Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям

1. Елена Камирен - После садика к морю .Наслаждайся Сашенька ! )))) (Дом 2 новости) от pupson70 2. Юлия Высоцкая: Абсолютно ясно – я на 4-м месяце беременности (Кино и новости кино) от gelo 3. 50-летняя морщинистая Стриженова вызвала оторопь (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от Зося 4. МОЛНИЯ: Путин выступил против пенсионной реформы (Важные новости, события и политика) от Чулпан Чумоданова 5. Это кто это вдруг стал таким ласковым? (Колючий взгляд на Дом 2) от Анна84 6. Как назовём?))) (Юмор, болталка, флудилка, игровая) от elenaershova
7. "Не могу не думать о политике": Макаревич уехал в Латвию (Музыка и новости шоу-бизнеса) от Флавия де Люс 8. М.Шевчнко "В лоб их тронуть нельзя...Сейчас момент истины" (Важные новости, события и политика) от User 9. Улыбнитесь, зоопозитив... (В мире животных) от ИРИНА 51 10. Околобрендовое пространство (Дом 2 слухи) от Зося 11. Мария Погребняк устала от хайпа  (Интернет знаменитости) от Няшка 12. Путин впервые прокомментировал повышение пенсионного возраста(((((((((((((((( (Важные новости, события и политика) от bagira

Эсэсовец, бывший в плену на Урале: «Русские — мои лучшие друзья!»  (Прочитано 1323 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн NATALIG

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 20941
  • Карма: 103469
9
Эсэсовец, бывший в плену на Урале: «Русские — мои лучшие друзья!»
 08:03  08 мая 2017  Андрей Гусельников 


  Немец вынес из плена уважение к СССР и любовь к русской девушке. Он искал ее всю жизнь…   


Герхард Шлипхаке в том, в чем вернулся домой в 1950 году
Фото: из личного архива Герхарда Шлипхаке (предоставлено Верой Даниловой и Вадимом Белолуговым)


История Герхарда Шлипхаке из Франкфурта-на-Майне уникальна: пройдя советские лагеря, он вернулся в Германию в «лаптах», но без ненависти. Наоборот: за время плена он настолько полюбил советских людей, что много раз возвращался в СССР и Россию, подолгу работая в Москве, Екатеринбурге и других городах. «Это сигнал, что я думаю о русских», — говорит Герхард.

Раньше он каждый год приезжал в Екатеринбург, в этом не смог — сказывается и возраст (ему 92), и пережитый инсульт. Мы дозвонились Герхарду в Германию. О дружбе с русским ветераном, с которым они стреляли друг в друга из танков, о Гитлере-авантюристе и о современных фашистах — в рассказах друзей Шлипхаке и в его эксклюзивном интервью для «URA.RU».

Служил радистом

Когда началась война с СССР, Герхарду Шлипхаке было 17 лет. «Он учился в престижной гимназии по типу наших классических гимназий — в ней преподавали и латынь, и древнегреческий, — вспоминает исследователь темы военнопленных Вадим Белолугов. — Начальник гимназии, естественно, был членом нацистской партии, но с приходом нацистов к власти в гимназии мало что поменялось. Более того, все попытки нацистов учинять репрессии против свободолюбивых учителей не проходили: коллектив вставал. Не давали ни увольнять, ни арестовывать коллег».

Примером этого свободомыслия может служить такая история. «23 июня 1941 года учитель истории и философии зашел в класс и сказал, что сегодня занятие будет без „Хайль, Гитлер!“, — говорит Вадим. — И все занятие рассказывал о России, Советском Союзе, ничего не говоря о войне, не давая оценок — только факты: история, традиция, люди, войны. Герхард вспоминал: „Уже тогда мы начали понимать, во что мы вляпались“».

В 1942 году по окончании гимназии Шлипхаке призвали в армии. Он увлекался радиоделом, и его направили в авиацию: в 1943—1944 годах служил радистом на борту бомбардировщика. Но в 1945 его военная биография резко поменялась. «Подразделение бомбардировщиков расформировали: они были больше не нужны, требовались только истребители — защищать небо, а он для них не подходил — высокий, и к тому же он не летчик, а радист, — поясняет Вадим. — И Герхарда как специалиста по радиоделу забрали в танковые войска: рации везде работают одинаково».

