Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям


Вот выдержка из газетной публикации "Камилла Паркер - Боулз. Слезы королевы."  (Прочитано 728 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Миссис уксус

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 32832
  • Карма: 122438
4


Вот выдержка из газетной публикации "Камилла Паркер - Боулз. Слезы королевы." ( ( Автор - Дарья Аптекарева):

"Диана оказалась слишком высока и неповоротлива для того, чтобы стать профессиональной танцовщицей. После смерти матери и отца она отправилась в Лондон, где подрабатывала то поваром, то учительницей, то няней."

Верна (отчасти) только последняя часть второй фразы. Дайяна, действительно, подрабатывала няней, прислугой, поваром Убирала квартиры подруг и своей старшей сестры,Сары, за два доллара в час.

Балетом же она не смогла заниматься потому, что во время отдыха в Щвейцарии (на каникулах со школьными подругами) серьезно повредила колено. Ее высокий рост, очень высокий, был, конечно, нежелателен для балета, но вовсе не являлся таким уж серьезным препятствием, что и было блестяще доказано Принцессой позднее, во время ее выступления на сцене Ковент - Гардена с танцевальным номером (в партнерстве с профессиональным танцовщиком Уэйном Слипом - автор.) в честь супруга - именинника. Но не это важно. Не это главное..

Просто я неуклюже пытаюсь восстановить попранную справедливость строгих фактов биографии Принцессы и ее матери..

Справедливость же фактов состоит в том, что мать леди Дайяны, миссис Франсис - Рош Шенд - Кидд, в первом браке - виконтесса Спенсер, урожденная леди Фермой, до сих пор, жива, а отец Принцессы скончался 29 марта 1992 года, когда его любимая дочь Ди, была уже почти 12 лет замужней дамой, матерью двоих детей, и не нуждалась ни в работе за два доллара в час, ни в квартире на Кенсингтон - роуд (предместье Лондона) !

Я попробую рассказать Вам о миссис Шенд - Кидд,. То, что знаю. В кратком биографическом очерке не будет сладкой лести и приукрашивания фактов. Здесь будет то, что есть. И еще - это будет краткая история становления характера Той, что совсем недавно названа Великой Женщиной Британии ХХ века.

Дочери миссис Шенд - Кидд (бывшей виконтессы Спенсер.) - Леди Ди. Итак..

Миссис Франсис - мать "Английской розы" (Элтон Джон) - непредсказуема по характеру, она может вспылить и наговорить дерзостей кому угодно, даже своему бывшему зятю, британскому принцу Чарльзу. Это знают в Великобритании все.

Возможно, поэтому ее не часто приглашают на мероприятия с присутствием королевских особ. Она не всегда приветствует и понимет тот шум, который связан с именем ее дочери - Принцессы. Финансовые проблемы, возникшие не так давно в Мемориальном фонде Принцессы Уэльской, тоже не оставили миссис Шенд - Кидд равнодушной. Она выступила в печати с резкой критикой деятельности фонда, назвав его действия "профанацией".

Большинство благотворительных акций, так или иначе связанных с именем покойной дочери, встречают со стороны бывшей виконтессы Спенсер неизменно только отрицательную оценку. Что ж она имеет право на свой собственный, отличный от других, взгляд. Она и жизнь свою построила так, как сама того желала.

Как и подобает, по ее понятиям, "настоящей леди".

Но поступала и поступает ли она сама действительно - так? Это очень спорный вопрос.

Впрочем, есть ли у нас с Вами право судить ее поступки? Мы можем только беспристрастно узнавать о них, благо это было совсем недавно.

Сама миссис Шенд - Кидд упорно не желает заглядывать в прошлое. В ту часть жизни, которая навсегда осталась для нее позади. Она одиноко живет в своем поместье в Шотландии. Разводит цветы. Раскладывает пасьянсы. Угощает чаем светских знакомых. Жизнь пожилой и очень респектабельной английской дамы расписана по часам и минутам.

Наверное, неизменны ленчи и партия в бридж с такими же респектабельными соседями. Прогулки по окрестностям и горящий в гостиной камин.

Я не знаю, одолевают ли миссис Кидд воспоминания по вечерам, и о чем она может вспоминать.. Мне трудно это представить. Не могу вторгаться в чужие мысли. Не имею права. Не знаю даже, присутствует ли в этих мыслях высокая для своих пяти лет девочка со светло - русыми волосами и немного близорукими глазами, которые она щурит на солнце.. Может, там царит пухлощекий, темноглазый мальчик, которого девочка крепко держит за руку и время от времени уговаривает вынуть изо рта палец?

