Letyshops
Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям

1. Цену и условия определим сами. Киев сделал Москве новое "одолжение" по газу (Важные новости и события) от Софи_НН 2. Как вам такой образ Ксении Бородиной?) (Дом 2 новости) от Antipod 3. Нужна помощь! (Здоровье, физкультприветы и диеты) от Логви 4. Москвичи на биржах, а приезжие на их рабочих местах!(((((((((((( (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от эка 5. Камирен. Оказывается поступила (Дом 2 новости) от АкулинаГавриловна 6. Триша, поздравляем с Юбилеем!!!🌵 (Праздники и поздравления) от stesha

Наталья Нестерова. Короткие рассказы, читающиеся на одном дыхании  (Прочитано 763 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Отчаянная Оптимистка

  • Профиль на проверке
  • Герой
  • Сообщений: 16139
  • Карма: 59426
9



Когда-то совершенно случайно попала мне в руки книга Натальи Нестеровой "Сарафанное радио". Маленькая такая книжечка - то, что называется "карманный вариант". Помнится, куда-то я ехала. И прикупила в дорогу книжонку, чтоб как-то убить время... Я прочитала ее за полчаса. Потом еще раз перечитала. Потом еще  :)8 К тому моменту, когда я достигла места назначения, я эту книжку знала наизусть  :)8 И что самое интересное, прошло уже прилично лет, а я до сих пор помню некоторые из этих рассказов почти дословно  :happens: Удивительно! Вроде бы не скажешь, что это высокая литература и т.д... Но! Читается очень легко, на одном дыхании, написано с юмором, и что-то все-таки в этом есть  :smile:  В общем, предлагаю вашему вниманию два из ее рассказов  :)8  Если вам понравится, буду очень рада! :happens:


ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ
Долгое время я была убеждена, что есть опыт, которым не нужно делиться. Вернее, панически не хотела, например, знать, что переживает мать, потерявшая ребенка, или человек, приговоренный к смерти. Следует только молиться, чтобы подобного с тобой и близкими не случилось. Да и слов, я думала, чтобы описать подобный опыт, не существует. Теперь нашлись. Доченька моя, храни ее Господь, жива и здорова. К смерти готовилась я сама.
Мне было тридцать два года. Прекрасная семья, интересная работа, шестилетняя дочурка. И чувствовала я себя нормально, ничего не болело и не беспокоило. В том числе и твердые шарики в груди, которые я случайно обнаружила, стоя под душем. И вот я сижу перед врачом после анализов и обследований, и он говорит, что нужно срочно делать операцию. Удалить грудь, матку и придатки. Я молода, и рак развивается стремительно, у пожилых женщин злокачественные опухоли растут медленнее, а у меня предпоследняя стадия.
Это раньше от пациентов скрывали страшный диагноз, сейчас говорят прямо. Но подбадривают: есть надежда. То есть мне оставили маленькую надежду на то, что, превратившись в уродливое бесполое существо, я проживу долго и счастливо.
Мои чувства после разговора с врачом — как раз то, чего я не пожелаю заклятому врагу, что боятся испытать нормальные люди. И через шок, агрессию отрицания, отчаяние, депрессию возвыситься до принятия своей судьбы, до удивительного духовного просветления, до религиозной благости и всепрощения дано не каждому. Я видела таких людей, одной ногой стоящих в могиле и в тоже время несущих свет жизнелюбия. Но сама к ним не принадлежу. Сознание бренности существования не учит меня ценить мгновения жизни. Не могу быть счастливой, когда голова лежит на плахе. К сожалению, очень большому сожалению! Я из тех, кому в последнюю минуту — или в омут головой, или в проклятия Создателю.
Мужу про свои анализы и обследования я ничего не рассказывала. Не хотелось вызвать у Игоря естественное отвращение к моему телу, в женских органах которого завелись мерзкие бяки.
С Игорем мы учились на одном факультете Московского энергетического института. Наши любовные отношения были похожи на сотни и тысячи подобных студенческих. Хотя началось все «романтично» — мы сшиблись лбами. Буквально и больно, в дверях аудитории: он удирал с лекции, а я на нее спешила. Я обозвала его дебилом, он меня — идиоткой. Через несколько дней на дискотеке в общежитии пригласил меня на медленный танец:
— Не откажите умственно отсталому дебилу?
— Только слюни не пускать и на ноги не наступать! — рассмеялась я.
Неделю мы с ним подшучивали друг над другом, а на вторую уже страстно целовались. Познакомились на втором курсе, на третьем — расписались. Деваться нам было решительно некуда: я жила в общежитии, у Игоря в маленькой двухкомнатной ютились родители, младшая сестра и старенькая бабушка. Ни моя мама, скромная учительница в городе Льгов Курской области, ни родители Игоря не могли нам сделать подарка вроде ежемесячного взноса за снимаемую комнату. Они — прекрасные люди и потому, наверное, не богаты и не чванливы.
Игорь устроился дворником — за комнату в полуподвале и зарплату размером в две стипендии. По утрам или поздно ночью мы мели с ним двор, сгребали снег, кололи лед. Часто нам помогали друзья — быстрее закончим и загудим в дворницкой. Это было чудесное время, как припев в хорошей песне, — долгий веселый припев без нудных куплетов. В полуподвале кроме нас с Игорем жили еще два дворника, оба — алкоголики: тетя Ира и дядя Юра. Пили они тихо и постоянно, к нашим буйным компаниям относились благосклонно. Тетя Ира пекла на всех пироги с капустой, а дядя Петя, сидя в углу, слушая наши споры о литературе, искусстве, политике, о будущем энергетики, бормотал: «Слова русские, а ни бельмеса не понимаю».
После института мы уехали в далекий сибирский город, где построили и запускали теплоэлектростанцию. Производственных проблем было столько, что казалось немыслимо их разрешить, и «Луша» никогда не выдавит из себя ни киловатта электроэнергии. «Лушей» мы звали станцию. В честь жены директора, отличного дядьки, который одинаково проникновенно говорил: «Моя супруга Луша…» и «Наша вверенная в руководство станция…». Когда «Луша»-станция все-таки вышла на проектную мощность, мы испытывали такое ликование, словно не электричество бежало по проводам, а наша собственная кровь.
В Сибири мы проработали пять лет и заработали на комнату в московской коммуналке.
Но комната оказалась перспективной — через некоторое время большую квартиру расселили, и мы получили крохотную двухкомнатную. Родилась долгожданная дочка. Игорь настоял, чтобы назвать ее Татьянкой, как и меня. Я сопротивлялась: зачем всех под одну гребенку? Но Игорь говорил, что краше этого имени быть не может.
В общем-то, мы были простой средней семьей. Так и сказал небрежно наш приятель, выбившийся в бизнесмены:
— Гляжу на вас, как вы тихо топаете к нищей государственной пенсии, — шаг вперед, два шага назад. Средний класс средних обывателей.
Игорь в ответ развел руками, показал на нашу немудреную обстановку:
— Все, на что ты глядишь, от кирпича в стене и до последней нитки в подштанниках, заработано своим горбом, потом и кровью. Не украдено, не наварено в махинациях, а заработано! И мы с Танькой класс, может быть, и средний, да совести и порядочности высокой!
Звучало пафосно и эмоционально, но по сути совершенно верно. Мы с Игорем были кузнецами своего маленького и, как тогда казалось, надежного счастья. Мы вовсе не чурались карьеры, не топтались на месте, особенно Игорь. Его взяли в одну из контор РАО ЕЭС, и он отлично там себя зарекомендовал. Я много внимания уделяла дочери, поэтому устроилась на скромную должность в теплоэнергонадзор. Из нашего дома постепенно уходила нужда. Мы уже не бегали осенью, зимой и весной в куцых куртенках, купили видеомагнитофон и прочие предметы роскоши. Словом, все у нас было хорошо. До того дня, когда мне вынесли диагноз-приговор. Будто мы ехали-ехали в веселом поезде и прибыли на станцию, а там — холодная лунная пустыня и мрак.
Я уложила Татьянку спать, сидела на кухне, ждала мужа. Он теперь часто задерживался — работы невпроворот. Я ждала его, готовилась сообщить страшную новость, как ждет человек, на которого свалился непосильный груз, и держит он его на последнем напряжении. Но придет родной и любимый и возьмет на себя часть тяжести.
Игорь пришел, не снимая пальто, заглянул на кухню, увидел мое лицо и заговорил первым:
— Ты уже все знаешь? Вижу — знаешь. Да, я полюбил другую женщину. Наверное, за это нельзя простить. Но я все-таки прошу не держать на меня зла. Молчишь? Ну и правильно. Какие тут могут быть слова.
Он ушел собирать вещи. Я не плакала. Плачут, когда больно. А мертвые не плачут, им не больно. У меня в голове крутилась фраза: жизнь после смерти, жизнь после смерти. Я стояла на краю пропасти, думала — он протянет мне руку, а он подошел и толкнул меня вниз, в жизнь после смерти. Я умерла. Я была живым трупом, с телом, которое поедали злокачественные опухоли, и с сознанием, растоптанным, точно грецкий орех сапогом.
Я и потом не плакала. Действовала, как заводная кукла. Оставался маленький, но крепкий поплавок, держащий меня на поверхности, — дочь, Татьянка. Не умом, не разумом, а каким-то инстинктом я понимала, что обязана идти до последнего, все перенести, только не оставить ее сиротой. В то же время дочь вызывала у меня странное чувство, далеко не материнское. Мне было досадно, что ребенок есть, существует. Не было бы ее, и я бы легко отдалась тому, чего более всего желала: из живого трупа превратиться своей волей в натуральный неживой.
Татьянку я отвезла к. своей маме во Льгов. Сказала, что мне нужно сделать небольшую операцию — так, мелочь, киста. Не хотела волновать маму, она тоже не богатырского здоровья. Вернулась в Москву и легла в клинику. В приемном покое у меня спросили телефоны ближайших родственников. Я дала рабочий телефон мужа. Операция всяко могла кончиться, и уж похоронить меня он не откажется.
