Не нравится реклама? Зарегистрируйся на Колючке и ее не будет!

* Комментарии к новостям

1. Сергей Михеев: Танец ульяновских курсантов это ПОЗОР (Важные новости и события) от Нола 2. Александр Гобозов объяснил задержку с разводом (Дом 2 новости) от собака-кусака 3. Эшольция. (Колючие хозяюшки и дачницы) от Логви 4. Прощай, детство: ульяновские курсанты объяснили секс-видео (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от собака-кусака 5. Элина Камирен и Сашенька в Олимпийском парке )))) (Дом 2 новости) от Шенлун 6. Все смеются над наивностью Кати Зиновьевой (Дом 2 новости) от Ведь Ма
7. Президент Чехии высмеял заявления о вмешательстве спецслужб России в выборы (Важные новости и события) от NATALIG 8. Шокирующий бред: США обвинили Россию в новой химатаке в Сирии — подробности (Важные новости и события) от NATALIG 9. В Анталье умер россиянин, которого несколько лет выхаживала бедная турчанка (Разговоры обо всем. Отношения, жизнь.) от ЦВЕТОЧЕК 10. Чтоб батяня меньше пил (Юмор, болталка, флудилка, игровая) от S.Elena 11. Чуев. Всем привет! Ну, что пришло время показать вам , все свои квартиры (Дом 2 новости) от Логви 12. Солнце. Всё, до свидания Сингапур (Дом 2 новости) от S.Elena

Деревенская байка  (Прочитано 519 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн МарфаВасильнаЯ

  • Редактор
  • Герой
  • Сообщений: 21832
  • Карма: 83925
Деревенская байка
« : 09 Январь 2018, 16:10 »
10


Спасибо интернет!



Давно дело было, ещё до революции, а в деревне Сарьянке до сих пор помнят. Жил у них мужик, злой, жадный без всякой меры, Никифором звали. Скандалы страсть как любил, держал постоялый двор и трактир при нём. Жёнку свою непосильной работой в могилу свёл, истаяла она как свечка и умерла. Никифор её прямо на смертном одре проклинал: дескать, в расход его ввела и детей аж пятерых наплодила, а сама убралась.

Тяжело ему стало без помощницы, сам по хозяйству управиться не мог, потому и надумал снова жениться. Пошёл к свахе Задёрихе. Та могла хромую или косую замуж выдать, молодку за старика сосватать – мастерица.

Пришёл, значит, к ней Никифор, пряников принёс. Глянула на них сваха, усмехнулась – на речные камушки похожи, уж давно проплесневели и засохли, хорошая хозяйка курам бы не дала.

– Чего явился-то? Поди, жениться хочешь? – спросила. – Тепла от тебя, как от трухлявого пня, а туда же, куда и люди. Одну жену закопал, за другой наладился?
– Ты меня, Задёриха, не задирай. Нужна жена, как без неё. Не управляюсь я.
– Ну да, ну да, – закивала сваха. – Одна кобыла в борозде пала, так ты другую запрячь наладился. Ну, говори, что за кобыла тебе требуется. И ещё. Знаю я тебя, жадину, деньги мне вперёд отдашь, всё до копеечки. Иначе не согласна я тебе жену искать.
– И сколько просишь за свой труд?
– Червонец возьму золотой, – ответила Задёриха.

Плюнул Никифор на порог и убрался восвояси. Виданное ли дело – червонец хамке ни за что отвалить!

Шло время, Никифор одни убытки терпел. Помощника не нанимал, дело у него не ладилось. Пробовал сам свататься, да везде чистый отлуп получал: не шли за него ни вдовые, ни молодухи, ни девицы. Один раз заснул, уж больно уморился, да так крепко, что чан с мясом в уголья сгорел. Убыток-то какой! И в трактире проезжих накормить нечем – три тощих курёнка не в счёт, так быстро их разобрали. Тюфяки стояли без свежей соломы, самовары вскипятить не успевал.

Делать нечего, достал из кубышки червонец и пошёл к Задёрихе. Та червонец приняла и Никифора обнадёжила.

Трудное дело оказалось, однако нашла сваха на дальней лесной заимке вдовую Наталью с тремя детьми. Муж у неё помер, лесником был. И при нём-то на жизнь едва хватало, а без мужа и вовсе прижало. Тут ещё и мерин пал. А на печке трое ребят голодные рты открывают, как галчата в гнезде.

Была у Натальи любимая сестра, Марьюшка. Она как узнала, что к Наталье Никифор сватается, заплакала:
– Не ходи, сестра, за жадину, не губи жизнь себе и малым детушкам.

Да уж куда там, сестрины слёзы никому помехой не были. Наталья её по голове погладила да в обе щеки расцеловала.

– Надо идти, Марьяша, одной мне не прожить, ребят не поднять.

А Марья сама в людях жила, беднее некуда, сестре своей помочь ничем не могла.

