабушка по отцу.  Старушка, устав воевать с пьющим сыном и его женой, забегала в дом сына совсем редко. Только для того, чтобы проведать внуков.
Благодаря бабушке, Зойка осталась жива после утоления своего любопытства.
 Видимо, оттого, что пьяницей Зоя не слыла, соседи до сих пор от нее окончательно не отвернулись.
Сумасшедшая ночь с новым любовником, пролетела незаметно быстро. Ненасытная Зойка уснула только тогда, когда за окном забрезжил серый, осенний рассвет.
Полностью выпотрошенный, как свежевыловленная рыбина, Сергей  потихоньку, чтобы не разбудить бесстыжую хозяйку, выбрался из дома

  В полутьме наступающего сырого, осеннего утра, он с трудом угадывая  раскисшую дорогу, добрел до мясокомбината.    Многотонный грузовик с прицепом, на котором Сергей Зуев привез сюда забитых колхозных бычков, завелся легко .   Часов через шесть, если все будет нормально, Сергей прибудет в свое село Березово, где с нетерпением ждет мужа супруга Нина.
«Нина» - Сергей тяжело вздохнул.  Ему было стыдно, но… Впервые за десять лет супружеской жизни, он узнал о том, что есть другие какие-то отношения, не такие, как у него с Ниной. 
Сергей, привычно управляя тяжелым грузовиком,  окунулся во вспоминания. До армии Сергей был по уши влюблен в соседскую девчонку Танюшку.   И она поглядывала на него с интересом.   Перед  самым призывом в армию, он всю ночь пробродил с девушкой у озера.  Они самозабвенно целовались и клялись друг другу в вечной любви.

Но за три месяца до мобилизации, Сергей получил от матери письмо, в котором та писала, что Таня вышла замуж за заезжего журналиста и укатила с ним в Омск, далекий, Сибирский город.
Вернувшись в родное село,  Зуев долго не мог успокоиться.  В каждой встречной девушке, ему чудилась его любимая. Он и сам не подозревал, что так будет тосковать о предавшей его Танюшке.
   Целый месяц после службы, он  пил и куролесил по селу, устраивая мелкие ссоры, набиваясь на скандалы с односельчанами.   Дошло до того, что он однажды проснулся в придорожной канаве за колхозной конюшней.
Возвращаться домой, к вечно плачущей матери было стыдно.  Сергей спустился к озеру, чтобы искупаться. Здесь он и встретился с Ниной, дочерью местного Главы Сельского Совета.
Нина была на пару лет старше Сергея. Крупная, не    особо приглядная девушка, засиделась в девках.  В маленьком поселке и для красавиц  женихов не хватало .
Нина уезжала в недалекий областной центр, но ее хватило только на год.  Не любила хозяйственная, практичная девушка город.  Год жизни в мегаполисе показалась ей  пятью годами   неволи.
Вернувшись в село, Нина сразу же приметила «бесхозного» парня.  Красивый, стройный, он невольно запал ей в душу. Да так, что Нина потеряла и покой, и сон.
И вот он стоял пероед ней. Грязный, помятый, заросший грубой щетиной, с красными, воспаленными глазами.
Не долго думая, Нина  взяла его за руку и просто привела в свой, большой и богатый, по сельским меркам, дом. 
Сергей оглянуться не успел, как  стал законным мужем здоровой, ширококостной девахи, дочери влиятельного в селе чиновника.
Нина оказалась отменной хозяйкой.  Она прекрасно готовила, содержала в чистоте и порядке их немалый  дом, подаренный им отцом Нины.
Мать Сергея была безмерно рада  тому, что ее непутевый сынок попал в такую уважаемую семью. «Подумаешь, рыжа немного.  С лица воду не пить. Да и не страшна невестушка. Людям лишь бы языками молоть.  Завидно бабам что их сыновья на вертихвостках городских поженились» - наговаривала она сыну.  «Ты посмотри, в руках у девки все горит. В доме чистота, пироги кажен день.  На работе не нахвалятся лучшей телятницей. Смотри сын, не вздумай нос воротить - прокляну, Бога не побоюсь» 

Нина, несмотря на то, что имела диплом воспитателя  дошкольных учреждений, пошла работать  на колхозную ферму телятницей.  И заработок больше, и  для семьи времени остается много.
Мягко, но властно взяла она мужа в «ежовые рукавицы» Сергей и сам не заметил, как стал тенью своей жены.  От сытной, беззаботной жизни, постепенно выветрился из сердца образ,  предавшей его, Танюшки.   
Чрезмерная стыдливость жены в постели, не настораживала и не разочаровывала  Сергея по той простой причине, что сравнивать пока было не с чем.  Нина у него была первой, как и  Сергей у Нины.
Жизнь супругов текла размеренно, ровно. Но вот детей им Бог так и не послал.   Нина категорически отказалась от проверок у гинеколога.  Одна мысль о том, что надо бы показаться районному гинекологу, мужчине — вызывала у женщины бурю негативных эмоций.
«Лучше из детдома дите возьму, чем перед чужим мужиком растележусь»- говорила она любопытным соседкам и  коллегам по работе.   Переживала конечно, женщина очень. Детей своих хотелось, не приемных.   Но не получалось забеременеть и все тут.
Все это вспомнил   сейчас Сергей , привычно вращая баранку грузовика.  Все его тело горело от стыда и еще чего-то непонятного.   Ему живо вспоминались горячие объятия Зойки,  ее откровенное бесстыдство.
С женой он просто  исполнял супружеский долг. А с этой никчемной,  доступной женщиной, у него было что-то  недозволенное в его понятиях.  Но в то же время, чертовски приятное!
Выросший с детства без отца,  Сергей подсознательно привык подчиняться женщине. И это обстоятельство его ничуть не смущало.  Мужчине крепко повезло, что попал он в руки порядочной женщины, своей Нины.
Со временем, он успел  привязаться к жене и даже, кажется, полюбить ее.
Но, видимо, почти в каждом мужике жива душа Дон Жуана.
Большинство, вырвавшись на свободу, временно становятся холостыми.  Таким «холостым» оказался и Сергей, стоило ему увидеть смазливую, нагловатую Зойку. Легкодоступную и безотказную  колбасницу.
Возвратившись в свой теплый, уютный дом, он долго еще не мог избавиться от  приторно сладких воспоминаний.
Но шли дни и все становилось на свои места. А спустя пару месяцев, невольное приключение стало казаться ему чем-то нереальным, надуманным и даже неприятным.   
Сладкий привкус «приключения» исчез, оставив лишь разочарование.   Сергей вспоминал уже не Зойку, не ее совершенно немыслимые ласки, а грязные, неглаженые шторы на  тусклых окнах Зойкиного домика.  Ее забитых, пугливых детей,  весь  непривычный неуют Зойкиного жилья.
  Его жена, по сравнению с бесшабашной Зойкой, была просто эталоном настоящей жены, хозяйки и просто порядочной женщины.В отношениях Зуевых ничего не изменилось.   Нина по прежнему  кормила своего мужа вкусными щами, по прежнему мягко, но неуклонно пресекала все его попытки выпить с друзьями.   Сергей,  поворчав немного, неизменно уступал властной, но совсем не злой супруге.
Зуев привык к тому, что был единственным предметом заботы и любви своей  жены.  Первое время, когда в душе его  еще жил образ Танюшки, Сергей и думать не желал ни о каких детях.
Свою женитьбу он считал делом временным. Года три, а то и больше, Сергей не оставлял мысли уйти от нелюбимой женщины.
 Но, видимо, действительно  путь к сердцу мужчины лежит через его желудок.
Шли годы. И уже после 5-6 лет совместной жизни, Зуев пришел к мысли, что никогда, ни при каких обстоятельствах не променял бы свою, не очень красивую,  немного мужеподобную  супругу и на пять Танюшек.

Ну а   кратковременная, ни к чему не обязывающая связь с пустышкой колбасницей,   еще раз позволила ему убедиться, что лучше его Нины нет никого.
Прожив с женой около десяти лет, Зуев наоборот стал бояться, чтобы жена не бросила его и не нашла другого мужика, от которого могла бы родить.
Ведь до сих пор непонятно, кто из них бездетен.
Видя, как Нина возмущается по поводу  советов соседок посетить областного гинеколога, Сергей искуственно подогревал в ней нежелание ехать к врачу.   
«проживем без ребятишек, Нинуль.  А если хочешь, из детдома возьмем»- предлагал он жене.
Нина, которой в прошлом году исполнилось уже 36 лет, понимая, что едва ли сможет стать матерью собственного ребенка, охотно соглашалась с мужем.


© Copyright: Сараева, 2015
Свидетельство о публикации №215110301531
#ИсторииИзЖизни

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10504
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71423
Люди и звери
« Ответ #2 : 22 Май 2017, 18:21 »
  • 3
Люди и звери
Сараева
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.
Зойка проснулась поздно. Не обнаружив рядом с собой, позорно сбежавшего очередного любовника, она ничуть не расстроилась. Сыто потянувшись, как мартовская кошка, Зойка захихикала, вспоминая изумленные глаза Сергея.
В постели женщина любила быть лидером.  Ей нравилось ставить в тупик своих временных поклонников. Нравилось собственное бесстыдство.
Она была еще совсем юной, несовершеннолетней девчонкой, когда в ее жизни появился Карим.
Сорокалетний, обремененный большой семьей, кавказец, приехал в  город с группой шабашников  строителей.
Он соблазнил девчонку сироту, не боясь возмездия ее родных.  Встречались они в  пустующем Зойкином доме.
Девчонка врала тетке, что уходит ночевать к подруге, а сама тихонько пробиралась в ограду своего бывшего дома, открывала замок и в полной темноте ждала  горячего красавца гор.
   Карим рассмотрев в девчонке любопытную и не очень  чистоплотную в этом отношении натуру, медленно , но уверенно развращал   малолетку,  преподавая ей нетрадиционные, а порой и  шокирующие   уроки  секса.
В семнадцать лет Зойке пришлось пройти через аборт, позже  - криминальный выкидыш.
Зинаида,  находившаяся слегка не в себе после смерти своей семьи, ничего предосудительного в поведении Зойки не усмотрела.
Через год Карим уехал, оставив Зойку беременной в третий раз.
Акушерка городской поликлиники, куда девушка обратилась по поводу аборта, выписывая той направление, предупредила: «Не будешь предохраняться, потаскушка, сдохнешь на столе или от криминала. Поняла?»
Зойка только презрительно фыркнула, но  для следующих своих кавалеров, стала покупать  презервативы.