Не буду описывать свои ощущения до операции и после — они из того опыта, который лучше не приобретать. Лечащий врач позвонила Игорю, когда меня из реанимации перевели в палату. Он пришел на беседу и только тогда узнал правду. Врач сказала ему, что дело со мной обстоит плохо, потому что я — в глубокой депрессии и не борюсь с болезнью. Наука не может объяснить, но рак часто побеждают те, кто собирает волю в кулак и сражается с недугом. Опустившие руки даже при очень хороших терапевтических результатах, оказываются проигравшими. Я находилась во второй категории. Антидепрессанты — лекарства, которые мне давали, — заменить волю не могли.
Игорь пришел с цветами, фруктами и потешной мягкой игрушкой — розовым крокодилом. Присел на табурет у кровати и заговорил как ни в чем ни бывало. Я отвернулась, на вопросы не отвечала и больше не взглянула на него. Он так и вел три часа беседу сам с собой, а вроде бы со мной.
В больнице, где я лежала, были прекрасные врачи, но, как и повсюду, недоставало младшего медперсонала. Пациентов после операции выхаживали родные и близкие, у кого они были, конечно. Игорь приходил каждый день, торчал в палате с утра до вечера. Кажется, взял отпуск. Он умывал меня, чистил зубы, обтирал не-забинтованную часть тела, переодевал, менял постельное белье, кормил с ложечки, читал книги и газеты. Я была абсолютно беспомощна. Могла шевелить пальцами, но локти оторвать от туловища даже на пять сантиметров было мучительно — возникала резкая боль в том месте, где прежде, была грудь, а теперь сплошной болезненный рубец, заплата — кожу пересадили со спины. И двигать ногами было больно из-за исполосованного живота. И трубки из меня торчат, по ним лимфа сбегает в груши-приемники…
Игорь совершал действия, освоил приемы, которые прежде от него, брезгливого и привередливого, никак нельзя было ожидать. Например, он подавал судно моим соседкам, таким же беспомощным, как и я. Его перестали стесняться, он превратился в своего парня, с шутками и прибаутками обсуждающего проблемы со стулом у женщин, чей срок жизни измерялся месяцами. Анекдоты рассказывал, женщины хохотали, держась за животы, и махали руками: ой, швы разойдутся!
Я понимала, что Игорь ухаживает за мной не из любви — любил-то он другую. Просто кроме него никто не мог мне помочь. И я принимала его участие по той же причине — более некого просить. Многие люди испытывают естественный, хотя и необоснованный страх перед раковыми больными. Сестра Игоря, например, добрый и славный человек, боялась прийти в клинику, подхватить ужасный недуг. Умом понимала, что раком нельзя заразиться, общаясь с больным, терзалась, но в больницу — ни ногой. Игорь ничего не боялся. Он обращался со мной, как с раненым ребенком, скажем, после автокатастрофы. Угораздило, случилось, главное — выжила, до свадьбы заживет.
Когда меня выписали из больницы, я уже передвигалась, отлипнув от стенки, и могла слегка шевелить руками. Татьянка пошла в первый класс. Утром ее Игорь отводил, в свой обеденный перерыв мчался забрать из школы и привести домой. У дочери обнаружились способности к балету — вывороченность коленок и отличная растяжка. Танцевать Татьянка любила всегда. Ей года еще не было, стояла в манежике, завороженно смотрела на «Лебединое озеро» на экране телевизора и дрыгала ножками. Чуть подросла — и целыми днями кружила под музыку. Танцы, балет были ее мечтой и страстью, недетски прочными. Чтобы поступить в балетное училище при Большом театре, требовалось много заниматься. Три раза в неделю Игорь возил дочь в студию. Я делать этого не могла, после операции и курсов химиотерапии не только по документам, но и натурально превратилась в инвалида.
«Терапия» в переводе означает «лечение», но химиотерапия — это убийство. Убиваются раковые клетки, а заодно и многие полезные. У меня клоками полезли волосы. Пришлось побриться наголо. Я редко подходила к зеркалу. Потому что отражение демонстрировало мне какое-то жуткое существо. Не женщина, не мужчина — лысый равноплоский спереди и сзади скелет, обтянутый кожей землистого цвета.
Впервые я расплакалась на свой день рождения. Из-за подарка, который сделал Игорь. Наверное, даже определенно, он хотел как лучше, а я забилась в истерике. Игорь подарил деталь женского туалета, сшитую в специальной, для таких как я, мастерской. Бюстгальтер, чашечки которого заполнены мягким поролоном — муляж.
Невыплаканные слезы, невысказанные проклятия судьбе — все хлынуло из меня прорвавшей плотиной. Игорь укачивал меня, гладил по голове и обзывал себя идиотом. Я ни на секунду не забывала, что где-то у него есть любимая женщина. Наверное, хороший человек, если довольствуется редкими свиданиями, терпит его подвижничество в первой семье. Нам без него не справиться. Игорь — настоящий товарищ, друг, жертвует собой. У меня выбора нет — только принимать его жертву. Вслух мы об этом никогда не говорили. И даже в свой день рождения, когда я истошно рыдала, ни упреков, ни благодарностей на него не выплеснула.
Прошло больше года. Жизнь стала выправляться. Врачи осторожно говорили о хороших прогнозах. Похоже, болезнь победили. Я немного поправилась, начали отрастать волосы и ногти. Благодаря лечебной физкультуре и главным образом настырному инструктору-Игорю я, наконец, смогла выполнять упражнение «руки почти вверх».
Забавно, но окончательно я убедилась, что страшный период позади, в магазине. Покупала вино к какому-то празднику. Продавщица внимательно на меня посмотрела и спрашивает:
— А сколько тебе лет, голубушка?
— Тридцать три, — честно ответила я.
— Маша! Иди сюда! — продавщица вдруг стала звать свою коллегу. — Ты веришь, что она — моя ровесница? — ткнула в меня пальцем.
— От силы бы двадцать дала, — сказала Маша. — Девушка, а как вам удалось сохраниться?
Что я могла им ответить, если врагу не пожелаю такого омоложения?
— Диета и лечебная физкультура, — с умным видом проговорила я.
Худенькую и стройную (под футболкой и джинсами шрамов не видать), с тифозной стрижкой и без макияжа, меня принимали за подростка! Как ни нелепа была эта ошибка, она меня согревала и веселила. Я почувствовала, что снова могу жить. Пусть не так, как прежде, пусть другим человеком, но жить! Смеяться и думать о нарядах, водить дочку в балетную студию и найти работу на полставки. И тогда же я решила — все, хватит нянек, пора Игоря отпускать, дальше сами справимся.
Мы сидели на кухне. После ужина Татьянка показала нам новые «па» и отправилась спать. Я вымыла посуду, Игорь рассуждал о том, что в детской нужно убрать мебель от одной стены и построить балетный станок.
— Станок — это хорошо, — сказала я. — Но ты можешь больше не беспокоиться. Ты мне очень помог, я тебе страшно благодарна. А теперь можешь уходить.
— Куда уходить? — удивился Игорь.
— К своей… к той, — заикалась я, — куда ты собирался, пока со мной не случилось. Теперь ты свободен, мы сами выдюжим.
Говорить на запретную тему мне было очень тяжело. И не только мне. Игорь ответил резко, отсекая дальнейшие обсуждения:
— Я об этом давно забыл. И ты забудь!
— Нет, не хочу, чтобы ты жил со мной из жалости.
— Жалость, между прочим, — не самое плохое чувство. Я, например, жалею только двух человек. Странным образом обе — женщины, и обеих зовут Татьянками.
— Игорь! Ты больше года заботился обо мне! Теперь моя очередь. Впереди у тебя интересная жизнь. Ты не обязан сосуществовать с… — Он перебил меня, и слово «калека» я не произнесла.
— Ага! Значит, ты оставляешь за мной право жить так, как я хочу?
— Конечно!
— Тогда марш в койку! — он схватил меня за руку и потащил в комнату. — Доктор сказал, нам давно можно! А ты меня на голодном пайке держишь. Не подступись к ней! По морде огреет, чего доброго. Ходит, понимаешь, недотрога, а я мучайся!
Говорят, раньше в деревнях употребляли не глагол «любит», а глагол «жалеет». И в некоторых губерниях его произносили: «жалает». Любовь-жалость-«жалание» имеет такое же право на существование, как и любая другая. И она нисколько не унизительна и не менее прекрасна. Утверждаю со знанием дела.
Скоро мне исполнится сорок лет. На улице за подростка уже не принимают. Обычная замотанная женщина с авоськами продуктов, закупленных после работы. О болезни давно забыто. Роман моего мужа, случившийся некстати (или кстати?), тоже никогда не вспоминаем. Я так и не знаю, что за женщина проиграла живому трупу. Татьянку уже берут на спектакли. Когда она появляется в балетной пачке на дальнем-дальнем плане, Игорь начинает неистово бить в ладоши. Народ принимает его за ценителя и подхватывает аплодисменты.
« Последнее редактирование: 31 Август 2016, 14:14 от Отчаянная Оптимистка »