Или там не присутствует никто, кроме Питера Шенд - Кидда - шатена с ослепительной, белозубой улыбкой, человека, ради которого она, аристократка до кончиков ногтей, - графиня Спенсер, оставила семью и четверых детей?.. Я ничего не знаю. Не делаю тщетной попытки угадать. Я просто пишу. И осторожно вышиваю канву чужой Судьбы. По рассказам, воспоминаниям, оброненным фразам, семейным фотографиям. И - не знаю конца ее.. Это ведает лишь Бог. Но одно мне ясно определенно: судьба Миссис Кидд не принадлежит к разряду счастливых и не может служить для кого то примером. В ней для этого многовато горечи, задетого самолюбия, непрощения и еще кое чего:

Франсис - Рош Фермой, дочь седьмого лорда Фермоя и леди Рут (Руфь), придворной дамы королевы - матери, выросла в очень аристократической семье, особо приближенной ко двору английских монархов.

Леди Рут была любимой фрейлиной мадам Елизаветы, королевы, - почти подругой. Они вместе пили чай, секретничали и вышивали, когда были свободны от протокольных обязанностей. Франсис - Рош получила, надо полагать, утонченное воспитание: с основами домоводства, вязания, кодексом этики и светских манер, а также списком английских романов в духе Джейн Остин.

Иначе быть не могло в придворной среде, где она с малых лет находилась!

Семья Фермой часто приглашалась на приемы и завтраки в узкий круг приближенных Георга Пятого и его супруги Елизаветы.

Вероятно, там, на одном из вечеров или завтраков в 1953 году, и присмотрели родители для своей красавицы Франсис - Рош неплохую партию в лице Эдварда -Джона Спенсера, виконта Олторпского. Он был наследником не только большого состояния и поместья, площадью в тринадцать тысяч акров, которое его предки получили еще в шестнадцатом веке, за верную службу английским монархам, но и весьма симпатичным, обходительным молодым человеком, умевшим очаровывать дам, одна из которых впоследствии стала ни больше , ни меньше : королевой Англии!

Да - да, в биографии Эдварда Спенсера, которого в свете все называли просто - Джоном, был один примечательный эпизод, о котором он предпочитал не распостраняться.

Потомок древнейшего дворянского рода сделал предложение руки и сердца самой молодой принцессе Елизавете и не встретил с ее стороны прямого отказа.

Она уклончиво, но весьма мило обещала подумать. Молодые люди встречались довольно часто в высшем придворном кругу, и брак между ними можно было бы считать не таким уж невозможным делом, но тут вмешался всесведущий случай!

На одной из светских вечеринок, в доме княгини Анастасии Романовой, прелестная принцесса Лилибет * (* Так называли Елизавету в семье и узком кругу - автор) повстречала греческого принца Филиппа и судьба ее оказалась решенной почти в одно мгновение! Принцесса отчаянно влюбилась.

Она дружески извинилась перед искренне огорченным Джоном, за то, что "морочила ему голову", сердечно пожала руку и предложила сохранить приятные воспоминания об их встречах и дружбу.

Именно ею, этой дружбой, впоследствии и можно было объяснить неустанное внимание Ее Величества королевы к семейству Спенсеров. Позже пятилетняя Ди запросто могла играть с Ее Величеством в прятки в своем доме в Сандринхейме, а ее старшая сестра Сара еще позже - познакомиться с наследником престола принцем Чарльзом, которому не переминула тут же представить Дайяну. Он совсем не обратил тогда внимания на полненькую девочку с розовыми от смущения щеками, сделавшую глубокий реверанс и тут же исчезнувшей в дверях! Это было в 1977 году. До помолвки Чарльза и Ди оставалось еще целых три года с небольшим!

( Факт неудачного сватовства Джона Спенсера к будущей королеве Англии приводится в малоизвестном очерке Ларисы Васильевой, посвященном памяти двух английских принцесс - Аликс Гессенской, впоследствии русской императрицы и Дайяны Спенсер. - автор.)

Джон развел руками, вздохнул, и: женился на очаровательной Френсис - Рош Фермой.

Кетрин Келли в своей книге " Королевская семья Англии" пишет: "Они, тотчас после венчания, переехали в Парк - Хаус, находящийся в поместье Сандринхем, графство Норфолк.

Первый ребенок, Сара родилась на следующий год, в 1955, а два года спустя, в 1957, появилась на свет вторая девочка, Джейн. Джонни Спенсер очень хотел мальчика, он настоял на том, чтобы жену осмотрели специалисты и выяснили, почему у нее рождаются одни дочери". Врачи нашли молодую виконтессу вполне здоровой и только укоризненно качали головой по поводу претензий ее супруга.