Дочку она родила в 22 летнем возрасте по совету тетки, пообещавшей все заботы о ребенке взять на себя.  Получив статус матери одиночки, Зойка вдруг поняла, как это выгодно!  Ей выделялась  безвозмездная материальная помощь на мясокомбинате, где она работала с 18 лет.
Уголь для отопления дома, Зойке так же полагался с большой скидкой. Но самое главное,  вахтеры на проходной  закрывали глаза на ее переполненную ворованными продуктами сумку.

За первой дочкой последовала вторая.   На алименты Зойка не подавала.  Клиенты ее менялись настолько часто, что блудная бабенка, просто не знала кого из своих кавалеров «назначить» на роль отца  своих девчонок.
Откормив положенное время грудью дитя, Зойка, кажется забывала о его существовании. Если бы не Зинаида и все еще живая бабушка, мать ее отца, дети бы, скорей всего умерли от голода.
Равнодушие к собственным дочкам передалось ей от матери алкоголички.
Ванюшку Зоя родила по недосмотру. Что-то пошло не так в ее организме. До трех месяцев беременности у нее не прекращались функции   «пустой» не беременной женщины.

О развивающейся в ней жизни, Зоя узнала только тогда, когда ребенок  зашевелился в ее утробе.
Предполагаемый отец  Ванюшки, как и Карим был из бригады строителей. Тех, что в Советское время разъезжали по стране, в поисках быстрого заработка.
Жизнь Зойки катилась  по наклонной. Возможно и нашелся бы человек, сумевший остановить ее   падение в пропасть. Но такового не нашлось . Напротив, все Зойкины ухожеры, насладившись дармовыми объятиями, спешили раз и навсегда исчезнуть из жизни распутной женщины.
На заводе Зойку звали не иначе как «   мать одноночка».  Хоть и была она женщиной недалекого ума,  но со своими, заводскими мужчинами дел не имела.

Бывало, что и от порога гнала  мужей своих коллег и соседок. Несмотря на свою любвиобильную натуру, Зойка понимала, что  попробуй она допусти в свою постель какого-нибудь местного кавалера, как ей объявят войну все женщины завода и частного сектора, где проживала она со своими детьми.

Заскрипела наружняя дверь и в кухне послышался голос  тетки.  Недовольная  женщина поднялась и накинув на голое тело халат, вышла на кухню.
Голодные детишки подчистили со стола все вчерашние объедки матери с   кавалером.  Из - за закрытой двери комнаты доносились негромкие детские голоса. Дети , тихонько играли, боясь разбудить мать.
Зинаида, как обычно, принесла двоюродной племяннице   корзину поздних овощей.  «Картошки хоть ребятне свари» - тетка тяжело опустилась на  шаткий стул — Приболела я что-то. Ты хоть бы помогла мне картошку докопать. Под зиму уйдет. Вон дожди какие.  Холод.  Того и гляди снег ляжет.»

«Какой снег, тетка Зина!  Половина  сентября.  Еще тепло будет.   Завтра, приду с первой смены и докопаю. Сегодня постирать хочу.»
Стирать Зоя не собиралась. Картошку варить- тоже. Хотелось поскорее отделаться от тетки и хорошенько выспаться после бурной ночи.

И все же, Сергей не совсем выветрился из головы бесшабашной Зойки. Мысли о нем , задержались в ее сознании гораздо дольше, чем обо всех ее предыдущих кавалерах.  Даже о Кариме, первом в ее жизни мужчине, Зоя так часто не вспоминала.  Непонятно чем Сергей задел Зойкину  любвиобильную натуру, но целый месяц прошедший с той памятной ночи с Сергеем, Зойка  не пыталась даже нового знакомства завести.  Что само по себе было не в ее натуре.
Нового кавалера из числа командированных , она привела домой скорее, по привычке, чем из желания поиметь мужика.

Мужчина, представившийся Матвеем, увидев в на кухне за  столом троих детишек, недовольно сморщился: «А эти что у тебя, за свидетелей что ли?   Не могла куда- нибудь сплавить?   Мужика на ночь зовешь, а у самой полон дом  сопляков»

Зоя, никогда не отличавшаяся заботой о детях, тут неожиданно вспылила.  Ей почему-то, живо вспомнился тихий, но настойчивый голос Сергея  - «Конфеты для детей».
«Не нравится, я тебя не держу.  Я тебе что, на  холод их отправлю.   Конец октября на улице»

«Ну могла бы и с соседями договориться.  Нечего тут представление устраивать. Давай, отведи их куда-нибудь.  Соври что-нибудь.  Мне тут свидетели не нужны малолетние».  Зоя обозлилась не на шутку.  Откинув ногой дверь, она заорала так, что дети кинулись в свою комнату: «Пошел к черту, козел.  Будешь мне тут указывать. Убирайся, а то милицию позову, скажу что насильничать хотел меня»

Матвей, покрутив пальцем у виска, быстро выскочил за порог. Зойка, не ожидавшая от себя подобной выходки , опустившись на корточки, невесело рассмеялась. «Чего ради разоралась — подумала она — Одна на ночь опять осталась.  И какого  черта этот Сережа мне в башку втемяшился.  Не пионерка же я сопливая, чтобы влюбляться».
В любовь Зоя верила только ту, что была в постели. Все остальное называла «Слюни — сопли»
Ночью ей не спалось. Непривычные мысли лезли назойливо в голову. Впервые ей вдруг захотелось выйти замуж, завести нормальную семью. «Вот бы  мне такого , как Сережка!  Я бы этих недоделков в детдом сдала. Родила бы от Сережки»
Никчемная мать и сама не могла объяснить себе, за что она так не любила собственных детей.
Прошло еще несколько дней и Зойка поняла, что она беременна. И беременна от него, от Сережки, мысли о котором последнее время не давали ей покоя.
«Вот и ладненько — почти обрадовалась Зойка — Рожу, а там видно будет. Сережка проболтался, что его баба бесплодна.  Покажу ему сыночка или дочку, он и бросит свою корову пустопорожнюю.  Ну а этих — пусть воспитывает, если захочет. А нет , так еще лучше.  Старшую тетке подкину, а младших в детдом определю»
Мысленно решая будущую судьбу своих детей, Зойка даже внутренне не содрогнулась от собственного цинизма.

Отношения матери к детям ничуть не изменилось.  Зоя по прежнему ходила на работу.   По прежнему выносила из цеха колбасу и мясо.
Она продавала ворованные продукты своим постоянным покупателям. Но  уже не на водку очередному кавалеру. Зое вдруг захотелось стать красивой . И она покупала на вырученные деньги косметику.   Недалекая умом, не  знающая чувства меры, женщина стала грубо краситься и густо поливать себя духами.
В итоге, сослуживцы по работе, подняли Зойку на смех, вызвав в той бурю негодования. «Дуры вы, не понимаете ничего. Сами, как колхозницы ходите. Вы мне завидуете» - кричала она в ответ на советы  коллег умыться.

Но прошло еще пара месяцев и Зойка вернулась к прежней, привычной своей жизни.  Любить она не могла и не умела.  Ей быстро надоела роль  заочной верной «жены».     Дни и ночи проведенные  без  очередного любовника, снова стали казаться ей пресными и напрасно прожитыми.
 Зойка даже вздохнула с облегчением, когда к ней на «огонек» заглянул один из ранее посещавших   женщину, командировочных.  За три месяца добровольного  воздержания, Зойка так соскучилась по  краденной любви, что чуть не уморила своего кавалера горячими объятиями.
Наутро, облизываясь, как шкодливая кошка, Зойка с раздражением вспомнила о своей беременности. «А ничего, выкидыш сделаю» - лениво подумала она.
Но дни шли за днями, а она все никак не  находила времени на решение этого щекотливого вопроса.
Живот у Зойки вырос уже настолько, что даже самые неразборчивые  кавалеры,  под разными предлогами, отказывались «забежать   к ней на огонек».
Такое вынужденное воздержание злило Зойку не на шутку и она возненавидела своего нерожденного ребенка. Того самого, которого еще недавно  предполагала использовать, как орудие для  того, чтобы увести  Сергея от  жены.
  Стояла холодная зима 1988 года.    Из магазинов почти всех регионов России, куда-то исчезли основные продукты питания. Жить становилось все труднее. Особенно простым , мало защищенным гражданам.   В селах люди не очень почувствовали перемены к худшему.   Выручало подсобное хозяйство.
Мясокомбинат, на котором работала Зойка, тоже пока   функционировал в полную мощность.   Совхозы и колхозы области,  державшиеся из последних сил, пока еще снабжали мясокомбинат свежим мясом для выпуска колбасной и консервированной продукции.
Правда, непонятно куда она уходила.  Колбаса исчезла с прилавков даже того города, где находился   мясокомбинат.   
Зойка совсем забросила детей.   Она,  выйдя в декретный отпуск, целыми днями лежала в нетопленном доме, кляня Сергея и нерожденного ребенка, который резво толкался в ее животе.
Месяц назад умерла ее бабушка, мать  Зойкиного отца. Из родных у нее оставалась только тетка Зина.
Тихая, придавленная жизнью, еще не старая женщина, каждое утро , как на работу, приходила в  Зойкин дом, чтобы истопить печь и сварить голодным детям картошки или  какого — нибудь супчика.
Соседи все меньше  делились молоком и простоквашей с семьей Шестерневых.    Цены на корма для животных, росли, как на дрожжах.      Чем труднее было выживать, тем  равнодушнее становились люди к чужим бедам.
Зойкину «беду» за беду никто не считал.  « Меньше таскаться надо было.   Этих троих кормить нечем, а она четвертого  припрет скоро» -  судачили соседки по поводу Зойкиной беременности.
 Все когда-нибудь кончается. Закончились  наконец и  весенние,  неуютные дни.
 К середине июня, Зойка легко, без особых проблем, родила крепкого, здоровенького мальчика. Еще задолго до рождения сына,  нерадивая мамаша предрешила его дальнейшую судьбу. 
«Перво наперво — надо декретные получить.  Потом уже не отберут!   Как ребенок окрепнет немного, оформится, поеду к Сереге.    Покажу ему ребенка.  Серегин он точно. Почти  три месяца ни с кем после него не была. Тут уж никуда не попрешь.   Не захочет со мной уезжать, пусть забирает и воспитывает. Мне  он и на фиг не нужен»-   так рассуждала Зойка,  будучи еще беременной.
Адрес Сергея, вернее   адрес села, где он проживал, найти оказалось совсем не сложно.  Все, кто привозил на комбинат скот, отмечались  на проходной в специальной «амбарной» книге.
Кроме того, в бухгалтерии мясокомбината,  можно было отыскать накладные на любой груз с указанием адреса поставщика.