Онлайн Дышите Глубже

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 18281
  • Карма: 73246
Спасибо!  :flower3: А куда конец второго рассказа дела? Был же?

Оффлайн Отчаянная Оптимистка

  • Профиль на проверке
  • Герой
  • Сообщений: 16139
  • Карма: 59426
Спасибо!  :flower3: А куда конец второго рассказа дела? Был же?
Дышулик!  :lasso3: Сама ни фига не пойму, что за ерунда творится!  :happens: Куда-то хвост исчезает, и всё тут!  :blink: Два раза добавляла - вроде бы есть. Из темы выйду, потом зайду - опять нет  :blink:

Онлайн Дышите Глубже

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 18281
  • Карма: 73246
Дышулик!  :lasso3: Сама ни фига не пойму, что за ерунда творится!  :happens: Куда-то хвост исчезает, и всё тут!  :blink: Два раза добавляла - вроде бы есть. Из темы выйду, потом зайду - опять нет  :blink:
Может, лимит какой? Попробуй второй рассказ комментом, может? А я помолчу, чтоб не флудить.  :kiss04:

Оффлайн Отчаянная Оптимистка

  • Профиль на проверке
  • Герой
  • Сообщений: 16139
  • Карма: 59426
Может, лимит какой? Попробуй второй рассказ комментом, может? А я помолчу, чтоб не флудить.  :kiss04:
Нет уж, ты флудь!!!  :laughy:

Оффлайн Отчаянная Оптимистка

  • Профиль на проверке
  • Герой
  • Сообщений: 16139
  • Карма: 59426
Может, лимит какой? Попробуй второй рассказ комментом, может? А я помолчу, чтоб не флудить.  :kiss04:
Точно! Счас попробую так сделать! Дышуля, ты умничка!!!!  :lasso3:

Оффлайн Отчаянная Оптимистка

  • Профиль на проверке
  • Герой
  • Сообщений: 16139
  • Карма: 59426
ФИГУРЫ РЕЧИ
«Секир-башка! Голову тебе оторву!» — обозначал мой жест: кулак на кулак и вращательные движения.
— Но я тебя предупреждал! — беззвучно, одними губами артикулировал муж.
Мы обменивались с ним «любезностями» за спиной у гостей, которые минуту назад пожаловали в наш дом. Но все по порядку.
Воскресенье, вечер. Это принципиально: не благословенный в преддверии выходных пятничный вечер, не субботний вечерок. Воскресный. Завтра на работу, детям в школу, куча несделанных дел.
Таисия, наша младшенькая, раскапризничалась. Она учится во втором классе, панически боится «двоек», хотя никто ее за плохие отметки не наказывает. Но на Тасю «двойки» наводят такой же панический ужас, как пылесос во младенчестве. Она называла его, страшного зверя, «калесос». Когда доченька была маленькой, в квартире убирали исключительно во время ее уличных прогулок. А если Таська себя плохо вела, то отправлялась не в угол, а посидеть на коробке с пылесосом. Мгновенно шелковой становилась.
— Нам по рисованию задали фигуры речи! — хныкала, куксилась Тася. — Надо нарисовать фигуры речи] Не хочу «двойку» получать.
Я пыталась спокойно объяснить, что фигуры речи нарисовать невозможно, призывала точно вспомнить домашнее задание. Но Таська упорно стояла на своем и в конце концов добилась желаемого — разревелась.
Природа ее истерики мне была отлично ясна. Ребенок устал — всей семьей мы полдня гоняли на роликах в парке. Если бы Тася немного отдохнула, поспала пару часов, то плаксивости не наблюдалось. Но я не могу положить спать ребенка в семь вечера, чтобы разбудить в девять и заниматься рисованием! Это — уж полное нарушение режима! Да и не уснет она сейчас, когда маячит ужас «двойки», будет реветь до полуночи. Сошлись на том, что я позвоню учительнице и выясню, что именно было задано.
Долго расшаркивалась перед учительницей, понимая, что у нее тоже суматошный воскресный вечер, что, если все родители будут звонить и выяснять — «что нам задано по рисованию», то никакого терпения не хватит.
— Геометрические фигуры? Спасибо большое! Еще раз извините за беспокойство!
Положила трубку и ахнула:
— А какие, собственно, геометрические? Ой, забыла уточнить! Но не звонить же снова! Ольга Сергеевна решит, что мы — полные кретины.
— Таська, не мелочись, — подал голос муж. — Рисуй сразу тетраэдр.
— Отлично! — повернулась я к мужу, который спокойненько сидел в кресле и читал газету. — Вот ты, папочка, сейчас и займешься с дочерью рисованием! А у меня вагон и маленькая тележка домашних дел. Выполняй отцовский долг!
— Нас титрадеру не учили! — сделала очередную попытку зареветь дочь, хотя все время моего разговора с учительницей не плакала, внимательно прислушивалась.
— Треугольники, круги, квадраты! — безоговорочно постановила я. — Саша, Таська тебе дочь или где?
— Цветочек мой! — поднялся Саша. — Как говорится: дети — цветы нашей жизни, собери букетик, подари бабушке.
Мы бы так и сделали, но обе наши бабушки живут в других городах.
Мой сегодняшний домоводческий воз: помыть посуду, которой завалена кухня после завтрака, обеда и ужина, развесить постиранное белье, отутюжить одежду на завтра — мужу, себе, детям. А до чудодейственной косметической маски из огурцов с медом опять дело не дойдет? Ведь ее рекомендовано каждый вечер накладывать. Я уже несколько раз в маске засыпала, на постельное белье утром жутко было смотреть.
Ночью обещали дождь, поэтому на балконе вешать постиранное не годится. В коридоре у меня есть крючки, замаскированные у одежной вешалки, и рядом с кухонной дверью. Натянула на них веревки и развесила белье.
Из детской донесся подозрительный тихий писк. Ясно! Коля не уроки делает, а играет на компьютере. Звук приглушил, но не полностью.
Коля учится в пятом классе. С переменным успехом. Перемены в лучшую сторону прямо связаны с моим надзором.
— Ты уроки сделал? Кто тебе разрешил компьютер включать? — ворвалась я в комнату.
— Сделал. Нам только по русскому задавали и по природоведению.
— Показывай русский.
— Ну, мам! — скривился Коля. — Честно сделал! Там легко было.
— Тетрадь! — протянула я руку.
Сыну ничего не оставалось, как вытащить из завала тетрадь.
Я прочитала первое предложение из заданного упражнения и ничего не поняла. «Пахаладала нарике». Что бы это значило? Первой мыслью было: экспериментируют! Заставляют детей писать на каком-то иностранном языке вроде украинского или киргизского, в которых принята кириллица! Потом, после пятого прочтения, до меня дошло! Требовалось написать: «Похолодало на реке».
Совершенно точно знаю, что мой дорогой сын Колечка не страдает дислексией — психическим недугом, при котором обучить ребенка грамоте крайне сложно. Все у него в порядке с психикой! Просто Колька одной рукой делал домашнее задание, другой водил мышкой компьютера. Играл и одновременно выполнял упражнение по русскому.
От моего гнева сына спас звонок в дверь. Точно бы получил учебником по башке! Я не стала дожидаться, что муж откроет на звонок, сама пошла. С целью остыть и успокоиться.
За порогом стояла пара. Он и она, до крайности нарядные. Он держал букет цветов и шампанское. Она — круглую коробку торта. На ней — вечернее платье: одно плечо голое, на втором сборки венчает пышный цветок с блестками. Платье шелковое, пронзительного красного цвета. Макияж по полной программе — наклеенные ресницы, синие тени, слой пудры, румяна, губы обведены по контуру и ярко накрашены. Прическа — из салона: башня, закрученная на макушке, спиральные пряди свисают на щеки и плечи.
Кавалер тоже подстать: отутюженный костюм, белоснежная сорочка, галстук за сто долларов.
Я не успела сказать: «Вы ошиблись квартирой. Свадьбу не здесь играют».
Меня опередил мужчина:
— Добрый вечер! Саша Давыдов здесь живет?
— Тут, — вынуждена была признать. — Са-а-аш! — позвала я, вывернув голову, непроизвольно испуганным голосом.
— О, Равиль! — раздался за спиной голос мужа. — Знакомься, это — моя жена Лида!
— Очень приятно! — Равиль протянул мне цветы. — А это — моя жена Наэля!
— Оччч-ень приятно! — проблеяла я и чуть не застонала от страшных предчувствий.
— Что же мы у порога стоим? — с ненатуральной живостью воскликнул муж. — Лида, посторонись, чего застыла? Милости просим, проходите!
Славно! Проходите! Лицезрейте наше мокрое белье на веревке. Особенно впечатляющее среди детских трусишек выглядят мои бюстгальтеры. Об один из них Равиль зацепился ухом.