Затаившая в глубине души обиду на мужа, Франсис решила "попытать счастья" еще раз, и в январе 1958 года родила мальчика. Его назвали Джоном, в честь отца.

Франсис позднее вспоминала: "Я даже ни разу не видела его. Никогда ни держала его на руках.. Мальчик весил восемь фунтов, но у него было что - то не в порядке с легкими. Он прожил всего десять часов". (Кетрин Келли. "Королевская семья Англии" глава 12. Стр. 417. Из личного собрания автора.)

Но гордая виконтесса не сдавалась и через восемнадцать месяцев, 1 июля 1961 года, дала жизнь девочке, которую назвали три дня спустя Дайяна - Франсис. Оба родителя не могли при этом скрыть разочарования. Спенсер попросту запил. " Мне следовало родиться мальчиком! - с тихой, горькой улыбкой вспоминала леди Ди много лет спустя. В ней так и не зажила эта рана "непризнания".

Мадам Франсис же снова обследовалась у лондонских специалистов, требуя ответа на вопрос ведомый лишь Небесам. Три года спустя, в возрасте двадцати восьми лет, она все -таки родила сына: Чарльза - Эдварда - Мориса Спенсера. "Наконец то я исполнила свой долг!" - вздохнув, сказала она. В семействе появился наследник титула, но союз виконта и виконтессы уже трещал по швам . Франсис - Рош больше не хотела жить с человеком, который относился к ней с недоверием, винил ее в том в чем нелепо было винить, с человеком, который превратил свою жизнь

" в ожидание смерти близкого человека для того, чтобы получить его титул! " - как она запальчиво говорила.

Словно желая отомстить мужу за все обиды, нанесенные ей в прошлом, за унижение ее достоинства, как Женщины и - жены, она завела пылкий роман с энергичным, женатым человеком , который, по ее словам, "вернул в ее жизнь страсть и смысл.".

"Хотя Питер Шенд - Кидд, сорока двух лет, - пишет Кетрин Келли в своей беллетризированной монографии - и не имел титула, он был богатым и обаятельным человеком и обладал исключительным чувством юмора . Он мог запросто высмеять и королевское семейство и королевский дом, назвав Бекингемский дворец " паршивым отелем". Это шокировало светское общество, но вызывало бурный восторг у Франсис. Ее тошнило от придворного этикета. Ей хотелось новизны впечатлений. И еще. Ее манила финансовая независимость.

Кидд был баснословно богат. Он унаследовал семейный процветающий бизнес по производству обоев, был отставным морским офицером и владел землями в Англии, Шотландии и Австралии. Кроме того, от первого брака у него было трое детей, которых он очень любил. Но это не остановило виконтессу Спенсер от решительных шагов на тропе завоевания сердца Питера. "Она вообще жесткая - настоящий хищник, говорил о ней один из сыновей Шенд - Кидда. Когда она положила глаз на моего отца, у моей матери не осталось не единого шанса.!"

Франсис сняла квартиру в Лондоне,чтобы быть поближе к любовнику, и часто исчезала из дому не предупредив никого, даже няню и прислугу. Маленькие Дайяна и Чарльз отчаянно нуждались в материнском тепле и внимании. Но их не было.

Малышка Ди ночами часто вылезала из кроватки, чтобы потеплее укрыть плачущего во сне Чарли, и подсунуть ему под щеку мягкого плюшевого зайца..

В 1967 году, когда Дайяне исполнилось шесть лет, родители объявили о своем окончательном решении развестись. Решение было обоюдным. Джон понял, что не сможет ничем удержать жену: ни посулами дорогих подарков, ни выделением ее доли имущества в самостоятельную часть, ни уверениями в непроходящей любви к ней. Но самое главное, чего не смог простить виконт своей неверной жене - слез детей. Как не был он ошарашен признанием жены в неверности, но все же не мог представить, что она решится оставить их!

Франсис решилась. Она хладнокровно собрала чемоданы и уехала в Лондон, к ожидавшему ее Кидду, выразив надежду, что через адвокатов сэр Джон сам урегулирует вопрос ее опеки над детьми. (Две старших девочки к тому времени уже учились в закрытом пансионе - автор.) Джон вспылил, напился, разбил пару графинов "боккара" * (* сорт хрусталя), залив ковры в кабинете дорогим бренди, и решил все по - своему.

В середине 1967 - го он подал иск в суд с целью получить опеку над детьми самому.