 
 Из родильного дома Зойку встречала  ее тетка и  двое представителей от цехового комитета  комбината. Они подарили Зое коляску с комплектом детского белья. Вручая Зойке подарки, председатель цехкома, женщина пенсионного возраста, мать и бабушка целой армии детей и внуков, грустно произнесла :  "Держи подарки , горе — мамаша.  Правду люди говорят   про таких. Мать — одноночка.  Сама-то хоть знаешь, от кого принесла?"
"Да не нуди ты, Вера Ивановна.  Без тебя тошно. Знаю я отца.  Вот через месяц и поеду к нему.   Никуда не денется, признает ребенка.  У него родинка на носике, как у папашки" -  Зоя приоткрыла уголок белоснежной, подаренной теткой  пеленки.

Крохотное розовое личико спящего малыша источало покой и беззаботность. Он сладко почмокивал пухленькими губками,  вызывая у окруживших коляску женщин умиление и нежность.  Лишь сердце матери оставалось глухо к обаянию, исходящему от спящего младенца.
На крылышке носика у мальчика действительно ярко выделялось темное родимое пятнышко, размером со спичечную головку.   Для такого маленького носика, пятно было достаточно заметным.
"Ой, бабоньки,  у кого это из наших скотовозов такую родинку на носу кто видел?" - всплеснула руками вторая  женщина, пришедшая встретить Зойку из больницы.
Коллеги затараторили, перебирая возможных отцов  ребенка.  Но командировочные «скотовозы» менялись достаточно часто.   Зойка хитро молчала.
До поры, до времени, ей не хотелось выдавать  личность отца  младенца.
"Ну а имя ты ему придумала, или у отца будешь спрашивать, как назвать?" - спросила Вера Ивановна.
"Да нет. Я уж Сашкой его записала.  В роддоме сейчас регистрируют. Удобно, время терять не надо на беготню" - ответила коллеге Зоя.
Проводив женщин Зойка с удовольствием осмотрела, непривычно чистый свой дом.
Тетка побелила стены,  постирала и  прогладила шторы, перемыла  и отчистила все, что можно было перемыть.

Дети Зои, робко выглядывающие из-за спины Зинаиды, тоже были  умыты и причесаны. В старенькой, но  простиранной одежде.
"Ты бы, Зоя остепенилась уже.  Хватит кобелиться -то.  Четвертый на руках.  Гляди и женился бы какой вдовый.  Дети для хорошего мужика, не помеха.
  Сама  ты не уродина. И в теле. И добра для других. Не то, что Валька, мать твоя.  Если бы не она пьянь подзаборная, Митька глядишь, не помер бы от  водки той проклятущей.   Мой вон Санечка, тоже не трезвым был, когда трубу закрывал на погибель сыночкам моим. И себе — тоже"

Зойка изумленно посмотрела на  тетку.   Более 15 лет Зинаида прожила с ней бок о бок. Но Зоя никогда раньше не слышала от нее подобных речей.
Всегда тихая, покладистая тетка, производила впечатление  ко всему равнодушного, глубоко ушедшего в себя, человека.

Прошло два месяца.   Зойка честно старалась полюбить малыша и изменить что-то в своей жизни. Она и сама понимала, что надо бы остепениться.
Но воспоминания о сладких, по ее мнению , ночах с чужими мужьями, сводили на нет все ее  здравые мысли. Блудливой бабе не терпелось заполучить в постель нового, желательно молодого и красивого  ухажера.
Мешал Саша.  Мешал с каждым днем все сильнее.  Иногда Зойке хотелось просто  отдать ребенка в детдом. А за одним и всех остальных. Но этого она не могла сделать.  Это было бы себе в убыток.  Недавно, она, как мать одиночка, снова получила от  месткома комбината целую сотню рублей.
Сдать детей и  лишиться  всех благ.. А оно ей надо! Старших еще можно было как-то терпеть. А вот Саша мешал ей не на шутку.

Посоветовавшись со своей единственной подругой, разделявшей ее взгляды на жизнь, Зоя решила отвезти мальчика к его настоящему отцу, к Сергею.
Людмила, подруга Зои,  одинокая, бездетная вдова неопределенных лет, работала на проходной комбината  уже много лет. 
И  хотя она была заметно старше Зои, тоже не прочь была  затащить в свою постель  чужого мужа. Именно в ее дежурство, Зоя уносила  с работы  самые тяжелые сумки с ворованными продуктами.
 
Даже сейчас, находясь в декретном отпуске,  Зоя нередко  выносила из проходной, приготовленные для нее Людмилой, продукты.   По просьбе Зои, Людмила  постоянно просматривала «амбарную книгу», в которой  велся учет  приезжающих «мясовозов».В книге этой указывались имена водителей и адреса поставщиков скота.
В середине августа, когда Саше  исполнилось два месяца, Людмила сообщила подруге  о том, что  на комбинат прибыл обоз с мясом из районного поселка, в состав которого входил поселок Березово.   Тот самый, где жил Сергей.

В обоз поставщиков входили три грузовика. Так, что Зое не составило труда уговорить водителей взять ее с собой.
Ребенка Зоя уложила в удобную плетеную корзинку, подстелив в нее кусок старой кошмы.  Стопка перестиранных теткой пеленок, тонкое одеяльце , бутылочка с водой, все это легко поместилось в  небольшую брезентовую сумку. 
 Кормила Зоя сына грудью.   Так было проще. А главное — дешевле. Ну а о том, что грудное вскармливание было самым полезным для ребенка, Зойка не думала.

Выехали на восходе солнца. Зойка сидела в замыкающем   небольшую колонну, грузовике. Водитель ей попался неразговорчивым. Он недовольно поглядывая на болтливую соседку, молча крутил баранку.
Зойка, не умеющая долго молчать, плела пожилому водителю что-то несуразное.  Самозабвенно выдавая желаемое за действительное.
Она , не думая о последствиях, посвятила водителя в свои , наполовину придуманные тайны.
«В Березове живет мой муж.  Он уехал туда пол года назад. Пригласили его возглавить колхозную мастерскую по ремонту техники».