За спиной у нежданных гостей я показала мужу два кулака во вращении — секир-башка тебе! «Я тебя предупреждал!» — ответил Саша беззвучно. Может, и говорил, не помню. Но ведь и сам забыл!
— Нет, нет, разуваться не надо, — остановила я попытку дамы снять изящные босоножки на серебристой шпильке. — У нас не принято.
Принято, принято! Как у всех. Но хороша бы она была в своем пурпурном платье и стоптанных шлепанцах!
— Проходите в гостиную… Сейчас я тут немножко… Уберу…
Диван был завален Таськиными игрушками. Сама она сидела за большим столом и рисовала, высунув от напряжения язычок, квадраты.
— Знакомьтесь, наша младшенькая, Таисия! — мне никак не удавалось взять правильный тон, говорила сдавленным голосом.
Смахнула игрушки в кресло, из кресла перекинула под телевизор:
— Присаживайтесь, пожалуйста!
Мам! Я все переписал, — из детской выглянул Коля. — И это… там надо было проверочное слово после безударной гласной, я вставил. Здрасьте! — поздоровался он с гостями.
— Кормилец наш, старший сын, — представил Саша.
— Равиль Семеулович.
— Наэля Ренатовна.
— Как? — У Коли брови поползли вверх. — В жизни не запомню, — честно признался он.
— Зови меня просто дядя Рома.
— А меня — тетя Наташа.
— Что ли у вас много имен? — заинтересовалась Тася. — Сколько всего?
— Татарские имена трудны в запоминании и произношении, — объяснила Наэля, — поэтому часто употребляют русские созвучные.
— А почему у вас татарские имена? — продолжала допытываться дочь.
— Потому что мы по национальности татары.
— Тоже хочу быть по национальности, чтобы много имен, — потребовала Тася.
— Я читал про татаро-монгольское иго, — сообщил Коля.
— Это были совершенно другие татары! — быстро заговорила я. — Большей частью монголы. Так! Дети, развлеките гостей! А мы с папой на секунду отлучимся, — потянула мужа за руку в спальню.
Не дожидаясь моих упреков, в спальне Саша заговорил первым:
— Понимаешь, Равиля недавно перевели в Москву. Он мне пожаловался, что скучают, друзей нет. Вот я и сказал: приходите к нам. Вспомни, как мы сами десять лет назад в Москве тосковали! Лидочка, не сердись! Расслабься!
О! Я могла бы ему ответить! Многое сказать! Разве я против гостей? Всегда рада! Но по-человечески надо приготовиться! Не в суматошный воскресный вечер! Вот уж воистину: незваный гость… Батюшки! Хуже татарина!
— Тебе еще достанется на орехи! — пообещала я мужу. — А сейчас — переодевайся!
На нас было то, в чем гоняли на роликах. На мне — старенькая майка и шорты. Ноги в плохо оттертых следах падений. Прямо сказать: грязноватые ноги. На Саше — драные джинсы и старенькая футболка. Когда пришли из парка, все так хотели есть, что решили помывку не устраивать, поужинать, а душ принять перед сном. Потом за домашние задания принялись…
Вялое сопротивление мужа, хотевшего надеть джинсы поприличнее и тенниску, я подавила в зародыше:
— С ума сошел! Человек к нам пришел с наклеенными ресницами! Брюки, рубашка, галстук! Можно без пиджака.
Сама натягивала на грязные ноги чулки. А что делать? На босу ногу хорошие туфли не обуешь. Платье выбрала условно нарядное — длинный льняной сарафан на бретельках, с каймой по низу, расшитой травками-цветочками.
Свои несвежие тела мы обрызгали духами. Я — «Шанелью», Саша — «Арамисом». И вышли к гостям — благоухающие, приодетые, с дежурными улыбками на лицах. Наверное, перестарались с благовониями. Коленька втянул носом воздух и три раза громко чихнул. Ему пожелали здоровья.
— Убираем со стола, — старательно жизнерадостно говорила я. — Сейчас будем ужинать.
— Опять? — удивился Коля.
— Снова кушать красную рыбу? — спросила Тася.
Если бы рыбу! Пусть бы гости свалились как снег на голову, но час назад! Когда в доме имелась хорошая еда! А сейчас… В этом заключалось мое главное горе: в холодильнике одни консервы, в морозилке пакет пельменей — стратегический паек на пожарный случай. Мы все подъели, завтра я собиралась купить продукты.
Вы представляете, что переживает хозяйка, вынужденная потчевать гостей сомнительными пельменями? От досады и стыда я чуть не плакала, но при этом изображала бодрую гостеприимность. Велела мужу и детям накрывать на стол, а сама бросилась на кухню.
Не знала, за что хвататься. Даже посуды чистой нет. Вытащила из мойки шесть тарелок, вилок и ножей, помыла, вытерла полотенцем. Мысленно проклинала мужа. Разве мужчина в состоянии понять, каково хлебосольной женщине ударить в грязь лицом?
Но мой мужчина, появившись на кухне, тоже имел бледный вид.
— Лида, а у нас есть что выпить?
— Нет!
— Катастрофа! Может, мне сбегать? Неудобно открывать шампанское, которое ребята принесли.
— Сбегать не получится. Кто будет гостей развлекать? Коля? Про татаро-монгольское иго рассказывать?
Мои мозги напряженно работали: как из ничего сделать что-то. Это даже не из топора кашу сварить!
Я распахнула шкафчик с лекарствами и достала медицинский спирт. По случаю приобрела. В аптеке в очереди передо мной бомж купил пять бутылочек с надписью «Дезинфицирующий состав».
— Что он будет дезинфицировать? — удивленно спросила я провизора.
— Да это чистый спирт, девяностошестипроцентный, — ответила она.
— Дайте и мне три бутылочки. На всякий случай.
Случай представился! В высокие стаканы я бросила несколько кусочков льда, налила немного спирта, разбавила кипяченой водой и закрасила сиропом шиповника, которым мы подслащивали горькие лекарства детям.
— Ты бы еще аспирин растворимый бросила! — хмыкнул муж.
— Не рассуждай! Неси гостям. Аперитив. Скажешь — наш фирменный домашний коктейль.
Когда муж вышел, я забралась на стул и с верхней полки достала пыльный хрустальный графин, которым мы никогда не пользовались. Сполоснула и наполнила до середины коричневой настойкой водки на перегородках грецких орехов. Эту настойку мне прописали после воспаления легких для поднятия иммунитета и от малокровия. Принимать следовало по столовой ложке. Ничего! Если хорошенько разбавить, то можно и рюмками принимать… наверное. Темно-янтарного цвета напиток в хрустале выглядел вполне прилично.
Поставила воду для пельменей. Закуски! Что-то маячило в углу сознания, какая-то мысль-подсказка. Ага! Вспомнила! Салат «царский», как-то покупали в кулинарном отделе супермаркета. Там были… были грибы… маринованные шампиньоны, зеленый горошек, лук репчатый… Вместо шампиньонов сгодятся маринованные маслята, которые мама прислала. Горошек у меня есть, лук также… Счастье! Имеется майонез «провансаль». Когда у женщины на кухне есть майонез, она способна творить салатные чудеса!