Он служил в бригаде по ремонту танков, но это была дивизия СС. В сражении под Балатоном (Венгрия) попал в плен к американцам, а те передали его русским. «Немецкую армию распустили, а всех эсэсовцев отправили в Москву, — рассказывает другой знакомый Шлипхаке, профессор уральской юридической академии Александр Смыкалин. — Ему дали 25 лет лишения свободы, и он поехал в Пермскую область, в Соликамск, в шахту. Там были очень тяжелые условия — многие в шахтах так и оставались: это были каратели, у которых руки были по локоть в крови».

Лагеря военнопленных

«Я работал на лесоповале, заготавливал лес, а потом работал бетонщиком, — вспоминает сам Герхард. — Года через 2,5 мне сказали, что я буду работать в шахте, но мой хороший русский друг, который был начальником лагеря, сказал, что меня не надо посылать в шахту. Это был мой первый хороший шаг в плену».

«Он же радиомастер, и он остался жив, как он считает, благодаря этому умению: ремонтировал приемники нашим офицерам, лагерному начальству, — рассказывает супруга Вадима Белолугова Вера Данилова, заведовавшая отделом иностранной литературы библиотеки имени Белинского и многие годы близко общавшаяся с Герхардом. — За это он даже получал вознаграждение (продуктами или деньгами) и имел свободный выход с территории лагеря». Последнее было почти невозможно для военнопленных. «Бывало, его задерживала милиция, звонили в соответствующее ведомство, а там отвечали: „А, Шлипхофкин? Отпустите!“», — смеется Вадим.

В лагере в Соликамске Герхард чуть не умер от истощения, но его спасла женщина-врач. «Она спросила: „Как фамилия“? — он ответил: Шлипхаке. И вдруг она говорит: „Я до войны училась по учебникам Шлипхаке. Ты знаешь его?“ Он отвечает: „Это мой отец“, — рассказывает Смыкалин. — Профессор Шлипхаке был известен на весь мир: он изобретатель ультразвука в медицине (удивительно, что ему не дали Нобелевскую премию!)».

  «Она начала говорить со мной по-немецки и рассказала, что читала книги моего отца, — вспоминает Герхард. — Я был дистрофиком, и она мне очень помогла — кормила меня, и я шесть месяцев работал там».   

«Она устроила его санитаром и, по сути, спасла: благодаря ей он не попал в шахту, — говорит профессор Смыкалин. — Потом он долго пытался ее разыскать, но так и не смог: Пермская область была закрыта для иностранцев».

После Соликамска Герхард попал в Пермь. «Я работал в лагере 3702, недалеко от станции Пермь-2», — говорит немец. По рассказам друзей, навыки радиомастера опять ему пригодились, но теперь уже на новом месте — на телефонном заводе.

«В Перми у него была девушка Татьяна, — рассказывает Вера Данилова. — В честь нее он назвал потом свою старшую дочь. В свой последний визит он признался, что, когда он уехал отсюда, пытался связаться с ней, писал ей письма, но ответы не приходили».

«Когда он рассказывал о ней, было видно, что для него это очень больная тема и с возрастом боль не утихла, скорее наоборот, — добавляет Вадим Белолугов. — Судьба этой женщины неизвестна: мало ли, как на нее могли повлиять отношения с военнопленным! Вспоминается фильм „Виза на любовь“ о печальной судьбе девушек за связи с союзниками. А тут немец!».

Возвращение в Германию

Постепенно немецких военнопленных стали отпускать домой — за исключением тех, кто был признан военным преступником (в том числе эсэсовцы). В 1955 состоялась знаменитая встреча генерального секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева и генерального канцлера ФРГ Конрада Аденауэра, на которой они договорились установить мирные отношения между странами, обменяться посольствам, а «советы» пообещали отпустить на родину всех остававшихся в плену.

«Хрущев отпустил на родину всех немцев, которым дали до 25 лет лишения свободы, — говорит профессор Смыкалин. — Указ этот до сих пор засекречен. По нему в Германию уехали в том числе те фашисты, которых расстрелять было мало. Была договоренность, что они продолжат отбывать наказание в Германии, но в Вене их встречали с музыкой и ковровыми дорожками».

Шлипхаке отпустили из плена задолго до этого — в 1949, хотя его как эсэсовца приравнивали к военным преступникам. «У меня во время плена было очень много русских друзей, один из них был начальником КГБ, — рассказывает Герхард. — Он сказал: „Ты не будешь последним, который вернется обратно“. И это была правда — через четыре с половиной года я вернулся домой».

