Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям

1. Крымчанка-патриотка России (Интересное и необычное) от Дейенерис 2. Трудный выбор (Кулинария и вокруг нее) от ЛучСвета 3. Знаете кто на самом деле любит? (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от Dispeatcher 4. Немного юмора! (Юмор, болталка, флудилка, игровая) от glasha 5. Асратян. Стихи Александра Гобозова . #геноцид1915 (Дом 2 новости) от Стихия 6. Фредди Меркьюри перед своей последней видеосъемкой, октябрь 1991 года. (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от Капитолина

Из книги "Москва и жизнь в ней накануне нашествия 1812 года".  (Прочитано 444 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн Миссис уксус

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 37556
  • Карма: 137754
3


Театральная площадь получила мало-мальский приличный вид лишь в 1825 году, а до этого времени там было грязнейшее и топкое болото, куда сваливался всякий мусор и нечистоты. Это было тем более удивительно, что площадь и тогда уже была Театральной: с конца XVIII века на ней помещался каменный театр, называвшийся Петровским. Во время собраний и маскарадов театр вмещал до 6000 человек. В большом зале горели 42 громадные люстры.

Домов в Москве до пожара значилось 9158, из них более 6500 было деревянных.
Число жителей – 251700
Церквей и часовень насчитывалось до 1600

Со времени войны с французом появился в Москве особый разряд людей под названием "нувеллистов", которых все занятие состоит только в том, чтобы собирать разные новости, развозить их по городу и рассуждать о делах политических. Разумеется, все их рассуждения имеют один припев: "Я поступил бы иначе; у меня бы пошло поживее" и проч.


Обеденное время средних классов населения до начала XIX века было – двенадцать часов; после стали садиться за обед в четыре и в пять.
Высшее общество, внешне, с одной стороны жило вполне европейской жизнью; с другой – не могло еще расстаться с шутами и дураками. У Орловских была Матрешка, у князя Хованского дурак Иван Савельич, у Хитровой карлик и карлица... Эти дураки бывали частенько умнее своих господ. Это были тогдашние фельетонисты, с острым живым языком, которые под видом шутовства позволяли себе все.

У помещика Юшкова, в его московском доме, находилось постоянно до 200 человек дворни.
Этот Юшков, тайный советник, выучил до 20 наиболее красивых крепостных девушек танцевать вальсы, кадрили, экосезы и другие танцы того времени. Он одел их в бальные туфли, штофные сарафаны, бархатные повязки и в лайковые перчатки. Они действительно танцевали лучше многих барышень и разговорами совсем не были похожи на крестьянок.

У князя Н.Б.Юсупова, в Харитоньевском переулке, в особом доме, помещался гарем с 15_20 дворовыми красивыми девицами. Их обучал танцам известный тогда танцмейстер Иогель.
Великим постом, когда прекращались представления на императорских театрах, Юсупов приглашал к себе закадычных друзей и приятелей на представление своего кор-де-балета. Танцовщицы, когда Юсупов давал известный знак, спускали моментально свои костюмы и являлись перед зрителями в природном виде, что приводило в восторг стариков, любителей всего изящного.

На заставах всюду были караулы полицейских чиновников – этот обычай был повсеместен в Европе. Каждый должен был при проезде записываться, но никто в то время не записывался своим именем, а говорил имя, какое ему взбредет на ум.

При том состоянии дорог, в каком они были в то время, при езде по ухабам, пескам и бревенчатой мостовой, поездка, например, из Москвы с Петербург выходила настоящим путешествием, затруднительным и тяжелым. Ехали дней пять. Скорой ездой считалась тогда дня четыре, а в три дня летели на курьерских. Путешественник в экипаже не на рессорах приезжал на место разбитый и должен был два дня справляться с силами. Порядочное сообщение между столицами наладилось с 1820 года. Но и по шоссе приезжали только на четвертый день.

Среднего достатка помещики проживали тогда на квартирах. Один из таковых, Булгаков, писал своему брату: "живем мы скромно, дом нанимаю крошечный, держу пять лошадей, две кареты, 22 человека прислуги".

"Проклятый недуг" – сплетня могущественно царила в обществе и держала в страхе его членов. На московских балах, которые начинались с раннего вечера и продолжались до рассвета, ни одна девушка, как бы она ни была утомлена, не смела сойти с паркета. "Если девушка пропускает танцы или на какой-нибудь из них не ангажирована, то это непременно вело к каким-либо заключениям".
Заботливые маменьки, отбросив всякое самолюбие, на балах бегали за кавалерами и просили их: "батюшка, с моей-то потанцуй".