Свидетельницей против собственной дочери в суде выступила леди Рут Фермой, заявив, что ее маленькие внуки лучше чувствуют себя с отцом, нежели с матерью.

Она хотела защитить своих внуков. Аристократка до мозга костей, роялистка, преданная королевской семье, родовой чести, узам дружбы, она не могла себе представить себе, что ее дочь, урожденная леди Фермой в пятом поколении, решилась покинуть мужа и четверых детей ради "какого то обойщика!"

Боготворимая всеми в семье, и прежде всего - зятем, Джоном, она сказала свое решающее слово, обвинив дочь в забвении родительского долга. Дети остались с отцом. Мать могла видеть их несколько раз неделю, а летом они проводили с ней часть каникул.

Знала ли щепетильная леди Рут о том, что скандалы в семье Спенсеров доходили порой до банального рукоприкладства со стороны виконта? Знала ли она о том, что дети часто не могли уснуть допоздна лишь потому, что отец и мать скандалили в гостиной и кабинете, громко хлопая дверьми и выясняя отношения? Скорее всего - нет.

В светском обществе не принято посвящать родителей в свои личные проблемы. Франсис - Рош следовала негласному "кодексу чести" и - молчала. Они мало разговаривали с матерью во время нечастых семейных чаепитий, а после тягостной процедуры развода общение и вовсе свелось к минимуму. Дочь и мать не встречались девять лет!

Внуков же леди Рут продолжала трогательно и заботливо опекать. Дайяна считала ее своим ангелом - хранителем, хотя маленькой, изящной, светски очень занятой старушке было очень трудно уследить за тем, чтобы в доме зятя без женской руки велось нормальное хозяйство.

Но леди Рут вскоре была найдена хорошая экономка, да и Ди, несмотря на то, что была совсем крохой, взяла маленького брата под свою нежную опеку и строго следила за ним во время прогулок и беспокойного сна по ночам. Укрывала, одевала, приносила из кухни стакан горячего молока перед сном. Она была добрым гением дома. Закрывала с наступлением сумерек все шторы в кабинете отца и в детской - ей нравилось дергать шелковые шнуры гардин. Рассаживала по порядку на диване мягкие игрушки. Заправляла - расправляла детские постели. Писала каракули писем Саре и Джейн в пансион. Приносила отцу в кабинет по вечерам горячий чай.

Эта привилегия так и осталась за ней до самого ее отъезда в Лондон, в 18 - ть лет.Если она видела рядом с отцом недопитый графин с бренди или шерри, вздыхая, закрывала дверь, и спустившись на ступеньку лестницы, усаживалась там и тихо ждала, когда отец позовет ее. Или - плакала. Ей было холодно и тоскливо. Она все еще надеялась, что мама вернется.

Ди беспомощно и горячо любила ее, но даже ее детское сердце сознавало, что они, все четверо детей Спенсер, постепенно превращаются для родителей в тайное орудие соперничества между собою. Их каждый выходной заваливали наперебой дорогими подарками: игрушками и вещами, пирожными и сладостями, не говоря уж о Рождестве и Новом годе!

Они проводили роскошные каникулы в шотландском имении Кидда, где у каждого из них была своя комната и свой личный пони.

Но не было сердечности, участия, тепла. Не было чувство защищенности, единения, чувства собственной значимости и нужности, которое всегда бывает у детей в полных семьях.

Питер Шенд - Кидд, кстати, весьма благодушно относился к детям своей решительной возлюбленной. Своих же любил настолько сильно, что все годы долгого брака с Франсис не мог избавиться от чувства вины перед ними. В результате повторный брак виконтессы распался в 1992 году, не выдержав ее палящей ревности к детям Кидда - ей все казалось, что он уделяет им подчеркнуто много времени и внимания!

Бывшей виконтессе было в то время уже далеко за пятьдесят, но она так и осталась недоверчивым и глубоко обиженным когда - то первым мужем человеком..

В глубине души, хотя вовсе не замечала этого, и ей казалось, что она счастлива в новой жизни - "после Спенсера." Ей как бы и не было вовсе дела до того, что она ставила детей перед мучительной диллемой выбора всякий раз, когда нужно было предпочесть чей то подарок - ее или отца, когда нужно было определить, где провести выходные - в Шотландии, у нее, или с отцом - в Лондоне или Сандринхейме?

Она сохраняла по отношению к бывшему мужу "аристократическую" корректность, иначе и не могло просто быть, но.. дети интуитивно чувствовали скрытый холод и враждебность. Их нельзя было обмануть.