 "Ты бы, девка пересела к Ваське, он помоложе.  Надоело мне твои байки слушать. Можно подумать, что я не знаю, кто ты такая.  Плохая слава, она всегда впереди бежит.  Это хорошая — себя не выказывает"
Водитель нажал на сигнал и остановил машину.   Громко заплакал разбуженный ребенок.
Зойка зло схватив корзинку, выскочила на дорогу.  Взобравшись в  кабину следующего грузовика, она устроившись поудобней, освободила крупную, распухшую от молока грудь.  Молодой  парень, сидящий за баранкой, смущенно отвернулся.   
Накормив младенца, Зойка сунула его в корзину, даже не удосужившись перепеленать малыша.
Более пяти часов  водители добирались до места назначения.  Не приученный к рукам малыш, почти всю дорогу крепко спал в своей корзинке, пристроенной на коленях матери. 
Когда, Зойка очередной раз извлекла сына из корзинки, с его насквозь промокшей пеленки капала моча.
"Вы что это — возмутился  водитель — Он же у вас насквозь промок". - Парень остановил машину и горе мамаша удосужилась, наконец-то перепеленать малыша.
Водитель оставил пассажирку на въезде в районный поселок у остановки.  "Автобус будет через пару часов.  Но тут часто попутки ходят. Доедите до Березово. Тут, по моему, километров 60 будет"
 Зойка, усевшись на лавочку под деревянным навесом остановки, приготовилась к ожиданию попутки.   Корзину с младенцем она поставила на заплеванную грязную землю у своих ног.
Зоя была не голодна. Дорогой водители щедро  угощали попутчицу своими запасами. 
В корзинке завозился, захныкал ребенок.  "Ори, ори — с каким-то  необъяснимым злорадством подумала Зойка — посмотрю, как твой папаша орать будет, как я ему подарочек преподнесу".  Ребенок притих и из корзинки послышался характерный  звук, а следом  Зойка почувствовала запах детских испражнений.
"Ах, ты , гаденыш.   Только что пеленку сменила.  Вот и лежи так!"
Но побоявшись, что ее могут не впустить в машину, Зойка, все-таки перепеленала малыша, кое как обтерев его попку концом грязной пеленки.
Выкинув пеленку в кювет, Зойка взяла  сына на руки и вышла на дорогу.
И не напрасно. Через  десять минут она уже сидела внутри  темно зеленого УАЗа, направляющегося  в сторону Березово.
Через полтора часа непрерывной тряски,  водитель высадил пассажирку с ребенком   рядом с  небольшим поселком. УАЗ укатил дальше, а Зойка, опустив на землю корзину с ребенком, внимательно осмотрелась.
Недалеко от трассы виднелись колхозные фермы, обнесенный общим хлипким забором.  Дальше , метрах в   двухстах,  протянулся ряд   крепких   деревенских домов из цельного кругляка.
За крайним рядом, в наступающих сумерках, просматривались еще несколько улиц   поселка Березово.   
Где-то там, в одном из этих домов жил ее Сережа, мать вот этого пискуна, что снова  хныча и суча ножками, просил кушать.
Сойдя с дороги, Зойка выбрала в сухой, редкой траве местечко посуше и села покормить  сына.
Неизвестно, что ждет ее впереди. Скорее всего — ничего хорошего.
Дождавшись пока немного стемнеет, Зойка отправилась в  поселок.  Она устала. Хотелось есть, спать.  Хотелось уже какой-то ясности.  Впервые в ее необузданной душе, появились ростки сомнения и неуверенности. "Какого черта приперлась. Откажется ведь, гад.   Зачем я ему с таким приплодом ? Свой — ладно. Но чужих трое. А сдай их в детдом, он меня может вообще сволочью посчитать.   Да и вообще!   Мне он тоже на фиг не нужен.  Пусть пацана забирает и все. Ничего мне от него не надо"
При входе в поселок, Зойка увидела  на берегу узенькой речушке,  густо покрытой стадами гусей и уток, нескольких мальчишек.  Они , кажется, пытались ловить рыбу с помощью обыкновенных детских сачков для ловли бабочек.
Спустившись к речушке, Зоя подозвала к себе самого старшего. Мальчик лет 10 достаточно ясно объяснил незнакомой «тете», как найти дом Сергея Зуева.
Зоя шла по улице, не обращая внимания на любопытные взгляды редко встречающихся прохожих.   Было уже достаточно  сумрачно.   Хозяева большей частью занимались домашними вечерними «управками» со скотом.
Зоя добралась до дома Сергея  мало кем замеченная.
Дом Зуевых выгодно отличался от соседских жилищ.   Большой, обшитый   мелкой плашкой на подобие «елочек», с четырьмя   окнами,  светящимися в темноте наступающей ночи.   Окна, выходящие на улицу, были полузакрыты густой зеленью черемух.
Зоя, глубоко вдохнув, чтобы успокоиться, открыла высокие ворота и шагнула в ограду.  Несколько секунд она  вслушивалась в тишину, боясь собаки.
Не углядев и не услышав никакой опасности для себя, Зоя поднялась на высокое крыльцо и снова нерешительно остановилась. "Ой, что же сейчас будет?  Только бы баба его с кулаками не наскочила.  Может просто подкинуть пацана?"

Но желание увидеть Сергея, его страх и растерянность, а может быть глубоко спрятанная надежда на более благополучный исход, толкнули Зойку на дальнейшие действие.
В просторных сенях горел тусклый ночничок, помогая ориентироваться в незнакомом строении.  Ухватив ручку обитой дерматином двери, Зойка осторожно потянула ее на себя.  Попав в полутемную прихожую, она замерла на пороге, оглядываясь и прислушиваясь.  Из глубины соседней комнаты лился красноватый, как от абажура свет, тихо бормотал чей-то голос. И так же тихо играла музыка.  "Телевизор" — догадалась непрошенная гостья. Снова глубоко вдохнув, как  перед прыжком в холодную воду, Зойка решительно шагнула в полуоткрытую дверь. Она оказалась в просторной  кухне.   Источник света и музыки находился еще дальше, за другой , настежь открытой дверью.  "Они что, глухие. К ним люди в дом лезут почти ночью. А у них все открыто". - с удивлением отметила про себя женщина.
Оставив корзинку со спящим сыном у порога, Зойка вошла в комнату.
 На низеньком полированном столике,  мирно работал  большой, красивый телевизор.   В приглушенном, розовом свете мерцали зеркала, отражая  новую, красивую мебель. На   неразобранном диване, против телеэкрана, кто-то лежал.    Больше в комнате, похоже никого не было.   


© Copyright: Сараева, 2015
Свидетельство о публикации №215110500773
#ИсторииИзЖизни

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10504
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71423
Люди и звери
« Ответ #3 : 22 Май 2017, 18:22 »
  • 3
Люди и звери
Сараева
 
Часть четвертая. 

У Нины Зуевой умерла бабушка.   90 летняя старушка уже год лежала неподвижно в доме своего сына Павла  Николаевича,  председателя Сельского Совета поселка Березова.
Старушка прожила хорошую жизнь, воспитала пятерых детей, много лет трудилась на благо своего колхоза. Выйдя на пенсию, продолжала работать и помогать внукам и правнукам.
 Проститься со старой родственницей собралось много народа.  И Нина, оставив мужа дома, ушла к отцу, посидеть ночь у гроба  бабушки.
 Управившись со скотом, Сергей достал припрятанную от жены четвертинку и усевшись перед телевизором, налил себе немного водки.    Выпив, он похрустел свежим огурчиком и сунув бутылку  под столик, улегся  на диван, намереваясь посмотреть фильм с участием любимой актрисы Любови Орловой.
Люстру он включать не стал.  Зажег настольную лампу под  розовым абажуром.

Запирать дверь изнутри, Сергей тоже не стал.   Мало ли что. Вдруг жене срочно понадобится вернуться домой.   В небольших селах, люди часто не запираются на ночь.  Это сейчас все и всех бояться стали.  А до девяностых, как-то  не  встречалось в селах ни бандитов, ни воров.
Если и украдет кто какую-то малость,  то больше из шалости.  Правда, воровство государственной и колхозной собственности  встречалось довольно часто.  Утащить мешок комбикорма из коровника или кусок мясной вырезки с  мясокомбината, считалось чуть ли не  нормой.
Сергей не заметил, как уснул.   Но  проспал он совсем недолго. Чья-то холодная рука коснулись его лба.  Тихий женский голос позвал по имени.
Сергей, с трудом выплывая из объятий сна, открыл глаза и  с недоумением уставился на странно знакомое лицо,  какой — то женщины.  «Что за ерунда?   Сон, что-ли?» Но женщина  была слишком реальный и пахло от нее достаточно реально.  Какими то резкими духами вперемешку с  потом.
«Кто это?  Нина где? - Сергей быстро сел в постели- Ты как сюда попала?»
Женщина   засмеялась громко, развязно и Сергея, словно током пронзило. Он узнал ее!  Правда, имя вспомнил не сразу.  Соскочив с постели,    растерянно пробормотал: «Ты это, откуда, зачем ты тут?»
«Здравствуй, Сереженька.  Узнал, гляжу.   Рад мне?   Я тоже рада.   А я за тобой, милый»
Зойка явно  наслаждалась своим превосходством над перепуганным  мужчиной. «Зоя- вспомнил наконец Сергей имя  своей случайной «приятельницы» - Зоя, ты зачем сюда явилась?   Как ты меня нашла?  Пожалуйста, уходи скорее, пока жена не пришла»
«С чего это я уходить должна?  Кстати, твоя пустышка так и не родила?»
«А тебе , что за  забота?- нашел в себе силы возмутиться Сергей — Уходи быстро. Вот приперлась еще на мою голову.  С чего это тебе вздумалось лезть в мою жизнь?»

«Нет, вы только посмотрите на него — Зойка  картинно подбоченилась - Он в мою жизнь залез, а я не могу»   Сергей разозлился и это придало ему уверенности: «Да таких как я, в твоей жизни на день по пять приходится.  Я , видишь ли, залез в ее жизнь!  Сама вцепилась, как черт в грешную душу.  Забыла, кто кого к себе тащил? Убирайся давай, а  то собаку вон из сарая приведу»
Зойка, кажется ничуть не смутилась. Выскочив из комнаты, она тут же возвратилась со спящим младенцем на руках :«Смотри, сынок — приторно пропела  Зоя — папаша твой «вон» меня посылает!»
Увидев на руках неприятной гостьи  ребенка, Сергей совсем растерялся: «Какой я   ему папаша?  Ты мне тут концерт не устраивай» - Страх снова застелил Сергею разум.   Зойка наслаждалась явным испугом мужчины. Рассмотрев на стене выключатель, она  нажала на кнопку и комнату залил яркий свет, вспыхнувшей под потолком люстры.   Разбуженный ярким светом, ребенок на руках матери  закапризничал .«На, смотри  - Зойка   развернула плачущего ребенка личиком к Сергею — Видишь родинку, папаша?   Смотри, смотри, не вороти морду. Пятнышко с  хвостиком, как запятая. На носике, там же где и у тебя.  Часто ты такие родинки видел?»