В начале января 1950 Герхард оказался дома. «Он приехал в телогрейке, в шапке-ушанке, — рассказывает Вера Данилова. — И привез с собой целый чемодан «Беломора»: им с собой давали сигареты, одежду, и у них шел обмен друг с другом и с местными.

  До него дошли сведения, что дома плохо с сигаретами, и он почти все, что у него было, выменял на «Беломор». И потом очень долго им пользовался — бывшие военнопленные ходили к нему, «стреляли» папиросы».   

Вернувшись из плена, Герхард несколько дней не выходил из дома. «Он заперся у себя на чердаке и писал воспоминания, — говорит Вера Александровна. — Возможно, ему это посоветовали психологи: в Германии были программы по реабилитации вернувшихся из плена. Все вещи он сложил в сундук. Закончив писать, положил туда же рукопись и не открывал его много лет».

Снова в Россию

Однако вскоре у Шлипхаке начала проявляться ностальгия, и он вновь отправился в Советский Союз. В 60—70 годах работал в Москве, в посольстве Германии, а также в представительстве частной фирмы. Его дочери учились в обычной советской школе. В Москве он познакомился с фронтовиком — начальником таможенного поста: оказалось, тот был танкистом и тоже воевал под Балатоном. Они подружились, и Герхард постоянно ездил к нему в гости.

«В 70-х он приехал из Москвы в Лысьву и стал первым иностранцем, посетившим этот город, — говорит Вадим Белолугов. — Он говорил, что поначалу ему было неважно, чем заниматься — лишь бы работа была связана с Советским Союзом. А когда при перестройке стали создавать совместные предприятия, он стал постоянно здесь жить и работать».

«Я вышел на пенсию в 1988-м году, но еще 2,5 года работал в СССР в проекте по автоматизации железных дорог, — вспоминает сам Герхард. — Потом, лет через 8 после этого, когда моя жена умерла, мой хороший друг спросил меня, не хочу ли я снова поехать и поработать в России? Есть место в Екатеринбурге, на немецко-русском заводе. Там было два директора: один русский, второй — немец, это был я. К сожалению, через несколько месяцев завод передали французам».

В Германии Шлипхаке развернул общественную деятельность как активист движения бывших военнопленных. Все, что лежало дома на чердаке, пошло в дело: вместе с друзьями он устраивал выставки, посвященные теме плена немецких солдат в СССР.

«Его товарищ был в лагере в Елабуге, и у него был с собой маленький фотоаппарат, который он сумел сохранить (хотя это было запрещено), — рассказывает Вера Данилова. — И он в течение всего плена снимал, когда удавалось».     

Эта выставка вместе с экспонатами из сундука Герхарда путешествовала по Германии (см. фотогалерею).




«В Австрии у него большая дача, и там каждый год собирались военнопленные, бывшие в плену на Урале, — рассказывает профессор Смыкалин. — Когда-то их был 31 человек — сейчас остались только Герхард и еще один товарищ».

Шлипхаке до сих пор продолжает заниматься радиоделом, которое спасло ему жизнь. «У меня много друзей-радиолюбителей, которые и сейчас работают в эфире, не только в Екатеринбурге, но и в других странах, например, на Сейшелах, на Карибах», — рассказывает немец. «Когда он приезжал в Екатеринбург, на радиофаке его всегда встречали с восторгом, — рассказывает Смыкалин. — Во Франкфурте-на-Майне его особняк виден издалека: весь в антеннах».

Современный фашизм и русские люди

До последнего времени Герхард приезжал в Екатеринбург почти каждый год: встречался с друзьями, участвовал в выставках, любил душевные компании и застолья. Темами для разговоров часто были плен и война. «Да, мы были очень сильными, поэтому в первые два года большая часть России была оккупирована, — говорит Шлипхаке о причинах проигрыша Германии в войне. — Но потом открылся второй фронт — это была одна причина. Другая: Россия — это очень большая страна, и мы в ней, можно сказать, просто потерялись»

«По этому поводу есть такой анекдот: немецкий офицер приходит домой и говорит жене: „Дорогая, я уезжаю в командировку, фюрер принял решение напасть на Советский Союз“. — Она: „А что такое Советский Союз?“ — „Сейчас покажу“ — и открывает карту. Жена посмотрела и говорит: „Скажи, дорогой, а фюрер видел эту карту?“» — рассказывает Вера Александровна.