И потом, Франсис не было рядом с ними, когда они взрослели, переживали свои первые детские романы, влюбленности, разочарования! Дети росли несколько неловкими, замкнутыми в себе, их успехи в школе были очень неровны. Джон мучился угрызениями совести, переживал, старался наладить контакты с детьми. Много занимался делами, пропадал у поверенных, запирался в кабинете.

Сара еще в пансионе тайком начала прикладываться к бутылке с бренди или шерри, и маленькая Ди с ужасом пыталась отвлечь ее от этого занятия. Не знаю подробностей, но, кажется общими усилиями бабушки, отца, педагогов и младшей сестренки, строптивую, самолюбивую Сару, тоже, по своему, тяжело переживавшую отсутствие матери в семье, удалось призвать к благоразумию. Она вовремя опомнилась, вернулась к книгам и хорошим манерам воспитанной девушки, увлеклась игрой в теннис, плаванием, стала учиться водить машину.

Ди боготворила Сару, во всем старалась ей подражать. Сара смотрела на нее снисходительно. Она была старше и умнее, как ей казалось.

Отец тоже, по - своему, пытался скрасить жизнь дочерей. Он давал в Олторп- Хаусе вечера и балы, на которых неизменно присутствовала окрестная аристократия.

Дочери графа Спенсера (он получил этот титул в 1975 году, после смерти своего отца, уже без Франсис - автор.) нравились многим, у многих вызывали интерес, не только как аристократки - наследницы, но и как интересные, собеседницы с острым язычком (иногда!) и весьма независимыми взглядами на жизнь!

Ими любовались, их чуточку побаивались, особенно - леди Сару Спенсер. Та могла поставить на место любого, даже самого титулованного поклонника, не исключая и Чарльза, принца Уэльского!

Я не знаю, было ли известно о жизни сердец дочерей ветренной миссис Кидд, но доподлинно ведомо мне, что она не на шутку встревожилась, когда узнала, что принц Чарльз сделал предложение не Саре, как ей того хотелось, а маленькой, в ее представлении, чуточку неловкой Ди..

"Чем она могла привлечь принца, наследника престола?" - хмурилась, недоумевая миссис Кидд. Вслед за мачехой Дайяны, леди Рейн Дартмут, (*Джон таки утешился в новом браке в 1976 году. Никто из детей не участвовал в гражданской церемонии заключения брачного союза. Леди Рейн Дартмут, урожденная Картленд, тихо и внешне - спокойно - стала графиней Спенсер, "отобрав" у бедной виконтессы титул, которого та так и не дождалась! - автор.) Франсис тоже считала, что Ди не слишком умна. Они обе жестоко ошиблись. Ум и чарующее обаяние леди Дайяны (* в нем, незаметном другим, уме было много сердечности и тонкого понимания "похожего одиночества", если можно так выразиться - автор) навсегда покорили британского принца.

Думается, что леди Дайяна сразила искушенного Чарльза не только тем, что была невинна и очаровательна. Она просто выразила готовность заботиться о нем. Она поняла его "неприкаянность" в блестящем светском кругу, где каждый только льстил и угодничал, не допуская до сердца искренность. Леди Ди, напротив, всегда вела себя искренно. Говорила то, что думала. Поступала, как ей подсказывало сердце. И это было ее главным оружием в борьбе за сердце принца Чарльза. . Он чем то неуловимо напоминал ей сидящего по вечерам при заженной лампе в кабинете отца - одинокого настолько, что он, казалось, зяб от этого одиночества!

Можно уверенно сказать, что она стала избранницей принца, не стремясь к этому, не делая никаких тонких расчетов. Она просто полюбила. Как и за что - не понять и не разобрать теперь никому, кроме Всевышнего. Да и стоит ли разбирать?

Холодные и циничные, себялюбивые, искушенные в сплетнях и интригах светские дамы - Франсис и Рейн, не могли допустить такого не только наяву, но даже в мыслях, во сне, в бреду!. Бог им судия!

Но будем справедливы до конца: Френсис, как матери, все же льстила блестящая перспектива "коронованной судьбы" ее дочери. А холодная неприязнь Рейн к "беспечной, пустой хохотушке Ди, которая не знает, что такое Афганистан, путает страну с названием кулинарного блюда", превзошла все пределы! Прямо, как в сказке о мачехе и Золушке.

Бессильная от ярости и зависти, что клокотала в ней, по вполне понятным причинам - совсем взрослые дочери мужа не воспринимали ее как новую полновластную хозяйку Олторп - Хауса! - Рейн цинично объявила громким шепотом, на одной из вечеринок в поместье , что Дайяна потеряла невинность задолго до встречи с принцем, еще в семнадцатилетнем возрасте. Желтая , да и не только, пресса тут же подхватила откровенно бульварную ложь и разнесла по всей Англии!