Возможно, мое кулинарное изделие и не претендовало на «царское» имя, зато получилось много, большая салатница. Достала рыбные консервы — шпроты, горбуша, сайра и экзотический морской набор: осьминоги, креветки, гребешки, мидии. Последнее было маринованным, остальное — в масле. И как из всего этого изобразить что-то вроде рыбного ассорти? Вкусно вряд ли получится, но надо постараться, чтобы хоть красиво было.
В какой-то момент, располагая на большом блюде рыбные консервы, украшая их дольками лимона, огурца и яблока, посыпав замороженной (с прошлого года) клюквой, воткнув листочки кудрявой петрушки (растет у меня на подоконнике), я даже почувствовала удовольствие от своих кулинарно-дизайнерских трудов. Но тут поспели пельмени, и мой энтузиазм опять упал до нуля. На большее, чем посыпать пельмени жареным луком и сверху потертым сыром, моей фантазии не хватило.
Ужин прошел на удивление в теплой дружеской обстановке. Гости деликатно нахваливали мою стряпню. Наэля просила дать рецепты салатов, Равиль восхищался напитками домашнего изготовления. О пельменях деликатно не упоминали. Они, гости, вели себя, как английские лорды. Или восточные люди?
Внутренне я поражалась. Ставила себя на их место. Ну, видишь, что не вовремя приперся! Найди предлог и откланяйся. Нет! Сидят, о литературе и театральных премьерах говорят. Все, как в лучших домах.
Хотя в какой-то момент мне показалось, что Наэля метнула на мужа гневный взгляд. Возможно, только показалось.
Детей из-за стола не выгнать. Таська совершенно заворожена платьем Наэли, особенно, блестящим цветком на плече. Равиль с Колей про какие-то компьютерные хитрости беседуют.
Мои дети прекрасно разбираются в интонациях моего голоса: когда мама приказывает, но еще можно поволынить, и когда она (то есть я) на пределе терпения, и ослушание грозит наказанием. Я, в свою очередь, знаю, что они усекают, когда приказы разминочные, а когда повеления окончательные и обжалованию не подлежат. Сегодня все сбилось. То ли у меня ввиду нервозности командные тоны искажены, то ли дети перестали их улавливать. Но есть последнее орудие, от залпа которого не скроешься.
Я выразительно посмотрела на мужа. Саша кивнул мне. Тихо и грозно сказал:
— Коля! Тася! Мыться и спать! Я сказал!
Дети покорно сползли со стульев. И неожиданно поразила Наэля. Она отколола цветок со своего плеча и протянула Тасе:
— Держи, это тебе!
— Ой, ну зачем? — всполошилась я. — Тася! Верни!
Дочь скуксилась, прижимала цветок у груди, собиралась реветь.
— У нас, у татар, — хитро подмигнула Наэля, — подарки возвращать нельзя!
И я впервые увидела, хотя мы провели вместе уже несколько часов, что Наэля изумительно красива! Ее платье действовало на меня как красная тряпка на быка, и я не замечала, до чего хороша эта женщина! И ресницы ее — натуральные, а не приклеенные!
— Тому, кто подарок вернет, — подстроился под тон жены Равиль, — смерть! — он чиркнул себя по горлу. — Кровная месть.
Коля смотрел на него с восхищением. Таська, поняв, что цветок останется у нее, обняла Наэлю за шею, поцеловала в щеку:
— Вы добрая и красивая как фея!
Ребенок проявлял искренние эмоции, но нам с Сашей стало неловко: будто (в компенсацию за скудное угощение) мы прикрываемся детской непосредственностью.
— Повторять не буду! — хрипло сказал муж и тут же повторил: — Мыться и спать!
Мне пришлось отлучиться, оставить гостей. Во-первых, проконтролировать, как дети помоются. Зубы не почистят без присмотра, постараются пропустить этот гигиенический этап. Во-вторых, их рюкзачки со школьными предметами. Упустишь — утром будет истерика с поисками сменной обуви или фломастеров. В-третьих, Таська разнылась: ручка болит, посиди со мной.
Ничего у нее не болело. Вернее, малышке казалось, что болит. Просто возбужденному ребенку хотелось уснуть под ласковые поглаживания мамы, под воркование и ласковые приговаривания. Коле уже не требовалось подобного участия. Но и он спокойнее засыпал, когда я была рядом. В полудреме просил, совсем как маленький:
— Поверни мне одеяло под ножки!
Отсутствовала я минут тридцать или сорок. Вышла из детской в гостиную, там за чистым (!) столом Саша и Равиль обсуждают производственные дела. «Чистый стол» — это не точно. Графинчик, рюмки, тарелочки с тортом и чашки с чаем — все стояло. Но остальной посуды не было!
Мне стало нехорошо. Нет, я не против женской солидарности, когда подруги помогают тебе в застольных хлопотах. Но у меня на кухне! Свалка грязной посуды, пустые консервные банки на столе, бутылочки от медицинского спирта и пластиковый баллон от «пепси», в котором настаивалась на ореховых перегородках водка. Некогда мне было убирать! Торопилась на стол накрыть!
Кухня сияла чистотой. Наэля в моем переднике поверх роскошного платья, со шваброй в руках домывала пол.
— Извини, я тут немного прибралась, — подарила мне улыбку красавица-фея, выкручивая половую тряпку.
У меня не было слов. Рухнула на стул и беспомощно развела руками. Обрела дар речи и пробормотала:
— Наташа! — Почему выскочил «созвучный» русскому вариант ее имени? — Зачем ты!
— Давай здесь чай попьем? А мужчины пусть поговорят в комнате.
Первые минуты нашего чаепития и разговора стерлись из памяти. Наверное, сознание было оглушено. Но последующее я помню отчетливо.
— Равиль, представляешь, заставил меня вырядиться, как на банкет! — жаловалась, но со смехом Наэля. — Я два часа волосы укладывала и глаза красила! Приходим, а у вас… Незваный гость хуже татарина!
— Лучше татарина! — глупо воскликнула я. И поправилась: — То есть хуже… То есть… Ну, ты понимаешь!
— Какие прекрасные у вас дети! У нас тоже сын и дочь.
Мне стало стыдно до пунцовых щек! Переживала из-за салатов и напитков, в голову не пришло спросить ребят об их детях! Но тут я расспросила Наэлю дотошно. У их девочки абсолютный слух, а в музыкальную школу при консерватории принимают только на духовые инструменты, поскольку на это отделение недобор. Это мы поправим! Не знаю как, но найдем пути! А мальчик их вроде нашего Коли помешан на компьютерах. Отваживать, но действовать по-умному, пришли мы с Наэлей к единому мнению…
Мы с Сашей вышли проводить гостей на улицу. Захлопывая дверь такси, в душевном порыве я воскликнула:
— Будем дружить! Обязательно!
Возвращались домой. Довольный, точнее, самодовольный муж изрек:
— Видишь, как хорошо все кончилось! А ты боялась!
— Так! Я первой иду в ванную. Потом накладываю маску из огурцов и меда. И попрошу ко мне не приставать.
— Маска отменяется. Ты все огурцы порезала в рыбу. Как, кстати, называлось то странное блюдо?
— «Голь на выдумку хитра»!