Сергей почувствовал, как у него реально отнимаются ноги. Он без сил упал в стоящее рядом кресло. «Не ври, зараза — прохрипел он гораздо тише, чем хотелось бы ему -  Да у тебя мужиков сотни. И с родинками, и с лишаями.  Чего тебе надо?  Денег?   Бери, отдам сколько есть и проваливай.  У меня десять лет нет детей. Я бесплодный» - последние слова он выкрикнул уже  громче, сам поверив в то, что говорил.
«Ты не увиливай — шипела Зойка. - Я как дура, после тебя ни с кем ни.. ни.. Ждала, думала вернешься. Ведь тебе же понравилось!»
 Сергей, не отвечая, с трудом поднялся и подойдя к   комоду, выдвинул  ящик.  Покопавшись там, кинул  на пол перед Зойкой пачку денег: «На, забирай. Здесь почти тысяча. Вся моя премия за  уборочные работы. Вали только отсюда.  Ты же ничего и никому не докажешь.  Да на тебе пробы ставить негде.  Размечталась!  Неужели ты хоть на миг могла подумать, что я Нину ради тебя брошу?»
Положив мокрого, ревущего сына на  диван, Зоя неторопливо собрала деньги и  сунула их в карман вязаной кофточки, подаренной ей теткой.  «Ну, бывай, папаша — Зойка стремглав выскочила из комнаты, успев крикнуть — Метрика там, в сумке. И пеленки там».
Несколько секунд Сергей ошарашено смотрел на плачущего малыша..  В голове звенело так, что казалось, что мозг сейчас взорвется. Опомнившись, он неловко схватил ребенка и выскочил в полутемную прихожую. Едва не запнувшись о стоящую посреди комнаты сумку, Сергей подхватил ее  и выбежал на улицу.

Удаляющийся лай собак подсказал ему направление, в котором скрылась беглянка. Сергей, никогда раньше не державший на руках младенцев, быстро устал.
Он понимал, что Зойке некуда идти, кроме как в сторону трассы.  Неумело держа плачущего малыша на вытянутой руке, Сергей торопливо шагал  по темной улице. 
 Село осталось позади.  Сергей  хорошо видел бегущую впереди женщину  и из последних  сил пытаясь догнать ее, все прибавлял хода.

Выскочив на трассу,  Зойка, не задерживаясь кинулась бежать по дороге. «Стой, стерва!   Стой,  гадина.   Забери ребенка, кукушка проклятая» - крик Сергея разбудил ночную тишину. У далекого леса завыли, залаяли бездомные псы. Прошлым днем там, на специальной площадке, колхозный скотник зарезал, сломавшую ногу корову. Видимо, собаки подъедали внутренности пострадавшей животины.
Яркий свет фар, вырвавшийся из-за поворота трассы, на секунду ослепил Сергея. Машина промчалась мимо в каких-то десяти метрах от него.
 
Впереди  отчетливо скрипнули тормоза, отнимая у Сергея последнюю надежду. «Стой, стой — бессмысленно кричал он, выскакивая на дорогу- Стойте, не берите ее».   Но грузовичок, подмигнув ему на прощание  задними огнями, умчался вдаль, увозя в себе   Зойку.
Не отдавая  себе отчета в собственных действиях, Сергей еще несколько минут бежал по трассе, вслед за умчавшейся машиной.   Притихший от тряски малыш, закричал с новой силой ввергая и без того очумевшего мужчину в полную панику.
Свернув с дороги в поле, Сергей побрел, зачем-то в сторону леса. Споткнувшись в темноте о какие-то камни, он ощупал из х рукой и уселся на кучу , как оказалось, строительного мусора.
 Младенец кричал так, что у Сергея заложило уши.   Жуткий, просто осязаемый  страх нахлынул на мужчину с новой силой. - «Что делать?  Что делать — билось в мозгу — Сергей чувствовал, что еще немного и он потеряет сознание. Что делать?  Нинка убьет»
  Пролегавшую неподалеку трассу , осветил свет   далекой, пока еще, машины.  Словно боясь того, что из проезжавшего грузовика могут услышать крик ребенка, Сергей безотчетно закрыл  рукой мокрое личико дитя.  Машина пронеслась мимо.
Ребенок , не по детски сильно забился в руках у  предполагаемого отца. В страхе отдернув руку, Сергей подумал, что мог задушить мальчика.
Ребенок не подавал признаков жизни. 
По женски взвизгнув от  ужаса, Сергей бросил ребенка в траву и прытко кинулся в сторону поселка.  Он бежал,  путаясь ногами в траве, падая и размазывая грязь по лицу. Выскочив на дорогу, он на секунду остановился и прислушался.   Ничего, кроме бешенного стука сердца. Сергей без сил опустился прямо на полотно дороги.
 «Я убил его!  Убил. Меня посадят. Бедное дитя, он то тут при чем.  еще та морковка :swearing: ,  божье создание :swearing: , гадина, это она виновата во всем!»   Сергей тихо заплакал, жалея себя, свою загубленную жизнь , но больше всего — ребенка, погибшего по его вине.

Плач погибшего ребенка так сильно впился в его мозг, что ему показалось, что он снова слышит его.   С трудом поднявшись с холодного бетона, Сергей побрел  в сторону поселка.
Дома, не заметив стоявшей в полутемной прихожей корзинки, он залпом выпил оставшуюся водку прямо из горлышка.  Где и как он потерял сумку Зойки с пеленками, Сергей не помнил.

Водка немного заглушила  страх и стыд преступника, каким считал себя
Сергей.
Он и был преступником. Струсив единожды, ему предстояло всю жизнь мучиться раскаянием , независимо от того, раскроется его преступление или нет.
Ночь проползла, как   усталая улитка, медленно и нудно.  Утром, так и не сомкнув глаз, Сергей вышел на крыльцо и опустился на ступеньки.    Ужас от содеянного полностью вытеснил из его сердца страх перед женой и   влиятельным тестем.
Нина,  пришла домой еще до рассвета. Надо было подоить и выгнать в стадо корову, накормить всю остальную живность.  По случаю воскресного дня, Сергей мог и проспать.
Увидев мужа сидящим на крыльце, Нина удивилась:"Ты чего такую рань поднялся. То на работу тебя не добудишься, а тут подскочил… - Женщина осеклась на полуслове, увидев измученные, покрасневшие глаза мужа, его трясущиеся руки, лежавшие на коленях — Ты что это, пил всю ночь что-ли?»
Нина подошла к мужу совсем близко :"Ты что, поминки в одиночестве устроил?  Обрадовался, что жены дома нет!"
Сергей все так же, с тоской смотрел мимо жены куда-то в сторону.
 Весь  его потрепанный, унылый вид говорил о том, что дело здесь вовсе не в водке. Поняла, видимо, это и Нина. «Что случилось то? Да говори ты, горе мое»
Сергей перевел на жену  полные тоски, запавшие глаза. «Нина, прости меня. Я убил его. Убил, понимаешь»- он вдруг заплакал, как ребенок, потерявший что-то очень важное, дорогое для себя.
Несмотря на то, что за глаза Сергея в поселке называли «Нинкина стелька из галоша», такого поворота не ожидала даже, Нина, хорошо изучившая слишком мягкий и немного трусоватый характер мужа.
«Ты чего это, Сережка?   Кого ты убил, Петьку что ди?»  Петькой они называли задиристого вредного петуха, хозяина большого куриного гарема.
Нину  Петька побаивался, а вот  Сергею доставалось частенько от его острого клюва и шпор.  «Убью, стервеца» - постоянно грозился  Сергей.  Поэтому,слова мужа о каком-то убийстве, Нина отнесла насчет петуха.
«Да какого Петьку!? - непривычно громко,  даже зло заорал Сергей, соскакивая с крыльца — Я ребенка убил, понимаешь, ребенка»
Он тут же обмяк, весь выложившись в этом крике и снова упал на ступеньку крыльца.
Нина растерянно огляделась, словно пытаясь отыскать неведомого, убитого Сергеем  ребенка. «Ты что,  чертей погнал?   Какого ребенка. Ты не проспался что ли?»
Женщина осторожно присела рядом  и с нескрываемой тревогой пощупала лоб мужа. А он вдруг ткнулся ей в колени лицом и  перескакивая с одной мысли на другую, сумбурно, запутанно принялся каяться.
Впервые,  не пытаясь обелить себя, он все, без утайки рассказал жене. Видимо страх перед грядущей расплатой был  сильнее привычной опаски перед женой.
Со все возрастающим изумлением, женщина слушала совершенно невообразимую исповедь супруга, которого считала чуть ли не идеалом супружеской верности.

«Вставай, -  Нина, вскочив с крыльца, с такой силой рванула мужа за ворот рубахи, что тот кубарем покатился по ограде - Идем!   И если все это правда, если ты убил дитя, я убью тебя там же, в поле, где ты его бросил» - эти слова были произнесены так, что Сергей тот час же, попрощался с белым светом

Сгорбившись, сделавшись вдруг наполовину меньше своего роста, он побрел к воротам,  сопровождаемый голодным  ревом коровы.
Нина, выгнав  впереди себя недоеное животное, широко зашагала вслед за мужем, быстро догнав и перегнав его.

Так они и вышли за село, не  обращая внимания на приветствия  хозяек, выгоняющих в стадо своих животин.
Невозможно передать то состояние в котором находилась сильная, в общем-то, женщина.  По ее плотно сжатым губам и ожесточившемуся лицу, никто бы не понял, как болело, рвалось из груди сердце, как больно отдавались в  душе его удары.
Никогда не ожидала Нина от своего робкого мужа такого поступка. Хотя и видела в первые годы замужества, как мается Сергей, как невольно сторонится ее. Но сильная по натуре и в то же время добрая и нежная в душе, она сумела сначала приручить, а потом уже и  подчинить себе мужа.

За одиннадцать лет супружеской жизни,  Нина ни разу не усомнилась в верности Сергея. И вдруг такой удар! Если случайную измену можно как-то попробовать забыть и простить, то как простить  то страшное преступление, что совершил муж!
«Господи, Сущий на небеси…- одними губами молила Нина — Господи, подай мне силы не пришибить его!   Господи, снизойди на него, грешного!    Сделай так, чтобы ему это все приснилось. А еще лучше, пусть  младенец будет живым!»