Понятно дело, крепко Наталья думала, ведь к своим троим ещё и пятеро мужниных детей прибавится. Но главное – прокормиться смогут, а работы она не боялась.

Окрутились Наталья и Никифор по-быстрому. Ни наряда, ни платка красивого жених ей не подарил, в будничном венчались. Даже батюшка губы поджимал, да не по сану ему было сказать: мол, куда ты, горемычная, встромилась, беги, пока не поздно!

И пошли у Натальи дни вроде застиранного рядна – серые да суровые. Ни свет ни заря, а она уж в коровнике гребёт, доит. Детям и мужу кашу варит. И упрёки терпит – мол, трое её детей едят много. Выслушивала мужа с поклоном, потому что могла сунуть ребятишкам то яичко, то хлеба краюшку, то молока плошку.

Целый день в работе: утром скотину накормит, коров и коз передоит, потом постоялый двор обихаживает. А в трактире тоже дело не ждёт, опара уж поднялась, хлеб печь надо. Петухов ощиплет, варить поставит, и чтобы юшка прозрачной была. Чан картошки, чан телячьего мяса, да квас разлить, да самовары начистить…

Вечером без сил падала. Но покоя не было, Никифор своей мужицкой сласти требовал. Да ещё и шипел злобно на ухо: блюди себя, крикунов нам не надобно. Очень трудно ей приходилось.

Через три месяца поняла Наталья, что затяжелела. Недолго Никифор в неведении был, понял, что жена беременна. Завёл её в овин и как стал по бокам и животу кулачищами охаживать. Криком кричала, да разве ж кто вступится. Так он её, беспамятную, в овине и оставил.

Очнулась Наталья, хрипит, продышаться не может, на губах кровавые пузыри лопаются. Вдруг видит – подходит к ней женщина, платок белый на глаза надвинут, платьишко серое, заплатанное. Сознание у Натальи мутится, голова кружится, слышит она шёпот:
– Вставай, милая, поднимайся, – и смотрит на неё женщина так жалостливо, так ласково. – Пойдём, милая, я проводить тебя пришла.
– Куда? – спрашивает Наталья.
– Домой. Поднимайся, моя хорошая.

У Натальи и болеть всё перестало от такого ласкового голоса. Поднялась она, встала, что за диво? И ноги не дрожат, и крови нет. А женщина ей руку протягивает, пойдем, мол.

И пошла за ней Наталья. Только у порога оглянулась – Матерь Божья, там, на земляном полу, она сама лежит бездыханная, вся в крови.

– Умерла я, да? – спрашивает Наталья у женщины.
– Да, милая, – отвечает ей та.
– Как же детушки мои? – зарыдала Наталья.
– Не оставит Господь сироток, приглядит за ними. Моих не оставляет и твоих не бросит. Идём, дело у нас есть.

Поглядела Наталья назад, а там уж всё туманом затянуто. Взяла женщину за руку, и они пошли.

Схоронил Никифор и вторую жену. Люди видели, что в гробу она черней чугуна лежала, – извёл, значит, изверг. Но никто и слова не сказал, боялись его.
После похорон встретил Никифор Задёриху, та сказала:
– Больше ко мне не ходи, сватать за тебя никого не стану. Я не убивица, бабонек на тот свет отправлять не желаю. Ирод ты окаянный, ни дна тебе, ни покрышки!

Хмыкнул Никифор в кулак:
– Кто ж виноват, что племя ваше бабье такое дурное и ленивое. Ещё и хлипкое – лишний раз жену не поучи. Сам найду бабёнку, к тебе не приду, не боись, – сплюнул под ноги Задёрихе и пошёл себе.

Подходя к своему дому, сваха приметила девицу, та по дороге шла. Даже не шла, плелась еле-еле. Узелок в руках, босая, ноги до мяса сбиты. Поравнялись они, девка хотела что-то спросить, да не смогла. Глаза у неё закатились, так и ухнула с размаху в дорожную пыль. Задёриха испугалась: померла! Наклонилась и увидела, что веки у девицы трепещут, вроде крыльев бабочки. Подхватила её под мышки и волоком к себе домой затащила.

Забросила на лавку, свёрнутую рогожку под голову положила, а потом ромашковым отваром из ложки напоила. Ничего, пила девка и в беспамятстве, даже не поперхнулась.

Очнулась она только под вечер. Задёриха её жидкой кашей покормила, та прямо из миски через край хлебала. Спасибо, говорит, тётенька. Ишь ты, вежливая! Давай её расспрашивать: кто такая, откуда, как зовут.

А то была Марьюшка, сестра Натальина. Выставили её бывшие хозяева, вот и пошла она, горемычная, к сестре, в надежде, что поможет. А пришла к свежей могиле.

Всю ночь у Задёрихи она плакала, что-то бормотала, а утром встала – лицо суровое, сухие глаза блестят, взгляд, как острый стальной нож.