Леди Ди, прочтя наутро газеты, разразилась слезами и принялась звонить матери. Миссис Френсис незамедлительно связалась с главным редактором газеты "Таймс", требуя прекратить скандал, преследование Дайяны прессой, и потребовала немедленно принести извинения королевской невесте!

Шестьдесят членов парламента мгновенно откликнулись на статью - письмо обиженной матери резолюцией, в которой резко осудили "манеру прессы писать о леди Дайяне Спенсер".

Парламент тут же поддержала газета "Гардиан", опубликовав умное и резкое эссе "Девятнадцатилетняя в осаде".

В дело вмешалась и Ее Величество, защищая честь сына и будущей невестки, назвав отвратительную шумиху "гнустностью и ложью от начала до конца!" Скандал затих. Миссис Шенд - Кидд, честно выполнив свой материнский долг и защитив дочь, могла вздохнуть спокойно.. Но вздохнула ли?.

Она присутствовала на церемонии обручения 24 февраля 1981 года, когда дочь была объявлена невестой Чарльза, принца Уэльского официально. На свадьбе дочери, в июле того же года.

Нарядную и улыбающуюся миссис Шенд - Кидд запечатлели фото и кинокамеры всего мира. Первые годы после рождения внуков были относительно спокойными в отношениях матери и дочери. Бабушка , конечно, любила внуков и однажды даже резко выговорила принцу Чарльзу, в ответ на его сетования, что Гарри родился рыжеволосым. "Вы бы радовались, что Ваш сын вообще родился живым и здоровым!" - отрезала она непреклонно, в ответ на брюжжание зятя.

Эта бесцеремонная несколько реплика свидетельствует, пусть и косвенно, о том, что Франсис прекрасно знала о физическом и моральном состоянии дочери во время второй беременности. Принцесса все еще страдала от приступов булемии, да и затянувшийся роман Чарльза с Камиллой Паркер - Боулз, не способствовал нормальным отношениям в семье.

Дайяна, имевшая уже к тому времени (1984 - начало 1990- х годов) определенный, весьма немалый, вес в обществе и пользующаяся большим уважением и свекрови и свекра (особенно последнего, который любил ее за непринужденность обращения и обаяние, и за то, что она одна умела гасить его пылкие ссоры со старшим сыном - наследником! - автор.) пыталась, как могла и чем могла, помочь своей семье.

Устраивала карьеру брата Чарльза, опекая его также, как опекала в детстве, выслушивала бесконечные жалобы Джейн и Сары на Рейн Спенсер, которая собиралась распродать все сокровища замка, чтобы оправдать расходы. (Леди Рейн Спенсер, мачеха Принцессы Уэльской, вела роскошную жизнь соответствующую ее положению в обществе. Миссис Кидд от нее, впрочем, не отставала. Она любила соперничать. Ей нравился дух борьбы. Все равно с кем! Раз уж теперь нельзя соперничать с малышкой Ди, то годится и Рейн: Обычная жизнь обычных английских леди, что делать!)

Возмущенная беспринципным торгом мачехи, леди Ди приложила титанические усилия к тому, чтобы родовые ценности семьи - картины, библиотека, коллекция китайского фарфора и оружия не пошла с молотка. Она привлекла на свою сторону мужа, тот написал возмущенное письмо "госпоже графине", призывая ее прекратить позорящую Спенсеров распродажу фамильных реликвий с аукциона!

Графиня вроде бы одумалась, но с тех пор долгое время не здоровалась ни с падчерицей, ни с ее высокотитулованным мужем, ни на одном светском рауте.

Диана, вложившая большую часть своих средств в спасение реликвий замка (под благовидным предлогом арендования помещения в Олторп - Хаусе, собственном доме, где родилась и росла, лишь бы не задеть чести отца и аристократической спеси графини - мачехи!) скрепя сердце приложила весь свой врожденный талант дипломата, чтобы наладить отношения с авантюрной мадам Рейн.

Ей это блестяще удалось, но это совершенно отдельная тема разговора . Тема другой статьи.

Талант дипломата понадобился леди Дайяне и тогда, когда ее мать, Франсис, после двадцатипятилетнего брака с Питером Шенд - Киддом, решилась развестись с ним. Это произошло в 1990 году.