Сергей, и в самом деле похожий на потертую стельку,  тащился сзади, время от времени тяжело вздыхая и постанывая.
Когда супруги,  оставив позади себя мостик через речушку без названия,  поднялись на  бетонное полотно трассы, навстречу им попался дед Гаврила, колхозный конюх.
Он прижимал к себе какой-то сверток, спрятанный под нательную рубаху.   
Сердце Нины едва не выпрыгнуло из груди. Она вдруг сразу поняла, что  так бережно прижимает к груди старый конюх.   Вокруг ног Гаврилы, с нетерпеливыми повизгиваниями, крутилась  небольшая, черно- каряя собачка.
«Савельич, что ты там несешь, дед?» - окликнула его женщина.
Губы старика предательски задрожали.   Одной рукой прижимая сверток к груди, он другой вытер слезящиеся глаза: «А вот Нина Павловна, какая-то зверюга дитё выкинула.   Это ж надо!  Наши бабы во время войны чужих детишек спасали. Грудью от снарядов закрывали. Сами пропадали, а детишек спасали. А тут!   Чего им , тварюгам не хватает?»  Старик приподнял рубаху, обнажив ввалившийся живот.   Привалившись крупной, светлой головкой к стариковской груди, на полусогнутой его руке, сладко посапывал  совершенно голенький, розовый малыш.

Что-то  невыносимо жгучее взорвалось в сердце Нины. Она, всхлипнув, потянулась к ангелочку, спящему на  руках Гаврилы.
В ее порыве была не только радость от-того, что ребенок жив.  Долгожданное неудовлетворенное чувство материнства настолько сильно завладело женщиной, что  ей немедленно, сейчас же захотелось прижать  младенца к себе и никогда уже не расставаться с ним.
«Вот, вот — расценив ее движение по своему, продолжал старик — И я говорю: Сволочь та, что смогла собственное дитё на поле бросить. На съедение собакам.  Ладно, что Жучка моя вперед унюхала дитё.   Как мать родная кормила и согревала всю ночь. Не то, помер бы от   холода — голода.   Ладно, что комарье пропали куда -то. Видимо, от сухости.   Август добрый для покоса стоит»
 "Можно мне, дедушка" — умоляюще прошептала Нина, словно боясь разбудить ребенка.    Старик передал Нине малыша.  Скинув с себя теплую  кофту, женщина бережно завернула в нее мальчика.

«Савельич, ты что с ним делать намерен?» - Нина затаила дыхание, ожидая ответа.   
« Сначала к себе доставлю, в простыню закручу.  Там есть у меня чистая. Потом к участковому, думаю надо.    Пусть ребятенка в поликлинику везет, в район.   Там и накормят и подлечат, если простыл ненароком ночью. Мокрехонек весь был.   Но Жучка-то какова!   Настоящая мать. Полностью вся под мальца залезла, чтобы на сырой земле не лежал!»

Нина, впервые за  последний час, оглянулась на топчущегося неподалеку мужа. Встретив его умоляющий, воспаленный взгляд, усмехнулась недобро. Но тут же вновь обернулась к конюху. « Гаврила Савельич, а пойдем  в сторожку, разговор к тебе особый есть»
В сторожке она сама перепеленала все еще спящего мальчика. Уложив  его на дедову лежанку, присела рядом. Старик устроился на чурке, служащей ему вместо стула. Сергей, не смея войти в сторожку   присел на ступеньку крыльца.
Жулька, проскочив в приоткрытую дверь сторожки,  сердито толкнувшись мокрым носом в бок Нины, вскочила на лежанку.
«Не тронь, не гони- предупредил  дед недовольное движение Нины — она и есть настоящая спасительница дитю.    Собачка чувствует себя матерью. Не тронь ее пока. У нее и так горя хватает.   Жеребчик щенка ее вчера придавил ненароком».

Не зная, как начать щекотливый разговор, Нина нервно мяла в руках платок.  «Дедушка, ты как ко мне относишься, доверяешь, нет ли?» 
Конюха, кажется, не удивил вопрос. Многолетний опыт подсказал старику, что не напрасно появились супруги  в такую рань на его пути.
«Тебя, Павловна, я уважаю за справедливость твою, за то что родителей не кинула, село свое на город не променяла.  А вот мужика твоего не особо жалую. Хлипкий он какой-то.   Но зачем тебе знать мое мнение?»
 Нина ненадолго задумалась. Что сказать старику, как достойно выйти из создавшегося положения, не уронив окончательно чести мужа, которого, несмотря ни на что она продолжала любить и жалеть?
Не привыкшая врать и выкручиваться, женщина не заметила, как рассказала старику все, без утайки.
«Вот и решай дедушка, что делать. Садить моего недоумка или дать ему шанс стать отцом настоящим.  Ведь не со зла, со страха сотворил такое.   Сам, без понуждения мне во всем признался.   Отдашь ребенка участковому, сообщишь  народу, что нашел мальчишечку брошенным в поле,  сядет  Сережка надолго.   Может простишь, Савельич?!»
Что угодно ожидал услышать от Нины конюх. Но то что он узнал, повергло в шок даже его, прожившего длинную жизнь,  с достоинством прошедшего тяжелые  тропы войны.
«Стервец, ну стервец — старик приоткрыв пошире двери крикнул Сергею — А ну, подь сюда зас...нец»
В сторожке, не обращая внимания на Нину, старик с чувством удовлетворения, от души врезал Сергею по лицу .  «Ах, ты, гаденыш. Да на такую женщину, как твоя Нина, молиться надо. Посадить бы тебя лет на пять. Да ладно, ради жены твоей промолчу о твоем преступлении. Забирайте дите, и идите.  А то и бабушку без вас похоронят.   А я сам, как могила. Не бойся , Павловна, никто не узнает, если твой гаденыш не проболтается»

Нина, даже не шелохнувшаяся, чтобы заступиться за мужа, со слезами на глазах, низко поклонилась конюху «Спасибо тебе, Савельич.  Век не забуду доброты твоей.  Молиться буду за здоровье твое драгоценное»
Осторожно подняв ребенка на руки, Нина шагнула к порогу. Жулька  жалобно взлаивая, кинулась следом.
«Стойте. - Гаврила вышел следом за   супругами — Условие мое такое:  Жучку  себе берите.  Да не обижайте мне собачку-то»
«Да что вы, дедушка.  Она у нас заместо няньки Санечке будет.  Вот мамашу его отыщем, отказную стребуем, усыновим сыночка!  Даст Бог, все хорошо будет»


© Copyright: Сараева, 2015
Свидетельство о публикации №215110800400
#ИсторииИзЖизни

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10504
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71423
Люди и звери
« Ответ #4 : 22 Май 2017, 18:23 »
  • 3
Люди и звери
Сараева
Окончание.
Сменив несколько «попуток», Зойка наконец добралась до дома. В пути она провела более суток.
Уставшая, голодная, но вполне довольная собой, женщина открыла ключом дверь своего дома.
Детей, как она и ожидала,  в доме не было. Их, как всегда, забрала к себе тетка.  Неприбранная постель, куча грязной посуды на столе… Все точно в таком же состоянии, как и было на момент ее отъезда. «Старая калоша — подумала она про Зинаиду — Не могла прибраться немного»   Обычно, тетка всегда  приводила дом Зойки в порядок. Особенно, в ее отсутствие. «Ну ладно, я ей завтра выпишу по самое «не хочу»  А сейчас спать. Устала, как собака. Да !  Молоко сцедить надо. Грудь распирает, притронуться больно»- Это было единственным  напоминанием ей о сыне, фактически брошенном ею на произвол судьбы.

Зойка выгребла из кармана деньги, брошенные ей Сергеем, пересчитала их. Настроение заметно улучшилось.  Превозмогая усталость, она дошла до мясокомбинатовского магазина. Здесь для своих работников имелся лимит на мясные продукты.
Получив на каждого члена семьи( в том числе и на Сашу) по килограмму колбасы и по две банки говяжьей тушенки, Зойка возвратилась домой.  Ей полагалось еще свежее мясо. Но его она купит завтра и перепродаст. Хранить все равно было негде.

Не взглянув на теткин дом, где находились ее дети, Зойка   вошла в свою ограду.
На низеньком крылечке ее уже поджидал какой-то мужчина. «Привет, подруга- он протянул Зойке руку — А я тут жду тебя уже полчаса. Не узнаешь? Вовка я из Белозерки. В прошлом году двое суток у тебя зависал»

Мужчина был староват и невзрачен. «На безрыбье сойдет — решила Зойка.- Не одной же ночь куковать. Так и засохнешь.» Она пропустила гостя в неприбранную  квартиру.   Владимир недовольно осмотрелся «Ты, как всегда на высоте, подруга. Лень посуду помыть?  Так я не гордый, помою. «
«Вот и  мой,  а я за водярой сбегаю. Деньги давай!»
Зойке вдруг, едва ли не впервые в жизни, стало жаль тратиться на случайного и   неинтересного мужика. «Да откуда у меня деньги?   У тебя то, поди побольше моего. На пацанов выдают, наверное, понемногу?»