Оффлайн Отчаянная Оптимистка

  • Профиль на проверке
  • Герой
  • Сообщений: 16139
  • Карма: 59426
Урррраааа, заработало!!!   :127:



Дышулька, ты мой гений!!!  :kiss2:
« Последнее редактирование: 31 Август 2016, 14:19 от Отчаянная Оптимистка »

Онлайн Дышите Глубже

  • Колючая команда
  • Герой
  • Сообщений: 18281
  • Карма: 73246
Отчаянная Оптимистка:xixixi: :lasso:

Оффлайн зануда

  • Герой
  • Сообщений: 7922
  • Карма: 20569

Оффлайн Гексля

  • Знаток
  • Сообщений: 1056
  • Карма: 4170
Отчаянная Оптимистка, спасибо!  :flower3: :flower3: :flower3:
 Действительно, оба рассказа прочитались на одном дыхании и заставили задуматься. Особенно первый.

Оффлайн Отчаянная Оптимистка

  • Профиль на проверке
  • Герой
  • Сообщений: 16139
  • Карма: 59426
Отчаянная Оптимистка, спасибо!  :flower3: :flower3: :flower3:
 Действительно, оба рассказа прочитались на одном дыхании и заставили задуматься. Особенно первый.
Гексля:kiss04: Я рада, что вам понравилось. Сама их опять с удовольствием перечитала  :)8

Онлайн Stava

  • Знаток
  • Сообщений: 2199
  • Карма: 7303
огромное спасибо за наводку!! это то, чего мне не хватало много лет, отличный автор! читаю "Бабушку на сносях", в восторге, потом буду читать все, что найду

Оффлайн Отчаянная Оптимистка

  • Профиль на проверке
  • Герой
  • Сообщений: 16139
  • Карма: 59426
огромное спасибо за наводку!! это то, чего мне не хватало много лет, отличный автор! читаю "Бабушку на сносях", в восторге, потом буду читать все, что найду
Stava, да!  :268: Я тоже задалась целью найти всё, что у нее написано  :)8

Онлайн Правда Викторовна

  • Знаток
  • Сообщений: 1254
  • Карма: 18233
Я давняя поклонница Нестеровой и дочери мои ее любят. Пишет,как по душе гладит,особенно под настроение!


 

Рассказы длиной в 55 слов

Автор ФиФа

Последний ответ 14 Ноябрь 2016, 11:26
от ФиФа
Ответов: 0
Просмотров: 295
Пронзительные рассказы из шести слов.

Автор Пиковит

Последний ответ 07 Август 2016, 14:56
от Пиковит
Ответов: 0
Просмотров: 822
Пронзительные рассказы из 6 слов:

Автор Миссис уксус

Последний ответ 27 Май 2016, 06:09
от Отчаянная Оптимистка
Ответов: 6
Просмотров: 858
СССР-2061: Рассказы-победители! 4 серия

Автор ФиФа

Последний ответ 31 Март 2016, 14:02
от ФиФа
Ответов: 0
Просмотров: 460
СССР-2061: Рассказы-победители! 3 серия

Автор ФиФа

Последний ответ 31 Март 2016, 13:39
от ФиФа
Ответов: 0
Просмотров: 329