Уже тогда было ясно, что брак самой Принцессы доставляет ей немало страданий и, возможно, вскоре обречен на поражение, но тогда она собрала всю волю в кулак, вскинула голову вверх, и, сияя улыбкой, принялась ненавязчиво опекать мать. Миссис Кидд видели с дочерью - принцессой повсюду: на скачках в Эскоте, на прогулках на яхте, в концертных залах, на благотворительных вечерах и обедах. Они улыбались друг другу и было сразу заметно, что это мать и дочь. Такой могла стать Дайяна, достигнув тогдашнего возраста Френсис.. Не достигла, увы!

В 1996 - 1997 годах отношения между матерью и дочерью резко ухудшились вновь. Что послужило поводом к тому?

Издание миссис Кидд книги, в которой она откровенно рассказывала о детских годах леди Дайяны, о ее булемии и обо всех детских секретах и шалостях, которые любящая мать обычно держит в своем сердце и не рассказывает никому. Принцесса была безутешна. Она посчитала, что мать просто - напросто предала ее. Дайяне было очень горько узнать о том, что у нее, оказывается, нет и не было ни одного близкого ей душевно человека.

Миссис Кидд не поддержала дочь морально и во время ее развода с принцем Чарльзом, хотя и заявила в одном из интервью, что "освободиться от такой ответственности, как королевская тиара, просто невероятная удача!"

Принцесса была оскорблена не только упрощенным восприятием матерью распада ее брака, в котором безмерно страдали двое детей - принцы Уильям и Генри и она сама.

Леди Дайяна никак не могла смириться и с тем, что мать продолжает назойливо вмешиваться в ее жизнь и пытается диктовать ей манеру поведения!. Ей не нравилось в дочери все: методы воспитания внуков, наряды, знакомства, мужчины, дела, которыми она занималась:

За четыре месяца до гибели Принцесса, по свидетельству дворецкого, очень преданного ей Пола Баррела, не подходила к телефону, когда ей звонила мать, а ее письма отправляла обратно, даже не распечатав их. На конвертах неизменно стоял штемпель: " вернуть отправителю". Дайяна не могла простить матери и брату также того, что они отказали ей в ее просьбе вернуться домой и жить в Олторп - Хаусе после развода с принцем Чарльзом.

Дайяна просила об этом и мать и брата - графа Спенсера. В трех письмах, сохранившихся в архиве Принцессы, граф Спенсер обстоятельно уведомлял сестру в том, что не может удовлетворить ее просьбу.

Пол Баррел был свидетелем телефонного разговора принцессы с братом.

Дайяна была согласна платить родственникам арендную плату за место в Олторпе! Но снова услышала вежливый отказ. В ярости принцесса разбила телефон!

Пол Баррел, служивший у Принцессы дворецким с 1986 года, и ставший ее преданным другом, с которым она советовалась и к мнению которого прислушивалась, неизменно называя его: "Пол - "моя скала", рассказывал также вещи, в которые вообще трудно было бы поверить, если бы они не были произнесены под присягой в суде! * (*Во время нашумевшего в Великобритании процесса над Баррелом, в ходе которого все обвинения в краже им личных вещей Принцессы Дайяны были полностью сняты с дворецкого, прослуживщего в семье "английской розы" безупречные десять с лишним лет - автор.)

Выяснилось, к примеру , что после гибели леди Ди, не дожидаясь оглашения завещания, ее мать и две сестры, Сара и Джейн, приехали в Кенсингтонский дворец и долго копались в личных вещах покойной.

Они увезли с собой множество нарядов леди Ди. Вещи с трудом поместились в две машины! Франсис беспомощно уверяла, что передала их затем принцу Уильяму, но у лорда Карлайла, адвоката Баррела, нашлись неопровержимые доказательства того, что миссис Шенд-Кидд и две ее другие дочери оставили наряды себе и носили их. Не исключено, что среди этих вещей были и те, в краже которых пытались обвинить Баррела!

Лорд Карлайл рассказал также, что миссис Шенд-Кидд и одна из ее дочерей, леди Сара Маккоркодэйл, долго изучали письма и другие бумаги, хранившиеся в кабинете Дайяны в Кенсингтонском дворце. Чтение занимало порой много времени, и Пол Баррел приносил дамам в кабинет бутылку вина. Часть бумаг мать и сестра Дайяны забрали с собой. Как выяснилось на процессе, среди них было и... завещание Принцессы! Оно хранилось у леди Сары, которая заявила суду, что взяла его случайно! "Возможно, оно оказалось среди других бумаг, и я его не заметила..." - утверждала уличенная сестра - баронесса, потупив глаза.