«Вот именно, понемногу» - недовольно пробурчала хозяйка, но за водкой все же пошла. На крыльце Зинаидиного дома, она увидела своих дочек. Сидя на ступеньках, они что-то лепили из пластилина.
 Вскочив на ноги, девочки вопросительно уставились на мать. Но та, прошла мимо, не обращая внимания на девочек.
Над городом сгущались сумерки. Стоял конец августа.   Заметно похолодало. Зойка , вернувшись из магазина, с удовольствием увидела, что Владимир перемыл всю грязную посуду, подмел мусор  на кухне.
Вспоров банку тушенки, Зойка , на скорую руку приготовила ужин.
Она и сама выпила хорошую дозу спиртного. «С устатку» - как успокоила она себя. В постели Владимир был, конечно хлипковат, но Зойка прилагая все свои познания в щекотливом вопросе, сумела и этого стареющего ловеласа довести до полного изнеможения.
Утром, ночной гость ушел,  еще до света. Торопился сдать  привезенную свинину и убраться поскорее из города.  Уходя, он прихватил банку тушенки ; «Дорогой пожрать».
Всласть отоспавшись, Зойка отправилась к тетке, даже не удосужившись прибрать со стола.
Зинаида лежала на кровати и тихо постанывала. Неприбранные дети  сидели за столом, уплетая холодную картошку с простоквашей и  перезревшими огурцами.
«Теть Зин, ты чего это лежишь? Хоть бы картошку детям подогрела.  И у меня все кинула  не прибранным. Прямо отлучиться нельзя по делам».
«Где Саша- хрипло прошептала тетка. - Где ребенок?»
«Где, где … В Караганде-  недовольно отозвалась многодетная мамаша — На месте  твой Саша.  У отца родного. Там дом — полная чаша. И детей больше нет других. Еще и ты позавидуешь моему Сашке. Вырастет в достатке, не то, что я»- Зоя  притворно захлюпала носом.
«Кто ж тебе не давал жизнь свою не прогуливать» - Тетка с  протяжным стоном, повернулась на бок и с трудом поднялась на ноги.

«Я вон разболелась. Не протяну долго. Что с детьми будет?  У девчонок вши. У Ванюшки лишаи на попке. О чем ты, зараза думаешь?»

«Хватит нудить, теть Зин. Вшей сама бы вывести могла, не велика барыня. Приболела она… Да ты меня здоровее. Не перетрудилась в жизни -то. Это у меня их четверо. Кручусь, как белка».

Зинаида, онемев от наглости двоюродной племянницы, не нашлась, что ответить.
«Я их решила в интернат сдать. Тяжело мне. Надо на работу выходить. Продукты из магазина не на что выкупить!     Катьке через неделю в школу. Во что я ее одену? А ну, марш до дому» - последние слова относились к детям.
Катя,  ухватив  четырехлетнего Ванюшку за руку, молча направилась к двери.  За ними последовала и Раечка.
«Зойка, опомнись. Не позорь ты себя, не губи детей. Как это так, при живой матери — дети в сиротах ходить будут?»
«А ни фига им не будет. В интернате присмотрят, накормят и оденут.  А я что одна могу?  Себя не прокормить, не то, что этих оглаедов. Они же, как чайки глотают. Сколько не впихивай в их рты, все мало.   На тебя надежды нет. Вся пожелтела. Видно, вправду болеешь.   Если одыбаешься, я, так и быть, Катьку тебе оставлю. А этих сдавать надо».
Не оглядываясь на тетку, без сил упавшую на постель, Зойка вышла из дома, недовольно хлопнув дверью. «Осмелела, старая калоша- со злостью думала она.  Сидела себе  не вякала столько лет. А тут,  уже не впервые зубы показывает,  придурочная.  Своих пацанов угаром потравили. Теперь  будет учить, что мне со своими , собственными  детьми делать!»
В тот же день, принарядившись в самую подходящую одежду, Зоя отправилась в город. Десять минут на автобусе и она уже стояла перед трехэтажным, обшарпанным домом с табличкой на входе. « Че---нский, районный интернат для детей младшего возраста».
В приемной интерната, Зойку неожиданно внимательно выслушали.  Немолодая заведующая учреждением, привыкла за долгие годы службы, ко всему.
А Зойкин случай, показался ей совсем безобидным. «Я вас понимаю. Одинокая мать. Время тяжелое. Мы оформим ваших детей пока на год. Без права  усыновления другими семьями.   А дальше будет видно.  Но, пока только на год.  Мы даем возможность родителям  подумать, прежде, чем совсем от детей отказываться»
Спустя пару дней, Зойкины дети, кое-как приведенные в порядок, переступили порог интерната в качестве  временных, пока его жителей.
Зинаида, увезенная Скорой помощью в стационар  районной больницы, проводить детей не смогла.

О том, что она доживает последние месяцы, возможно дни, Зинаида догадывалась и без диагноза врачей. За последние два месяца она сильно сдала. Похудела наполовину. По всему ее телу разлилась нездоровая желтизна. Видимо,  у женщины были серьезные проблемы с печенью.
После  всестороннего обследования, Зинаиду положили в отдельную палату  для безнадежно больных.  У нее обнаружили запущенный, неоперабельный рак печени.
Зоя вышла на работу.   В цеху она всем сообщила, что отдала детей в интернат только на год, так как тетка должна скоро умереть. И помогать ей некому. «Одной мне детей не поднять. Поработаю, денег заработаю и заберу ребят» -  врала она всем  интересующимся.   
Но  на самом деле, Зойка надеялась, что через год, сослуживцы перестанут цепляться к ней с расспросами и она сможет официально отказаться от «обузы».

К тетке в больницу, Зойка пришла только раз.   Узнав у лечащего врача диагноз тетки, Зойка, боясь, что на нее возложат обязанности по похоронам,  решительно забыла все, что сделала для нее Зинаида.
Прошло пол месяца.   За эти две недели, Зойка так и не выбрала времени, чтобы проведать в интернате своих детей.
А к концу сентября произошло событие, которого втайне ждала и побаивалась циничная баба.
В Че… нское приехали супруги Изотовы.   Нина, хотя и не простила до конца струсившего  мужа, но  все шло к полному примирению супругов.  Приехали они в город на Сельсоветском УАЗе.  Сергей сам вел машину. Покрыв расстояние в 400 километров за семь часов, Изотовы появились у Зойкиного дома .
Та была дома. В этот день Зойка должна была выйти на работу в ночную смену.
Увидев на пороге незнакомую женщину, Зойка недовольно подумала, что  к ней явилась на разборки  жена кого-то из ее  ухажеров.

«Пусть докажет!  А драться будет, Ваську вызову Калинина.  Он у меня не раз ночевал, пусть заступается. А то  я его бабе все сама расскажу»
Участковый Калинин  жил где-то, на другом конце города.  Он был в числе тех, очень немногочисленных, местных «женихов», которым Зойка не отказывала по  соображениям: «Этот может пригодиться в будущем»
Незнакомка  внимательно осмотрелась. Зоя заметила, как губы той, брезгливо скривились, при виде привычного для Зойки беспорядка.
«Здравствуйте, Зоя.  Я жена Сергея Зуева. Мы к вам по серьезному делу!»  Зойка хотя и предполагала, что  из Березово могут приехать по поводу подброшенного ею сына, но все равно она растерялась.
«Если вы хотите его назад вернуть, ничего не выйдет.  Ваш  Сереженька сам ко мне приперся. Я его не звала.  Пацан его. У него родинка на носу и вообще, он похож на вашего мужика.  Да знаю я точно, что он его.  Пацан мне не нужен. И без него   забот хватает».
Не отвечая Зойке, Нина все осматривалась. «А где ваши дети, Зоя?» - спросила она, почти миролюбиво.
Все Зойкино напускное благодушие, как рукой смело: " А тебе какая забота? Чего ты лезешь в мою жизнь?  Пацан мне не нужен. И вали отсюда.»
«Я свалю, не беспокойся. Отказную напишешь.  Сейчас к нотариусу поедем, ясно?»
Услышав о том, что  Нина не только не против   усыновить мальчика, но даже настаивает на этом, Зойка чертыхнулась про себя: «Вот дура. Надо было денег с них потребовать.  Хотя и сейчас не поздно.»
«Пять тыщь мне гони, тогда и подпишу бумагу»- цинично заявила Зойка, виляя глазами.  « Пять тысяч, говоришь? - Нина   с отвращением посмотрела на хозяйку дома — А   если я на суд подам. Как тебе такой вариант? Ты месяц назад дитя бросила и укатила.  Ни разу не поинтересовалась, жив ли он.   Дрянь ты, а не мать.   Какой бардак у тебя тут. Только что змеи не ползают. Зато, тараканов  хватает.   Сейчас же отправлюсь в местком твой и в Соцзащиту города, чтобы  комиссия проверила, в каких условиях дети твои живут»
Нина повернувшись, шагнула к порогу. Поняв, что  переборщила, Зойка выскочила вслед за Ниной. Она прекрасно понимала, что любая проверка, любая комиссия, узнав о том, что трое старших ее детей находятся в интернате, примет не ее сторону.
«Стой, погоди — подбежав к Нине, Зойка выпалила — Тыщу хоть дай. Ребятишкам хлеба купить»
«Оформим бумагу, получишь тысячу. И то, только потому, что некогда нам. К сыну ехать надо».
Зойка,  собиравшаяся  возразить и сказать, что Саша не ее сын, вовремя прикусила язык.  Ссориться с  усыновителями, ей было не с руки.
Увидев за рулем УАЗа Сергея, Зойка хмыкнула. 
Вернувшись в дом, она прихватила необходимые бумаги и  уселась на заднее сидение машины.
Свидетельство о рождении   Саши, Нине принесли  удившие рыбу мальчишки.
Они обнаружив под мостом  сумку с пеленками, вытряхнули ее содержимое.
Не найдя ничего интересного, сумку выкинули. Но свидетельство о рождении ребенка у мальчишек сохранилось. Отдали его Нине после того, как  в селе стало известно о том, что Изотовым какая-то родственница оставила на воспитание ребенка. Именно  такую информацию усиленно распространяла Нина  среди односельчан.
Оформление отказного документа, много времени не заняло. Швырнув в лицо алчной Зойке тысячу рублей, супруги  тотчас же выехали в обратный путь, где их ожидал  веселый улыбчивый Сашенька. На время отъезда, за ребенком усиленно присматривали две его счастливых бабушки.
Уехали Зуевы, как оказалось, не надолго.
 Спустя пару недель после этого случая, Зинаиду выписали из больницы, как безнадежную. В Российских больницах не  принято держать подобных больных.   Умирать человек, не сумевший оплатить свое содержание, должен дома. Так и возни с ними меньше, и  статистику смертности не нарушают особо. Главное, чтобы не в больнице помер безнадежный  пациент.