– Пойду к Никифору, – сказала. – Замуж за него попрошусь.
– Да ты ума лишилась, девка! – ахнула сваха. – К людоеду этому?
– А племяши мои? – спросила Марьюшка.
– Лучше детей забрать, да по дорогам милостыню просить, чем в кабалу к ироду попасть, – сказала Задёриха. – Двух жён извёл, а ты третьей хочешь быть?

И рассказала Марьюшка, что не тронет её Никифор. Ночью у её постели были покойные сестра Наталья и первая жена Никифора, Анна.

– Вразумили они меня, научили. Покойницам важно, чтобы их детки выросли, не погибли. И я им пособлю. Благодарствуйте, тётенька, пойду я. Торопиться надо, бьёт он детей, со света сжить хочет.

И ушла.

Как медный таз при луне засиял Никифор, когда к нему явилась Марьюшка и предложила помощь по хозяйству. Красивая она была девка, на таких только любоваться. Зажглась в Никифоре похоть, голова закружилась, но виду не подал, постелил свояченице в кухне. Подумал, что не услышит никто, если он к ней ночью придёт. Решил: если Марьюшка добром не согласится, снасильничает, а уж она от позора согласится с ним в церкви обвенчаться.

Скоро затихли и дом, и постоялый двор, и самые отъявленные пропойцы в трактире. Пошёл Никифор в кухню, распаляя себя сладостными картинами. Лавка, где прилегла Марьюшка, у самой двери стояла. Растопырил Никифор руки и пошёл на неё вроде медведя. Девушка вскрикнула, вскочила. Одним прыжком у противоположной стены оказалась. Осклабился Никифор: вот дура-то девка, надо было к двери бежать, если спастись хотела. Теперь уж он своего не упустит.

Шепчет скабрёзные речи, на Марьюшку наступает, а она, как курочка, возле окна мечется. Широко шагнул Никифор, уж руки к ней потянул, чтобы схватить, и вдруг ухнул вниз, в холодный подпол. Лаз был открыт, только тонкий половик его укрывал.

Послышался гулкий удар. Страшно закричал Никифор, сознание не сразу его покинуло. Марьюшку, спустившуюся в подпол, он видел и слышал, как она сказала, что такая лютая смерть ему за то, что Наталью и Анну извёл. Грозно смотрела в глаза Никифору, пока его взгляд смертной пеленой не затянуло. А потом побежала на постоялый двор, закричала:
– Помогите! Хозяин убился!

Вся Сарьянка судачила о том, как страшно Никифор окончил свой век. Провалился в подпол, а прямо под лазом бочонок с солониной стоял, об него-то мужик хребет и переломил. Плохой конец ему вышел.

Похоронила его Марьюшка чин по чину, под берёзкой, подальше от могил Натальи и Анны. Только вот крест на могилке Никифора не стоял, всё валился, как подрубленный.

Хозяйство Марьюшка в свои руки прибрала, была она бойкая да быстрая. Ребятишки при ней сделались чистые, румяные, мамкой вскоре назвали. Трактир и постоялый двор процветали, добрая слава шла о Марьюшке.

Только замуж идти отказывалась, от мужиков, как от чертей, шарахалась, прочь гнала. Хотя охотников взять её в жёны было много: и собой хороша, и хозяйка справная. Задёриха к ней много раз приходила, да только Марьюшка стояла на своём.

Детки выросли, все как один удались. Внучков мамке своей названной родили. Была она у них в почёте, у деревенских – в уважении.

Умерла совсем старенькой, на похороны к ней вся Сарьянка пришла. Потому что каждому помочь старалась, и старому, и малому, в особенности вдовым бабонькам. Говорят, на похоронах видели двух пришлых женщин – в серых платьях до земли, в белых платках, на глаза надвинутых. Никто их как знакомых не признал.


Оффлайн Tatyana25

  • Герой
  • Сообщений: 11927
  • Карма: 42524
Деревенская байка
« Ответ #1 : 09 Январь 2018, 16:27 »
  • 4
МарфаВасильнаЯ:flower3: :flower3: :flower3: :lasso3:

Оффлайн МарфаВасильнаЯ

  • Редактор
  • Герой
  • Сообщений: 21832
  • Карма: 83925
Деревенская байка
« Ответ #2 : 09 Январь 2018, 22:27 »
  • 1


 

Деревенская история

Автор Котюня

Последний ответ 21 Октябрь 2016, 11:58
от lily-23
Ответов: 30
Просмотров: 2956
Деревенская ведьма...разное

Автор серебро

Последний ответ 30 Июнь 2014, 22:00
от гюрза
Ответов: 12
Просмотров: 1569

Размер занимаемой памяти: 1.75 мегабайт.
Страница сгенерирована за 0.146 секунд. Запросов: 41.