«Это очень важный фактор, и Герхард понимает это как никто другой: он-то по нашей стране поездил, — добавляет ее супруг Вадим. — Одного Пермского края достаточно, чтобы понять это. Но территория — лишь один из факторов, и не определяющий: если бы здесь жили другие люди, эту территорию можно было бы проехать парадным маршем».

Другая тема для разговоров — фашизм. «В Германии и Австрии до сих пор идут споры: некоторые считают, что Гитлер был во всем прав», — говорит Смыкалин. Герхарда, по словам его друзей, это очень сильно задевает.

«Он уехал отсюда не озлобленным, а человеком, который очень критически отнесся к тому, что сделала его страна, — говорит Белолугов. — И вынес из плена огромное уважение к России».

«В каждом городе и в каждой стране есть фашисты, — говорит сам Герхард Шлипхаке. — Они громко говорят и кричат, но их очень мало. Конечно, о них говорят, но общество против них, и это очень хорошо».


Герхард с внуками
Фото: из личного архива Герхарда Шлипхаке (предоставлено Вадимом Белолуговым и Верой Даниловой)

Правда, в последние годы, по словам Шлипхаке, настрой немцев по отношению к русским стал меняться в худшую сторону. «Он говорил, его сильно удручает то, что сейчас происходит в Германии: то „кривое“ отношение к России, которое формируется, — вспоминает Вера Данилова. — Особенно в последний приезд: у него прямо звучала обида, он говорил о непонятной для него политике Германии, о конфликтах, об охлаждении отношений с Россией».

«Я забыл это слово, но это очень важно, — говорит сам Герхард. — Я вернулся совсем без … [злобы, ненависти]. Я не был против русских, наоборот, у меня был дружеский настрой. Много русских мне помогали на Урале, и никто не сказал мне ни разу, что я военнопленный. Было трудное время, надо было выживать, они мне очень помогли. Почему я с семьей вернулся в Москву, а потом еще жил в Екатеринбурге? Это сигнал, что я думаю о русских».




Онлайн разумова

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 30664
  • Карма: 113398
ох, жисть - жистянка.... O:-)

Оффлайн кошака-обнимака

  • Знаток
  • Сообщений: 1824
  • Карма: 6384
люди- ве че  не  думаете  мозгами своими- кто это нам несет- вы читали- что этот фриц с 1943_ 1944  служил на борту бомбардировщика- который бомбил наш народ - вы зачем про эту  божье создание :swearing:  нам  этот'дущещипательный ' материал преподнесли ' про сволочь' которая убивала наш народ ' а теперь стоит такой  невинный в русской   телогрейке-  и мы должны еще умиляться - я в  шоке

Оффлайн кошака-обнимака

  • Знаток
  • Сообщений: 1824
  • Карма: 6384
хотела бы я посмотреть сколько плюсиков этому фрицу  поставили  бы наши деды, если бы они  бы были живы' а не убиты по бомбами   вот таких невинных радистов немецких бомбандировщиков . а вы добрые люди продолжайте ставить  добро  под  такой жистю жестянкой этого несчастного  фрицика в нашей телогрейке- я в таком шоке- что больше не знаю че  сказать


 

Гобозов не уважает русские традиции ?

Автор МУРЕКСРаздел Дом 2 новости

Последний ответ Вчера в 17:26
от Тома
Ответов: 6
Просмотров: 566
Они теперь друзья: Трамп поручил пригласить Путина в Вашингтон

Автор КуБиК _ РуБиКРаздел Важные новости, события и политика

Последний ответ Вчера в 10:16
от Kopcap
Ответов: 2
Просмотров: 274
Будьте счастливы,друзья!

Автор ЛисаРаздел Праздники и поздравления

Последний ответ 17 Июль 2018, 14:00
от Лиса
Ответов: 38
Просмотров: 562
Русские Sупер Герои

Автор КуБиК _ РуБиКРаздел Юмор, болталка, флудилка, игровая

Последний ответ 16 Июль 2018, 16:26
от КуБиК _ РуБиК
Ответов: 2
Просмотров: 272
Бывший Бузовой красноречиво ответил хейтерам!

Автор ЛискаглюкРаздел Дом 2 новости

Последний ответ 16 Июль 2018, 08:44
от Стихия
Ответов: 31
Просмотров: 2119


Размер занимаемой памяти: 2 мегабайта.
Страница сгенерирована за 0.191 секунд. Запросов: 45.