Зинаиду привезли домой на Скорой и оставили у порога ее дома. С трудом добравшись до кровати, Зинаида    без сил свалилась в постель. Приняв убойную дозу болеутоляющего, женщина забылась тяжелым,  безрадостным сном. 
К вечеру к ней зашла одна из соседок. Покормив умирающую соседку  молочным супчиком, принесенным с собой,  соседка поведала Зинаиде о последних событиях.

Она рассказала ей о том, что Зойка, фактически продала своего младшенького. Об этом случае  она узнала от нотариуса, оформлявшего «отказную» от ребенка.  Нотариус случайно оказался в близком родстве с соседкой.
О том, что старших детей Зойка сдала в интернат, знали все в частном секторе и на мясокомбинате. «Ты Зин, прости, но суку ты вырастила, никудышнюю. Это ж надо, детей на кобелей променять!  Ты лежи, не беспокойся. Мы с Тонькой сеструхой , по очереди тебя проведать будем. Зойке некогда. Нового кобеля в дом повела»

После ухода соседки, Зинаида долго не могла уснуть. Мучили нестерпимые боли. Но еще больнее было на душе: «Зачем я век прожила?  Кому  хоть какой-то радости дала?  Сама виновата. Сашке,  мужу потворствовала, от пьяни не отучила.  Любила, больше жизни. А он и сам пропал и мальчишечек моих с собой забрал.»
Горячие слезы потекли по высохшим щекам женщины.

 «Сюда приехала, думала детей Валькиных выращу.  Ума им дам. Но если сама без мозгов, так и нечего было соваться.  Зойке наверное, лучше в детдоме было бы. Там хоть  дисциплина. А я размазня размазней. Все потворствовала, да сюсюкала.. Вот и досюсюкалась! Ладно, хоть младшенький Зойкин в семью попал»

 На дворе забрезжило. Приближалось утро.  С огромным трудом поднявшись с постели, Зинаида  вышла на крыльцо. Силы оставили больную женщину.  Усевшись на ступеньку, она невольно стала наблюдать за Зойкиной дверью.
Долго ждать не пришлось.  Дверь приоткрылась и оттуда, один за другим вышли двое мужчин.
Натянув на глаза кепки, они двинулись вдоль улицы в сторону мясокомбината.
«Да она что же!  По два сразу принимать начала?»  Зинаида почувствовала, что сейчас упадет и уже не сможет встать.
Напрягая последние силы, она поднялась и побрела к дому племянницы. Зинаида знала, что Зойка, как обычно, спит непробудным сном.
С огромным трудом отжав тяжелую дверь, женщина вошла в захламленную кухню. Долго отдыхала, сидя на табурете и набираясь сил.  Потом  Зинаида принялась собирать мусор по всей кухне.
Оставалась сделать еще одно, самое тяжелое -  принести угля из сарая. Для выполнения этой задачи, женщине пришлось сходить в сарай не менее четырех раз. Силы стремительно покидали ее, измученное болезнью  тело.
Но все-таки, ей удалось разжечь огонь в плите. Зинаида долго ждала, пока  уголь хорошо разгорится. Чтобы не упасть, женщина прилегла прямо на пол у печи.
Не заметила, как заснула. Открыв глаза,  Зинаида долго не могла  сообразить, зачем она тут.
 
Жестокая болезнь съедала не только тело, но и мозг.  Уголь в печи почти прогорел.  По ярко малиновой поверхности раскаленного угля, пробегали голубые сполохи огоньков, вырывающихся из глубины угольного  раскаленного пласта. С трудом дотянувшись до  печной заслонки, Зинаида закрыла её до конца.
В соседней комнате, мощно храпела пьяная Зойка.  Последнее время, она вопреки своим правилам не напиваться, все чаще прикладывалась к стакану наравне со своими кавалерами.
Распахнув дверь в комнату племянницы, тетка долго, сквозь слезы смотрела на обреченную: «Спи спокойно Зоюшка. Прости тебя Господь.  Я — прощаю» - Зинаида медленно вышла из дома.
Дойти до своего жилья, у тяжело больной женщины , не хватило сил. Она упала перед воротами.  До больницы Зинаиду не довезли. Больная скончалась в машине Скорой.
 Отравившуюся угарным газом Зою, спасти не удалось.  Следственная бригада милиции, ничего подозрительного в смерти пьяной женщины не обнаружила.

Одно неясно было, почему та растопила печь, в такое теплое время года.
Зойку тихо, без особой суеты схоронили за счет  цеха, в котором та работала.
Зинаиду схоронили за счет пенсионного фонда, рядом с  могилой Зои.

Прошел год.   Над  Зоиными детьми, оставшимися круглыми сиротами, попытался оформить опекунство успешный фермер, приватизировавший развалившееся  хозяйство бывшего совхоза «Путь Ильича». Непонятно, зачем успешному и не очень щедрому человеку это понадобилось. Скорее всего,  они с женой хотели  не только получить в свое распоряжение дармовых работников. Но и  ту, доплату, что полагалась  опекунам.
Сделка с  детьми  сорвалась. Заведующая интернатом, неожиданно проявила  твердость характера.
Отказом влиятельному фермеру послужило то обстоятельство, что у детей был брат. «Простите меня,  господин хороший. Но я обязана в первую очередь, предложить первым усыновителям  оформить опекунство над детьми»
Заведующая была, возможно бы не столь категорична. Но  несколько месяцев назад, она  попросила у богатой семьи фермеров помощи на ремонт интерната.
Получив  раздраженный и достаточно грубый отказ, она сейчас  мстила  своим обидчикам.

Саше было уже почти полтора года, когда Зуевы получили из  интерната Че---нска  официальное уведомление о том, что у их сына Саши имеются  две сестры и братик — круглые сироты. 
Растерянный Сергей, совсем недавно окончательно прощенный женой, вопросительно посмотрел на Нину.  Увидев залитое слезами лицо жены, обреченно вздохнул: «Нин, ты не думай,  я согласен.  Когда едем, Нин.?»
Жена сияя глазами, благодарно обняла Сергея. « Я знала, Сережа, что ты не такой! Спасибо, милый. Думаю, завтра и поедем. Мама посидит с Сашенькой.  Бабушки корову в стадо отправят. Они у нас с тобой еще хоть куда»!


© Copyright: Сараева, 2015
Свидетельство о публикации №215110801835
#ИсторииИзЖизни

Оффлайн мишаня

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 26667
  • Имя: Татьяна
  • Карма: 72376
Люди и звери
« Ответ #5 : 22 Май 2017, 20:03 »
  • 3
Наташенька! :lasso: спасибо, очень интересный рассказ. :flower3: :flower3: :flower3:

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10504
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71423
Люди и звери
« Ответ #6 : 22 Май 2017, 20:07 »
  • 4
мишаня:lasso: мой любимый рассказ у этого автора))) рада что понравился  :wub:

Онлайн Татьяна

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 29251
  • Имя: Татьяна
  • Карма: 90043
Люди и звери
« Ответ #7 : 22 Май 2017, 21:12 »
  • 2
Тяжеловатенький!  :happens: Но хоть с хорошим концом!  :flower3: :flower3: :flower3:

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10504
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71423
Люди и звери
« Ответ #8 : 22 Май 2017, 21:15 »
  • 2
Татьяна, ага!) :lasso: :lasso: :wub:

Онлайн Nikol

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 17793
  • Карма: 41574
Люди и звери
« Ответ #9 : 22 Май 2017, 22:08 »
  • 2
 :flower3: :flower3: :flower3:

Оффлайн Иванова Светлана

  • Герой
  • Сообщений: 8433
  • Карма: 35918
Люди и звери
« Ответ #10 : 23 Май 2017, 10:24 »
  • 1
бегемот05, спасибо большое за рассказы.   :lasso:

Оффлайн бегемот05

  • Секрет
  • Герой
  • Сообщений: 10504
  • Имя: Наталья
  • Карма: 71423
Люди и звери
« Ответ #11 : 23 Май 2017, 16:31 »
  • 0
Иванова Светлана:lasso: :love005:


 

SOS - люди! Мы кого растим?..зверей?!

Автор elena5

Последний ответ 12 Декабрь 2017, 04:49
от vomana
Ответов: 6
Просмотров: 1023
Как такие некомпетентные люди, как Милонов, попадают в Думу?

Автор Амиша

Последний ответ 10 Декабрь 2017, 13:07
от Старая маразматичка
Ответов: 12
Просмотров: 467
Мы- люди

Автор ANAIS

Последний ответ 06 Декабрь 2017, 20:25
от bagira
Ответов: 3
Просмотров: 606
Верните,люди,в моду доброту...

Автор RainbowRain

Последний ответ 02 Декабрь 2017, 22:17
от Татьяна
Ответов: 4
Просмотров: 416
Самые родные люди..

Автор ANAIS

Последний ответ 26 Ноябрь 2017, 11:01
от ANAIS
Ответов: 0
Просмотров: 553

Размер занимаемой памяти: 1.75 мегабайт.
Страница сгенерирована за 2.852 секунд. Запросов: 60.