Именно в этом документе Принцесса написала, как бы она хотела разделить свое имущество.. Например, коллекцию драгоценностей Дайяна завещала будущим женам принца Уильяма и принца Гарри. Леди Саре пришлось признать под присягой, что она попыталась изменить завещание сестры! В свое оправдание госпожа Маккоркодэйл заявила только то, что документ был написан Принцессой за три года до ее развода с принцем Чарльзом, и она решила, что он уже не имеет юридической силы, так как Дайяна могла передумать! Чем вызван этот поступок баронессы , старшей сестры "народной Принцессы". Неужели - неулегшейся до сих пор в сердце горечью обиды на младшую , неловкую Ди, отбившей у нее, той, которая "старше и умнее", самого заметного жениха Британии?! Боюсь, что так.

Вообще, читая документы о процессе Пола Баррела , в который раз перечитывая книги и статьи о детстве и юности блистательной леди Дайяны я не могла отделаться от мысли о том, как же горько было ей сознавать свое полное одиночество среди близких по крови!

По- моему, это была слишком высокая плата за право носить титул Принцессы Слишком горькая. Непосильная. Несправедливая.. Но это - лишь мой взгляд. Я не настаиваю на его безусловном принятии!. И еще ниже склоняю голову перед памятью Той, что сохраняла все годы этого безумного, немыслимого, дерзкого одиночества, нетронутыми, светлыми, ум, волю, характер, гордость, честь, сердце, душу, - все то, что и сделало ее истинно Народной Принцессой!.

Судьбами нашими и сроками земными распоряжается только Бог, и никто иной.

Мать народной Принцессы, выдающейся Женщины Британии ХХ столетия, еще жива, свидетельствует на судебных процессах, устраивает приемы, возмущается тиражами книг, которые выпущены о ее дочери и в Англии и по всему миру, требует строгой охраны своей частной жизни, невмешательства прессы. Составляет пылкую, непримиримую оппозицию королевскому семейству.

Живет в своем поместье в Шотландии. Разводит цветы. Устраивает раз - два в неделю чаепитие и партию в бридж для соседей. Она жива. Бодра. Светски улыбчива и обаятельна. Ей идет шестьдесят седьмой год. "И слава Богу!" - скажете Вы.

Но почему то вдруг мне подумалось: а так ли уж неправа молодая журналистка Дарья Аптекарева, назвавшая в своем очерке, опубликованном в газете "Аргументы и факты" дня два назад , леди Дайяну Спенсер "круглой сиротой?" :. Всегда ли справедлива справедливость?

И кому нужно знать подробности "бывшей жизни бывшей виконтессы", всегда пытавшейся выстроить свой личный путь, свою дорогу так, как желала только она сама, и растоптавшей на этом пути прижизненным, да и посмертным предательством самый красивый цветок, дарованный ей когда то Богом , свою "английскую розу", малышку Ди?!. Предательство никогда и никому еще не служило примером и образцом для подражания, увы! Вы не согласны? Если это возможно, возразите мне, я с радостью приму все доводы в защиту сего древнего библейского греха, даже самые невероятные..

*В подготовке данной статьи использованы материалы личной библиотеки и интернет архива автора, который оставляет за собой право на собственную точку зрения.

4 - 8 декабря 2002 года. Макаренко Светлана

Буду признательна за любые уточнения и дополнения - Св. Макаренко.




Онлайн risvir54

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 19980
  • Карма: 135609
Спасибо! :kiss04: :love005: так интересно! А автор-Камилла Паркер,нынешняя жена Чарльза,так понимаю. Но хоть сдержанно пишет о Диане,где-то даже оправдывает. Может,не хочет,чтоб думали:Чарльз женился на посудомойке?


 

Царь-танк "Нетопырь": любимый проект Николая II

Автор NATALIG

Последний ответ 02 Декабрь 2016, 04:56
от NATALIG
Ответов: 0
Просмотров: 92
Праздник "Длинной колбасы".

Автор Миссис уксус

Последний ответ 02 Декабрь 2016, 01:07
от Akula
Ответов: 1
Просмотров: 148
26-летний мужчина с "синдромом горца" выглядит, как мальчик

Автор МилкаЯ

Последний ответ 02 Декабрь 2016, 16:17
от Юрмила
Ответов: 1
Просмотров: 940
Специальные "ребрышки" по краям дороги...

Автор МилкаЯ

Последний ответ 30 Ноябрь 2016, 17:20
от АкулинаГавриловна
Ответов: 4
Просмотров: 652
10 смыслов "Черного квадрата"

Автор зайка-всезнайка

Последний ответ 29 Ноябрь 2016, 14:37
от Stava
Ответов: 5
Просмотров: 557